РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Проза

Подлинная история жизни и смерти Михаила Ломоносова ч.3

839 просмотров

Незнакомый Ломоносов...

 ч.3
Тайна рождения ч.2

( эту часть в связи с наличием 14 иллюстраций лучше читать перейдя по этой ссылке http://h.ua/story/401408/ )

     Выяснив во второй части этой работы (исходя  при этом с официальной точки зрения  о том. что отцом Миши Ломоносова  был его отец Василий  Дорофеевич  Ломоносов),  все известные на сегодня детали о его времени, месте рождения, жизни и учебы  вплоть до 1734 года и лично убедившись в наличии многих,  ничем не объяснимых противоречий, в этой «официальной биографии», а так же  в том, что   у сторонников  этой версии неї  должных  исторических документов подтверждающий  этот «исторический миф»,  мы теперь сможет  посмотреть на нашу  ситуацию  с обратной  стороны  этой истории.
    И тут, сразу перед нами  является фигура первой величины в российской истории – сам  российский император Петр Первый. 
    Но, в этот раз, нас не будут интересовать его государственные дела или политические «прожекты». 
    Мы попытаемся проникнуть в тайны его личной жизни, чтобы, во-первых, читатель получил много полезных сведений по этому вопросу, тщательно скрываемых его официальными биографами, а также, что особенно важно для нас, мы попытаемся найти «следы юного Миши Ломоносова» как одного из многих, незаконнорождённых императорских сыновей.
      Причем тут надо сразу провести и четкую «квалификацию» любовниц Петра Первого, по степеням: титулованные дамы с высшего общества, обычные дворянки ( или иностранки)  служащие при царском дворе. 
       В отношении последних есть такое вот историческое свидетельство. Маркграфиня Байретская София-Вильгельмина писала о приезде Петра и Екатерины к королю Фридриху I в 1717 году.
     Штат Екатерины состоял из 400 дам. «То были по большой части служанки из немок, которые исполняли обязанности дам, прислужниц, поварих и прачек. 
       Почти каждая из этих тварей держала на своих руках богато разодетого ребенка, и когда их спрашивали – не их ли то дети, то каждая из них ...отвечала: «Государь мне сделал честь, пожаловал мне дитя». (Данилова,15). 
      Это я к тому привел эти слова чтобы читатель понял, как Петр Первый «завоёвывал» женские сердца - он им «оказывал честь» от которой увы никто не мог отказаться. 
     Что касается    прочих «народных красавиц» то и тут даже о «чести» уже речь не шла.
      Тут обычно вопрос «согласия» решали   деньги, выплачиваемые императором   своим сводникам….
     Что же касается родившихся от этих связей детей, то их за Петром Первым числилось много. 
     Но они опять же делились его законных и внебрачных. 
      Особенно не повезло внебрачным, хотя далее я приведу данные и о тройке «счастливчиков»…..

    Итак, законные дети и их судьбы:
     Дети Евдокии Лопухиной
Алексей Петрович (1690—1718)
     Царевич Алексей был осужден за заговор против отца и умер в тюрьме. Считался официальным наследником престола до ареста. 
    Был женат с 1711 на принцессе Софии-Шарлотте Брауншвейг-Вольфенбюттельской, сестре Елизаветы, супруги императора Карла VI.
    Дети: Наталья (1714—28) и Пётр (1715—30), впоследствии император Пётр II.

Портрет юного Петра и портрет его сына Алексея

Александр Петрович (1691—1692)
Александр Петрович (1691—1692) — царевич, второй сын Петра I от Евдокии Лопухиной, умерший во младенчестве.
     Родился в Преображенском[1], 3 октября 7200 (13 октября 1691) года:
«В нынешнем в 7200 году Октября в 3 день, за молитвы святых Отец Наших, Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, Царица и Великая Княгиня Евдокия Феодоровна родила Нам сына, Благовернаго Царевича и Великаго Князя Александра Петровича, всея Великия и Малыя и Белыя России; а тезоименитство Его Ноября в 23 день».
— Полное собрание законов, том III, стр.116
Крещён 1 ноября 7200 (11 ноября 1691) года в Чудовом монастыре[1], восприемники — келарь Троице-Сергиева монастыря, и тётка Царевна Наталья Алексеевна[2]. Небесный покровитель — Святой благоверный князь Александр Невский (в схиме Алексий).
Скончался в Москве14 мая 7200 (24 мая 1692) года:
«7200 года, Маия в 14 день, в утреню, после благовеста вскоре, преставись Благородный Царевич Александр Петрович».
— Полное собрание законов, том III, стр.128
3. Дети Екатерины
Анна Петровна (1708—1728)

В 1725 вышла замуж за герцога Карла-Фридриха Голштинского. Уехала в Киль, где родила сына Карла Петера Ульриха (впоследствии российский император Пётр III).

Елизавета Петровна (1709—1762)

Императрица с 1741. По некоторым сведениям, в 1744 заключила тайный брак с А. Г. Разумовским, от которого якобы родила нескольких детей.

Наталья Петровна (1713—1715)
Наталия Петровна (1713—1715) — царевна, дочь Петра I от Екатерины Алексеевны, умершая во младенчестве.
Родилась в Санкт-Петербурге 3 (14) марта 1713. Скончалась в Санкт-Петербурге 27 мая (7 июня) 1715.
Погребена в Петропавловском соборе у северной стены. Похороны состоялись ещё в недостроенном соборе, где её могила стала вторым захоронением в истории собора.

Маргарита Петровна (1714—1715)
Маргарита Петровна (1714—1715) — царевна, дочь Петра I от Екатерины Алексеевны, умершая во младенчестве.
Родилась в Санкт-Петербурге 3 (14) сентября 1714. Скончалась в Санкт-Петербурге 27 июля (7 августа) 1715. Погребена в Петропавловском соборе.

Пётр Петрович (1715—1719) Считался официальным наследником престола с 1718 до смерти. 

Павел Петрович (1717—1717)
Павел Петрович (1717—1717) — царевич, сын Петра I от Екатерины Алексеевны, умерший во младенчестве, великий князь.
Родился в Везеле 2 (13) января 1717 года. В это время Пётр I находился отдельно от жены, в Амстердаме, и узнав о рождении сына написал князю Голицыну, что Екатерина родила солдатченка Павла.
 Скончался на следующий день, в Везеле 3 (14) января 1717 года.
Погребён в Петропавловском соборе 12 (23) марта 1717 года. Первый мужской представитель Романовых, погребённый в соборе

Наталья Петровна (1718—1725)
Наталья Петровна (1718—1725) — цесаревна, последний ребёнок Петра I и Екатерины Алексеевны, тёзка старшей сестры, умершей в двухлетнем возрасте. 
        Родилась в Санкт-Петербурге 20 (31) августа 1718 года, во время мирных переговоров со Швецией (Аландский конгресс); Пётр в это время находился на учениях галерного флота, и, узнав о рождении дочери, устроил пир и отправил свой флот в Петербург.
           «Сего августа 20 дня всемогущий во Троице славимый Бог даровал Его Царскому Пресветлому Величеству новорождённую дщерь, ей же имя наречено Наталия, а тезоименитства ея сего ж августа 26 дня на память святых мученик Адриана и Наталии».
— Описание архива Александро-Невской лавры за время царствования Императора Петра Великого

          Наталья прожила дольше других умерших в детстве детей Петра (кроме неё, 5-летний возраст перешагнули только ставшие взрослыми Алексей, Анна и Елизавета). Только Анна, Елизавета и Наталья были в живых при провозглашении Российской империи в 1721 году и соответственно получили титул цесаревен.
        Когда Наталья Петровна умерла в Санкт-Петербурге от кори через месяц с лишним после отца 4 (15) марта 1725 года, Пётр ещё не был погребён, и гроб малолетней царевны был поставлен рядом в той же зале.
          Похоронена рядом с другими малолетними детьми Петра и Екатерины в Петропавловском соборе в Петербурге

4. Внебрачные дети Петра и их судьба:

   Несмотря на слухи о наличии у Петра Первого обширного внебрачного потомства от других женщин, официально признанных бастардов российской историей за ним умышленно не признается.
     Да и зачем было прождать новых конкурентов и в так донельзя запутанной борьбе за императорский трон!
   Хотя, как признают современные независимые историки все незаконнорожденное потомство Петра по своей многочисленности, равняется потомству Людовика XIV (там родилось от двух официальных любовницы 11 детей). 
     Но в России никто на уровне государстве, никогда не признавал ту или иную любовницу Петра «официальной»!
  В связи с чем я далее назову только несколько самых ярких типов из числа многочисленных любовниц Петра Первого.

1.Марья Яковлевна Новосильцева
«Записок князя Петра Долгорукого» (СПб.,2007 – репринт издания в Женеве 1867 г.) – стр.219-223.
«…Марья Яковлевна Новосильцева вышла замуж за Григория Дмитриевича Строганова; она была одной из любовниц Петра I…До этого он был женат на княжне Вассе Ивановне Мещерской; у него не было от неё детей, говорят и не могло быть.{ В.И. Мещерская (1665-1692)  –  убита молнией – авт.}….».
Семья Г.Д.Строганова( 1656-1712) обладала огромными площадями земли, солеварен, заводов и т.д. Когда Петр I стал проводить свои реформы, то выказал намерения упразднить обширные привилегии Строганова. Неожиданно он предложил тогда овдовевшему Г.Строганову жениться на одной из своих любовницу – Марии Новосильцевой. Строганов согласился, надеясь на сохранение своих привилегий.
Госпожа Строганова, которая продолжала поддерживать свои отношения с царем, произвела на свет трех сыновей: В 1698 г.–  Александра, в 1700 г. – Николая и в 1707 г. – Сергея. Всех троих царь крестил, а  когда они подросли, то в марте 1722 г. он возвел всех троих в потомственное баронское Российской империи достоинство.  В ознаменование баронства каждый из сыновей  в своих вотчинах возвел храмы: Александр в Великом Устюге, Никита в Нижнем Новгороде, а Сергей в Пермском краю.
В этот период  Строгановы  были самым состоятельным. Умирая, их отец оставил  более 10 млн десятин земли, что, как писали современники, было сопоставимо по площади с небольшим европейским королевством. 

2.     Евдокия Ржевская любовница Петра Первого с 15 лет. Имела прозвище - «Бой-баба»

    У Евдокии Ржевской родилось от царя четыре дочери и три сына; по крайней мере, его называли отцом этих детей. 
    К числу известных любовниц Петра относятся:
   Авдотья Чернышева (урожд. Ржевская) — мать Захара, Петра и Ивана Чернышевых

3.Анна Монс — в связи с царем была более 10 лет, ни одной беременности
4.Мария Гамильтон — два аборта, младенца утопила, отцовство детей неизвестно
5.Яганна и Устинья Петровы –камер-медхен Екатерины I
6.Мария Кантемир — была беременна от Петра, неудачные роды, сын скончался
7.Елизавета Сенявская
8.Мария Румянцева (Матвеева) — мать полководца Румянцева-Задунайского. 
      По одной из версий родила сына от Петра I, через несколько месяцев после его смерти. Современники находили очень большое сходство Румянцева-Задунайского лицом и фигурой с Петром I.

Портреты Петра Первого и Румянцева

        Что касается отцовства Петра Первого по отношении к главному герою нашего повествования Михаилу Ломоносову то по этому вопросу ведется в ученом мире непрекращающиеся споры.
       Официальных биографов Ломоносова, «удивляет» утверждение о родстве Петра I и Михаила.
        Михаил Васильевич Ломоносов утверждают они родился в 1711 году. 
        А сам  Петр I последний раз бывал на Севере в 1702 году, так, что  официальная мать  Ломоносова – Елена Ивановна – как бы никак не могла встретить царя за девять месяцев до рождения сына.
       Но и у противников этой официальной биографии Ломоносова есть и свои веские доводы в подтверждения своей версии.
       Они утверждают, что в начале 1711 года государь отдыхал в Усть-Тосно (30 верст от Петербурга). И именно туда к нему и привезли холмогорскую девицу Елену. 
     Неделю царь предавался утехам. Елена Ивановна забеременела. Ее отвезли домой и выдали замуж за Василия Ломоносова.
      Но находясь якобы смертном одре Петр I покаялся в своем грехе лично главе Синода Феофану Прокоповичу и повелел: «Обучи, владыко, его в московских школах и приобщи его к сану священника или государственной службе, на что он будет способен». 

      И действительно даже при беглом ознакомлении с биографией М. В. Ломоносова, невозможно не поразиться его странному и противоречивому положению в высшем петербургском обществе. 
      Этот выучившийся на «профессора химии» при Российской академии наук «крестьянский сын», часто по поводу и без наказано поколачивал палкой как своих коллег по академии, в том числе и известных иноземных ученных, драл за уши малолетнего наследника престола Павла Петровича - такое, согласитесь, не часто встречается в истории российских царствований.     
      В связи с чем российский независимый историк Василий Корельский (в своей книге "На моем веку" - ),  Вот отрывок  из интервью с ним (http://www.arhpress.ru/arkhangelsk/2001/4/7/18.shtml) справедливо пишет:
     «Да, в своей книге я привел 39 фактов, доказывающих, что Ломоносов - сын Петра I. Многие великие художники указывали, кстати, на их сходство. Рождение Михаила Васильевича - тоже одна из странных загадок, и я попытался ее разрешить.
       Призывал исследовать останки Ломоносова, но куда там! Мысль о его родстве с Петром издавна в России под запретом. За что ученая дама Дашкова, чье имя Академия наук навсегда запомнила, уволила (родного племянника Ломоносова) Головина? 
   За то, что он в пьяном виде рассказывал в Петербурге: дескать, Ломоносов - родной сын Петра.
   Я как автор этой работы тоже склоняюсь к мысли, что в целях внесениям окончательной ясности в российскую историю провести ДНК экспертизу всех Романовых покоящихся в Петропавловском соборе Петербурга.  Благо при проведении эксгумации остатков Николая Второго и его родных этот процесс был начат подтвердил свою высокую эффективность.
    Ведь ученые располагая этими уникальными данными смогли бы ответить на большое количество спорных вопросов в российской истории, в том числе является ли М.В. Ломоносов сыном Петра Первого.
    
      Но пока имеем то что имеем и   если вам любознательный читатель удастся найти эту ставшую большой редкостью книгу В.Корельского, то вы сами сможете убедится в правильности доводов ее автора.
      Я же только вольно перескажу ту часть книги что касается М.Ломоносова. 
      Сам же Василий Корельский утверждал, что в 1932 году он ознакомился с рукописью старинного канцелярского письма, в которой прочел, что «Михайло Ломоносов есть плод царя Петра I».
        В рукописи рассказывалось, что староста Лука Леонтьевич Ломоносов через Федора Баженина, входившего в деловые сношения с царем, подставил царю женку — Елену Ивановну Сивакову — «добротной красоты и статности».
      Когда стало известно, что Елена Ивановна понесла, последовало повеление сводникам подыскать ей жениха. Им стал племянник Луки Ломоносова - Василий Дорофеев!!! 
        Так двое сирот были соединены узами брака самим царем, а еще Петр повелел сводникам:   «Сыну моему и нареченному отцу Василию носить фамилию Ломоносов и жить этой семье под надзором Луки Ломоносова, помнить о сохранении тайны. 
    Одарение мной не забудется». 
     В 1722 году Михаилу Ломоносова увезли на Выг учить грамоте (в школу староверов). 
     Вскоре после этого Василий стал учинять жене дикие побои: он надеялся, что Михаил будет подмогой в семье, а судьбой отрока стали распоряжаться свыше... Да и ревность сказывалась. От побоев Елена Ивановна стала хворать. В масленицу 1724 года Василий во хмелю снова поднял на жену руку, и женщина скончалась
        И далее все пошло по планах и замыслах старообрядцев. Корельский считает, что автором этой рукописи является историк В. В. Крестинин. К его 250-летнему юбилею был опубликован ряд новых материалов.
        Существовал и архив историка, конфискованный властями по приказанию свыше. То есть в нем предполагалась какая-то государственной важности «крамола». 
        Какая же? Да та самая, отвечавшая на вопрос, чьим сыном является Михайло Ломоносов.
                                                     Жизнь Ломоносова на Курострове
         В ревизской сказке за 1719 год по деревне Мишанинской значится: «Лука Леонтьевич сын Ломоносов, сын его Иван, внук его Никита. Василий Дорофеев сын Ломоносов, Михайло». 
        Почему не написали, как подобает по понятиям того времени, — Василий Дорофеев сын Ломоносов, сын его Михайло?
        Но в переписи за 1722 год говорится: «Василий Дорофеев сын Ломоносов 42 лет, сын Михайло 11 лет». 
          То есть Василий уже полноправный из рода Ломоносовых, но о Михаиле пишется просто «сын», а не «его сын Михайло», как надлежало бы.
           В ревизской сказке за 1745 год запись гласит: 
           «Лука Леонтьев, Иван и Никита умре. Василий Дорофеев утонул». 
           Напротив, Михаила сделана запись: «Отпущен в 730 году для работы в разные городы, который потом не вернулся».
          Обычно в ревизской сказке переписывались живые и наличные люди мужского пола. Несмотря на то, что Василий Ломоносов с семейством жил с 1723 года в деревне Денисовке, его включили по деревне Мишанинской, причем как утонувшего вместе с вымершим родом Ломоносовых и оставшимся в живых одним Михайлом, не вернувшимся на родину. 
          Это было, конечно, не случайно.
          С рождением Михайлы к Ломоносовым стала поступать земельная, материальная и денежная помощь от казны.
          Василий Ломоносов получил земли больше всех.
           В декабре 1722 года Мишу Ломоносова увезли в школу на Выг вместе с его двоюродным братом Петрушей Корельским, который был сыном сестры Елены Ивановны — матери Ломоносова.
        Василий Ломоносов был против посылки Михайла в школу, но ослушаться не мог, было повеление свыше.
         Михайло Ломоносов пребывал в школе у старообрядцев. А в это время умирает его мать. 
         Надо полагать, Петр I был извещен о смерти своей бывшей любушки.
         Не стало единственной свидетельницы греха царя. 
         Чтобы окончательно отсечь поползновения староверов спекулировать незаконнорожденным сыном, он 7 мая 1724 года коронует Екатерину I, закрепив этим актом право престолонаследования.
        Но уже на смертном одре Петр I поведал Феофау Прокоповичу о своем грехе. И, по преданию старцев, он повелел изъять Михайлу из школы старообрядцев и наказал Феофану: «Обучи, владыка, его в московских школах и приобщи его к сану священника или государственного служащего, на что он будет способен».
       На второй или третий день Покрова 1730 года Михайлу Ломоносова скрытно увезли в Сийский монастырь, чтобы затем доставить в Москву на учебу.
          Почему Феофан Прокопович такое длительное время не мог осуществить повеление Петра I об обучении Михайлы в московских школах? 
          В период царствования Екатерины I и Петра II, старообрядцы подспудно набирали силу, но с воцарением Анны Иоанновны эту силу удалось ослабить. 
         К тому же еще были живы сводники Елены Ивановны с Петром I.
         Скитания Ломоносова
        Весной 1730 года в Москве у главы Синода Феофана Прокоповича побывал архиерей Холмогорско-Важский Варнава. 
     Судьба Михаилы Ломоносова, надо полагать, обговаривалась не вскользь.
     Для мирской власти уход Ломоносова оформляется как отпуск в разные города.
      Сам Михайло на допросе в Синоде показал первично, что ушел из дома в первых числах октября 1730 года. 
      Глава Синода Феофан заставил Ломоносова исправить уход из дома на декабрь.
     Он знал, что паспорт Михаиле был выдан в декабре, уход из дома должен совпасть со временем выдачи паспорта при проверке в Холмогорах.
     В феврале Михайло был зачислен в ученики школы при Заиконоспасском монастыре в Москве за счет монастыря. 
        Это было сделано по особому повелению Феофана. Ведь кто-то поручался относительно его сословия. 
        К тому же прибывший холмогорец был слишком великовозрастным.
        Настоятеля монастыря Германа Копцевича Феофан вскоре убрал подалее от Москвы и Петербурга, дабы он не разгласил тайну. 
         Казалось бы, Феофан мог бы успокоиться — свидетели были нейтрализованы, но тут опять подняли голову старообрядцы.
       Выведав, что сам глава Синода занимается судьбой Михайлы Ломоносова, староверы попытались извлечь выгоду и разнесли слух, что Ломоносов не тот, за кого себя выдает.
       Эти слухи дошли до Феофана Прокоповича.
       И глава Синода, чтобы пресечь это, заставил Ломоносова написать заявление, из которого следовало, что «отец у него города Холмогор, церкви Введения пресвятая Богородицы поп Василий Дорофеев, и что он жил всегда при отце, в драгуны, в солдаты и работники ее Императорского Величества не записан, в плотниках, в посылке не был, от переписчиков написан действительно отца сын и в оклад не положен».
        И в конце Ломоносов опять же с подачи Ф. Прокоповича просится зачислить его священником в экспедицию Кириллова, отправлявшуюся в Киргиз-Кайсацкие степи.
    Заявление датировано 4 сентября 1734 года.
    Оформив дознание, Феофан Прокопович объявил сыск на Ломоносова из Синода, а чтобы не возник сыск на него из Сената, он отослал Михаилу в Киево-Могилянскую академию. 
   Сыск закончился. 
    Показания подтвердились. Все равно, кроме того, что его отец не поп, а крестьянин-помор, независимый и довольно состоятельный.
   Эту неправду комиссия Синода ему простила, конечно, не без участия самого Феофана Прокоповича.
   Ломоносов вновь прибыл в Москву, в Спасскую школу.
   А старейшине старообрядцев Феофан объявил, что они напрасно стремятся заполучить послабление к ним со стороны официального православия за счет шантажа его, главы Синода, личностью Михайлы Ломоносова.
      Синод вскоре переехал в Петербург, и тогда же Ломоносов в числе 12 человек был направлен в Петербургскую академию.
     Феофан Прокопович добился, чтобы Михайло Ломоносов был направлен, а числе трех студентов для обучения за границей наукам и горному делу. 
     Так Феофан Прокопович с одной стороны отсекал возможность староверам шантажировать его с другой стороны его стало смущать и поведение самого М. Ломоносова очевидно знавшего от старообрядцев о том кто его физиологический отец и пытавшийся в связи с этим и вести себя  не как  крестьянский  сына как минимум  высокородный дворянин….
     
  В 1736 году тайный покровитель Михаилы Феофан Прокопович умер. Но предчувствуя приближение смерти, глава Синода призвал дочь Петра I Елизавету и поведал ей тайну отца.
   Огласка о Михаиле Ломоносове, что он есть незаконнорожденный сын Петра I, Елизавете была нежелательна, она приняла контрмеры для задержания Ломоносова за границей.
    6 июля 1740 года в Марбурге Ломоносов женился на дочери местного пивовара Христине Цильх.
Верные Елизавете люди делали все, чтобы до срока он не выехал на родину.
    Осенью 1740 года Елизавете донесли, что жена Ломоносова забеременела.
    В этой ситуации как опасалась Елизавета немцы, располагая свидетельством одного остзейского капитана, могли воспользоваться новым обстоятельством и попытаться посадить на российский трон если не будущего ребенка — наполовину немца, то Ломоносова.
     Оставлять за границей «единокровного брата» было больше нельзя, и Елизавета приняла меры.
     23 февраля академик Шумахер выслал для нужд Ломоносова по переезду на родину 100 рублей золотом. 
     А 8 июля 1741 года Михайло Ломоносов вернулся морем в Петербург, где ему предоставили занятия в Академии.
     Елизавета взошла на престол 25 ноября 1741 года. 
     Тут же из-за границы вызван отрок Карл Петрович Ульрих, нареченный Петром III.
      Не забыла императрица в заботах первых месяцев своего царствования и родного своего брата. 
       С 1 января 1742 года Ломоносов был произведен в адъютанты Академии по физическому классу с содержанием 360 рублей в год. 
      Это были большие деньги.
      25 июля Елизавета подписала Сенатский Указ о производстве Михайлы Ломоносова в профессоры Академии.
        Это тоже свидетельствовало об участии Елизаветы в судьбе Ломоносова.
       1 марта 1753 года по указу императрицы Ломоносову были присвоены права дворянства. В Копорском уезде ему отвели 9000 десятин земли и 212 душ крепостных крестьян.

     Между тем борьба за обладание российским троном не утихала. Прямо или косвенно Ломоносова тоже пытались втянуть в эту борьбу, хотя он об этом и не догадывался...
       Ломоносов не ведал подоплеки всех дворцовых интриг. Его заботой была слава отечественной науки.
       О том свидетельствует, и переписка с графом И. И. Шуваловым, который с благословения Екатерины II вел негласный надзор за Ломоносовым.
    Однако опасность, исходившую из дворцовых кругов, Ломоносов, конечно, чуял.
        4 апреля 1765 года Ломоносов скончался. Он умер в собственном доме, не оставив продолжения рода по мужской линии. 
      Его дочь Елена вышла замуж за киевского священнослужителя Константинова, ее жизнь продолжалась с 1749 по 1772 год.
        
       Новый взгляд на происхождение М. Ломоносова начавшийся после публикации книги В.Корельского заставляет по-новому взглянуть на происхождение и судьбу фельдмаршала П. А. Румянцева-Задунайского. 
         Внешнее сходство академика и полководца не подлежит сомнению, а слухи о том, что Румянцев - сын Петра I, ходили давно. 
   И другой российский независимый историк Виталий Смирнов обратил внимание на странную, загадочную связь, которая, по его мнению, существует между академиком Ломоносовым и полководцем П. А. Румянцевым.
        Прежде всего поражает их внешнее сходство. 
        И Ломоносов, и Румянцев были людьми высокого роста, но узкокостными, с тонкими ногами, маленькими ступнями и миниатюрными кистями рук. 
        Оба были полнощекими; румяными и обладали тем типом лица, который в России именуется «бабьим». 
          И тот, кто видел восковую статую Петра I в Эрмитаже, согласится, что такие же черты свойственны и внешнему облику царя Петра, хотя некоторая женственность черт, характерная для Ломоносова и Румянцева, в меньшей степени присуща императору.
         Слухи о том, что Петр Александрович Румянцев — незаконный сын Петра I, циркулировали в придворных кругах с того времени, когда стала расти всеевропейская полководческая известность молодого графа. И нельзя не признать: основания для таких слухов были...
          Мать полководца — Мария Алексеевна — была дочерью видного петровского дипломата графа А. А. Матвеева. Своим дочерям Матвеев дал неплохое образование, редкое в то время среди русских аристократок. Мария была приветлива, прекрасно говорила по-французски, умела поддерживать светскую беседу.
           На одной из ассамблей во дворце и состоялось ее знакомство с царем Петром I. Могло это произойти и в доме ее отца, где царь бывал частым гостем. Судя по всему, государь не остался равнодушен к прелестям бойкой девицы и к ее «жантильному политесу».
         Результатом этих галантных игр стало то, что Петр I вскоре по придворным обычаям стал подыскивать для своей метрессы достойного жениха. 
        И нужно было поспешать, ибо любезница была уже на сносях.
        Выбор Петра пал на Александра Румянцева, который свою службу в рядах гвардии начал в юном возрасте с самых младших чинов, но вскоре был удостоен чести стать личным денщиком царя.
       О доверительных отношениях между царем и его бывшим денщиком свидетельствует, в частности, то, что именно Румянцеву Петр I поручил щекотливое и скандальное дело: доставить в Россию бежавшего за границу царевича Алексея.
      Александр Румянцев благоговел 'перед царем, которому был обязан всем — и богатством, и карьерой, и положением. Когда же царь лично сосватал ему невесту, он воспринял это как должное. И сына, родившегося 4 января 1725 года, в честь царя назвал Петром.
      Нам мало известно о детских и юношеских годах будущего полководца, и даже историки не много могут рассказать о людях, окружавших Петра Александровича в эту пору его жизни. Свет на некоторые загадки могли бы пролить воспоминания, которые по свидетельству секретаря Румянцев писал в зрелые годы. Увы, рукопись эта бесследно исчезла после смерти фельдмаршала.
                                                      Странные опалы и фаворы
      С воцарением Анны Иоанновны в жизни семьи Румянцевых наступает странный период. В начале царствования императрица благоволит к Александру Ивановичу, но вскоре, по явно ложному доносу, отдает под суд, который приговаривает его к смертной казни.
       Правда, императрица тут же «милует» осужденного: лишив его всех чинов и наград, отправляет в ссылку.
      Биографы указывают, что причиной царской немилости был якобы отказ Александра Румянцева занять пост министра, мотивированный врожденной неспособностью к финансовым делам. Такое объяснение свирепого приговора выглядит, весьма странным. Подобный отказ мог вызвать гнев императрицы, но смертный приговор — это уж слишком даже для Российской империи!
        Скорее всего, странное неблаговоление императрицы имело другие основания. 
         Анна Иоанновна очень ревниво относилась к малейшему поползновению ущемить ее права на престол и власть.
        Можно себе представить панику, которая охватила царицу, когда она узнала о существовании сына царственного дядюшки.
         Ее первым движением было убрать Румянцевское семейство с глаз долой, но, быстро поняв неразумность такого решения, она вернула Александру Ивановичу чины и награды. Однако возвращения его в столицу не допустила: сначала он был назначен губернатором в Казань, а позже получил крупную должность в Украине.
        Летом 1739 года русский посланник в Берлине барон Бракель получил царский указ, в котором говорилось: «... снисходя к просьбе генерала Румянцева, сын его отправляется дворянином посольства к Вам, дабы Вы его при себе содержали и как в своей канцелярии для письма употребляли, так и в прочем ему случаи показывали, что бы он в языках и других потребных науках от добрых мастеров поставлен был и искусства достигнуть мог».
       Жалованье же 14-летнему недорослю положено небывалое: 400 рублей в год! Напомним: Ломоносов, будучи сотрудником Академии, получал 360 рублей в год.
           «На поступки его иметь особливое крепкое смотрение»
            Поведение молодого Румянцева в Берлине до странности напоминает поведение Ломоносова во время учебы в германских университетах. Он не хотел служить, делал долги, закладывал вещи, платье. А однажды он вообще исчез из своей квартиры, и русское посольство разыскивало его по всему Берлину. 
      Оказалось, что он завербовался в один из полков прусской армии, и послу пришлось срочно вызволять его из весьма неприятного положения.
           На упреки Бракеля сумасбродный юноша заявил, что он будет нарочно вести себя так, чтобы его отправили назад в Россию.
Бракель пожаловался в Петербург. И тут происходит невероятное! Из столицы на имя недоросля приходит приказ-увещевание, подписанный — ни много ни мало — кабинет-министрами!        
       Согласитесь, кабинет-министры, уговаривающие 14-летнего мальчишку не шалить, — явление не частое в практике дипломатической службы.
       Внушение подействовало: молодой Румянцев перестал буйствовать, но зато вообще перестал ходить на службу, сказавшись больным. Доведенный до отчаяния барон Бракель слезно умолял Румянцева-старшего забрать сына домой. Эти мольбы возымели действие — Александр Иванович решил направить сына по военной стезе.
       Похоже, что помещение Петра Румянцева в Кадетский корпус тоже решалось на правительственном уровне.
        Сохранился личный приказ императрицы: «Генерала Румянцева сына Петра Румянцева определить в Кадетский корпус и на оного и на поступки его иметь особливое, крепкое смотрение».
      Пребывание своевольного юноши в корпусе тоже оказалось кратковременным, а выход его в офицеры странно поспешным. О том, что стояло за поспешным решением о присвоении офицерского звания «подпорутчика» Петру Румянцеву, мы можем только гадать.
Императрица Елизавета и Петр Румянцев
       Похоже, что императрица Елизавета Петровна всегда чуяла, что Петр Румянцев — ее брат.
Так, в 1743 году 18-летний капитан Румянцев, минуя чины секунд-майора, премьер-майора и подполковника, по личному приказу императрицы производится сразу в полковники и назначается командиром Воронежского пехотного полка. 
     Такой взлет для юноши представляется почти невероятным. Тогда же отцу «героя» — Александру Ивановичу Румянцеву — пожаловано графское достоинство.
      Сам Петр Александрович далеко не всегда относится к царским милостям с благоговением. Когда в 1745 году Елизавета решила женить его на очень богатой и знатной невесте — Марии Волынской — родители Петра с восторгом принимают предложение императрицы. Петр же попросту проигнорировал желание царицы: он даже не приехал из войск в Петербург. Женился он через три года, женился крайне неудачно, как будто только для того, чтобы продемонстрировать своей царственной сестре собственную волю...
       В то же время Петр Румянцев искренне любил и уважал, Елизавету Петровну, и слёзы, пролитые им на похоронах царицы, были, безусловно, искренними.
                                       Полководец Екатерининских времен
         Будучи далеким от дворцовых интриг, Петр Румянцев не принимал участия в перевороте 1762 года, в результате которого на престол была возведена Екатерина II.
      По всей видимости, Румянцев никогда не считал Екатерину законной правительницей России. Он и присягнул ей лишь после того, как были получены абсолютно достоверные сведения о том, что Петр III действительно мертв.
       Уже этого одного было достаточно для того, чтобы императрица невзлюбила полководца. Темные же слухи о его царственном происхождении могли лишь усилить ее опасения и неприязнь.         
      Но будучи умной правительницей, Екатерина не собиралась отказываться от профессиональных услуг военачальника.
        Она дважды отвергала прошения Румянцева об отставке и приложила все усилия, чтобы выманить его из Данцига, где он жил как частное лицо, в Петербург.
       На ее личные письма, убеждающие его вернуться в Россию, он, возможно, не без оснований опасаясь за свою жизнь, отвечал отрицательно.
        Очаровав мать полководца, Екатерина II включила ее в свою игру и достигла-таки успеха: раздражаясь, отвечая откровенной грубостью на увещания матери, Петр Александрович возвращается в Россию. 
        Здесь ждут его трудности службы, недоброжелательство соперников и маскируемые под радушие подозрительность и неприязнь императрицы.
Но ждут и новые победы, новые милости и слава...
          Виталий Смирнов, заканчивая свой очерк о Петре Румянцеве, пишет: 
          «В русской истории он вместе с академиком Ломоносовым навсегда остался выдающимся деятелем царствования императрицы Елизаветы Петровны, которая, похоже, была их сестрой...»
         Возвращаясь же к Михаилу Ломоносову надо сказать что его погубила уже следующая императрица Екатерина Вторая.
        Для которой нахождение в Санкт-Петрбурге М. Ломоносова   даже в качестве незаконнорождённого сына Петра Первого было большой опасностью в ее ее не сильно укрепившихся после 1762 г. династических планах на российский трон. 
И она решили убрать эту опасность…

                                            Коварство Екатерины Второй

     Екатерина еще будучи женой Петра Третьего уже опасалась претендентов. Ей была ведома тайна происхождения Михаила Ломоносова ион постоянно крутился в высшем петербургском обществе.
      И Екатерина Вторая попыталась с ним расправиться в первую очередь сразу, когда захватила императорский трон.
        Случилось это на поминальном обеде по случаю годовщины кончины Елизаветы Первой.
       На том обеде оба   супруга Ломоносовы были отравлены медленно действующим ядом.
       Вследствие чего оба сильно занемогли, причем одновременно. Михаил Ломоносов даже перестал ходить, а жена его едва ходила.
       Целый 1762 г. год вплоть до января 1763-го, Ломоносов не посещал Академию.
      Летом 1764 года 7 июля Екатерина изволила навестить Ломоносова в его доме. 
      Ей хотелось воочию убедиться, что тайная отрава действует, — прочитать по челу о закате жизни...
      Что там увидела Екатерина Вторая я сказать не могу, но через 2 года в возрасте всего 54 года Ломоносов скончался.
Хронология смерти
04 марта 1765 г. М. Ломоносов заболел и больше на работу в Академию не вернулся. Говорят, что причиной смерти была простуда???
    Но никто кстати вскрытия трупа Ломоносова не делал, и поэтому истинная причина смерти осталась тайной.

       Сам же Ломоносов к началу апреля 1765 г. понял, что уже не выздоровеет и 4 апреля составил прошение в Сенат с просьбу доверить мозаичное дело его шурину Цильху и мозаичному мастеру Васильеву.

4 апреля в 05 часов вечера простившись с родными и слугами Ломоносов    скончался.
8 апреля 1765 г.  М. Ломоносов похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

                         А вот вам уважаемый читатель и воспоминания очевидца:
      "Статский советник и профессор Ломоносов умирал трудно и одиноко,- пишет современный биограф. 
        Отяжелевший, но все еще порывистый и беспокойный, он лежал в притихшем большом доме. В саду наливались соком посаженные им деревья. Весенний ветер стучал в окна. В мозаичной мастерской стояли недоконченные картины.
      Ломоносов знал, что он умирает. 
        "Я не тужу о смерти: пожил, потерпел и знаю, что обо мне дети отечества пожалеют",- записал он. Но его тревожила судьба его дела. Порой ему казалось, что вся напряженная борьба, которую он вел, пошла насмарку.
       Он сполна узнал цену милостям императрицы (Екатерины II) - и видел, что национальные начала русской науки, которые он развивал, снова поставлены под угрозу. Он не скрывает своих мрачных раздумий.
     Даже обходительному, но, в сущности, очень безразличному к нему Якобу Штелину Ломоносов сказал:

       "Друг, я вижу, что я должен умереть, и спокойно и равнодушно смотрю на смерть. Жалею токмо о том, что не мог я свершить всего того, что предпринял я для пользы Отечества, для приращения наук и для славы Академии и теперь при конце жизни моей должен видеть, что все мои полезные намерения исчезнут вместе со мной..."
       И в свое время уже советский академик В.И. Вернадским правильно отмечал, что после смерти Ломоносова о нем, как об ученом в Российской академии наук, вообще не вспоминали. Ценили же в нем “своеобразную сильную личность, пробившуюся в первые ряды людей своего века из крестьянской среды архангельского захолустья” .
    Спустя более года после этого канцлер граф Воронцов поставил на могиле нашего великого соотечественника памятник из каррарского мрамора. 
     Как известно, Ломоносов умер на руках жены и дочери. Елизавета Андреевна пережила мужа на полтора года. 
     Место её захоронения неизвестно. Дочь Елена через год после смерти отца вышла замуж за библиотекаря Екатерины Второй Алексея Алексеевича Константинова (1728 – 1808), который был на двадцать один год старше неё.
    В этом браке родились четверо детей: сын и три дочери. Елена умерла в 1772 году, на двадцать четвёртом году жизни, от родов и похоронена неподалёку от могилы отца.

   Но российские историки описывающие отношения Екатерины Второй и М. Ломоносова замалчивают тот факт, что «в 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других, уже другая Императрица России Екатерина II «ДАЖЕ СОВСЕМ УВОЛИЛА ЛОМОНОСОВА ИЗ АКАДЕМИИ».
      Но вскоре указ об его отставке был отменен. Причиной была популярность Ломоносова в России и признание его заслуг иностранными академиями. 
      Тем не менее, Ломоносов был отстранен от руководства географическим департаментом, а вместо него туда был назначен Миллер.
        Была сделана попытка «ПЕРЕДАТЬ В РАСПОРЯЖЕНИЕ ШЛЕЦЕРА МАТЕРИАЛЫ ЛОМОНОСОВА ПО ЯЗЫКУ И ИСТОРИИ».
        Последний факт очень многозначителен. Если даже еще при жизни Ломоносова были сделаны попытки добраться до его архива по русской истории, то что уж говорить о судьбе этого уникального архива после смерти Ломоносова. 
        Как и следовало ожидать, АРХИВ ЛОМОНОСОВА БЫЛ НЕМЕДЛЕННО КОНФИСКОВАН СРАЗУ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ И БЕССЛЕДНО ПРОПАЛ.
         Цитируем: «НАВСЕГДА УТРАЧЕН КОНФИСКОВАННЫЙ ЕКАТЕРИНОЙ II АРХИВ ЛОМОНОСОВА.
          НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ БИБЛИОТЕКА И ВСЕ БУМАГИ ЛОМОНОСОВА БЫЛИ ПО ПРИКАЗАНИЮ ЕКАТЕРИНЫ ОПЕЧАТАНЫ ГР.ОРЛОВЫМ, ПЕРЕВЕЗЕНЫ В ЕГО ДВОРЕЦ И ИСЧЕЗЛИ БЕССЛЕДНО».
           Сохранилось письмо Тауберта к Миллеру. В этом письме «не скрывая своей радости Тауберт сообщает о смерти Ломоносова и добавляет: «НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ граф Орлов велел приложить печати к его кабинету. Без сомнения, в нем должны находиться бумаги, которые не желают выпустить в чужие руки».
        Смерть Михаила Ломоносова тоже была внезапной и загадочной, и ходили слухи о его преднамеренном отравлении. 
      Очевидно, то, что нельзя было сделать публично, его многочисленные недруги довершили скрытно и тайно.
       Так же надо отметить, что  российские историки  умышленно замалчивают тот факт, что у Ломоносова в России кроме недоброжелательства со стороны Екатерины Второй, врагов в Академии наук был, и враг пострашней- СИНОД Русской православной церкви, который своим решением даже приговорил М. Ломоноса к смертной казни! Вот история 1757 года!

    Синод православной христианской церкви т обвинил Ломоносова в распространении в рукописи антиклерикальных произведений по ст.ст. 18 и 149 Воинского Артикула Петра I, предусматривавшим смертную казнь. 
        6 марта 1757 года на М. Ломоносова был подан «всеподданнейший доклад», в котором были подробно изложены все поступки Ломоносова, «из каковых нехристианских, да еще от профессора академического, пашквилев не иное что, как только противникам православныя веры и таковым продерзателем к бесстрашному кощунству… явный повод происходит». «всеподданнейший доклад», в котором были подробно изложены все поступки Ломоносова, «из каковых нехристианских, да еще от профессора академического, пашквилев не иное что, как только противникам православныя веры и таковым продерзателем к бесстрашному кощунству… явный повод происходит».
      Представители духовенства требовали сожжения Ломоносова. Такая суровость, по-видимому, была вызвана слишком большим успехом вольнодумных, антицерковных сочинений Ломоносова, что свидетельствовало о заметном ослаблении авторитета церкви в народе.
      Архимандрит Д. Сеченов — духовник императрицы Елизаветы Петровны — был серьезно встревожен падением веры, ослаблением интереса к церкви и религии в русском обществе. Характерно, что именно архимандрит Д. Сеченов в своем пасквиле на Ломоносова, требовал сожжения ученого.
       Комиссия заявила, что Ломоносов «за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к академии, так и к комиссии, И К НЕМЕЦКОЙ ЗЕМЛЕ» ПОДЛЕЖИТ СМЕРТНОЙ КАЗНИ, или, в крайнем случае, НАКАЗАНИЮ ПЛЕТЬМИ И ЛИШЕНИЮ ПРАВ И СОСТОЯНИЯ.
        Указом императрицы Елизаветы Петровны Михаил Ломоносов был признан виновным, однако от наказания освобожден.
    Ему лишь вдвое уменьшили жалованье, и он должен был «за учиненные им предерзости» просить прощения у профессоров.
        Герард Фридрих Миллер собственноручно составил издевательское «покаяние», которое Ломоносов был обязан публично произнести и подписать. 
      Михаил Васильевич, чтобы иметь возможность продолжить научные исследования, вынужден был отказаться от своих взглядов. 
        Но на этом немецкие профессора не успокоились. Они продолжали добиваться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии.
  Подробно о смертном приговоре Ломоносову рассказано в работе «За что выдающийся русский ученый Михайло Ломоносов был приговорен к смертной казни?»: //skurlatov.livejournal.com/2264613.html  или тут http://www.litmir.net/br/?b=143935&p=152

      Так, что в итоге мы приходим к печальному выводу, что к 1765 г. М.В. Ломоносов как личность, стал опасным для всех: императорского двора, руководства Российской академии наук и верховным иерархам Русской православной церкви.
      Повторное же отравление М. Ломоносова и произошло 4 марта 1765 г.  когда он был последний раз в Академии наук. 
      А зная привязанность Ломоносова к выпивке то подмешать ему яд в напитки было уже делом техники….
   О факте повторного, как и в 1763 году отравления с теми же симптомами, свидетельствует, и сведения, изложенные в письме Тауберта к Миллеру от 8 апреля 1765 г., где говорится, что М. Ломоносов умер «после нового припадка его прежней болезни, которую он получил вследствие простуды» (Архив АН СССР, ф. 21, оп. 3, № 284).

              (конец ч.3)


Теги: Ломоносов

 Комментарии

Комментариев нет