РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владлен Vladlen Tumanov Туманов / Проза

Дневник Эмо

424 просмотра

 

ПРОЛОГ

   Оказавшись на улице, она перестала бежать и шла неровной походкой. Хрупкая школьница с черно-розовыми волосами, густой челкой и пустым взглядом кукольно-красивых глаз. Слёзы, которая она уже не могла сдерживать, лились двумя потоками, смазывая косметику на её лице. Худощавое тело вздрагивало от беззвучных рыданий. Прохожие оборачивались на неё. Девушки перешёптывались. Кто-то из группы парней, стоявших возле пивного киоска, крикнул:
  -О, смотри! Педовка идёт резать себе вены!
  Вся компания дружно загоготала.
  Но девочка, казалось, ничего не слышала и никого не замечала.
  Седовласая старушка в облепихово-оранжевом платке остановилась и долго смотрела на неё взглядом, полным искреннего сожаления.
  Внезапно среди хаоса враждебно-чужих людей возникло знакомое лицо, а сквозь шум автомобилей пробился знакомый голос.
-Алиса! Алиса! Что с тобой? Постой!
Длинноволосый и худой парень с челкой на пол-лица остановил её, схватив за руку.
-Рома?.. – едва слышно сказала Алиса. 
-Что с тобой случилось? – спросил Рома, заглядывая ей в глаза. - Ты ужасно выглядишь! Тебе нужна помощь?
-Оставь меня, пожалуйста, в покое, - прошептала Алиса и, вырвавшись, двинулась дальше.
Рома некоторое время растерянно смотрел ей вслед, но не решился подойти снова.
   …Едва войдя в квартиру, Алиса начала срывать с себя все атрибуты эмо, которые только были на ней – напульсники, кольца, цепочки, значки. Когда всё это очутилось на полу, она зашла в ванную, схватила ножницы и срезала прядку волос, выкрашенных в розовое. Затем смыла всю косметику. Минут пять она стояла неподвижно и смотрела в зеркало, в свои огромные, невинно-печальные глаза.
   … Комната её была увешана постерами и плакатами с изображениями эмо-групп. Алиса села за стол, открыла небольшую, но довольно толстую записную книжку и медленно вывела красивым почерком:
«Это будет последнее, что я здесь напишу».
  

I

 
1
 
...Дорогой дневник! 
Завтра у меня первый день в новой школе, и я жутко волнуюсь. В самой школе я уже была сегодня, когда проходила собеседование с мамой. Но на уроки в первый раз пойду только завтра. Уже 20-ое сентября, я пропустила целых три недели учёбы! Всё потому, что родители никак не могли выбрать подходящую школу. У них своих дел было по горло – ведь мы только месяц назад переехали в этот город. Я же только радовалась, что могу безнаказанно прогуливать. 
Но сейчас мне уже не до веселья. Во-первых, придётся самостоятельно учить пройденный материал. А во-вторых, больно уж тоскливо жить совершенно одной в незнакомом городе. Все мои подружки остались там, а новых я завести ещё не успела.
Поэтому новость о том, что я, наконец, пойду в школу, меня сильно обрадовала. Хотя и взволновала не меньше. По маминым словам, это какая-то крутая школа. Одна из лучших в городе. Не знаю, как там примут меня...
Ещё мама сказала, что я хорошо помогала им с папой обустраивать новую квартиру. И дала мне пятьсот рублей. Ну, конечно, дала не поэтому, а просто хотела, чтобы я как-нибудь развлеклась. Она видит, как мне скучно здесь. Но куда я пойду одна? Вот если бы у меня была подружка, я бы с удовольствием потратила с ней эти деньги. 
Ладно хоть интернет наконец-то провели и заодно комп подключили. А то стоял в коробке и пыль собирал.
Но от компа веселее не стало. Дима ничего не пишет. Когда мы прощались, он обещал писать каждый день. Но в “асе” его никогда нет, а из “контакта” он выходит сразу же, стоит мне туда зайти. Ну и не надо! Обойдусь без тебя как-нибудь. Правда, я знаю, почему он надулся. Последние дни перед отъездом он очень усердно кое на что меня уламывал. Говорил: “Ведь никогда больше не увидимся! Мы просто должны!..” И всё в таком духе. Но мне не хотелось. Пришлось ему остаться ни с чем. 
Странно. Когда расстаешься с большим количеством знакомых, никогда не угадаешь, по кому из них будешь скучать. Многих людей, по которым я собиралась безумно тосковать, я забыла на следующий же день. Тех же, чьё существование и не замечала даже, мне теперь не хватает как воздуха... 
Блин, зачем же я так волнуюсь? Ну новая школа, и что такого? Просто места себе не нахожу. 
Может, ещё валерьянки выпить? Что-то я вообще подсела на неё. Только я достану её из шкафчика, а Бонька уже тут как тут.  Сидит в смирной позе – а глазищи дикие, как у наркомана. Он больше меня за сегодня выпил этой валерьянки... Нет, лучше я завтра утром её выпью.

2

Я на седьмом небе от счастья! Мне даже не верится. Всё произошло, конечно, не так, как я себе представляла. Хотя мне казалось, что я прокрутила в голове все возможные варианты.  
Но всё по порядку. 
Не хочу даже вспоминать тот момент, когда я вошла в класс. 
Я немножко опоздала, и все уже сидели на своих местах, за партами. Увидев на себе двадцать пар любопытных глаз, я смутилась и выглядела, наверно, полной дурой. “Ведь не зря же вчера волновалась,” – промелькнуло у меня в голове. К моему удивлению, никто надо мной не смеялся. Учительница показала мне на парту, за которой сидел рыжий мальчик. Опустив глаза, я прошла к парте и села. Начался урок. Я боялась смотреть по сторонам и не сводила взгляда с учительницы. Мне казалось, весь класс пожирает меня глазами. 
Правда, это только поначалу. Минут через двадцать я решилась взглянуть по сторонам, и оказалось, что вовсе никто на меня не смотрит. Я вздохнула с облегчением. Прошёл урок, началась перемена. Все стали шуметь, сгрудились в кучки, общаются, а я сижу и не знаю, что делать. Опять почувствовала себя не в своей тарелке. 
Я открыла учебник и стала делать вид, что читаю. А перед глазами всё плывёт. Время тянется медленно-медленно, как нарочно. Я дождаться не могу, когда начнется следующий урок. Сижу, смотрю в учебник и натурально страдаю... И вдруг слышу, кто-то мне говорит:
- Привет, новенькая!
Я подняла глаза, а там две девчонки. Я буквально остолбенела от их внешнего вида. Он был необыкновенным.  
Опишу как можно подробнее, потому что такого я никогда раньше не видела. И просто удивительно, как я сразу их не заметила.
У одной каштановые волосы до плеч, и челка, выкрашенная в розовый, один глаз закрывает. Одета в очень маленькую кофту с полосатыми рукавами и выпуклым изображением котенка Kitty. Ремешок у неё в черно-белую шашечку. Губы накрашены в тон лица, а глаза сильно подведены. Её зовут Котя.  
У второй – Кристины – черные волосы под каре, розовые на кончиках, и тоже челка, но глаза не закрывает. А глаза у неё необыкновенные! Синие, ясные, с очень красивым разрезом, густо подведенные. Какие-то задумчиво-грустные и в то же время игривые. Смотришь в них, и настроение само собой поднимается. На Кристине черная обтягивающая майка в розовых символах “череп и кости”. Ремень черный, с заклепками. 
У обеих девочек узкие черные джинсы, кеды с цветными шнурками, сумки с кучей значков, разноцветные нашивки, на руках розовые браслеты и напульсники из черной кожи с шипами. Чуть ли не все пальцы в серебряных кольцах, ногти накрашены черным лаком. На груди у Коти розовые бусы и кулон в форме звездочки. У Кристины – три серебряные цепочки разной длины, на одной из которых - медальон в виде разбитого сердца.
Сочетание броских цветов одежды, необычного макияжа и кучи прикольных аксессуаров изумило меня. Я даже не сумела всё запомнить. У нас в городе я такого не видела. Всё это смотрится сногсшибательно. В классе, кроме них, никто так не одевается.
В довершение ко всему, обе девочки очень симпатичные. У Коти – правильные черты лица, она вся такая воздушная, спокойная и нежная. Красоту глаз Кристины я уже отметила. Можно добавить только про её обворожительную улыбку, которая как бы озаряет её лицо.
-Как тебя зовут?- спросила меня Кристина, пока я с нескрываемым любопытством разглядывала их.
-Алиса... – не сразу ответила я.
-Я Кристина, а это Котя. Из какой школы тебя к нам занесло?
-Из 57-ой... 
-Это где такая? – поинтересовалась Котя.
-Да это вообще из другого города...
-Ты приезжая? – спросила Кристина в приятном удивлении.
-Ага!
-И давно вы переехали?
-Месяц назад...
-Так ты, наверно, ещё ничего не видела у нас? – сказала Кристина, оживляясь всё больше.
-Да... не особенно...
-Клёво! Мы тебе всё покажем! – воскликнула Кристина, блестя своими красивыми глазами. – В парке была? Ну, который здесь недалеко...
-Я его видела в окно, когда в маршрутке ехала... А так нет...
-Отлично, тогда валим туда после этого урока! Мы всегда там тусуемся... Правда, Коть?..– Она с лукавой улыбкой посмотрела на Котю.
-Это точно, - кивнула Котя и улыбнулась краешком рта.
Я почувствовала приятное волнение в груди, предвкушая что-то интересное.
Доброжелательное внимание, с которым Кристина обращалась ко мне, будто загипнотизировало меня. То, что моё желание исполнилось так быстро и так ярко, сделало всё вокруг ненастоящим, как в сказке. 
Но вдруг я вспомнила, что прошёл только первый урок.
-А разве уроков больше нет? – осторожно спросила я.
-Есть, конечно. А что?.. – непонимающе смотрела на меня Кристина.
Прогулять уроки в первый же день учебы... Сквозь сказочное облако проникло что-то недоброе.
Но я тут же велела всем сомнениям исчезнуть. Ясно было, что от таких приглашений не отказываются.
-Да нет, ничего, - поспешно замотала я головой. – Значит, после этого урока?..
-Да... На матике лучше посидеть... А то потом проблемы будут... – сказала Кристина, и на её лице было написано, как сильно она ненавидит всё, что связано с учебой.
Мы успели ещё немного поговорить, прежде чем раздался звонок. 
Второй урок математики пролетел гораздо приятнее, чем первый. Я больше не была чужой в этом классе. Теперь у меня были... ну может, ещё не подружки, но по крайней мере хорошие знакомые. 
Я уже не слушала, что говорила учительница, и думала только о предстоящей прогулке. Иногда то Котя, то Кристина поглядывали на меня с дружелюбно-заговорщицкой улыбкой. И я улыбалась им в ответ.
Когда прозвенел звонок, мы, как и условились, сбежали с уроков. 
Погода была отличная – теплая, сухая, с легким ветерком. В голубом небе светило яркое солнце, а вокруг плавали ослепительно-белые облака. 
Котя и Кристина больше говорили друг с другом, чем со мной. И мне не часто удавалось вставить какое-нибудь слово. Но я не чувствовала себя лишней.
-Как не хочется учиться... – говорила Кристина, строя капризную гримасу. – Я и отдохнуть-то толком не успела. Вот так всегда... Только расслабишься, и уже сентябрь тебе на голову...
-А где вы отдыхали? – спросила я.
-Мы с Котей в Сочи ездили.
-Ага... клёво было... – сказала Котя, мечтательно закусывая нижнюю губу.
Кристина посмотрела на неё с улыбкой. Видимо, они одновременно вспомнили что-то очень приятное для них обеих. Но я, естественно, не поняла, что. И спрашивать не стала.
-А ты что летом делала? – спросила Котя.
-Да, в общем-то, ничего... Мы парились с этим переездом. Пока переехали, лето пролетело... – сказала я, хотя особой жалости к потраченному времени не испытывала.
-Бедненькая! – сочувственно сказала Кристина.
-Да нет, нормально. Мне кажется, в учебный год иногда происходят вещи поинтереснее, чем летом, - сказала я, подразумевая встречу с ними.
-Да ну... очень интересно сидеть на уроках и слушать эту муть... – иронично сказала Кристина.
-Но на некоторых уроках действительно не соскучишься, – возразила Котя.
-Ага точно! – подхватила Кристина. - Особенно с этим Анатолием... Как его?..
-Ммм...  – Котя задумалась. - Тоже не помню...
-Котя, Котя! Как не стыдно! Он у нас уже год ведёт, а ты всё запомнить не можешь... – сказала Кристина, смеясь.
-Да ну нафиг этого твоего Какой-товича. Мне после десяти минут его урока охота запустить в него учебником. Особенно меня бесят его тупые подколы. Ладно бы что-нибудь новое придумал. А то повторяет одно и то же из урока в урок... Достал...
-Да брось ты! Безобидный старичок. И подколы у него такие же. Старость не радость, что ты хочешь. На тебя я посмотрю в таком возрасте...
-Фу! Фу! Даже думать об этом не хочу...  
Они ещё что-то рассказывали. И чем больше я их слушала, тем больше они мне нравились. Они очаровали меня свой открытостью и раскованностью. Очаровали своей манерой общения – доверительной и ничем не стесненной. 
Минут за десять мы добрались до парка. Повсюду были аттракционы, скамейки, беседки, кафешки под открытым небом, ларьки, и всё это как бы утопало в густой зелени. Гуляющих в это время почти не было. Мы успели дойти только до середины центральной аллеи, когда встретили их знакомых. К моему удивлению, все они были одеты в том же стиле, что и Кристина с Котей. Челки на пол-лица, значки и украшения. Крикливые тона в одежде. Подведенные глаза. Казалось, это ожившие куклы гуляют по улицам в своём жутковатом и пёстром великолепии. Всего было пять девчонок и три парня, причем последних отличить от девочек было непросто.
-Кристина! – весело вскрикнула одна из этих наряженно-гламурных девочек, полненькая, с пышными черными волосами и длинными серьгами в ушах. – А что это вы тут делаете? Прогуливаете опять?..
-Ага... Так же, как и вы, - сказала Кристина, и они приветственно обнялись, прикоснувшись друг к другу щеками. – А вообще-то мы показываем подружке местные достопримечательности. Она недавно переехала...
Кристина указала взглядом на меня. Это было излишне – они и так внимательно меня рассматривали и словно недоумевали, как это я могла среди них оказаться. Я почувствовала себя белой вороной. Никакой враждебности они, однако, не проявили.
-Знакомьтесь, это Алиса... – сказала Кристина с улыбкой, как бы призывающей их не судить меня строго.
Они протягивали мне руки, утяжеленные браслетами и кольцами, и представлялись (всех не буду описывать - слишком долго):
-Тамара, - это была пухлая брюнетка, с которой обнималась Кристина.
-Алекс.
-Просто, и без всяких галимых понтов, Ксения. - Это была красивая блондинка с насмешливыми, немного колючими глазами. Видно было, что она и предыдущий парень встречаются.
-Тогда Лёша... –  смеясь, исправился первый парень.
-Марина.
-Рома. - Это был очень симпатичный мальчик, и он с какой-то особенной теплотой пожал мне руку. 
-Майк.
-Нина.
-Анетта! С самыми крутейшими понтами, которые только бывают!
Все захохотали.
-Ну и что, - спросила Тамара, - куда вы сейчас?
-Не знай, - пожала плечами Кристина. – А есть предложения?
-Мы собирались в беседке засесть, как обычно... Пошлите с нами...
Беседка была недалеко, возле березовой рощи. Она оказалась досчатым домиком, разукрашенным на манер детских садов – со всякими солнышками, цветочками и пчелками. Мы расположились внутри.
Все стали разговаривать, прикалываться, а мне опять слово вставить некуда.  
И Кристина ко мне больше не обращается. Забили на меня, короче. Я думаю: будь я такая же, как они, всё было бы иначе. Вот теперь мне стало действительно грустно. 
Но я обратила внимание, что хоть все они сидели в одной компании, Кристина и Котя всё равно как бы отдельно. 
Наверно, они очень близкие подружки.
Котя постоянно взглядывала на Кристину. Когда Кристина говорила, она смотрела на её губы. И если её слова вдруг казались ей забавными, Котя не задумываясь начинала смеяться. Она была как собачка, которая с радостным обожанием ловит все жесты и слова своего хозяина. 
По всей видимости, Котя понимала, что это выглядит именно так, но ей это даже нравилось. А выглядело это действительно странно, потому что Котя вовсе не похожа на девушку, которая может находиться под чьим-то влиянием. Она и сама стильная, красивая, умная. У неё есть чувство собственного достоинства. Непонятно, что могло заставить её вести себя так...  
Их взаимоотношения вызвали у меня не только недоумение. Было тут и ещё кое что. Я чувствовала какую-то невольную, подспудную зависть. Причем, к ним обеим. Вот это уж действительно было очень странно. Я не могла разобраться в своих ощущениях и решила не задумываться.
Потом я стала наблюдать за Лёшей и Ксюшей. Эти вели себя не менее странно. Лёша без конца подкалывал Ксюшу, а она так зло на это реагировала, что трудно было поверить, что они парень и девушка. Потом он извинялся, а она продолжала дуться. Кто-нибудь у него спрашивал:
-Что это с Ксюхой?
-Она такая злая, потому что ревнует меня, - отвечал Лёша.
-Я ревную? Ну конечно! Это ты меня ревнуешь!
-Ну вот видишь, если бы это было неправдой, ты бы так не злилась.
-А с чего ты взял, что я злюсь? Я спокойна, - говорила она, хотя было видно, как она бесится.
-Ты, как настоящая эмо, должна перерезать себе вены  - потому, что обиделась на парня.
-Я обиделась? Блин, ну ты меня и заколебал! – и она его била, а потом они внезапно начинали целоваться.
Слово “эмо” уже не первый раз прозвучало в их разговорах. Все прошлые разы я пропускала его мимо ушей. 
Но тут меня осенило.
-Так вы эмо? – спросила я у Кристины.
-Конечно! - с улыбкой удивления ответила Кристина. – Разве ты не поняла?..
Я много слышала про эмо, но к своей досаде, не знала толком, как они выглядят. 
Я почувствовала себя неловко.
-Что-то не так?.. – спросила Кристина, пристально глядя на меня.
-Нет-нет! Эмо так эмо, - сказала я с виноватой улыбкой и почти в испуге. – Я хорошо к ним отношусь... То есть к вам... – Я поняла, что несу глупость. – По правде говоря, я даже не знаю, как выглядят эмо... – призналась я сконфуженно.
-Ну, вот теперь знаешь! – заметила Кристина, ничуть не смущаясь.
-А что значит “эмо”? – спросила я.
-Давай я тебе завтра расскажу... – сказала Кристина.
Наш разговор прервали проходившие по аллее парни. Увидев нас, они стали кричать: “Педовки! Гомики! Эмо-чмо!..”, и всё в таком роде. Они шли и ржали во весь голос. 
Но все, кто сидел в беседке, продолжали спокойно разговаривать, как будто ничего не происходило. Но мне всё равно стало обидно. 
Я спросила тихонько у Кристины: 
-Кто это такие? 
-Без понятия.
Я хотела спросить, почему они так враждебно настроены, но не стала.
Парни прошли мимо, а настроение у меня заметно ухудшилось.
Кристина это заметила.
-Да расслабься ты... – сказала она и ободряюще потрепала меня по плечу. – Не стоит обращать внимание на всяких придурков...
И в её улыбке и взгляде было нечто такое, что это происшествие вдруг показалось мне пустяком. Я воспрянула духом, стала даже участовать в их разговорах, и всё пошло как по маслу.
Посидев ещё какое-то время, мы пошли гулять по городу. Кристина с Котей показывали мне всякие места и рассказывали заодно разные истории. Потом мы зашли в кафешку, потом снова гуляли – уже втроем. Потом сидели в летнике. И опять гуляли. 
И только в семь вечера, переполненная впечатлениями и счастливая, я вернулась домой.


3

Сегодня Котя не пришла в школу, и я целый день провела с Кристиной.
Кристина объяснила, что эмо не стесняются в выражении своих эмоций и проявляют их открыто, не сдерживая. Она рассказала, как одеваются эмо. В одежде обязательно должны присутствовать черные и розовые тона. Волосы черные (хотя необязательно) и челка. Челка - очень важный атрибут, сказала Кристина. Я спросила у неё, кто такие педовки и позеры (эти слова я тоже не раз слышала вчера). 
-Так тру-эмо (настоящие эмо) называют тех, кто считают себя эмо, но таковыми не являются.
-А как они их определяют?
-Да никак. Каждый эмо считает, что настоящий эмо только он, ну и те, кто состоят в его компании. Все остальные якобы позеры. Есть ещё те, кто слушают старую эмо-музыку. Одеваются они обыкновенно, но тоже считают всех позерами, а себя настоящими эмо. 
-А пацаны, которые орали в парке, что им от вас нужно было?
Она сделала неприязненную гримасу и сказала:
- Что ты хочешь, это же быдло. Они ненавидят эмо. Ненавидят тех, кто отличается от них. Тех, кто ярче, свободнее, красивее них. Большинство взрослых тоже не любят эмо. Они не понимают красоты нашего стиля. И не понимают музыку, которую мы слушаем. Они считают, что все мы малолетние идиотки, которые хотят покончить с собой. Но это неправда.
-Я вижу, что всё это неправда. Вы такие классные! Вы лучше всех! – воскликнула я в порыве и смутилась.
Кристина улыбнулась очень ласково. Ей понравились мои слова. 
-А давно вы эмо? – спросила я.
-Где-то год. Это мы одновременно с Котей решили. Мы с ней не разлей вода...
Мы ещё долго разговаривали, и Кристина мне много чего объясняла. Под конец я проговорилась, что тоже хочу быть эмо. Кристина сказала, что нельзя хотеть быть эмо. Нужно быть эмо. А одежда, челка и всё остальное – это только дополнение. Я расстроилась. Но Кристина уже более мягким тоном добавила, что, возможно, из меня что-то получится. Для начала она дала мне список групп, которые слушают эмо. Потом сказала, что нужно будет пройтись по магазинам и сменить прикид. И пообещала, что сама поработает с моими волосами. 
-У тебя волосы длинные, зачес легко получится. Сперва надо перекрасить волосы в черный цвет. Ну и сделать стрижку.
У меня красивые светло-каштановые волосы, но я сразу на всё согласилась. Я так хочу быть похожей на неё! Напоследок Кристина сказала мне, что музыка – это ерунда. И если мне не нравится, можно не слушать. Этим она привела меня в большое недоумение. Потом она поцеловала меня в щеку, и я ушла. Замечательный сегодня день! У меня просто голова кружится от впечатлений. Жду не дождусь, когда наступит завтра...


Кстати, я послушала группы, которые она мне дала. Зря она боялась, они мне понравились! Я скачала несколько клипов, и они мне понравились ещё больше. Там такие симпатичные мальчики! Ну всё, мне пора спать. 

4

Я разбила свою копилку, взяла все деньги. Добавила пятьсот рублей, которые мне тогда дала мама. Ещё у папы немного выпросила. Короче, денег хватило. 
Мы с Кристиной и Котей прошлись по магазинам, взяли мне кеды, черные джинсы и стильный ремешок с заклепками. Около пяти вечера мы отправились к Кристине домой. 
До самой ночи мы занимались моим образом.
Кристина дала мне несколько значков, браслетиков  и бус. Оказывается, у неё целые завалы этого добра. 
На левой руке у меня теперь кожаный напульсник с металлическими шипами, на правой - розовый браслетик из пластика. Ещё Кристина дала мне две свои майки. Мне было неудобно брать, но Кристина сказала, что покупала их давно и всё равно уже не носит. Я, немного поколебавшись, взяла. 
Здесь, в городе, настоящих маек для эмо не найти. Но у Кристины их много. Большинство она привезла из-за границы. Ещё одежду можно заказывать через Интернет, но это муторно. Менее щепетильные эмо затариваются в сэконд-хендах или даже выискивают подходящие экземпляры в бабушкиных шкафах. 
Всё это мне рассказывала Кристина по ходу дела.
Комната Кристины была завалена одеждой – юбками, топиками, майками и прочим. На письменном столе и кровати валялись разные украшения, какие-то флакончики, бутылочки и ещё куча всяких предметов, которые к смене моего образа никак не относились, но добавляли в царивший бардак оттенок роскошного изобилия. 
Серебристо-голубые, обклеенные постерами обои, задвинутые шторы (совсем про них забыли) и этот красочный беспорядок создавали ощущение, что мы находимся в магической комнате фокусника. Здесь совершалось таинство перевоплощения. Заходишь внутрь одним человеком, а выйдешь уже совершенно другим. И снаружи тебя ждёт другой мир, параллельная реальность...

После того, как мой образ был “создан”, с меня стащили новый прикид и все вместе красили мне волосы. Было ужасно весело!.. Сейчас у меня волосы черные, как смола. Челка, конечно, не такая, как у них, но меня научили, как правильно за ней ухаживать, чтобы постепенно она стала настоящей эмовской. Одна прядь выкрашена в розовый. Вокруг глаз черная подводка толстым слоем. Ногти тоже накрашены черным лаком. И ещё на мне целая куча всяких значков, цепочек и прикольных штучек.
Смотрю в зеркало и не узнаю своё отражение. Я себе ужасно нравлюсь. Котя оценила меня на пять с плюсом. Кристина тоже сказала, что я выгляжу отпадно.

5

Столько событий, и совершенно нет времени рассказывать. 
Теперь я полноценная эмо. Или педовка. И то, и другое меня одинаково устраивает.
Про скандал, который мне закатили дома, рассказывать не буду. 
На улице мне теперь проходу не дают. Бабки начинают возмущаться. Без конца брюзжат: “Стыд! Вырядилась как клоун! Куда только родители смотрят!” Ну и всё в таком духе. Надоели уже. 
И парни тоже. Обязательно надо что-нибудь закричать вроде “эмо сакс”.  Придурки! Что я им сделала? Оделась, как мне нравится, и всё. Никого не трогаю, ничего никому не говорю. Удивляешься просто, сколько в людях ненависти. 
Директор тоже на днях нас вызвал. Говорит, сверху пришёл приказ: пресекать распространение эмо-движения в школах. Кристинка ему говорит:
-А мы не эмо. С чего вы взяли? Наш стиль никак не связан с эмо.
Директор распсиховался. Кричит:
-Что, дурака нашли? 
А Кристинка стоит на своём. Да и мы с Котей поддакиваем.
-Кожевникова! – обратился он ко мне. Видимо, он помнил, как я проходила у него собеседование. - И ты туда же? А мне показалось, у тебя в голове побольше мозгов, чем у этих...  
Слава богу, вы ошиблись, подумала я. 
– Смотри, - пригрозил он мне пальцем, - вылетишь из школы! Не думаю, что твои мама с папой обрадуются!..
Я смотрела в сторону, иронично поджав губы, и молчала.
Директор ещё понадрывал связки, сказал, чтобы мы смыли с себя косметику и оделись нормально, а не то нас выгонят из школы. И после этого отпустил. Больше нас пока не вызывали, но мы возвращаться к старому не собираемся. 
Классная руководительница звонила моей маме. И она снова устроила скандал. А я разревелась и сказала, что она не имеет права приказывать мне. Это моя жизнь, и я уже взрослая, чтобы самой решать, что мне делать и как одеваться. Я закрылась в своей комнате, хлопнув дверью. Мама от меня отстала. Не знаю, надолго ли. Папе вроде по барабану, как я одеваюсь и сколько на мне косметики. 
Как же это всё-таки здорово - открыто выражать свои эмоции и вести себя так, как считаешь нужным! Это как раз то, о чём я так давно хотела, хотя и не отдавала себе в этом отчет. И мне всё равно, что столько людей ненавидят эмо.
И ещё. В их тусовке я познакомилась с одним парнем. Он, конечно же, эмо. Он такой красавчик! Такой романтичный и чувствительный. Он ужасно похож на Билла из “Tokio Hotel”(Это не эмо-группа, но пофиг)... Его зовут Рома. Я, кажется, влюбилась... 
А о Диме и вообще, обо всём, что было до того, как я переехала сюда, я даже не вспоминаю. Я как бы отрезала и выбросила это скучное прошлое. Теперь его как будто никогда и не было. И ни с кем из бывших друзей и подруг не переписываюсь даже. Их лица навевают на меня тоску. А я, уезжая, думала, как это я буду жить без них всех? Оказывается, без них гораздо лучше. 
Кстати, у всех эмо есть ники. Я тоже хочу себе придумать что-нибудь, но не получается! Фантазии не хватает... Надо будет попросить Кристину, она обязательно что-нибудь придумает. 
Она такая умная! Да и вообще, Кристина – просто необыкновенный человек. Никого похожего на неё я никогда не встречала.  В ней много непосредственности – то детской, то какой-то импульсивно-дикой. У неё просто жажда окунуться во все впечатления жизни, без оглядки и страха. Она постоянно выскользает из моего поля зрения, и я вдруг обнаруживаю её с какими-то новыми людьми, с новыми интересами, новыми планами. И иногда я со страхом думаю, что во всём этом однажды не окажется места для меня. Я выпадаю из бешено мчащегося поезда её жизни. Это ужасно...
Зато когда ты попадаешь в ритм её жизни, оказываешься с ней на пике – это потрясающее чувство, необыкновенно близкое к абсолютному счастью. Весь мир тогда преображается, впечатления проносятся головокружительно-красочным вихрем, сменяясь одно другим. И это чувство, в той или иной степени, должно охватывать каждого, кто находится рядом с Кристиной. Но стоит ей отвернуться от тебя, как ты внезапно проваливаешься во мрак. Контраст ужасающий. И тебе снова невыносимо хочется вернуть потерянное ощущение безбрежного счастья – и ты готова сделать ради него что угодно. 
Это и влюбляет в неё. Всех. Даже тех, кто её ненавидит.
Я не могу, например, представить ситуации, из которой Кристина не нашла бы выход. 
Вот на днях, когда мы втроем гуляли по городу (был уже вечер), к нам пристал пьяный придурок. Обматерил, назвал педовками и сказал, что сейчас выпорет нас ремнем. Мне стало страшно. Кристина, кажется, тоже немного испугалась, но говорит ему спокойно:
-Давай, приступай.
И в упор на него смотрит, глаз не отводит. К моему изумлению, он вдруг стушевался. Отошёл от нас. Матерится издалека – на большее не решается. Показали мы ему фак, идем дальше, хохочем (немного нервно, но так даже круче) и всяко прикалываемся. 
И это не единственный такой случай. 
В общем, весело мне теперь живется. А тусить лучше, естественно, большими компаниями. Когда нас много, все эти злыдни помалкивают. Хотя, надо признать, далеко не все эмо такие безбашенные, как Кристинка. 

6

Сегодня я целый день гуляла с Ромой. Первый раз мы были совершенно одни, без друзей. Я немного волновалась. И это, наверно, было заметно. Слава Богу, у меня есть челка, за которой я могу скрыть свои глаза. Не полностью, конечно. Но всё равно. 
Встретились мы около восьми вечера. 
Обстановка была не очень романтичная. Большинство прохожих, в общем-то, реагировали спокойно. 
Но были такие, кто смеривал нас удивленным или насмешливым взглядом. 
Я уже научилась не обращать на них внимание. Это даже хорошо – они не дают забыть, что мы не с ними, мы другие. 
Не знаю, что думал в такие моменты Рома. Мы держались за руки, но друг на друга почти не смотрели. Каждый раз, когда мы проходили мимо не очень добро настроенного человека, я чувствовала, как пальцы Ромы крепче сжимают мою руку. Пальцы у него очень длинные и изящные. Он пять лет проучился в музыкальной школе. 
А вообще-то странный он какой-то. Не из мира сего как будто. И весь такой нежный и чувствительный, как девочка. Но он мне всё равно нравится. А может, поэтому и нравится.
Мы дошли до набережной, там сидели и болтали. 
-Объясни мне про эмо, - попросила я Рому. - Вот я чувствую, что это моё. Но многие моменты мне не понятны.
-Конечно, я объясню тебе. Главное для эмо – это открыто проявлять эмоции. И стиль одежды это подчеркивает. Розовые вещички, броские цвета, бусы, значки, мультяшные герои на майках – всё это как бы отсылает к детскому мироощущению. Ведь именно дети свободны от всех условностей, от стереотипов и навязанных мнений. Они свободно переживают свои эмоции и легко их выражают – будь то радость, любовь или страх. Они не знают, что такое лгать и притворяться. Мир видится в ярких, сочных тонах. И самый сказочный, самый по-детски беззаботный и счастливый цвет – это розовый. Поэтому он присутствует в одежде эмо. Но, конечно, в жизни есть и трагические моменты. Есть неразделенная любовь, непонимание окружающих и ещё много чего. Это – черный цвет. Сочетание розового и черного, смешение детской эмоциональности и взрослых проблем – это и создает образ эмо. Но и это ещё не главное. Самое важное – это свобода. Свобода, независящая даже от эмоций, негативных или радостных. Полная  свобода самовыражения! Как у ребёнка. Никто не знает, что это такое, но каждый к этому стремится. Стремится по-своему. Через одежду, через творчество или как-нибудь ещё. Это, если коротко, и есть философия эмо – так, как я её понимаю. Со мной, конечно, могут поспорить, но для меня это несущественно. Иметь своё мнение – это уже первый шаг на пути к свободе.
-А самоубийство? Это тоже проявление свободы?
-Я понимаю, почему ты спрашиваешь. Многие считают, что эмо склонны к суициду. Но это ерунда. Да, некоторым людям жизнь настолько не в радость, что самоубийство для них и впрямь - освобождение. Освобождение от того, что так достало в жизни. Но к этой мысли приходят совершенно независимо от каких-то субкультур. Эта мысль вообще другого порядка. Субкультура эмо не призывает к суициду. Не знаю, кто это придумал. И лично я никогда бы на это не пошёл. А ты?
-Я тоже!..  – горячо подтвердила я. - А как стремишься к свободе ты?
-По-разному. Но мне кажется, самый прямой путь - это... любовь.
Рома многозначительно посмотрел мне в глаза. Я смутилась и отвела взгляд. Думаю, он нарочно подвел к этому. Несколько мгновений мы молчали, наблюдая за беспокойным течением реки и слушая плеск волн.
-Что ты хочешь этим сказать? – спросила я наконец.
-Ничего. Любовь – это многогранное понятие. Можно любить спать, можно любить собаку, а можно и “родину любить”.
Я повернулась к нему, удивленная его неожиданно ироничным тоном. Рома смотрел куда-то вдаль с задумчивым и скучным видом. Я проследила за его взглядом. На другой стороне реки был только голый песчаный берег, а за ним деревья, которые качались от ветра.
-Знаешь что, - сказал он вдруг. – Я написал один стих. Короткий. Ничего особенного, так... Но я решил посвятить его тебе.
-Правда? Прочитаешь? 
-Да, сейчас...
Он достал блокнотик с золоченой спиралью из увешанной значками сумки. Принялся его листать. Ветер шевелил его длинную челку.
-Вот, нашёл!..
И он очень выразительно и эмоционально прочитал мне стихотворение, которое я, конечно, не запомнила.
-Красиво, - сказала я. 
Меня впечатлил не столько сам стих, сколько то, как Рома прочитал его. И ещё мне понравилось, что он посвятил его мне.  Это было очень приятно...
Желая отблагодарить Рому, я чмокнула его в щеку.
-А есть ещё один. Тебе тоже должен понравиться... – сказал он каким-то неестественным голосом и стал с излишней торопливостью листать свой блокнот.
Мне уже не хотелось стихов, а хотелось, чтобы он меня обнял. 
-Вот! Слушаешь?..
-Ага... – со вздохом сказала я.
-Ты ещё не устала? – Он взглянул на меня с опаской.
-Нет-нет! Я слушаю...
Он стал читать. Я смотрела, как вдалеке, на мосту, едут маленькие автомобили, похожие на игрушечные. Слушала нежный, слегка подрагивающий от волнения голос Ромы. И по мне стало разливаться ощущение счастья. Я расслабилась и положила голову Роме на плечо. Его дыхание стало неровным, но он продолжал читать. Закончив, он наконец-то несмело обнял меня. Говорить стало не о чем, да уже и не хотелось...
...Потом мы ещё долго гуляли по ночному городу, и домой я вернулась только за полночь. 
Сейчас я сижу в тепле, пью горячий шоколад, и мне так приятно вспоминать всё это... 
А в “контакте”, как только я поставила на аву эмовскую фотку, отбоя нет от желающих добавиться в друзья. Просто жуть какая-то. Но всех подряд я не добавляю...

7

Сижу на уроке, делать нечего. Справа от меня сидят за одной партой Кристина с Котей. Кристина жуёт жвачку, красит ногти и без конца пьёт минералку. Котя гелевыми ручками – черной и розовой – рисует картинки в тетрадке. Обычно это символы эмо. Она от них без ума. Это похоже на одного мальчика, который поля своих тетрадок изрисовывает немецкой свастикой. А у неё такие рисунки: 
Розовые череп и кости на черном фоне. Рука с перерезанными венами, из которой капает розовая кровь. Скрещенные пистолеты. Лица японских мальчиков из аниме-журналов – с челками и огромными печальными глазами. А иногда она просто выписывает названия музыкальных групп - красивыми буквами с завитками. Ну и всё в таком роде. 
И в “контакте” если она пошлёт кому-нибудь граффити, то обязательно в двух цветах – черном и розовом. А если сообщение, то только ПрЫгАюЩиМи БуКвАмИ. Помешана она на всём этом, короче говоря...

8

Мы встречаемся с Ромой уже неделю. Всё было просто супер. 
Сегодня первое за всю неделю огорчение. Кристина сказала, что скоро к нам в город приезжает эмо-группа “Облака”. Они не пропускают ни одного концерта эмо-групп. 
Я ещё ни разу не была на таких концертах и не знаю, что это такое. Кристина уже достала билеты. Я сдуру подумала, что и мне тоже. Оказалось, нет. 
Кристина стала оправдываться, что больше двух не смогла найти. У неё есть знакомый, который исправно выдает ей два билета на любой концерт, причем бесплатно. 
-Ну, ты только не расстраивайся, - сказала мне Кристина. – Я просто забыла, что нас трое. Я и сама очень хочу, чтобы ты пошла.
В самом деле, подумала я. В чем проблема? Билет можно и в кассе купить. Мы решили прогуляться до клуба, в котором будет концерт. Подошли к кассе. Оказалось, всё уже распродано. В городе эта группа пользуется большой популярностью. Тогда Кристина позвонила по мобильному своему знакомому и спросила, нет ли у него ещё одного билета. Он ответил отрицательно. 
-Ну, время ещё есть, - сказала Кристина, немного подумав. - Может, что-нибудь подвернётся.
-Да ладно, сходит в другой раз, - сказала Котя. 
Я посмотрела на Котю. Мне показалось, она не хочет, чтобы я шла. 
-Думаешь? – задумчиво спросила Кристина. – В самом деле. Ещё много концертов будет.
Я была неприятно удивлена, что Кристина так легко согласилась.
...В расстроенных чувствах я ушла домой. Весь вечер я переживала. 
Кристина с Котей любят повспоминать, как клёво они сходили на какой-нибудь концерт. И я всегда слушаю их с завистью, потому что меня не было с ними. И я думала, что теперь, наконец, у нас будут общие впечатления, которые я смогу обсуждать и вспоминать с ними на равных, а не как посторонняя, ни в чем не участвовавшая слушательница. И вот опять облом... 
Тут же мне вспомнился случай, который произошёл пару дней назад. Кристине надо было сходить в магазин, купить подарок на мамин день рождения. Я думала, что мы пойдём за ним втроём.
Но когда на остановке появилась их маршрутка, Кристина на ходу бросила:
-Ну ладно, Алис, пока.
Они сели и уехали. Кристина даже не подумала о том, что я была бы рада пойти вместе с ними и выбрать её маме подарок. А может, просто, в её понимании я не настолько близкая подружка, какой бы мне хотелось быть? Вот и сегодняшнее происшествие только подтверждало это. Всё это было печально.
Весь вечер я маялась от этих невесёлых мыслей. Но никакого решения проблемы не предвиделось. 
Они идут без меня, и это факт.
Тогда я подумала: что толку расстраиваться? Я всё равно уже не иду, а от моих переживаний чуда точно не произойдёт. 
И я смирилась. 
Да, они завтра опять будут обсуждать концерт, а я опять буду не у дел. Ну и пусть!
И мне вдруг полегчало. Я забыла о концерте и переключилась на другие дела.
В этот момент зазвонил телефон. Это была Кристина.
-Алисочка! – сказала она радостно. – Ты идёшь с нами! Помнишь Тамару? Она не может пойти и поэтому с удовольствием продаст тебе свой билет!..

9

Девять часов вечера. Мы у Кристины дома. Через полчаса едем на концерт... 
Вышла Кристина. Она долго готовилась и выглядела ещё красивее, чем обычно. Она сверкала, как драгоценный камень. Голубые глаза возбужденно блестели и были очень выразительны в своей кошачьей подводке. На ней были колготки в сеточку, короткая юбка, обтягивающая майка цвета морской волны.
Кристина подошла к зеркалу. Поправила волосы, брызнула на себя духами.
-Ну, как я выгляжу? – спросили у меня обе Кристины – настоящая и отраженная в зеркале.
-Как всегда!
-Это как? – обернувшись,  спросила Кристина, будто не знала, что я могу ответить.
-Суперски!
Кристина польщённо улыбнулась, и свет люстры заиграл бликами на её накрашенных блеском губах. 
Котя внимательно наблюдала за нами, сидя на диване.
-А вообще-то ты похожа на шалаву, - сказала она вдруг.
Кристина обернулась к ней с широко раскрытыми от неожиданности глазами.
Котя улыбалась.
-Ах ты козявка! – вскрикнула Кристина и запустила в Котю плюшевым медвежонком, который лежал на трюмо.
Котя прикрылась руками, потом подобрала мишку и кинула его в Кристину. 
Но попала в меня. Мишка полетел обратно.
Перестрелка ни в чем не повинной игрушкой скоро вылилась в потасовку, в которой в качестве оружия использовалось всё, что попадало под руку, а от всеобщего хохота сотрясались оконные стекла.
Это продолжалось минут пять... 
Успокоившись, мы привели себя в порядок, выпили кофе и вышли...

10 

Вот мы уже в клубе. Три крутые, нереально стильные девчонки-эмо с кучей прибамбасов, с челками, в офигенном прикиде кислотных цветов.
Войдя в прорезанный голубыми лучами танцпол, мы встретили Лёшу с Ксюшей.
-Здорово, девчонки! – сказала Ксюша.
Она выглядела как-то сконфуженно. Я пригляделась к Лёше и поняла, почему. Он явно перебрал и выглядел неадекватно. Ноги его еле держали, и он упал бы, наверно, если бы Ксюша не поддерживала его.
-О, девчонки! Вы все просто супер выглядите! Особенно ты! И вот ты! И ещё ты! – указывал он поочередно на всех нас.
-Вы давно здесь?
-Да. Я пытаюсь довести его до столика. А то он сейчас грохнется. Поможете?
Мы помогли дотащить Лёшу до столика и сели рядом.
-Клёвое место, - сказала я, оглядываясь по сторонам.
Музычка была прикольная.
-Ага, - подтвердила Кристина.
-Смотри-ка, это там Витя? - сказала Котя, указывая Кристине на соседний столик.
-Ага, точно, - сказала Кристина.
Витя увидел их и помахал им руками. Он сидел с двумя гламурными блондинками лет под двадцать пять. Кристина и Котя помахали ему в ответ.
Лёша пьяно обернулся, посмотрел на Витю.
-Что, твой любовничек? – спросил он вдруг у Ксюши.
-О боже... – Ксюша закатила глаза. – Опять он меня ко всем ревнует, - сказала она Кристине.
-Ничо не ко всем, - запротестовал Лёша. – И вообще. Имею право. Парень я... или кто.
Ксюше явно было неловко за поведение Лёши.
-Ты моя девушка, поняла? – сказал он.
-Поняла, поняла.
Он стал целовать её. Делал он это грубо и неуклюже, но Ксюша не сопротивлялась. 
Они целовались минут пять. Кристина пританцовывала на месте.
Музыканты начали какую-то новую композицию.
-О! Обожаю эту песню! – сказала Кристина. – Пойдёмте?
Мы вышли в центр танцплощадки и танцевали.
Когда мы вернулись, Ксюши с Лёшей уже не было.
Мы уселись.
-А что это с Лёшей? – спросила я.
-Да он экстази опять наглотался, - сказала Кристина. - А когда он под экстази – он всегда дико ревнует Ксюху. Да и вообще становится неадекватным.
-Как только Ксюха его терпит?.. - сказала Котя.
-Любовь-морковь. А ты что хотела... – с ироничной усмешкой сказала Кристина.
-А я думала, он нормальный, - сказала я задумчиво.
Котя небрежно покачала головой.
-Бывают и похуже, - сказала с Кристиной, слегка заступившись за Лёшу. – Ты и сама, кстати, к нему липла, пока его не подцепила Ксюха. Или ты уже забыла?.. 
-Я?! – воскликнула Котя в полном изумлении. – Да никогда такого не было.
-Было, было.
-Сама знаешь, что нет.
Кристина неопределенно пожала плечом. 
-А Рома какой? – спросила я.
-Ну, это же твой парень, - усмехнулась Котя. – Тебе лучше знать.
-Я с ним всего неделю встречаюсь.
-Нормальный, - сказала Кристина. – Со своими тараканами, конечно. Но у кого их нет.
-А он тебе нравится? – спросила я у Кристины. 
-В каком смысле?
-Ну, как парень.
-Говорю же – нормально.
-Но ты бы стала с ним встречаться?
Кристина призадумалась и сказала с улыбкой:
-Если честно, нет.
-Почему?
-Он не в моём вкусе.
-А кто в твоём вкусе?
-Не знаю. Вот он, – показала она вдруг на солиста группы, который, обливаясь потом, кричал в микрофон. 
Я поняла, что серьёзного ответа от неё не дождёшься.
-Что-то нет обещанных новых песен, - сказала Кристина.
-Уж лучше бы спели свою первую «Забери меня с собой», - сказала Котя. – Это моя самая любимая. А сейчас они опопсели.
Тут как раз началась эта песня.
-Ой, это она! – воскликнула Котя. – Идёмте скорее!
Мы быстро встали из-за стола и снова втеснились в толпу возле сцены. 
И уже почти не выходили оттуда до конца концерта.

11


Из клуба мы выбрались в три часа ночи, с заложенными от грохота ушами, довольные и слегка пьяные. Мы шли по влажно-черному тротуару, в котором смутно отражались фонари (прошёл короткий дождь), и держались под руку – Кристина посередине, я слева, Котя справа. 
Мы весело обсуждали концерт и громко смеялись.
Я ещё издали заметила ехавший по шоссе черный автомобиль. Поравнявшись с нами, он остановился. Двери открылись, и наружу стали выходить какие-то парни – на вид очень здоровые, угрюмые, в кожаных куртках, с кирпичными лицами.
“Анти-эмо?..” – мелькнула догадка.
Мы замолчали и ускорили шаг.
Я почувствовала страх, помноженный на троих.
Они пошли за нами. Я это не столько слышала, сколько чувствовала.
И вдруг один из них закричал:
-Кристина! Не узнаёшь, что ли?
Мы остановились, обернулись.
Один из парней приблизился к нам. Два его друга стояли возле машины, курили и о чём-то равнодушно разговаривали.
-Вадим? Ты, что ли?.. – воскликнула удивлённая Кристина.
-Ну, конечно, я! Кто же ещё? – он крепко обнял Кристину и задержал руку на сгибе её локтя. – А вы откуда?
Вадим, судя по всему, был ужасно рад встрече.
-С концерта. А вы?
-Да мы просто гоняем по городу. От нефиг делать. Сейчас к одному пацану на хату заедем. Ну, ты помнишь его, наверно. Илья.
-Илья? Ну, конечно, помню!.. Угарный чувак.
-Идёмте с нами. Посидим там часок, поболтаем, а потом мы вас до дома подбросим...
-Ммм... не знаю... – Кристина задумалась. – Мы, честно говоря, ужасно устали...
-Ну, как раз отдохнёте! Всё же на машине, не пешком...
-А мы полезем в вашу тачку? Вшестером.
-Да легко! Вы же не толстушки...
Кристина хохотнула. Потом повернулась к нам:
-Ну что?..
Котя сделала кислую гримасу.
-Да ладно, поехали на часок. Это же хорошие парни... – сказала Кристина.
-Да, мы хорошие, - вставил Вадим.
-Я поеду, - сказала я.
-Ну ладно, ладно... – неохотно согласилась Котя.
Мы тесно уселись в машине – вчетвером на заднем сиденье, вместе с другом Вадима. И, явно превышая скорость, помчались по городу, сворачивая то влево, то вправо, так что я окончательно запуталась. Меня укачало, и я задремала.
-Приехали, - разбудил меня голос Кристины.
Она сказала мне в самое ухо, и мурашки побежали у меня по телу.
Стряхивая с себя сон, я открыла дверцу и вышла из машины. Мы находились в каком-то дворе, угрюмом и глухом. Фонарей не было. Со всех сторон высились мрачные двенадцатиэтажки. В некоторых окнах горел свет.
Вадим включил сигнализацию, и мы направились к одному из домов.
Скоро мы сидели в квартире, тёплой, просторной и уютно обставленной. На кухне гудел чайник. Мы все уселись в зале и смотрели телек. Кристина и Вадим уединились в дальнем углу и о чём-то увлечённо разговаривали. Друзья Вадима без особого энтузиазма пытались развлекать нас с Котей. Я для приличия поддерживала разговор, хотя и зевала без конца. Котя достала телефон и погрузилась в переписку по “асе”.
Потом оба парня ушли на кухню к Илье, который с кем-то громко говорил по телефону.
-Блин... Нафига надо было сюда ехать?.. – злобно сказала Котя. – Кристине-то хорошо...
Я посмотрела на Кристину. Она сидела в кресле, а Вадим у её ног, положив руки ей на колени. Он что-то говорил, а Кристина смотрела ему в глаза – с недоверчиво-кокетливой улыбкой, но не отрываясь.
Я удивилась тому, что совсем не удивилась этой картине. Но когда я отчётливо разглядела всё это, меня вдруг охватила тоска. Вадим стал мне противен. Мне не нравилось, как Кристина смотрит на него. И я не могла понять, почему.
Один из друзей Вадима вернулся, поставил на музыкальном центре заводной клубняк. Свет погасили. Меня охватило чувство безнадежности. Оно становилось тем сильнее, чем веселее звучала музыка.
-Давай уйдём отсюда... – сказала я Коте.
-Поздно... – возразила Котя. – Сразу надо было думать. Теперь сиди.
Я посмотрела на Котю. Мне показалось, что маска холодного безразличия на её лице скрывала ту же безнадежность, которую испытывала я сама.
-Что вы будете? Кофе? Черный чай? Зеленый?.. – спросил подошедший к нам Илья.
Это был приятный молодой человек с живыми глазами и добродушной улыбкой.
-Ничего... – буркнула Котя.
-А мне чай, - сказала я. – Черный, с сахаром. Две с половиной ложки.
Илья выслушал с внимательной улыбкой и ушёл.
Я повернулась к Кристине и увидела: она аккуратно убирает со своих коленей руки Вадима и отрицательно качает головой. На меня наплыла радость. Вадим стал что-то говорить, в чём-то убеждать Кристину. Она смотрела на него с улыбкой, которая будто говорила: “Не хочу тебя обидеть, но... нет”.
Илья принёс чай. Я отпила и обожгла язык. Дурацкий горячий чай!..
В этот момент к нам подошла Кристина.
-Ну что, едем?..
Вадим сунул сигарету в рот и, закуривая на ходу, вышел из квартиры. Он, видимо, отправился заводить машину.
...Через пять минут мы уже ехали обратно. 
Я смотрела на погруженные в сон улицы, на мелькавшие темные дома и одинокие деревья. Я думала. Вспоминала чувства, которые возникли, когда я смотрела на Кристину с Вадимом. Я до сих пор ощущала внутри себя отзвуки этих чувств, и они меня тревожили.
Когда мы проезжали мимо наглухо закрытого белого ларька, стоявшего поодаль от трамвайных путей, до меня вдруг докатилось запоздалое понимание. Оно было таким пронзительно-сладостным в своей удивительной новизне, что я испугалась. Мурашки побежали у меня по коже, как в тот момент, когда Кристина шепнула мне на ухо: “Приехали...” 
Потрясенная этим неожиданным открытием, я усилием воли поспешила подавить нахлынувшие на меня чувства. 
Господи, ведь это же неправильно!.. Это нельзя...

12

Солнечный полдень, конец сентября. Мы идём с Кристиной по одной из главных улиц города. Мы просто гуляем, заходя в попадающиеся на пути магазины и торговые центры. На небе мешанина грозовых облаков. Всё вокруг окрашено в печально-серые тона и как будто съёжилось от холода. А мы – ярко одетые и красивые. От ощущения этого контраста у меня необыкновенно приподнятое настроение. Мы болтаем и пьём кока-колу.
Звонит телефон. Это Рома.
-Да, привет, - сказала я.
-Привет. Ты где? Давай встретимся.
-Я не могу сейчас. Давай попозже.
-Почему?
-Я гуляю.
-С кем?
-С Кристиной.
Рома помолчал.
-Может, вы потом с ней погуляете? – предлагает он.
-Ну Рома... – в моём голосе появляются капризные нотки. – Мы только вышли.
-Давайте втроём тогда гулять.
-Лучше я позвоню тебе через пару часиков...
Кристина смотрит на меня. Она поняла, о чём разговор.
-Через два часа я не могу, - говорит Рома.
-Ну... в другой раз тогда.
-Кристина для тебя дороже, чем я! – сказал Рома с обидой в голосе.
-Ну Рома... Не начинай опять...
Он бросил трубку.
-Зачем ты его динамишь? – спросила Кристина, отпив кока-колы.
-Да не динамю я его. Кто же знал, что он вздумает гулять прямо сейчас?
-Он тебе сильно нравится? – сказала вдруг Кристина.
-Ну... нормально...
-Или не нравится? Мне кажется, ты встречаешься с ним просто так. Сначала ты гуляла с ним каждый день,  а теперь придумываешь всякие отговорки.
-Ну, может, я хочу погулять со своей лучшей подругой. Имею право?..
-Имеешь... – улыбнулась Кристина.
Зазвонил телефон. Опять Рома.
Я взяла трубку и сказала:
-Что?..
-Ладно, - донесся оттуда глухой голос. - Давай через два часа. И извини, что бросил трубку. Погорячился.
-Ничего страшного. Я позвоню, когда освобожусь.
Я нажала на сброс.
-А ведь он влюбился в тебя по уши... – сказала Кристина, поглядывая на меня с лукавой улыбкой.
-Почему?
-Я это сразу определяю. А вот ты в него нет.
-Правда? В кого же тогда влюблена я?..
-Ммм... – Кристина неглубоко задумалась. – В кого? – шутливо спросила она.
И мы обе зачем-то рассмеялись.
-Зайдём в Макдональдс? – спросила Кристина.
Мы взяли по гамбургеру и кока-коле. Сидели, болтали.
Внезапно у Кристины зазвонил телефон.
-Да, Котя, привет! – сказала она очень радостно и ласково, от чего моё настроение сразу улетучилось. – Я где? В макдональдсе. Нет. Я с Алисой. Да. Подходи к нам, если ты поблизости. Если хочешь, можем погулять сейчас. Почему? А, ясно. Ну ладно, вечером созвонимся. Давай, целую, пока!..
Я сидела, ощущая обиду. Это была чисто наша прогулка – моя и Кристины. Как она могла так спокойно позвать к нам Котю? Ведь я же пожертвовала ради неё прогулкой с Ромой. Тут я поняла, что между нами отнюдь ещё не такая близкая дружба, как я себе вообразила. Лучшей её подругой до сих пор была Котя. А я... даже и не знаю, кем я была для Кристины.
Выйдя на улицу, мы столкнулись с Ромой.
-Что ты здесь делаешь? – удивилась я.
-Тебя жду...
-Но откуда ты знал?..
-Вы же всегда в этих местах гуляете. Я уже выучил ваши маршруты... – сказал Рома с грустной гордостью. И потянулся поцеловать меня.
Я до сих пор была в дурном настроении и как-то машинально отстранилась от его поцелуя.
Лицо Ромы потемнело от досады.
Кристина посмотрела на Рому с сочувствием, а на меня с какой-то странной, понимающей улыбкой.
-Ладно, оставлю вас... Счастливо... – сказала она. И ушла. Я мрачно посмотрела ей вслед.
-Ну, куда пойдём? – спросила я у Ромы, который стоял, подавленно ссутулившись.
-Почему, когда ты с Кристиной, ты не даешь целовать себя? – сказал он, уныло глядя мне в глаза.
Я посмотрела на него с удивлением.
-Ну, ты же знаешь, я не люблю, когда на людях...
-А мне показалось, что ты такая только с Кристиной.
-Всё правильно – тебе показалось.
-А по-моему, нет. Ты как будто боишься, что... Кристина приревнует тебя.
-Что за ерунду ты несёшь?..
-Я не знаю, как ещё объяснить это. Хотя постой... Может, ты просто стыдишься меня? Тебе стрёмно, что Кристина увидит, как мы с тобой целуемся? 
-Ты говоришь чепуху!.. – воскликнула я. 
Он молча смотрел на меня. Я устало вздохнула.
- Ну ладно, извини, - сказала я. - Ну хочешь, в следующий раз я поцелую тебя при Кристине?
-Спасибо! Сделала одолжение. Премного благодарен!..
Я уже не знала, как его успокоить. Зря я не дала ему себя поцеловать. Я просто не подумала, чем это обернётся...
И вдруг я догадалась, как выпутаться.
-Ну ладно, я сделала это нарочно. Я обиделась, что ты бросил трубку. Ненавижу, когда ты так делаешь!
-Ой, Алисочка, я тебе не верю. Ты не стала бы так низко мстить...
-А я и не мстила. Я обиделась. И до сих пор обижаюсь.
-На что обижаешься? – воскликнул он, потеряв терпение. – Это я должен обижаться! В последнее время ты откровенно избегаешь меня. Не разрешаешь даже себя целовать. Что это значит? Может, нам вообще расстаться?
-Не знаю, -сказала я. 
Я достала из сумки мятную жвачку, сунула в рот и стала жевать, чтобы отвлечься от этого негатива.
-То есть «не знаешь»?
Я молчала.
-Скажи мне, Алиса, одну вещь. Что ты ко мне чувствуешь? – спросил он.
-А что ты ко мне? – сразу сказала я.
-Я тебе говорил.
-Не говорил.
-Говорил! – настаивал Рома.
-Ну так повтори. Тебе трудно, что ли?
-Нет, мне не трудно. Я повторю. Но сперва скажи ты.
-Уф! Мне надоел этот дурдом... – сказала я в сердцах.
-Может, я тебе тоже надоел? – раздраженно спросил он.
-Может! – в тон ему ответила я.
-Значит, я тебе надоел, да? – он выдержал паузу. - Ну ладно... Считай, что я больше не твой парень!
Я молчала, смотрела на оживленное шоссе и нервно жевала жвачку. Рома буравил меня взглядом. Он, видимо, был поражен тем, что я никак не реагировала на это заявление. 
Рома развернулся и пошёл прочь.
Я постояла немного, глядя ему вслед. Потом вздохнула и отправилась домой. 
Когда я шла, тихий голосок внутри шепнул мне, что ведь Рома-то любит меня, и я была неоправданно жестока с ним. Но я не испытывала от этого ни малейших угрызений совести. Единственное, что меня огорчало, - это то, как Кристина относится ко мне.


13 

Неделю назад была вечеринка. Собралась обычная компания – Кристина, Я, Котя, Тамара, ну и все остальные. Была и Ксюша – та, которая встречается с Лёшей. 
Ксюша всё время сидела в дальнем углу, в кресле, и разговаривала с одним давним знакомым, с которым не встречалась несколько лет. Они пересеклись случайно на этой вечеринке.
Им было, что рассказать друг другу. И они увлечённо болтали, не обращая ни на кого внимания. 
Вот только когда пришёл Лёша, эта дружеская идиллия совсем не обрадовала его. Он подошёл к ним с мрачным выражением лица. Ксюша увидела его, улыбнулась и сказала:
-Знакомьтесь. Это Лёша, а это Айрат.
Они поздоровались. И после этого Ксюша продолжила разговаривать с Айратом, как ни в чём не бывало. Лёша постоял немного, потом отошёл. Налил себе пива, выпил. Потом вернулся к ним и сказал:
-Ксюш, можно тебя на пару слов. 
Ксюша удивленно сдвинула брови, но встала и пошла с ним.
В тот же момент я пошла на кухню, чтобы сделать ещё бутербродов. 
Они разговаривали в прихожей, причем на повышенных тонах, так что я волей-неволей всё услышала.       
-Кто это такой? – спросил Лёша. 
-Знакомый. Я что, не имею права поговорить со знакомым?
-Имеешь. Но ведь можно было оторваться от него, когда пришёл твой парень.
-Я должна была кинуться к тебе в ноги и хвостом завилять?
-Нет, но хотя бы сказать что-то больше, чем «привет».
-Блин, да мы ещё тысячу раз успеем поболтать. Я с Айратом целых два года не виделась! А через месяц он в Казань уезжает. 
-Но ведь можно было хоть как-то показать, что мы с тобой парень и девушка. А ты познакомила нас и полностью погрузилась в него. Меня как будто и нет рядом. Так не делается.
-Зато ты всегда и всё делаешь правильно! А между прочим, мог бы хоть раз придти вовремя, а не пропадать неизвестно где.
-Я ездил по делам, ты знаешь.
-Да, а пока ты разъезжаешь по своим бесконечным делам, я должна сидеть одна и скучать?
-Нет, блин, ты должна флиртовать со всеми встречными-поперечными.
-Не говори со мной так.
-Я нормально с тобой говорю.
-Если ты сейчас не успокоишься, то можешь ехать обратно к своим делам. Меня уже достала твоя идиотская ревность.
-А ты что? Опять пойдёшь к этому придурку? Может ещё поцелуетесь?
-Не называй его придурком. Он нормальный парень в отличие от некоторых.
-А, он нормальный парень! Зашибись. Я вижу, вы нравитесь друг другу. Может, вы уже договорились встретиться где-нибудь завтра?
-Ты параноик.
-Да пошла ты!
-Сам иди!
-Вот и пойду. Счастливо оставаться!
И он ушёл, так сильно хлопнув дверью, что затрещали окна.
Несколько дней назад снова была вечеринка. Среди собравшихся были - Тамара, Кристина, Котя, я, Анетта, Майк, Лёша и Ксюша с Айратом. Ромы, кстати, не было. 
Ксюша и Лёша не только не разговаривали друг с другом, но вообще вели себя так, будто они совершенно незнакомые люди. 
Однако всем было так весело, что это никак не накаляло атмосферу. Все были уверены, что они всё равно потом помирятся, потому что между ними бывали ссоры и покруче.
А на вечере, тем временем, было много чего интересного. Подробно рассказывать не буду, потому что это не так уж важно. Действительно важным стал момент, когда Тамара предложила во что-нибудь поиграть. Все сошлись на том, что надо обязательно поиграть в «Твистер».
Принесли «Твистер». Разложили игровое поле с кружочками на полу. 
Быть ведущим вызвался Айрат. Ксюша от него не отходила.
-Ну, как будем играть? –спросила Тамара.
-Давайте пара на пару. Так интересней, - предложил Айрат.
Тут же все стали разбиваться на пары. Первой парой получились Майк и Тамара. Не теряя времени, я тут же сказала Кристине:
-Давай с тобой!
И почти в тот же момент, может, на секунду позже, с той же фразой к ней обратилась Котя.
Кристина несколько секунд растерянно улыбалась, не зная, кого ей выбрать.
-Ну ладно. Алиса была первой, - сказала она Коте с извиняющейся улыбкой. 
Я была вне себя от радости. Первый раз Кристина предпочла меня Коте. Я не стала смотреть на Котю, потому что знала – она вся почернела от злости. И в самом деле, она так обиделась, что вообще отошла от нас и села на диван, где сидели Лёша, одинокий и злой, и Анетта.
Мы встали на противоположные концы поля – я и Кристина с одной стороны, Тамара и Майк с другой.
Играть было ужасно весело. С каждым новом ходом наши тела сплетались всё смешнее, но никто не хотел сдаваться. Скоро уже мы все были в таких положениях, что трудно было удержаться на ногах. Все вокруг умирали от смеха, и от этого ноги и руки становились ещё слабее и играть было сложнее. Но я держалась. Я, кажется, не проиграла бы ни за что на свете – потому что тогда бы проиграла и Кристина. 
Но вот нашим конкурентам достался такой нереальный ход, что Тамара не смогла его сделать и рухнула на Майка сверху. 
-Кристина и Алиса победили! – констатировал Айрат.
Мы с Кристиной так устали находиться в неловком положении, что, по примеру наших соперников, безвольно упали друг на друга и, сжимая друг друга в случайных объятиях, визжали «Ура! Ура! Мы их сделали!..» Мы радовались так, будто произошло не знай что. Потом мы встали и уступили место новым парам. Боковым зрением я увидела, что Котя пронзает нас взглядом. Эта игра стала каким-то переломным моментом во всём вечере. Потом стали играть в другие игры, придумывать всякие другие приколы, и везде я была с Кристиной. Всем было ужасно весело. Только Котя и Алёша не меняли мрачного выражения своих лиц. Кристина даже не подумала подойти к Коте. А Алёша и Ксюша продолжали делать вид, будто не существуют друг для друга. 
Когда мы, наконец, запарились играть и снова сели за стол, я оказалась бок о бок с Кристиной. И опять мы болтали и общались так беззаботно и увлечённо, как никогда раньше. Как будто вдруг прорвало последнюю невидимую преграду, нас разъединявшую, и наши души хлынули навстречу друг друг и смешались во что-то единое. И как будто мы обе наконец догадались, насколько это здорово, быть слитыми воедино. А Котя, похоже, чувствовала что-то совершенно противоположное. Её как будто отодвинули на второй план.
Под конец вечера уже можно было подумать, что я с Кристиной лучшие подруги, а вовсе не она с Котей. Котя сидела в стороне и как будто была никому не нужна и не интересна. Другой точкой веселья на вечере были Ксюша с Айратом, на которых искоса посматривал Лёша.
В какой-то момент я видела, что Котя как будто хочет подойти к нам, но потом она вдруг раздумала и села обратно. Зато в следующий момент, как по команде, встал Лёша, и он передумывать не стал. Он подошёл к Ксюше, которая просто ухохатывалась от шуток Айрата. Правда, никто кроме неё, этих шуток не слышал, и может, они были не такими уж смешными. Но было ясно видно, что Ксюша нарочно хочет показать, как ужасно ей весело, чтобы больнее уязвить Алёшу. 
Алёша сказал всего четыре слова:
-Ты пожалеешь об этом.
Ксюша совсем не удивилась, что он к ней подошёл, как будто весь вечер только этого и ждала.
-Ага, конечно! – с сарказмом сказала она.
-Обещаю тебе. Ты об этом пожалеешь, - повторил Лёша. Развернулся и спокойным шагом ушёл.
Ксюша заставила себя небрежно усмехнуться. Но при этом все увидели, что она побледнела.
Мало кто обратил внимание на эту «рядовую» ссору. И уж я тем более. Я была слишком увлечена тем, что я заняла котино место, что я теперь лучшая подруга Кристины. Я  подспудно как бы хотела ещё больше убедить в этом Кристину, чтобы она не забыла об этом завтра. 
После ухода Лёши общее веселье ничуть не ухудшилось. Скорее наоборот.
Я была уверена на все сто, что теперь-то я точно лучшая подруга Кристины. Радость просто опьяняла меня.
Когда мы стали собираться, Кристина обратилась к Коте:
-Ну и что? Что с тобой сегодня?
Она спросила об этом только в конце. И мне было ясно – она нарочно протянула до самого вечера.
-Всё нормально, - сказала Котя, но по её сухому тону было понятно, что всё совсем наоборот.
Когда мы шли к остановке, Котя опять-таки молчала, а Кристина болтала со мной. 
Мы разъехались. Я готова была прыгать от счастья.



14

Однако последствия этой ссоры оказались ужасными.
На следующий день как снег на голову свалилась новость. Алёша умер у себя дома от передозировки экстази. Говорили, что он умышленно принял смертельную дозу. Никто не мог поверить, что жизнерадостный Алёша мог покончить с собой из-за какой-то жалкой ссоры. Ведь все отлично знали, что он и Ксюша любят друг друга. Но ведь недаром он угрожал, что Ксюша пожалеет о своём поступке. Видимо, тогда он и задумал это...
Весь этот день кто-нибудь из нас сидел с Ксюшей у неё дома. На неё было больно смотреть. Она рыдала не переставая, говорила, что любит Алёшу и всегда будет любить. Говорила, что она во всём виновата. Что жизнь – полное дерьмо и всё в таком духе. Кристина тоже ходила подавленная. Её эта смерть шокировала не меньше других. Но это было не всё. Вечером Ксюша вроде бы успокоилась. Пришли её родители. Подружки оставили её, думая, что теперь есть, кому о ней позаботиться. 
А на следующее утро – новый шок! Оказалось, что ночью, когда родители уснули, Ксюша сбежала из дома, поднялась на крышу гаража (это одно из наших любимых мест было... по крайней мере до этого случая) и перезала себе вены. Слава Богу, всё обошлось, и её спасли. Её папа всё свалил на нас, сказал, что во всём виновата эта наша “эмовская хренотень” и что мы испортили их дочку. Он запретил нам видеться с Ксюшей. В школе она пока не появляется. Но ходят слухи, что она переводится в другую школу. 
Мы все так потрясены этими событиями, что уже несколько дней не встречаемся и не гуляем. 
Только что я позвонила Кристинке, и она не взяла трубку. 
Мне ужасно одиноко. Я смотрю в зеркало, и меня до крайности бесит моя одежда и прическа. Даже не знаю, почему. Тут все эти розовые черепа, крикливые надписи на значках, вроде “I wanna die”… Всё так ярко и пафосно. А там – настоящая смерть. Безжалостная и уродливая, как кусок металлолома. 
Сейчас я лежала в темноте и невольно проводила параллели между случившимся и тем, что я отвергла Рому. А что, если бы ему в голову пришла та же идея, что Лёше?.. Его смерть (тьфу-тьфу) была бы на моей совести. Страх впивался в меня тысячью невидимых иголок. Я стала думать о том, чтобы возобновить наши отношения. Но от этого пришла в ещё большее уныние. Потом я вспомнила, с каким отвращением он говорил о самоубийстве и поняла, что просто накручиваю себя. 
Тогда мне в голову полезли другие, но всё такие же мрачные мысли. Мне стала вспоминаться Котя и то, какой несчастной она была весь тот вечер. Меня охватили угрызения совести, и стало как-то совсем уж нехорошо.
Я не могла уснуть. Я смотрела открытыми глазами в потолок, и внезапно меня парализовал ужас. Там, вверху, что-то смутно белело. Несколько минут я не могла пошевелиться от страха и не могла отвести взгляд. Я чувствовала только бешеные удары своего сердца. Потом я пересилила себя, зажмурилась, снова открыла глаза и поскорее включила фонарик. На потолке ничего не было...
 
Я не могу заснуть уже битых два часа. 
Меня преследует неотвязная и совершенно бредовая мысль. 
Мне кажется, что там, наверху, улыбалась смерть. 
Но не это самое страшное. 
Ужас в том, что я не знаю... Не знаю,  ч е м у  о н а  у л ы б а л а с ь.



II



15

Прошло две недели после того трагического происшествия. Мне же кажется, что оно случилось давным-давно. Что изменилось в моей жизни? В принципе, сейчас всё более-менее нормально. С Ромой я рассталась, но мы до сих пор друзья. Я всё так же считаю себя эмо. А Кристину считаю своей лучшей подругой. И уверена, что она думает то же про меня.
Сегодня днём мы гуляли с Кристиной в парке. Там сейчас очень красиво. Листья на деревьях желтые, и повсюду такие приятные, грустные запахи... Но ещё красивее была Кристина. Если бы я только могла описать её! Но словами невозможно описать. Но мне это и не нужно. Она всегда рядом, на моём письменном столе, в красивой рамке. Про кучу фоток в телефоне, цифровике и компе вообще молчу. 
Ну так вот. Мы гуляли и как обычно о чём-то разговаривали. И мне вдруг ужасно захотелось взять Кристину за руку. Но я стеснялась это сделать. Я шла и мучилась, не зная, как осуществить свое желание. Хотя и делала вид, что всё в порядке. Это продолжалось минут двадцать, пока она сама вдруг не взяла меня за руку. Как будто угадала моё желание... Так мне, по крайней мере, показалось. И дальше мы уже шли, держась за руки, как мальчик с девочкой... Было так клёво!..
В какой-то момент у Кристины зазвонил телефон. Она достала его. На дисплее высветилось имя «Котя» и картинка в виде розового сердца. Кристина поколебалась немного, потом сунула телефон обратно в сумку и, как-то виновато улыбаясь, сказала:
-Ладно, я потом ей перезвоню.
Я понимающе кивнула, но не могла сдержать ликующей улыбки.
Котя позвонила ещё раза два. Кристина не брала трубку. Тогда начал бренчать мой телефон.
Я просто отключила его.
Мы продолжали гулять, и я чувствовала, что теперь я и Кристина по-настоящему лучшие подруги. Я заняла место Коти. И если тогда Кристина спокойно могла пожертвовать мной ради прогулки с Котей, то теперь всё было наоборот.
Настроение у меня подскочило выше небоскреба. Мы весело болтали, Кристина улыбалась мне, я ей... В общем, это было просто чудесно. 
Но в самом конце прогулки мы вдруг натолкнулись на Котю. Не знаю, что она там делала одна, но вид у неё был хмурый и загруженный. Мне было неприятно, что мы встретили её. 
Кристина выпустила мою руку, подошла к Коте, и они обменялись приветственными поцелуями в щеку. Когда они целовались, Котя что-то сказала ей на ухо – и мне почему-то показалось, что это как-то связано со мной. Кристина на секунду отстранилась, как будто в удивлении, и что-то ответила ей вполголоса. Котя помрачнела ещё больше. 
Я не понимала, что происходит. 
Потом Кристина обернулась ко мне, лицо у неё было виноватым.
-Ладно, Алис, увидимся, - сказала она мне. 
Котя промолчала и даже не взглянула на меня. 
Они ушли.
Я в полном недоумении осталась в парке. По правде говоря, я так и не поняла, что всё это значит.

16


Fuck! Мне очень трудно сдерживать эмоции. Да я и не должна, ведь я эмо! Но я не хочу сейчас реветь в подушку. Хотя уже вот-вот расплачусь... Всё обломалось.
Сегодня мы сидели у Кристины. Там были Котя, сама Кристина, пара девочек и один парень. Я пришла позже всех. Когда я вошла в зал, увидела, что Котя и Кристина сидят на диване вместе. В этом ещё не было ничего такого... Но когда Котя увидела меня, она вдруг взяла Кристину за подбородок, повернула её лицо к себе, и они стали целоваться взасос... Это продолжалось очень долго. Было видно, что им обеим это доставляет огромное и неослабевающее удовольствие. Раньше при мне они никогда ничего подобного не делали. Разве что легонько чмокались в губы при встрече... 
Секунд десять я стояла как столб и тупо смотрела. Это зрелище произвело на меня ужасное впечатление. Когда я пришла в себя, мне захотелось выбежать из квартиры. Но я вовремя поняла, что это будет выглядеть глупо. Я прошла и села на диван, не показывая вида, хотя едва сдерживала слёзы. Через какое-то время они перестали целоваться, и Кристина увидела меня своими затуманенными глазами. Но она ничуть не удивилась моему присутствию и, навряд ли задумалась о том, какие чувства я испытала от увиденного. Это потрясло меня даже больше, чем сам поцелуй.
Весь вечер я сидела сама не своя. Я чувствовала себя зомби. Мне было ужасно обидно, как от какой-то несправедливости. Вся моя вчерашняя самонадеянность разлетелась в прах.
Кристина была, как обычно, весёлая и обворожительная. Я смотрела на неё со стороны. Иногда наши взгляды встречались, и она мне ободряюще улыбалась. Тогда у меня всё внутри расцветало... Но потом она опять надолго забывала меня. Какая красивая она была сегодня! Все эти эмо-штучки не просто подчеркивают её красоту, а создают вокруг неё какой-то магнетический ореол... Он притягивает, как волшебство. Не знаю, как это объяснить. Кристина особенная. И это видно даже в нашем круге, где, по идее, все особенные. 
Под конец вечеринки я спросила у одной девочки-эмо, которая давно знает Кристину с Котей:
-И давно у них это?
-Что?- не поняла она.
-Ну... поцелуи...
-А... в смысле, давно ли они лесбиянки? 
-Ну...да...
-Да знаешь... сколько их помню... всегда...
Как же я упустила всё это из виду! Как не видела ни разу до сих пор? Я намеревалась отбить у Коти место лучшей подруги, а они оказались любовницами!.. А я-то думала, что открыла Америку со своими чувствами к Кристине. Даже боялась, что это её шокирует. А оказалось, она и сама... Много лет подряд... Бывает же такое! Даже если я теперь лучшая подруга Кристины, Котя всё равно значит для неё больше. Котя для неё – любовница, девушка, не знаю как ещё это назвать... Она для Кристины именно та, кем я на самом деле мечтала для неё быть. Мечтала в глубине души и никогда себе в этом не признавалась.

17 

Целый день я пыталась остаться наедине с Кристиной, хотя точно знала, что у меня никогда не хватит смелости сделать задуманное. А Котя, как назло, ни на шаг от неё не отходила. Целый день я промучилась. Если бы я заметила, что Кристина ко мне охладела, я бы этого не вынесла... Но она, наоборот, будто тяготилась Котей. И как бы говорила мне глазами, что она предпочитает ей меня. Или мне это казалось?.. Но в любом случае, это наполнило меня смелостью, и я стала действовать решительно. 
Когда мы сидели на уроке и Котю вызвали к доске, я быстренько накатала записку и передала её Кристинке. 
Я написала так: “После этого урока на крыльце, ты и я. Без Коти!” 
Кристина прочитала записку и повернулась ко мне в полном изумлении. Потом написала “Что это значит?..” 
Время убегало. Коте оставалось дописать на доске пару строчек, и она бы уже вернулась. Я видела, как нетерпеливо она оборачивается к нам и спешит закончить, чтобы скорее вернуться на место. 
Я торопливо написала Кристине: “На месте объясню!” Кристина прочитала и посмотрела на меня со снисходительной улыбкой, как на ребёнка. В этот момент возвращалась Котя. Чувствуя безнадежность, я отвернулась. “Кристина ничего не поняла, - подумала я. – А если и поняла, всё равно не придёт.” Я раскаялась в своей “дурацкой” затее. 
Когда прозвенел звонок, я сорвалась с места, собираясь уйти домой, а дома наплакаться вволю. Но на крыльце я всё-таки задержалась. У меня была слабая надежда, что удача мне улыбнется. Через минуту дверь открылась, и я увидела Кристину. Она была одна. Я чуть не задохнулась от счастья.
-В чём дело? – спросила она.
-Давай уйдём отсюда, пока Котя не пришла! – взволнованно сказала я.
Кристина недоуменно приподняла брови, но возражать не стала.  
Мы отправились в школьный сад. Он очень густой, и там легко уединиться. Пока мы шли, я старалась не смотреть на Кристину. Все мысли исчезли у меня из головы, я не знала, что буду говорить и как. Единственное, что вертелось в голове , это как Кристине удалось оторваться от Коти?..
Наконец, мы пришли. Остановились возле дерева, на котором пожелтели все листья. Было свежо, и меня охватила легкая дрожь. А может, это было не от холода. 
Мы стояли и молча смотрели друг на друга. А лицо у Кристинки недовольное. У меня от страха душа в пятки ушла. Ну всё, думаю, приехали...
-В чём дело-то? – снова у меня спросила.
А я онемела. Ну вообще просто русский язык забыла. 
Ну, думаю, гори всё синим пламенем... 
Взяла... и поцеловала её! 
Поцелуй длился всего секунд пять. Но ничего лучше этого в моей жизни не было. В воздухе пахло дымом. Листья падали на землю с тихим шорохом. На мгновение перестало существовать всё, кроме этого бесконечного, пронизанного солнечными лучами удовольствия... А когда поцелуй закончился, всё вокруг возникло опять, но совершенно другое, обновленно-сверкающее и чистое, как будто умытое родниковой водой.
-Смешная ты, - сказала она, когда мы перестали. Она улыбалась. Её синие глаза были подернуты поволокой. – Необязательно было так. Можно было и просто... – она не договорила, но я поняла, что она хотела сказать. Можно было обойтись и без всех этих интригующих прелюдий, тогда всё вышло бы естественнее и проще.
-Ты мне нравишься ужасно... – сказала я. – Ты такая классная... У меня никогда не было такой подружки, как ты.
Она посмотрела на меня задумчиво-грустными глазами.
-Ты тоже, - сказала она, - просто супер. Ты так изменилась за последнее время. Тебя не узнать...
Слова были приятными, но я почему-то не обрадовалась.
-Спасибо... Но почему ты такая грустная? – спросила я.
-Да нет, всё в порядке, - она поправила свою челку (тоже её любимый жест, от которого я с ума схожу). 
-Ну скажи мне! Ведь ты говорила, что самое главное – это открыто проявлять свои эмоции!
Она усмехнулась и опять посмотрела на меня снисходительным взглядом. 
-Некоторые эмоции всё же лучше не проявлять... – сказала она.
-Тебе Котя больше нравится, чем я, да? Скажи, я пойму, - сказала я, зная, что не смогу этого понять.
-Алис... Не задавай таких вопросов... 
-Почему?
-Есть много такого, чего тебе знать пока не полагается, - сказала она с загадочной улыбкой.
И уже сама поцеловала меня...

Мне кажется, теперь для Кристины всё окончательно перевернулось. Теперь я для неё и лучшая подружка, и девчонка, и любовь... Коти больше нет...

18

Над моей головой сгущаются тучи. Сегодня в школе Котя подошла ко мне и сказала:
-Не лезь к нам с Кристинкой. Мы с ней – лучшие подруги, а ты лишняя. Поняла?
-Кристина вчера поцеловала меня. В губы, - сказала я.
Котя на мгновение удивленно замолчала.
-Ну и что! Это ни о чём не говорит. Ты не представляешь, что нас с ней связывает. И понятия не имеешь, насколько тесно мы дружим. 
Голос её в конце почему-то дрогнул.
-И что вас связывает? – спросила я.
-Ты думаешь, что влилась в компанию и теперь в теме? – не удосужилась она ответить. – Поверь мне, ты видела только самую поверхность. Главного тебе никогда не покажут. Ты ничем не отличаешься от непосвященных. Не понимаю, какого хера Кристинка возится с тобой...
Котя была уже взвинчена. Помолчав немного, она неприязненно посмотрела мне в глаза и сказала:
-Хочешь знать, что нас связывает? Завтра сама увидишь.
И ушла. Что я должна увидеть и почему именно завтра? Ожидание – хуже всего на свете. 
Потом я пыталась поговорить с Кристиной. Было это на перемене. Она шла в толпе людей. Я сказала ей “Привет” и улыбнулась так, чтобы она поняла все мои чувства к ней. Но она осталась такой же хмурой и только рассеянно мне кивнула, даже не улыбнувшись. И прошла мимо. Поговорить не удалось. Они, кажется, поссорились с Котей из-за того, что она узнала про поцелуй... Но, значит, Котя до сих пор для неё что-то значит? Всё далеко не так просто, как я думала. И между мной и Кристиной ещё ничего не решено...

19

Всё ужасно!.. У меня нет слов, как всё ужасно! Я плачу не переставая. Никогда мне ещё не было так плохо...

Придя сегодня в школу, я почти сразу увидела Котю. Безупречно одетая, с бледным лицом и холодными глазами, она была болезненно-красива. Подойдя ко мне, она протянула мне компакт-диск. Я сразу заподозрила неладное и не хотела брать.
-Там Кристина, - сказала она. – Когда посмотришь, прими к сведению – это самое меньшее и безобидное, что связывает меня и её. 
Положила диск на подоконник и ушла. Я подумала немного и взяла диск – не оставлять же.  Пришла домой, сунула его в комп. Я ожидала увидеть всё что угодно, но только не это. Это была запись на видеокамеру. Происходило всё в комнате Кристины – я это сразу узнала по постерам, которыми увешаны её стены. На кровати сидели Кристина и Котя. Поначалу они о чем-то разговаривали, смеялись. Потом Кристина говорит - “Давай снимем фильм, потом будем продавать. Мне кажется, спрос будет нешуточный...” У меня сразу по спине холодок пробежал. Ну и слово за слово, они начали целоваться, потом разделись догола, а потом... Началось такое! У меня глаза на лоб полезли. Так вот что их связывает! Вот насколько у них всё глубоко... Я даже не задумывалась о возможности чего-то такого между мной и Кристиной... И предположить не могла, что такое может быть между ними... Но запись говорила яснее всяких слов.
Я была уничтожена. 
Не в силах смотреть, я нажала на «стоп».
У меня было чувство, что кто-то выпотрошил меня. Растоптал самое священное место у меня в душе.
Это была даже не ревность. Это было что-то куда более мучительное и горькое.


Сейчас я немного успокоилась и пытаюсь разобраться в своих чувствах. Да, Котя не наврала. Их действительно связывает то, что мне и не снилось. И я до сих пор не знаю, как мне реагировать на всю эту ситуацию. Значит, я в самом деле лишняя... Мне теперь кажется, что Кристину от меня отделяет километровая пропасть. Что я никогда не смогу занять место Коти. И самое ужасное, что чем больше я понимаю это, тем сильнее хочу быть с Кристиной рядом! Несмотря ни на что. Несмотря на эту запись и на всё, что у них было с Котей.

20

Сейчас утро. После вчерашних событий я долго не могла уснуть. И вдруг в два часа ночи мне приходит смс-ка от Кристины. Я обрадовалась так, будто произошло не знай что. Про эту видеозапись я уже не помнила, честное слово. Я так хотела забыть её, что она сама стерлась из моей памяти. А смс-ка была короткая - “Как дела, эмочка? Я думаю о тебе”. Эта смс-ка согрела мне душу. Я написала “Отлично, а у тебя? Я тоже о тебе думаю”. Ответа я не дождалась, просто закрыла глаза и представляла, что мы вместе и как нам хорошо вдвоем. Мне стало уютно и тепло, и я очень быстро уснула. Даже не знаю, зачем я сейчас это написала. Пустяки какие-то. Ну всё, я побежала в школу, опаздываю.

Вечер. Пью апельсиновый сок и думаю. 
Я всё-таки диву даюсь этой Коте. Ведь не постеснялась же подсунуть мне запись, где она голышом занимается  э т и м! Я понимаю, там был бы кто-нибудь другой. Но ведь там она! Или у неё отсутствуют всякие комплексы, или у неё окончательно съехала крыша от страха потерять Кристину. Наверное, она тоже сильно любит её. Удивительно, но мне стало почти жалко её.
Сегодня я никого из них не видела. Кристина тоже больше не пишет. Я не решилась позвонить ей. Не знаю, что у них там происходит, но по-моему что-то серьезное. Наверное, решается судьба их отношений. Не хочу влезать. Мне кажется, у меня нет на это морального права.
Когда я возвращалась из школы, ко мне прицепился один парень. В черном свитере и брюках, на ногах остроносые ботинки. Физиономия нагловатая, с самодовольной улыбкой. Всё пытался познакомиться, хорохорился и выпендривался, строил из себя неизвестно кого. И даже не подозревал, что его неуверенность в себе написана у него на лбу зеленым маркером. Выглядел ужасно глупо. Я его вежливо отшивала, но он всё не отвязывался. Я не выдержала и послала его на три буквы... Он моментально отстал. А теперь мне совестно. Не надо было так. Он же ни в чем не виноват. Теперь сидит, наверно, на каком-нибудь анти-эмо форуме и пишет, что все эмо УГ и что всех нас надо поубивать и сжечь. 
А я сижу на форуме эмо, и тут дела ничуть не лучше. Как меня достали все эти споры, насчет того, кто “тру”, а кто “позеры”! Самое противное, что каждый уверен в своей правоте, а всех остальных поливает грязью. 
Пусть я не настоящая эмо. Я позер. Или педовка. Или эмокид. Кому как нравится. Мне всё равно.

21

Творится черт знает что! Кристина игнорирует мои звонки. Не отвечает на сообщения в “контакте”. А если мы встречаемся с ней в реале, она проходит мимо, не обращая на меня внимания. Что произошло?.. Я теряюсь в догадках. Неужели я ей больше не нужна? С этим я никогда не смогу смириться...
И другая странность. Котя ходит отдельно от неё. Они не общаются! Наша неразлучная троица попросту развалилась на части. Но сегодня, увидев Котю, такую хмурую и о чём-то тяжело задумавшуюся, я не испытала к ней той неприязни, какую чувствовала в последнее время. Мне её было по-человечески жалко. Странно признаваться себе в этом, но я в последнее время испытываю к ней всё большую симпатию. Раньше, ослепленная Кристиной, я её толком не замечала. А после недавних событий даже ненавидела её... Теперь я вижу, что она очень интересный и привлекательный человек. И мне даже становится совестно, что я хочу занять её место, отодвинуть её на второй план. Но что поделаешь, если я так сильно люблю Кристину?

Всё-таки. Что там могло стрястись такого? И откуда мне это выведать, если они обе со мной не общаются?..  
Рома! Это мой последний шанс. Он должен всё разузнать для меня. Сейчас я ему позвоню...

Ну ладно. Дело хоть немного сдвинулось с мертвой точки. Рома сказал, что узнает всё, что сможет, хотя и не обещал ничего. Буду ждать. Другого мне не остаётся.

Что-то нехорошо мне... 
Позвонил Рома и сказал, что между Кристиной и Котей произошёл невиданный скандал и что там всё очень серьёзно.
-Что конкретно произошло? – спросила я.
-Не знаю. Там был Майк. Он всё видел, но сказал, что это не моё дело. Если хочешь, сама позвони ему, может, тебе он расскажет. 
-Это всё, что ты узнал?
-Да, но уже за это ты мне должна быть ужасно благодарна...
-Знаю, знаю. Спасибо.
Я положила трубку. Значит, всё видел Майк. То есть Миша. Самый несговорчивый и замкнутый эмо в нашей компании. Почему свидетелем скандала не мог быть кто-нибудь другой? Но делать нечего. Это моя единственная зацепка. К тому же, одно время он пытался ухаживать за мной, хотя быстро сдулся...

-Алло, Майк?
-Да. Кто это?
-Привет, это Алиса.
-Чего тебе?
-Как поживаешь?
-Нормально. Что надо? Ты ведь наверное, звонишь не потому, что интересуешься, как мои дела.
Так. Мне ужасно повезло: он ещё и не в настроении.
-Ну... и поэтому тоже... – сказала я, не ожидая, что он поверит.
-Угу. Так что надо?
-Ну, в общем, я хочу знать, что произошло между Котей и Кристиной.
-И ты тоже? Вы там сговорились, что ли, все?
-Нет...
-Тебе-то зачем это понадобилось?
-Они мои подружки.
-Так не лучше ли спросить у них?
-Они мне не скажут. Я поссорилась с обеими. А мне очень важно знать, что там было между ними. Ты мне расскажешь, м?.. 
В трубке воцарилось недовольное молчание.
-Ну, если в двух словах, то Кристина сказала Коте, что больше не хочет с ней водиться. Как-то как. А Котя сказала, что она просто бессердечная тварь, если может говорить ей такое. И что потом она сама пожалеет о своих словах. Вот и всё. После этого они разошлись в разные стороны.
-И всё, что ли?
-А что, мало?
-Ну ладно, спасибо.
-За “спасибо” пивко не купишь. Шутка. Давай, пока...

Итак, Кристина решила бросить Котю... Ради меня? (Мелькнула надежда.) Но зачем тогда она со мной не общается? А может, именно сейчас она как раз делает выбор между ней и мной. Но я не буду просто ждать, сложа руки.

22

Я стояла в школьном коридоре, ожидая Кристину. Бледная и озабоченная, она шла торопливым шагом. Я двинулась ей навстречу, но она в упор не видела меня. 
“Нарочно!..” – догадалась я. Дождавшись, когда мы поровнялись, я сказала:
-Кристина, нам нужно поговорить.
Голос у меня дрожал.
Она даже не взглянула на меня и хотела пройти мимо.
-Кристина!! – закричала я так, что игнорировать было уже нельзя. 
На нас обернулись люди. 
Две ругающиеся эмо – это то, что они не отказались бы понаблюдать.
-Оставь меня в покое! – сквозь зубы проговорила Кристина.
Я не понимала, что творится. Почему случилась эта ужасная перемена? 
Я схватила Кристину за руку, боясь, что она снова убежит. Она посмотрела на меня таким уничтожающим взглядом, что я отшатнулась.
-Что происходит, Кристиночка? Ведь мы же подруги! Почему ты так поступаешь со мной?.. – проговорила я, задыхаясь от волнения.
Несколько мгновений Кристина разглядывала меня. Потом мрачно кивнула мне в сторону окна, где нас никто не мог услышать. Когда мы встали у окна, она сказала: 
-Понимаешь, Алиса, мы больше не можем быть подружками, - сказала она, как будто нас связывала только дружба, а не что-то большее. Это означало, что она перечеркивает все чувства, которые между нами были. Это было так подавляюще, что мне захотелось плакать.
- В каком смысле? – не сразу сумела я выговорить.
-В прямом.
Кристина была категорична и беспощадна.
-Но... почему?..
-...Потому что.
-Такой ответ не годится, - твердо сказала я, немного придя в себя. – Если после всего, что было, ты отвергаешь меня, я хочу знать, чем я это заслужила.
-Да ничего ты не заслужила. Ты здесь вообще ни при чем. Ты ни в чём не виновата. Просто прими это как факт – мы больше не подруги.
-Я не могу это вот так принять! - воскликнула я дрожащим от обиды голосом. - Могу я хотя бы услышать, почему всё это?
Она молчала, нервно покусывая нижнюю губу.
-Котя? – сказала я.
Я думала, Кристина начнёт отпираться.
Но она просто сказала:
-Да, Котя.
-И что она?
-Ну ладно. Скажу тебе всё, как есть. Котя поставила мне ультиматум. Или ты, или она. И... я выбрала её.
-Но почему? Почему её?..
-Потому. Потому что мы с ней уже целую вечность дружим. Потому что она слишком много для меня сделала. Да ещё много почему.
-Ну а почему вопрос стоит именно так – я или она? Разве мы не можем дружить все вместе? Я лично ничего против неё не имею. Я хочу сказать... Разве ты не можешь  п р о с т о  д р у ж и т ь  со мной?.. Я ведь не прошу  б о л ь ш е г о! Пусть у вас с Котей будет всё, что вы хотите. А со мной просто дружи! Мне больше ничего не надо! Мне хватит и этого!..
-Котя не поймёт этого. Да и не поверит. Она успокоится только тогда, когда ты полностью исчезнешь из нашей жизни. И, знаешь... Я думаю, она вправе требовать от меня такое. Ты ничего о нас не знаешь... Нас связывает очень многое. И всё это вот так не возьмешь и не вычеркнешь. Даже если бы я и хотела... Ну подумай сама! Как я отвергну её? Ведь она ангел!
-Хорош, блин, ангел! – вскрикнула я, уже чуть не плача. - А ты знаешь, что на днях сделал этот ангел? 
Кристина посмотрела на меня устало-вопросительно.
-Она дала мне запись, где вы трахаетесь! – выкрикнула я, отчеканив последнее слово с особым смаком, как будто мстила им обеим за то, что они так обошлись со мной.
-Что за ерунду ты говоришь? – глухо сказала Кристина. Её глаза стали холоднее льда.
-Это не ерунда. 
-Какая запись?
-А такая. Вы сидите на твоей кровати. Потом ты говоришь – давай снимем фильм и будем продавать. А потом вы раздеваетесь и...
-Откуда к тебе попала эта запись? – перебила Кристина.
-Да блин. Говорю – Котя мне дала её. 
-Не может быть. Врёшь ты всё. Говори, откуда у тебя эта запись?
-Повторяю ещё раз. Мне дала её Котя! А если не веришь – спроси у неё. Раз она такой ангел, как ты говоришь, она не станет этого отрицать.
Кристина пребывала в злобной растерянности. Как будто кто-то невидимый нанёс ей удар, и она не знала, на кого обрушиться справедливым гневом.
-И зачем она тебе её дала? – спросила она наконец.
- Она сказала, чтобы я отстала от тебя, потому что вас многое связывает. И в виде доказательства принесла мне этот диск. Откуда я, по-твоему, вообще узнала о существовании этой видеозаписи, если не от неё?
Кристина мучительно колебалась ещё несколько мгновений, но она не могла не согласиться с моими аргументами. Но вдруг её глаза загорелись, как будто она поняла что-то очень важное для себя. Она взорвалась.
-Вот сучка! – воскликнула она вне себя от возмущения. – А что мешало ей сделать то же самое и тогда? Ведь это совершенно всё меняет! Меняет всё и окончательно!
До меня не доходило.
-Я ничего не понимаю, - сказала я. – О чём ты?..
Никогда я не видела Кристину в такой ярости. Она ходила из стороны в сторону, видимо, что-то усиленно обдумывая, и нервно кусала себе губы. Потом резко остановилась, посмотрела на меня и сказала:
-Для начала мне надо успокоиться. Давай уйдём отсюда и купим чего-нибудь попить.
Мы вышли из школы, добрались до киоска.
Купили кока-колы. Кристина отпила треть бутылки и, кажется, немного успокоилась.
-Теперь мне всё понятно, - приговаривала она. – Теперь я больше ничего не должна..
-Что не должна?
-Да тут так с ходу не объяснишь, нужно много рассказать.
-Ну так расскажи.
-Я расскажу. Вот только не знаю, с чего и начать.
-Начни с чего-нибудь.
-Давай лучше сядем.
Мы выбрались на проспект и шли по нему, пока не увидели свободную скамейку. Здесь, под сенью деревьев, было спокойно и уютно. Прохожих почти не было. 
Мы сели, и Кристина начала рассказывать.
-В общем, дружим мы с Котей с первого класса. Часто и надолго ссорились, но потом всегда мирились. И жизнь у нас с ней с самого начала была как будто общая, нераздельная. Куда идёт Котя, туда я, и наоборот. Не разлей вода, короче говоря. Некоторые думали, что мы сестры, потому что мы частенько ночевали друг у друга. Мы не могли расстаться даже на ночь. А если расставались, то на меня нападала такая скука, что просто невозможно ничего делать. И на неё, скорее всего, тоже. Круглые ночи напролет мы играли в карты и компьютерные стрелялки, вызывали духов... Разыгрывали знакомых по телефону. Днем мы шатались по городу – излазили буквально каждый метр. Что мы с ней только не делали и не попробовали! Жизни не хватит рассказать. И так же вместе мы решили стать эмо. Было это почти год назад. С парнями ни у меня, ни у неё надолго ничего не получалось. Появлялся то один, то другой, и как-то быстро исчезали. Наша двоица была настолько сплоченной, что никто просто не мог втиснуться в неё. Да и мы особо не расстраивались – нам и вдвоем было интересно и весело. Как я сказала, мы пробовали всё. Ну, попробовали и  э т о... Конечно, не сразу то, что ты там видела. Началось с малого, а потом, постепенно... Знаешь, такие вещи засасывают. Хочется всё более острых ощущений, а остановиться невозможно. А однажды мы даже решили записать это на камеру. Так и возникла эта видеозапись. Ну и само собой, парни нам вообще стали не нужны. Их клеилось всё больше и больше, особенно когда мы стали эмо, но мы их дружно посылали в одно место. Нам был никто не нужен. Но однажды, в клубе, я познакомилась с Максом. Котя в этот день болела и лежала дома. Мы никогда не ходили по отдельности, но в этот раз одни знакомые так слёзно умоляли меня пойти с ними, что я не могла отказать. Концерт был клевый! Когда я танцевала, ко мне стал клеиться один парень. Он был симпатичный, модно одетый, с такой приятной улыбкой и красивой фигурой. Мне льстило, что из всех танцевавших он выбрал именно меня, и я стала отвечать на его заигрывания. Весь вечер иы протанцевали вместе... А когда концерт кончился, он попросил проводить меня до дома. Я согласилась. Мы шли и разговаривали. Обменялись телефонами, договорились встретиться снова. Он позвонил на следующий же день и позвал меня гулять. И тут началось... Встречи, походы в кино, ночные прогулки, поцелуи... В общем, я и не заметила, как влюбилась.Это была настоящая любовь. Такого я не испытывала ни до, ни после него... – на этом месте Кристининого рассказа меня охватило уныние. – Это была такая сильная любовь, что я одно время почти даже не общалась с Котей. Она, конечно, закатывала из-за этого скандалы со слезами, но потом всё устаканилось. А скоро наши отношения с Максом зашли так далеко, как только могли зайти. Я была на седьмом небе от счастья. То, что произошло потом, похоже на кошмарный сон. Я сидела дома, такая довольная и жизнерадостная, смотрела телек, ела чипсы и ждала прихода Макса. Мы собирались пойти в киношку. Раздался звонок в дверь. Я открыла, собираясь расцеловать Макса. А он вошёл с таким лицом, будто только что с похорон. Весь бледный, а в глазах столько ярости, что я испугалась.
-Что случилось? – говорю.
-Ничего не случилось.
-Всё нормально? Пойдём в кино? – спрашиваю.
А он такой:
-В кино? А зачем?
-Ну ведь мы собирались...
-А... Мы собирались. Понятно. Вот только зачем тебе со мной ходить в кино?
Я уставилась на него, ничего не понимаю.
-В каком смысле?.. – говорю.
-Зачем я тебе нужен вообще? – спрашивает.
-Что за дурацкие вопросы, Максим?
-Отвечай, - злобно так говорит. – Зачем я тебе?
Я говорю:
-Ты мне нравишься... Мне с тобой очень хорошо. Что ты ещё хочешь услышать?..
-А с Котей разве было хуже?
Я вообще офигела.
-А при чем здесь Котя? Она моя подруга...
-Близкая подруга? –язвительно так спрашивает.
-Ну да... а что?
-Насколько близкая?
Я говорю:
-На что ты намекаешь?
-Я? Намекаю? Да нет, я говорю прямо. 
-Максим, я ничего не понимаю. Что ты хочешь от меня?..
-От тебя? Ты знаешь, уже ничего. Совсем ничего. Ответь только на один вопрос... Кто лучше в постели – я или Котя?
От шока я не смогла ничего ответить.
-Видимо, ты ещё не определилась. А когда ты собиралась определиться? Завтра? Послезавтра? Или, может, через месяц?
Я начала оправдываться. Стала говорить, что это всё в прошлом. Что это ничего не значит.
А он такой:
-Конечно, конечно! Моя девушка лесбиянка! Моя девушка на досуге снимается в порнофильмах со своей подругой!.. Естественно, это такой пустяк! Такая мелочь!..
Я заплакала. Сказала, что всё это было ошибкой и я очень сожалею.  
-Что мне сделать,  - говорю, - чтобы ты меня простил?
-Что тебе сделать? – говорит. - Да самую малость. Забудь, пожалуйста, мой телефон, а лучше и меня тоже.
-Макс! – закричала я, потому что он повернулся уходить. – Я люблю тебя! Пожалуйста, прости меня!
Он вдруг повернулся и впился в меня своими глазами-угольками. И знаешь, что сказал? Он сказал:
-Меня тошнит от тебя, мразь эмовская! От вас обеих! Если бы я сразу знал, я бы на километр к тебе не приблизился! – он даже плюнул на пол прихожей. – Угораздило же меня связаться с эмо! Говорили мне, что вы чмошники и педерасты, а я не слушал. Сам виноват! Но теперь с меня хватит. И боже тебя упаси хоть раз позвонить мне, сука!..
Он вышел из квартиры, хлопнув дверью.
Трудно описать, в какое отчаяние я впала от этих слов. Меня просто трясло. Слезы лились потоком. Мне было так плохо, что я думала, сейчас умру. И тут я вспомнила про ту, которая всегда была рядом, когда мне было плохо... Я позвонила Коте и попросила приехать. Она была у меня меньше, чем через десять минут. Я рассказала ей всё, что произошло. Она слушала и утешала меня. Говорила, что Макс просто не заслуживает такой чудесной девушки, как я. Потом она посадила меня на кровать, закутала одеялом и приготовила крепкий чай, в который добавила коньяку. Постепенно я стала приходить в себя. Я не могла понять, откуда он мог узнать всё это? Но я не слишком задумывалась об этом. Гораздо больше меня поразило то, как он отнесся к этому. Я думала, раз он любит меня, то простит всё, и это тоже. 
-Но разве ты не подумала, что именно Котя передала ему эту видеозапись? – прервала я её рассказ. – Ведь кроме тебя и Коти никто не знал о её существовании! 
-Сейчас, после того, что ты мне сказала, я даже не сомневаюсь, что это она. Да, по правде говоря, и тогда в перый момент мои подозрения пали на неё. Я, немного придя в себя, практически сразу и накинулась на неё с обвинениями. Я кричала на неё, что это она дала Максу видеозапись. Котя всё отрицала с такой обидой, с таким возмущением и изумлением, что любой бы поверил в её непричастность. Но я всё равно не верила. Тогда я вспомнила, что Котя очень суеверна. Я и раньше не раз этим пользовалась, чтобы поймать её на вранье. Я сказала ей, чтобы она поклялась жизнью, что она не виновата. И к моему удивлению она поклялась сразу, не задумываясь ни на секунду, совершенно спокойно. Сказала, что никогда бы так не подставила свою лучшую подругу. Что она не чудовище и не совсем ещё выжила из ума, чтобы давать кому-то видео, на котором она сама же в костюме Евы. Подозреваемых кроме неё не оставалось, но я точно знаю, что Котя не смогла бы так хладнокровно поклясться жизнью. Я слишком хорошо и давно её знаю. Я спросила у неё, откуда тогда к Максу попала эта запись? Мы стали рассуждать и пришли к выводу, что всему виной какой-нибудь хакер, который похитил видяшку с моего или её компьютера. Котя сказала, что есть такие охотники, которые только тем и промышляют, что взламывают компы, а потом выкладывают украденное домашнее видео в сети. Я и сама об этом слышала. Потом Котя стала говорить, что Макс всё равно не достоин меня и так далее. Макс и в самом деле не звонил и не писал. Просто исчез. А потом случилось это. Все, асболютно все – одноклассники, приятели по школе, друзья, знакомые - получили по экземпляру этой видеозаписи. Кто-то позаботился, чтобы в неизвестности не осталась ни одна живая душа. Этот “кто-то” был, конечно, Макс. Больше некому. До меня доходили слухи, что он сам в этом и признался. Котя предлагала как-нибудь отомстить ему. Но я сказала, пусть это останется на его совести, мне всё равно. Кстати, через полторы недели он разбился на мотоцикле. Хотя и не насмерть. Как бы то ни было, а с тех пор все только и делали, что смеялись над нами за глаза и в лицо. И все от нас отвернулись, как от прокаженных. Ну, это можно понять... Предрассудки - штука нестареющая. Теперь эта видяшка есть везде. Удивляюсь, как меня не узнают на улице. С тех пор мы опять стали вдоем – я и Котя. Уже не потому, что мы ни с кем не хотели, а потому что с нами никто не хотел. Это потом мы уже познакомились с Тамарой, Ксюшей и со всеми другими из нашей эмо-компании. Через какое-то время они тоже узнали об этом, но отреагировали спокойно. Но, значит, всё это произошло по вине Коти! Вот она сучка!..
Я смотрела на Кристину и не могла придти в себя от изумления. 
Нет, виной тому был вовсе не её рассказ. 
Я отчетливо, слишком отчетливо видела: Кристина больше старается убедить себя, что злится на Котю, чем злится на самом деле. Это было непонятно, но я чувствовала, что уже скоро, буквально в следующее мгновение, концы сойдутся с концами.
-Ну-ка, Алиса, идём со мной... – сказала Кристина.
-Куда?
-Идём...
Кристина потащила меня обратно в школу.
Она была очень суетлива, торопилась и постоянно смотрела на меня.
Но разгадка была уже близко. Она уже щекотала край моего рассудка.
И вот, когда мы шли по стадиону, а вокруг кричали играющие в футбол мальчики, на меня нашло озарение. Как если бы кто-то свыше свыше вдруг открыл мне глаза. Я поняла всё, абсолютно всё.
Я поняла, что Кристина давно уже любит меня. Возможно, с того момента, когда мы играли в «Твистер». Может, даже раньше. И она уже давно хотела бросить Котю ради меня. Но не могла это сделать, потому что знала, как сильно Котя любит её. Не могла её бросить из банальной жалости. Она знала, какой это будет удар для Коти, и её совесть просто не позволяла сделать это. Она искала причину или хотя бы повод. Но ничего не было. До сегодняшнего дня. Сегодня обнаружилось, что Котя предала её. Пусть это было давно. Пусть Кристина легко простила бы её за это в иной ситуации. Да Кристина и простила – наверняка сразу же. Она бы никогда не смогла по-настоящему возненавидеть Котю, потому что, по сравнению со всем прочим, это был пустячный проступок. Кристина позлилась бы немного, но потом всё прошло бы. Так всё и было бы... Но это давнишнее предательство оказалось отличным поводом. Орудием, чтобы, наконец, порвать с Котей. И Кристина спешила пустить в ход это орудие. Она торопилась, чтобы не растерять свою подделанную ненависть к Коте. Ненависть, которой, конечно, не было. Всё, что сейчас происходило, было обыкновенным фарсом, единственной целью которого было выкинуть Котю за борт нашей с Кристины любви.
Когда я поняла всё это, я не испытала ни грамма радости. Я получила то, о чём мучительно грезила последние несколько месяцев. Любовь Кристины. Но я ощущала лишь раскаяние. И жалость к Коте. 

Минут двадцать мы искали Котю. Нашли её на третьем этаже. Она выходила из туалета, где, видимо, курила. Вид у неё был грустный, как и всё последнее время. Увидев нас, она опешила и застыла на месте.
-Привет, Котечка! – сказала Кристина с сарказмом.
-П-привет... – сказала Котя и растерянно улыбнулась. Эта улыбка так ясно говорила, как сильно Котя любит Кристину, что я испытала мучительное чувство.
-Что делаешь? – с нарочитой непринужденностью спросила Кристина.
-Ничего... А вы?
-А мы тебя ищем.
-Зачем?
-Спросить кое-что.
-Спросить? – В её глазах мелькнула затаенная тревога. – Ну... спрашивайте.
-Зачем ты дала видеозапись Максиму? – огорошила её Кристина.
-Что? Максиму? – Котя в замешательстве переводила взгляд с Кристины на меня и обратно. - Какому Максиму? Ты о чем?
-Ах, ты уже забыла? Нагадила и вычеркнула из памяти?
Котя была похоже на котёнка, которого загнали в угол и сейчас будут бить. Мне было жалко её.
-Я не понимаю, о чем ты говоришь. Ты прекрасно знаешь, что я здесь ни при чем! – сказала Котя дрожащим голосом.
- Мне всё известно. Это ты сделала. У меня есть доказательства. Так что отпираться бесполезно...
Котя была бледной от страха. Но вдруг лицо её изменилось. В глазах вспыхнула злоба.
-Да! Это я сделала! И что дальше? Что...
Но она умолкла, потому что Кристина подняла руку к её лицу.
-Всё... Не нужно ничего говорить. Мы с тобой больше не подруги, - произнесла Кристина. 
Но Котя не собиралась молчать.
-Да, я дала ему эту запись, но что это меняет? – воскликнула она. – Подумай хорошенько, что ты сейчас делаешь. Где ты ещё найдешь такую подругу, как я? Посмотри вокруг - все за километр обходят нас. По отдельности мы пропадем! Кто ещё поймёт тебя так, как я? С кем ты будешь дружить? Вот с этой, что ли? – она презрительно кивнула в мою сторону.
Кристина насмешливо смотрела на Котю, но внезапно, вместо ответа, повернулась ко мне и стала меня целовать. Это было так неожиданно, что я чуть было не шарахнулась от неё. Опомнившись, я с радостью ответила на поцелуй. На Котю это произвело подавляющее впечатление. Это было вроде пощечины, только обиднее, изощреннее. Сперва Котя просто стояла и изумленно смотрела на нас (я не видела, но чувствовала это). Потом вдруг сорвалась с места и, как-то рыдающе всхлипнув, побежала по коридору. Я почти физически ощутила, сколько отчаяния и ненависти она уносит с собой. 
Мы перестали целоваться.  Кристина посмотрела на меня своими синими глазами. И сказала с счастливой улыбкой:
-Теперь с прошлым навсегда покончено!..

23

Это будет последнее, что я здесь напишу.
Сегодня мы встретились с Кристиной на её остановке в восемь утра и гуляли в сумерках. 
Воздух был головокружительно свежим, наполненным особенными запахами, какие бывают только по утрам. Вдыхая эти запахи, я чувствовала, как по телу разливается непостижимое блаженство. Оно было похоже на чувство, когда внезапно, на один короткий миг, вспоминаешь детство. Только сейчас этот миг растянулся в бесконечность. Это было какое-то чрезмерное, невыносимое счастье.
И мне показалось, что всё так потому, что это не моё счастье, а чужое. Его должна была получить другая. А мне оно досталось незаконно, обманным путём. Именно поэтому оно так мучительно-сладостно. Но скоро всё  раскроется. Каждый получит то, чего достоин, а обманщики будут наказаны. Предчувствие было таким отчетливым, что я ни на секунду в нём не усомнилась. Оно сквозило во всём - в пустых безлюдных улицах, в одиноких качелях, на которых никто не катался, в сладковатом ветерке, холодно нас обдувавшем, в запахе Кристининых духов. Всё с самого утра предвещало печальный исход. 
-Кристина, нам нужно поговорить! – сказала Котя, с которой мы столкнулись сразу, едва переступили порог школы.
-О чём? – сказала Кристина почти с отвращением.
-Я должна всё объяснить тебе. Но только наедине, без неё.
-Что тут объяснять? – спокойно сказала Кристина. – Всё и так ясно.
-Я хочу, чтобы ты поняла, зачем я это сделала. Зачем я показала Максу видеозапись.
-Думаешь, мне это интересно? – Кристина смотрела на неё холодными, жестокими глазами.
-Кристина! Ты должна дать мне шанс! Выслушай, а потом делай, что хочешь... – на лице Коти появилось то же отчаяние, что я видела вчера.
Я хотела было попросить Кристину, чтобы она всё-таки выслушала Котю, но вовремя поняла, что не нужно этого делать. К тому же, отчаяние Коти тронуло и её тоже, потому что она сказала:
-Хорошо, я слушаю.
-Без неё, - Котя взолнованно ткнула на меня пальцем.
-Или с ней, или никак.
Котя пришла в замешательство. Видно было, что она борется с сомнениями.
-Ладно! – сказала она вдруг. – С ней так с ней...
В глазах у неё была решимость человека, которому плевать уже на всё, абсолютно на всё...
-Идёмте в туалет, - сказала Котя и повернулась в полной уверенности, что мы пойдём за ней. 
И мы пошли.
В туалете было холодно и пахло сигаретами. Никого не было. Все сидели на уроках.
-Ну что? – спросила Кристина.
Котя искоса взглянула на меня, мучаясь, что ей придётся говорить в моём присутствии. Вздохнула. Потом пристально посмотрела на Кристину и уже не сводила с неё глаз, видимо, пытаясь внушить себе, что меня с ними нет. 
-Кристина, я понимаю, ты вправе ненавидеть меня... – начала она.
-Ненавидеть? Тебя? Ну вот ещё...
-Ты считаешь, что я предала тебя...
-А разве это не так?
-Ну дай же мне объяснить! Да, я передала Максу видеозапись. Но я сделала это для твоей пользы!
-Для моей пользы? Интересный поворот событий! Ты это за ночь, что ли, придумала? Ты сделала это из зависти! Ты завидовала тому, что у меня появился парень. Вот для чего ты это сделала.
-О чём ты говоришь, Кристина? – чуть ли не криком перебила её Котя. И вдруг её будто прорвало. - Да я радовалась за тебя! Радовалась даже больше, чем ты за себя. Конечно, поначалу мне было обидно, что ты всё своё время уделяешь ему, а со мной почти не общаешься. Хотя именно я была с тобой в самые трудные моменты твоей жизни. Даже когда от тебя отворачивались все остальные. В том числе твои родители. (Да-да, вспомни...) Но дело вовсе не в этом. Я смирилась с тем, что мы больше не такие близкие подруги, как раньше. Ты, конечно, не поверишь в это, но я смирилась. Да, я мучилась, я плакала целые ночи напролет, но одна мысль меня утешала: Кристине сейчас хорошо! Она счастлива! И я думала: да, ради этого я с радостью пожертвую собой. Пусть мне плохо. Пусть мою дружбу отвергли. Пусть я умираю от любви и ревности. Но Кристина счастлива, и всё остальное неважно!.. Но оказалось – всё не так хорошо. Кого выбрала моя лучшая подруга? Нет, не хорошего и порядочного парня, который её уважает, любит и носит на руках. Она выбрала последнюю сволочь и гада! Она выбрала самого циничного из всех самодовольных ублюдков, которые когда-либо появлялись в нашей жизни! Нет, ты конечно, ничего этого не замечала. Ты была так ослеплена своей дурацкой любовью! “Максимчик то! Максимчик это! Максимчик такой миленький, усюсю!..” А то, что он унижал тебя, смеялся над тобой, издевался над твоими чувствами – этого ты не замечала. Нет, ты, конечно, всё замечала и всё чувствовала, но объясняла это примерно так: “Ах, Максимчик сегодня какой-то злой. Но это я виновата!..” Он обращался с тобой хуже, чем с собакой. Ноги об тебя вытирал. И ты всё терпела беспрекословно. Ты воспринимала это как должное. Что стало с прежней Кристиной? Жизнерадостной, бодрой, энергичной? Кристиной, которая спокойно посылает в задницу всех этих самовлюбленных красавчиков, совершенно не интересуясь, сколько у них там денег и сколько девчонок от них без ума! Куда она делась? Исчезла!.. А слышала бы ты, что он говорил про тебя своим друзьям! Слышала бы ты, в каких красках и какими словами он описывал ваши постельные отношения! Да ты просто не поверишь, если я тебе сейчас это перескажу. А я вот слышала, и никому не понять, как мне было за тебя обидно... Каково мне было слышать все эти гадости про мою Кристину, с которой я неразлучна буквально с рождения, с которой я съела пуд соли и которую знаю лучше, чем она себя... И от кого? От какого-то жалкого придурка, что нарисовался месяц назад, задаром получил мою лучшую подругу, которой он в подмётки не годится, и теперь, ухмыляясь, смешивает её с грязью!.. Я буквально расплакалась там и серьезно хотела прикончить этого урода. Яду ему подсыпать или ещё как-нибудь. Но он и без меня получил по заслугам... Сколько раз я приходила к тебе и пыталась открыть глаза на всё это! Но разве ты слушала? Ты смотрела скучающим взглядом в окно, а потом вдруг взрывалась и начинала обвинять меня в том, что я просто завидую и хочу разрушить вашу любовь. И весь этот чертов кошмар продолжался. И конца ему не было. Ты гробила свою жизнь. Гробила с счастливым лицом и кругами под глазами. Вот с этим я смириться не могла. Это было уже не то счастье, ради которого я пожертвовала собой. Тогда я и вспомнила про эту видеозапись. Да, я сразу поняла, что этому кичливому идиоту будет вполне достаточно посмотреть её, чтобы почувствовать себя оскорбленным. Он же такая важная птица! Он идеален! “Рожденный, чтобы быть совершенством”. Он ведь даже запрещал тебе переписываться со знакомыми мальчиками в “контакте” – а тут сразу такое! Конечно, я не думала, что он разошлет её всем нашим знакомым. Это мой единственный промах. Единственное, о чем я сожалею. И ты не представляешь, сколько я пережила из-за этого! Нет, я мучилась не из-за того, что все видели меня и что все от меня отвернулись... Какое мне было до этого дело? Ужас был в том, что смеются над тобой! Что с тобой никто не общается! Ужасно было видеть, как мучаешься ты... А о себе я и не помнила даже... То, что я вынесла, – это хуже любого наказания. Ну и что с того? Мы пережили этот сложный момент вместе... Да, было тяжело, как никогда тяжело. Но потом стало опять хорошо! Даже лучше, чем было до этого. Мы опять стали лучшими подружками... Ты стала той, прежней Кристиной, которую я так любила. Ты больше уже не зависела от всяких козлов и ни перед кем не унижалась. И никто уже не смог бы нас разлучить... Никто! И так оно и было, пока не появилась Алиса... – она на мгновение замолчала, переводя дух. – Теперь  понимаешь? Я сделала это ради тебя! Я сделала это потому, что люблю тебя! И я всё, что угодно сделаю, лишь бы ты была счастлива... – она замолчала, переводя дух. - Вот и всё, что я хотела сказать. А теперь... Теперь можешь идти. 
Когда Котя закончила, она была вся в слезах. Кристина дрожала. Мне казалось, я потеряла дар речи – настолько я была потрясена. Повисло ледяное молчание. Мертвая тишина после взрыва.
И в ней оглушительно четко прозвучали слова, которые Кристина произнесла почти шепотом:
-Это ничего не меняет, Котя. Ничего...
Котя отвернулась к раскрытому окну. Она рыдала.
Кристина взглянула на меня пустыми глазами и слабо проговорила:
-Пойдём отсюда...
Она приоткрыла дверь, и мы вышли из туалета. Мы шли по безлюдному коридору, и я не чувствовала ног. Мы сделали шагов пятнадцать.
Внезапно Кристина остановилась и прерывистым от волнения голосом сказала:
-Алиса, иди к крыльцу... Я буду через две минуты. Хорошо?
Я покорно кивнула.
-Только обязательно дождись меня, слышишь? Я вернусь! Обязательно дождись меня!..
И Кристина торопливо, оглядываясь на меня, пошла обратно.
Машинально я сделала несколько шагов в сторону вестибюля. Когда Кристина вошла в туалет и закрыла дверь, я остановилась. В прохладной тишине коридора что-то зловеще росло, ширилось, стремительно увеличиваясь в размерах, как снежный ком, несущийся к обрыву. Я знала, что это такое.  Э т о  б ы л  с т р а х. В следующий миг я почувствовала, что больше не управляю собой. С невероятной силой, будто невидимым канатом, меня потянуло обратно. Не в силах противиться, я повернулась и тихим, но скорым шагом, боясь не успеть, пошла обратно. Я приблизилась к двери, через которую проникали наружу приглушенные голоса. Дверь в туалет закрывалась неплотно, между ней и косяком всегда оставался просвет, в который можно было подсмотреть. И я увидела всё...
-Значит, ты не сердишься на меня? Не сердишься? Ты меня прощаешь? – говорила Котя сквозь слезы. 
-Ну конечно, дурочка! – ласково отвечала Кристина. Она держала руки на плечах Коти, и иногда подносила пальцы к её щекам, чтобы смахнуть слезы. 
-Значит, всё как прежде? Теперь ты и я... теперь мы снова....
-Да... мы лучшие подруги... Как это всегда и было... И будет всегда...
Они смотрели друг на друга, как под гипнозом.
-А помнишь, как ты нарочно разбила прибор в кабинете химии?.. Химичка орала, как ненормальная... – вспоминала Котя.
-А наезжали на нас обеих, потому что ты сказала, что мы сделали это вместе...
-Да... вместе... – повторяла Котя так, будто “вместе”  было для неё самым дорогим словом на свете. – А вот это... - Котя прикоснулась к серебряному разбитому сердцу, которое висело у Кристины на груди. -  Это я тебе его подарила. Я отлично помню, как покупала его. Изъездила все магазины в городе. Я ещё говорю продавщице: “Понимаете, нужен такой красивый, чтобы она в него влюбилась и носила всегда, не снимая!..”
-Ну я его и носила постоянно...
-Да-да... И поэтому я знала, что ты моя и только моя. А когда ты далеко, кулон позаботится, чтобы никто не отобрал тебя у меня... Только не очень-то у него получилось... Но ведь тебя ждут ... Тебя там ждут... – сказала вдруг Котя с озабоченным лицом.
-Нет. Никто меня не ждёт, - возразила Кристина. Она гладила волосы Коти, аккуратно перебирая их окольцованными пальчиками.
-Как никто? Там Алиса... Иди к ней... Так нельзя. Что она подумает? Иди же быстрей... – совершенно серьезно говорила Котя и с беспокойством смотрела на закрытую дверь.
-Да зачем она мне?.. Забудь о ней... – Кристина хмурилась, будто пытаясь избавиться от назойливой мысли. – Больше нет никакой Алисы. Теперь только ты и я. Больше никого нет... Как же я была несправедлива к тебе, Котечка! Миленькая... Как я была жестока с тобой... Я даже не знаю, как мне всё это возместить...
-Нет-нет... Ничего возмещать не надо... То, что ты сейчас со мной рядом, – это уже такое огромное счастье, что большего уже нельзя хотеть! Кристина... ты любишь меня?.. – спрашивала Котя, с благоговейным ужасом глядя на Кристину. 
-Конечно, люблю! Ты моя самая верная и самая лучшая подружка! Сколько мы с тобой пережили... Я не помню ни одного важного момента в своей жизни, когда тебя не было со мной. Ты всегда была рядом... 

Очень медленно я отодвинулась от дверного проёма.
Внутри меня было выжженное пространство.
Кристина сделала свой выбор. Меня больше нет.
Отвернувшись от глухой двери, за которой разыгрывалось чужое счастье, я направилась к выходу.
Похоронное безмолвие обступило меня.
Равнодушно-пустынный коридор казался бесконечным.
И тогда я побежала. Так быстро, как только могла. 
Нужно было скорее покончить со всем этим.
Поставить последнюю точку.

ЭПИЛОГ

Алиса отложила ручку, закрыла записную книжку и оставила её на столе. Затем встала, распахнула окно и залезла на подоконник. С высоты двенадцатого этажа всё казалось таким маленьким и игрушечным – люди, машины, деревья. Глядя вниз, Алиса почувствовала, как всё тело её наполнилось свинцовым, отупляющим страхом. Ветер, грустно завывая, набегал холодной волной, гладя по её заплаканному лицу и волосам. Алиса колебалась всего лишь мгновение, а затем прыгнула вниз. Ветер засвистел в её ушах, она поняла, что не может кричать, потому что грудь сдавило неистово-леденящим ужасом, а потом наступила бесконечная тьма.
            
             

        

  

Послесловие

Автор ни в малейшей мере не претендует на то, что ему удалось достоверно изобразить явление субкультуры эмо. Повесть следует считать “фантазией на заданную тему” – и ничем более.

 

 

15 September 2015

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Дневник Эмо

 Комментарии

Комментариев нет