РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Тайны Русской православной церкви Гл.2 ч.9

2944 просмотра

Наследство монаха Авеля

 ч.9

Наследство монаха Авеля

В предыдущей части мы уважаемый читатель узнали, как и где закончился земной путь "русского Нострадамуса" монаха Высотского монастыря Авеля (в миру – крепостного крестьянина Василия Васильева).

А в этой части, мы попробуем, наверно впервые, за прошедшие 169 лет со дня смерти Авеля, разобраться с его письменным наследием.

И заодно проверим права ли русская пословица "Написанное пером, не вырубишь топором".

И для начала, давайте зададимся вопросами:

Сколько пророческих книг написал монах Авель"?

Какова судьба этих "пророческих книг Авеля"
?

На первый вопрос можно ответить, что "пророческих" книг было как минимум 5!

Книга Первая.

Написана Авелем на протяжении 1796 году в монастыре Николая Чудотворца – Бабайки, что в Костромской епархии. (Ныне это "Николо – Бабаевском монастырь"

О самой книге, вернее ее содержании мало что известно.

Но, главное пророчество Авеля состояло в том, что императрица Екатерина Вторая умеет на 40 году своего правления!

Это то пророчество явилось причиной ареста Авеля, начало судебного расследования в Тайной экспедиции и его осуждения в Санкт-Петербурге на пожизненное содержание в Шлиссельбургской крепости.

Сама "пророческая книга" была приобщена к материалам следственного дела хранившегося в архиве Тайной экспедиции.

Затем, в последующие годы, в связи с расформированием последней при императоре Александре Первом, "дело монаха Авеля" передано в другие департаменты Сената, а оттуда оно уже поступило в архив вновь учрежденной императором Николаем Первой тайно политической полиции – Третьего отделения.

Книга вторая:

Очевидно, написана в 1797 году, в Валаамском монастыре, после освобождения Авеля из Шлиссельбургской крепости.

Книга была обнаружена и изъята у Авеля при следующих обстоятельствах.

"В этом году, от 19-го марта за N118-м, Амвросий, митрополит Петербургский, уведомил генерал-прокурора Обольянинова о крестьянине Василии, постриженном в декабре 1796 года в Александро-Невском монастыре с наречением ему имени Авеля и сосланном в 1798 году в Валаамский монастырь, следующее:

"Ныне онаго монастыря настоятель Назарий, с братиею, доносит мне о нем Авеле, что он, скрывая свои зловкоренившиеся в нем пороки, обнаружил оные покражею из кельи одного иеромонаха серебряных ложек, Турецких денег и других вещей, которыя, по употреблении настоятелем многаго искания, он Авель принесши к нему, тайно сказал, что будто бы те вещи к нему Авелю подкинуты, и он знает похитителя, но не хочет об нем объявить и он об них чрез сонное видение разведал, из чего настоятель заключает, что он Авель, будучи предосудительных и званию несоответственных качеств, усердия к богоугодному житию и душевному спасению нималаго не имеет, да и на послушания с братиею не ходит, отзываясь больным.

По приходе же настоятеля с одним иеромонахом к нему в келию для освидетельствования, точно ли он Авель болен, нашли у него книгу, которую когда настоятель взял и спросил его что за книга?

Ответствовал, что дали ему прочитать и, бросясь к нему настоятелю за нею, с азартом вскричал, чтобы он ея не брал, в противном случае убьет его до смерти.

Когда же настоятель бывшему с ним иеромонаху велел позвать братию, тогда он Авель оробел, ту книгу из рук своих выпустил, которая от него отобрана и ко мне представлена с найденным в ней листком, писанным Русскими литерами, а книга писана языком неизвестным".

То есть вторая книга Авеля была зашифрована!

А найденный при нем отдельный листок "писанный русскими буквами" это очевидно был "шифровальной таблицей"!

Книга и шифровальная таблица были отправлены в Санкт-Петербург в Тайную экспедицию и очевидно согласно тогдашнему делопроизводству должна была быть приобщена к материалам дела монаха Авеля.

"Митрополит препроводил к Обольянинову (руководитель Тайной экспедиции- автор) книгу и листок, найденные у Авеля и просил исходатайствовать высочайшее повеление о ссылке его в Соловецкий монастырь.

Монах Авель, доставленный в Санкт-Петербург был помещен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости, где подвергся допросам с пристрастием, со стороны второго начальствующего лица Тайной экспедиции генерала Макарова.

И вот что об этом вспоминал сам Макаров.

"Монах Авель, по записке своей, в монастыре им написанной, открыл мне.

Оное его открытие, им самим написанное, на рассмотрение ваше, при сем прилагаю.

Из разговора же я ничего достойного внимания не нашел, кроме открывающегося в нем помешательства в уме, ханжества и рассказов о своих тайновидениях, от которых пустынники даже в страх приходят. Впрочем Бог весть".

То есть, мы видим, что Авель сам расшифровал содержание своей второй "пророческой книги" и генерал Макаров по поводу ее содержания составил отдельный доклад, для императора Павла.

И тут о судьбе второй пророческой книги есть две версии.

Первая версия:

Вторая книга "пророчеств" осталась в архиве Тайной экспедиции вместе с другими материалами, собранными по делу монаха Авеля.

Вторая версия:

По решению Павла Первого Авеля заточили снова на пожизненное содержание в Алексеевском равелине, а вот саму, пророческую книгу, вместе со специальным посланием Павла Первого адресованное своему правнуку Николаю Второму о котором якобы Павел узнал от Авеля, были сокрыты в опечатанном императорской печатью Павла Первого специальном ларце, с поведением вскрыть в 1901 году?

Книга третья:

Написана в 1802 году в Соловецком монастыре, куда был в 1801 году отправлен монах Авель после своего освобождения Александром Первым из Петропавловской крепости.

"Егда ж воцарился государь Александр, и приказал отца Авеля отправить в Соловецкий монастырь: в число оных монахов, но токмо за ним иметь присмотр; потом и свободу получил.

И был он на свободе един год и два месяца, и составил еще третию книгу: в ней же написано, как будет Москва взята и в который год.

И дошла та книга до самого императора Александра".

По итогам изучения книги и содержащихся в ней пророчеств, в специальном Департаменте Сената и доклада императору им было приказано:

"... монаха Авеля уже заключить в Соловецкую тюрьму, и быть там ему дотоле, когда сбудутся его пророчества самою вещию".

Из вышеприведенной информации видно, что книга была вновь приобщена к материалам следственного дела монаха Авеля уже хранившегося в архиве Сената в Санкт-Петербурге.

Книги четвертая, пятая и шестая.

И в сентябре 1818 голу по решению Александра Первого монах Авеля был определен в Высотский монастырь.

Проживая там до 1826 года Авель пишет как минимум 3 новых, пророческих книги.

Две, из которых, специально написаны для своей "покровительницы" графини Потемкиной.

С третей из перечисленных книг монах Авель как видно из истории его жизни был задержан в 1826 году в Тульской губернии и по личному указу нового императора Николая Первого был заключен бессрочно в церковную тюрьму Спасо – Ефимьев монастырь недалеко от г. Суздаля.

К этому времени дело монаха Авеля находилось в ведении российской жандармерии и лично ее тогдашнего начальника графа Бенкендорфа.

В Спасо – Ефимьевом монастыре монах Авель содержался еще 15 лет до самой своей смерти.

Были за этот период Авелем написаны, какие либо новые пророческие книги неизвестно.

Скорее всего, его лишили возможности, и читать и писать.

Но, поскольку за Авелем и в тюрьме был установлен строгий надзор то о его поведении и все высказываниях, очевидно, регулярно фиксировались на бумаге и сообщалось в жандармерию.

Теперь нам надо, понять, где же могут быть, в настоящее время изъятые у монаха Авеля "пророческие" книги.

А вот сделать это без понимания вопроса, что такое Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии и Отдельный Корпус жандармов нельзя.



Поэтому предлагаю небольшой ликбез.

"Собственная Его Императорского Величества канцелярия (сокращённо – Собственная Е. И. В. канцелярия) – личная канцелярия российских императоров, со временем видоизменённая в один из центральных органов власти.

Была создана при Петре I, реформирована при Екатерине II, упразднена Александром I при создании министерств; однако в 1812 году вновь учреждена для работы с делами, требовавшими личного участия государя.

Функции Собственной Е. И. В. канцелярии императором Николаем I были значительно расширены. Она просуществовала до крушения Российской империи в 1917 году.

С 1826 и до 1881 года Собственная канцелярия подразделялась на несколько самостоятельных отделений, значение каждого равнялось министерскому.



Третье отделение 

Наиболее известно III отделение Собственной Е. И. В. Канцелярии. Было создано 3 июля 1826 года, во главе стоял А. Х. Бенкендорф.

Появился этот новый государственный орган не на пустом месте. Ещё в XVIII веке существовали различные установления для специального преследования и расправы по политическим преступлениям или, как они назывались, против "первых двух пунктов".

Таковы были при Петре Великом и Екатерине I Преображенский приказ и Тайная канцелярия, слившиеся потом в одно учреждение; при Анне Иоанновне и Елизавете Петровне – Канцелярия тайных розыскных дел; в конце царствования Екатерины II и при Павле I – Тайная экспедиция.

При Александре I существовала особенная канцелярия, сначала при министерстве полиции, а потом при министерстве внутренних дел. Учреждения эти от времени до времени то смягчались в своей форме, то совершенно отменялись, как, напр., при Петре II и Петре III и в начале царствования Екатерины II.

Император Николай I преобразовал особенную канцелярию в самостоятельное учреждение, под названием третьего отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии, поставив во главе его графа Бенкендорфа, снабженного чрезвычайными полномочиями. В основании отделения сыграли важную роль, с одной стороны, политические события того времени (и прежде всего восстание декабристов), а с другой – убеждение императора в могуществе административных воздействий не только на государственную, но и на общественную жизнь.

III отделение занималось сыском и следствием по политическим делам, осуществляло цензуру, боролось со старообрядчеством и сектантством, расследовало дела о жестоком обращении помещиков с крестьянами и т. д...

Отделение подразделялось на экспедиции:

I экспедиция ведала всеми политическими делами – "предметами высшей полиции и сведениями о лицах, состоящих под полицейским надзором".

II экспедиция – раскольниками, сектантами, фальшивомонетчиками, уголовными убийствами, местами заключения и "крестьянским вопросом" (разыскание и дальнейшее производство дел по уголовным преступлениям оставалось за министерствам внутренних дел; связанные с фальшивомонетчиками – за министерством финансов).

III экспедиция занималась специально иностранцами, проживающими в России и высылкой неблагонадёжных и подозрительных людей.

IV экспедиция вела переписку о "всех вообще происшествиях", ведало личным составом, пожалованиями; занималась надзором за периодической печатью.

V экспедиция (создана в 1842 г.) занималась специально театральной цензурой.



В инструкции Бенкендорфа чиновнику III отделения целью отделения провозглашается "утверждение благосостояния и спокойствия всех в России сословий, восстановление правосудия".

Чиновник III отделения должен был следить за могущими произойти беспорядками и злоупотреблениями во всех частях управления и во всех состояниях и местах; наблюдать, чтобы спокойствие и права граждан не могли быть нарушены чьей-либо личной властью или преобладанием сильных или пагубным направлением людей злоумышленных;

чиновник имел право вмешиваться в тяжбы до их окончания; имел надзор за нравственностью молодых людей; должен был узнавать "о бедных и сирых должностных людях, служащих верой и правдой и нуждающихся в пособии", и т. п.

Граф Бенкендорф даже не находил "возможности поименовать все случаи и предметы", на которые должен обратить внимание чиновник III отделения при исполнения своих обязанностей, и предоставлял их его "прозорливости и усердию". Всем ведомствам было предписано немедленно удовлетворять все требования чиновников, командируемых III отделением.

В то же время чиновникам предписывалось действовать мягко и осторожно; замечая незаконные поступки, они должны были "сначала предварять начальных лиц и тех самых людей и употребить старания для обращения заблудших на путь истины и затем уже обнаружить их худые поступки пред правительством".

В 1839 году организация отделения получила более сложный вид, вследствие присоединения к нему Отдельного жандармского корпуса, причем оба управления подчинялись генералу Л. В. Дубельту, с именованием его "начальником штаба корпуса жандармов и управления III отделения". При отделении была особая юрисконсультская часть.

Указом 12 февраля 1880 года была учреждена верховная распорядительная комиссия, и ей временно подчинено III отделение вместе с корпусом жандармов, а указом 6 августа того же года отделение было упразднено и дела переданы в ведение Департамента полиции министерства внутренних дел.

Этот экскурс в историю уважаемый читатель кроме познавательной своей части, ведь за время советской власти всякая достоверная информация о деятельности жандармерии была сокрыта в спецхране, нам нужен был и для установления места, куда попало архивное дело монаха Авеля.





Итак, Департамент полиции. Продолжим поиск.

Департамент полиции образован 6 августа 1880 года после упразднения III отделения Собственной Е. И.В. канцелярии.

Входил в состав Министерства внутренних дел. Первоначально (до 1881 года) именовался "Департамент государственной полиции".

В его ведении находились охранные отделения, полицейские учреждения, сыскные отделения, адресные столы и пожарные команды.

Департамент упразднён после Февральской революции 1917 г. Вместо него было учреждено Временное управление по делам общественной полиции (с 15 июня – Главное управление по делам милиции Министерства внутренних дел), в свою очередь ликвидированное Октябрьской революцией 1917.

Вот мы уважаемый читатель и дошли до ответа на второй вопрос:

Какова судьба этих "пророческих книг" Авеля?

Предварительный ответ будет таков.

Весь сохранившийся архив Департамента полиции и Штаба отдельного корпуса жандармов в настоящее хранится в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ).

ГА РФ расположен в дух зданиях по следующим адресам:

г. Москва, Большая Пироговская ул., 17 (основное здание)

г. Москва, Бережковская наб., 26

В ГА РФ хранятся: около 6,4 миллионов дел по истории России XIX-XXI веков, по законодательной, исполнительной и судебной власти Российской Федерации и среди них должно находится как дело монаха Авеля, так и вся переписка по нему, вплоть до его смерти в 1841 году.

В заключение у нас остался еще один почти, что риторический вопрос:

Права ли русская пословица "Что написано пером, то не вырубишь топором?"


На этот вопрос, у нас есть пока, что частичный ответ.

И заключается он в том, что впервые, после смерти Авеля в 1841 году о нем в Российской империи вспомнили в 1878 году, когда в журнале "Русская старина" была опубликована статья о монахе Авеле и его предсказаниях.!

http://www.bibliotekar.ru/reprint-134/index.htm

Надеюсь, что читатель ознакомился с этим трудом, и мы сможем перейти в нашем расследовании к личности редактора М.И. Семеновского первым опубликовавшей впервые сенсационный материал об Авеле, и, следовательно, вернувший его из исторического небытия.



Справка: Михаил Иванович Семевский (4 (16) января 1837, с. Федорцево Великолукского уезда Псковской губернии, – 9 (21) марта 1892, Кронштадт), русский историк, журналист, общественный деятель из дворянского рода Семевских. Брат В. И. Семевского.

Окончил Константиновский кадетский корпус (1855). До 1861 на военной службе (служил офицером в лейб-гвардии Павловском полку), в 1857 поступил репетитором в 1-й кадетский корпус.

Затем служил в государственной канцелярии, по Главному комитету об устройстве сельского состояния, до самого закрытия комитета (1882). Участвовал в городском самоуправлении Петербурга.

С 1877 гласный Петербургской городской думы, а в 1883-1885 и товарищ городского головы. Особенно много труда он посвятил городской училищной комиссии, членом которой состоял.

Как историк Семевский, попавший в 1855-1856 году в среду московских литераторов и слушавший лекции в университете, начал публиковаться в 19-летнем возрасте.

Его сфера интересов – история XVIII-первой половины XIX в., дворцовые перевороты, политический сыск петровской эпохи, биографии государственных деятелей XVIII в.

Первым печатным трудом его была статья в "Москвитянине" (1856 г. N12) "О фамилии Грибоедовых"; в следующем году он издал "Великие Луки и Великолуцкий уезд", историко-этнографическое исследование (СПб.; работа подверглась издевательской критике Добролюбова).

Наиболее значительные из публикаций последующего времени – "Царица Прасковья" ("Время", 1861 г. NN2 – 5), цикл очерков о политическом следствии времён Петра "Слово и дело" ("Светоч", 1861 г.; "Иллюстрация" 1862 г., в 1880-е вышли отдельным изданием), "Императрица Екатерина I и семейство Монсов", "Сторонники царевича Алексея", биография царицы E. Ф. Лопухиной, "Фрейлина Гамильтон".

Во многом под влиянием публикаций Семевского (сохранявших почтительное отношение к Петру I, но не скрывавших и тёмных сторон его личности и политики) правительство одно время запрещало публикацию исторических материалов периода после Петра.

Ряд политически острых по цензурным условиям материалов Семевский публиковал в этот период в лондонской Вольной русской типографии Герцена.

Значительную роль в русской науке и культуре Семевский сыграл как издатель (с 1870 до конца жизни) крупнейшего исторического журнала "Русская старина", в основном посвящённого XVIII веку.

Из-за служебных соображений Семевский до 1877 г. не выступал в качестве официального редактора журнала, которым числился его родственник, Василий Арсеньевич Семевский; но в действительности он был полным, самостоятельным хозяином журнала.

М. И. Семевский не только активно участвовал в нём собственными материалами, но и активно стимулировал розыск в частных архивах интересных документов, а также советовал свидетелям эпохи писать воспоминания.

Был членом Археографической комиссии и почетным членом Археологического института.

Предпринимал путешествия по России с научной целью, знакомился с учеными архивными комиссиями, осмотрел богатый семейный архив кн. Куракина в Саратовской губ., с важными документами, относящимися к истории XVIII в.

Результатом ознакомления Семевского с этим архивом было предпринятое кн. Ф. А. Куракиным издание "Архив кн. Куракина", первые тома которого вышли под редакцией Семевского.

На основании открытых в куракинском архиве новых материалов, преимущественно по истории Петра Великого, Семевский прочел ряд публичных лекций о Петре Великом, в 1890-1891 гг.

Впервые опубликовал мемуары А. Т. Болотова (1870), Я. П. Шаховского (1872), Эрнста Миниха, сына фельдмаршала (1891), а также мемуары и письма декабристов".

Но в то же время о М.И. Семеновском пишут:

"Семевский пользовался репутацией человека, способного к этически сомнительным поступкам для того, чтобы добыть интересную рукопись, войти в доверие к человеку, который мог предоставить ему доступ к архивам и т. п.

На протяжении многих лет Семевский составлял альбом автографов, известных людей, включающий 850 записей, многие из которых носили дружески-откровенный характер.

Совершенно неожиданно для многих из участников альбома он опубликовал его под названием "Знакомые" (Спб., 1888), что также не лучшим образом сказалось на его репутации".

На момент публикации статьи о монахе Авеля в распоряжении М.И. Семеновского из неизвестного источника появились следующие подлинные документы:

1. Две тетради, в которых содержались: "Житие и страдание отца и монаха Авеля"; "Жизнь и житие отца нашего Дадамия"; "Бытие, книга первая";

2. Тетрадь, озаглавленной "Церковные потребы монаха Авеля", в которой сокращенно изложена "Книга бытия";

3. 12 писем Авеля к графине Прасковье Андреевне Потемкиной;

4. Письмо Авеля к В. Ф. Ковалеву, управляющему фабрикой П. А. Потемкиной в Глушкове.

Эти документы как считается не дошли до наших дней и в вышеуказанной публикации даны в форме выдержек, размер и тематика которых определялась как самим издателем журнала Семевгским, так и мнением цензора, вмешательство которого в данной публикации очень заметно (многие куски из оригинальных документов им удалены).

Из других достоверных источников об Авеле можно назвать так же публикацию

в том же 1878 г. журнале "Русский архив", 1878 г., книга вторая



(цитируется "Дело о крестьянине вотчины Льва Александровича Нарышкина Василье Васильеве, находящемся Костромской губернии в Бабаевском монастыре под именем иеромонаха Адама, а потом названного Авелем, и о сочиненной им книге. Начато Марта 17-го 1796 г., 67 листов".);

http://smallbay.ru/avel5.html

Вот на таком документальном подтвержденном, "фундаменте" и родилась посмертная слава монаха Авеля, как "русского Нострадамуса".

Но, вот после 1878 года мало кто из российских историков интересовался Авелем и его письменным наследством.

Зато его имя взяли на вооружения русские спиритуалисты

Справка: Спиритизм (от лат. spiritus -душа, дух) – христианская философская доктрина, разработанная во Франции в середине XIX столетия Алланом Кардеком.

В России термин "спиритизм" принял более общее значение, став синонимом – с одной стороны, религиозной философии спиритуализма, с другой – так называемого "столоверчения", автоматического письма и спиритической практики в самом широком смысле слова.

А со временем, особенно после 1917 года монаха Авеля как ПРОРОКА "реабилитировали" и идеологи русской православной церкви, создав среди своих прихожан, образ такого вот русского, полусвятого-провидца, который предсказал и трагическую судьбу Николая Второго, крах Российской империи, "жидовское иго" и т.д. и т.п.



Но подобное об этом "использовании" Авеля мы поговорим в следующих частях.

(конец ч.9) 

Теги: Авель
23 August 2010

Немного об авторе:

СТАРЫЙ СОЛДАТ....... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет