РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Аненербе ч.9-2

3777 просмотров

Буддизм в нацистской Германии и связи с Тибетом

ч.9-2

Аненербе и ТИБЕТ

Буддизм в нацистской Германии и связи с Тибетом


Точкой отсчета в нашем рассказе будет 1924 год, когда Пауль Дальке основал "Буддийский дом" во Фронау пригород Берлина.

Он был открыт для последователей всех буддийских традиций, которых со временем набралось в Германии, значительное число. Но "Буддийский дом" в основном был ориентирован на японскую форму буддизма, поскольку в те времена она была более известна на Западе.

В 1933 году здесь состоялся и "Первый европейский буддийский конгресс" показавший рост интереса европейцев, к древней религии.

Очевидно поэтому, именно туда, в Тибет, в 1934 год, отправляется немецкий путешественник Теодор Иллион (1898 – 1984). О нем известно: немецкий врач канадского происхождения, знавший тибетский язык, активный участник "Буддийского дома", желавший расширить свои познания, в области тибетской медицины.
 



Переодевшись странствующим монахом, Иллион долгое время путешествовал по Тибету, а по возвращении в Германию опубликовал книгу "Загадочный Тибет" и вот именно содержащиеся в этой работе описания Тибета, дали повод для последовавших затем экспедиций организованных обществом "Аненербе".

А описания были и впрямь удивительные. И скажем книга известно путешественника Марко Поло, содержит меньше чудесь, чем описал Т.Иллион.

 



А Т. Иллион в своей книге рассказывал, как, общаясь с различными ламами, разбойниками и мудрецами, он узнал о существовании в Гималаях огромного подземного города – "мощной подземной империи со многими миллионами жителей".

 



 



Иллион отправился на поиски подземной империи и, много раз рискуя жизнью, наконец, оказался там.

Жителей в обнаруженной им подземной империи было действительно много.

Все они явным образом подразделялись на две группы, одна из которых носила одеяния из шёлка, а вторая – из хлопка.

Первые были по всем своим признакам людьми, они двигались как люди, жизнерадостно разговаривали с Иллионом и были внешне весьма привлекательны.

Вторые же, облачённые в хлопок и составлявшие большинство этой колонии, были людьми лишь наполовину.

Да, они выглядели как люди, но при этом движения их были механистичны, "они двигались как автоматы и глаза их напомнили мне глаза мертвецов".

Как выяснилось позднее, эти подземные "мертвецы" были, действительно, не совсем людьми. Они были слугами колонии, зомбированными под выполнение определённых функций.

Правление в подземной империи было матриархальным и целиком основанным на посвящениях.

"Во время моего пребывания в долине таинств я постоянно слышал титулы наподобие "подателя божественной Мудрости", "мастера Света", "апостолов Света", "Спасителя душ", "Господа сострадания", "просветленного учителя" и некоторых других.

Каждая инициация ещё ближе связывала обладателя титула с "Вождём братства", и я предполагаю, что обладатели высших титулов не имели более никакой личности, но действовали лишь исключительно как исполнители Божественной Воли – без сердца, без тела и без души".

Да, эти люди имеют огромные сверх способности, но бездушия их это не компенсирует.

Страхи Иллиона начинают усиливаться по мере того, как он замечает, что "Священный Город" устроен по образцу гигантского муравейника или масонской ложи, а все здания в нём приспособлены для того, чтобы в любой момент открыть шлюзы и затопить весь подземный город.

Во дворце тамошней правительницы по имени Лха-мо-хун Иллион узнаёт, что он – второй белый, побывавший в этом подземном городе.

Потому к Иллиону был проявлен такой сильный интерес, и даже сама правительница и верховный жрец Мани ринпоче удостоили его почётной аудиенции, желая дать ему высокие посвящения и включить в пирамидально организованное сообщество.

И лишь западный критический разум, свободолюбие и недюжинная находчивость помогают Иллиону выбраться из "Подземного Царства".

Вот именно иллионовское описание – "Подземного города" – "Underground City", расположенного в Гималаях, стало непосредственным поводом для организации "Аненербе", проверить эти данные на практике.

Правда был путь по проще и поэффективнее.

Взять Т. Иллиона в "Гестапо" и подвергнуть "интенсивному допросу".

Но очевидно ученные с "Аненербе" нашли сведения содержавшиеся в книге Иллиона достоверными и он благополучно умер своей смерть в 1984 г.

А следствием реализации этого плана и возникла идея экспедиции профессора Э. Шеффера.
 



Об Эрнсте Шеффере, известно, что он немецкий биолог, принимал участие в двух экспедициях в Тибет, в 1931 – 1932 и в 1934 – 1936 гг., целью которых были спортивные и зоологические исследования.

Но, в ходе этих экспедиций эму не удалось побывать в столице Тибета – Лхасе.

И поскольку это был наиболее подходящий кандидат, ученный, с почти с мировой известностью и немец с арийскими данными.

То для проверки сведений изложенный в книге Теодора Иллиона, специалистами из организации "Аненербе" он и был рекомендован в начальники экспедиции в 1938 -1939 гг. которая состоялась по официальному приглашению тибетского правительства.

Посещение совпало по времени с возобновлением отношений между Германией Тибетом и Японией.

Состав экспедиции был следующим:

Шеффер Эрнст – руководитель экспедиции

Бергер Бруно – антропология, расовая теория

Краузе Эрнст – оператор

Карл Винерт – геофизик

Эдмонт Гир – технический руководитель.

Были определены цели экспедиции:

классификация рас в Тибете

выделение остаточных признаков нордических черт

поиски мистической страны Шамбалы

установление дипломатических контактов.

Экспедиция Шеффера без особых проблем, собирая по пути нужный этнографический материал, добралась до Лхассы.

Вот фото того, то в Тибете убидели немцы:
 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



Эрнст Шеффер пережил Вторую мировую войну и даже написал книгу "Праздник белых покрывал: исследовательская поездка через Тибет в Лхасу, святой город в царстве, которым правит божество" (1950) где описал свои впечатления во время экспедиции.

Он сообщает, что во время праздника оракул Нечунг предупредил, что, несмотря на сладкие подарки и слова немцев, Тибету следует быть осторожным: вождь Германии подобен дракону.

В остальное время своего пребывания в Лхасе Шеффер часто встречался с регентом и установил с ним хорошие отношения.

Немцы были весьма заинтересованы в установлении дружеских связей с Тибетом. Однако немцы и тибетцы смотрели на этот процесс по-разному.

Одним из участников экспедиции Шеффера был антрополог Бруно Бегер, отвечавший за исследование рас.

Он работал с Х. Ф. K. Гюнтером над проектом "Северная раса в индо-германской Азии" и разделял теорию Гюнтера о существовании "северной расы" в Центральной Азии и Тибете.

В 1937 году он предложил провести в Восточном Тибете исследование, намереваясь в рамках экспедиции Шеффера изучить с научной точки зрения расовые признаки тибетского народа.

На пути в Тибет и Сикким Бегер измерил черепа трехсот тибетцев и сиккимцев, а также исследовал некоторые другие физические особенности и отметины на теле.

Он заключил: тибетцы занимают среднее положение между монгольской и европейской расами, причем европейские черты отчетливее проявлены в среде аристократии.

В соответствии с "Исследованием Тибета в Аненербе-СС" Рихарда Греве, опубликованном в: Т. Хаушильд (ред.).

Жизнерадостность и ксенофобия: Этнология в Третьем рейхе. 1995., – Бегер предполагал, что после окончательной победы Третьего рейха тибетцы могут сыграть важную роль.

Они могли бы служить союзной расой в обще монгольской конфедерации, которая находилась бы под протекторатом Германии и Японии.

Хотя Бегер советовал провести дальнейшие исследования, чтобы исследовать всех тибетцев, но экспедиции в Тибет больше не отправляли.

Позднее была установлена радиосвязь Лхаса – Берлин. Регент Тибета Квотухту официально пригласил немцев в Лхассу.

Экспедиция пробыла в Тибете свыше двух месяцев и посетила священное место Тибета – Ярлинг.

Уже после 1954 года из англо-американских источников стало известно и новые обстоятельства тайной части экспедиции:

1. На горе Канченджанг где по теории немецкого ученного Альберта Грюнведеля находится один из входов в Шамбалу, был установлен портативный радиоцентр, который должен был работать в автономном режиме. Питалась аппаратура от спец. ветроагрегата. Этот радиоцентр был задуман и построен как радиотранслятор. работавший на коротких волнах и обеспечивавших устойчивую радиосвязь межу Берлином и Лхасой. Так же через этот радиоцентр могла вестись связь с Японией.

2. Вторым тайным заданием были исследование изолированных человеческих популяций для поиска алгоритма избегания генетических заболеваний пр близкородственных браках истинных арийцев.

А вот когда Э. Шеффер отправлялся в Германию, то он привез А. Гитлеру послание Квотухту, тибетский регента:

"Глубокоуважаемый господин король Гитлер, правитель Германии.

Да прибудет с Вами здоровье, радость Покоя и Добродетели! Сейчас вы трудитесь над созданием обширного государства на расовой основе.

......

Примите, Ваша Светлость, король Гитлер, наши заверения в дальнейшей дружбе!

Написано 18 числа первого тибетского месяца, года Земляного зайца (1939)."

А в подарок А. Гитлеру была передана 108 томная энциклопедия ламаизму "Ганджурава". Это был третий экземпляр этой книги, попавший в Западную Европу. Но он так и остался непереведённым ни на один из европейских языков.

Следует отметить, что после экспедиции сохранилась пленка (интересна судьба этой пленки – она была обнаружена в одной из масонских лож Европы после войны), снятая немецкими операторами.

Помимо строений Лхассы и Ярлинга на ней были запечатлены многочисленные ритуалы и магические практики.

С помощью гуру вызывались злые духи, медиумы входили в транс, истерические танцы монахов бонцев – все это было запечатлено бесстрастным немецким оператором.

Интересно, что немцев интересовал не столько буддизм, сколько религия Бон.

Но, экспедиция Шеффера, была открытой экспедиций, наладивший дипломатические отношения с Тибетом, а ведь есть данные, что немцы после 1938 г. стали ежегодно отправлять тайные экспедиции.

Цель этих экспедиций состояла, в первую очередь, в том, чтобы найти арийских предков в Шамбале и Агарти, скрытых подземных городах под Гималаями, – и поддерживать с ними связь.

Местные посвященные, будто бы владели, тайными оккультными силами, в частности силой Врил, и миссии искали помощи этих посвященных, чтобы обрести их силу и создать с ее помощью арийскую господствующую расу.

Согласно этим сообщениям, а вернее "утечкам информации" из немецких спецслужб:

Шамбала отказалась от какого-либо сотрудничества.

Справка: Шамбала – мифическая страна в Тибете или иных окрестных регионах Азии, ("Беловодье" или г. Белуха на Алтае) которая упоминается в нескольких древних текстах, в том числе в Калачакра-тантре.

Концепция Шамбалы первоначально была частью классического индуизма и связывалась в Махабхарате с местом рождения Калки, будущей аватары Вишну. Впоследствии концепция была привнесена и переосмыслена в Махаяне. В современной эзотерической традиции эта концепция впервые отражена Еленой Блаватской

Агарти же согласилась.

Справка: Агарти или Агартха – легендарная подземная страна, в другой формулировке – "мистический центр сакральной традиции, расположенный на Востоке".

Дословный перевод с санскрита – "неуязвимый", "недоступный". Впервые о ней написал французский мистик Александр Сент-Ив д'Альвейдр в книге "Миссия Индии в Европе".
 



Справка: Жозеф Александр Сент-Ив Д'Альвейдр (родился 26 марта 1842 в Париже, умер 5 февраля 1909 в По.

Французский оккультист, являлся последователем Антуана Фабра Д'Оливе, оказал значительное влияние на Папюса и Станисласа де Гуайта. В 1880 получил титул маркиза д'Альвейдр. Поклониик Наполеона.

Основатель "синархии". Впервые употребил название Агарта.

Второе упоминание принадлежит Фердинанду Оссендовскому, который в книге "И звери, и люди и боги" со слов монгольских лам рассказывает легенду о подземной стране, управляющей судьбами всего человечества.

 



Справка: Антоний Фердинанд (Антон Мартынович) Оссендо́вский 27 мая 1878, Люцин – 3 января 1945, Жолвен под Варшавой), русский и польский путешественник, журналист, литератор и общественный деятель.

Учился в Санкт-Петербургском университете, Сорбонне.

Работал инженером в Сибири и на Дальнем Востоке; выступал с художественными произведениями на русском языке.

Участвовал в революции 1905 года. До 1907 года отбывал тюремное заключение, затем отошёл от революционного движения.

В годы Первой мировой войны заведовал иностранным отделом в газете Б.А. Суворина "Вечернее время", много писал о подрывной деятельности германских фирм в России и даже составил вместе с Сувориным докладную записку под названием "Военно-политический элемент в германской торгово-промышленной программе и борьба с ним", в которой, однако, реальной и полезной информации оказалось не много.

Считается автором фальшивок, изготовленных после Октябрьского переворота и известных как "документы Сиссона", для которых использовал поддельные бланки никогда не существовавших учреждений.

В годы гражданской войны на государственной службе у Российского правительства адмирала А. В. Колчака (вопреки расхожему "мифу" никогда не был "министром финансов в правительстве Колчака").

В 1921 г. выполнял поручения генерал-лейтенанта барона Унгерна.

В 1922 вернулся в Польшу. Стал всемирно знаменит благодаря своей беллетризованной книге о гражданской войне в Сибири и Монголии "И звери, и люди, и боги" (на английском языке).

Написал также на польском языке книгу о Ленине и ряд романов из польской истории. Участвовал в Движении сопротивления в Польше; умер своей смертью незадолго до освобождения Варшавы советскими войсками.

Советской контрразведкой в доме Оссендовского, как известного "антисоветчика", был проведён обыск, а его тело вырыто из могилы для идентификации личности (возникло подозрение, что он мог скрыться).

Так вот, в рассказе Оссендовского некоторые исследователи находят заимствования у Сент-Ива д'Альвейдра.

Сравнительный анализ обеих версий легенды произвел французский ученый Рене Генон в работе "Царь Мира", в которой пришел к выводу о том, что они имеют общий источник.
 



Справка:Рене́ Гено́н (René Guénon, 15 ноября 1886, Блуа, Франция – 7 января 1951, Каир, Египет) – французский философ (в этимологическом смысле слова), остающийся влиятельной фигурой в области метафизики. Автор трудов, тематика которых варьируется от метафизики и исследований традиции до символизма и инициации.

В своих трудах он предлагает либо "представлять непосредственно некоторые аспекты метафизических доктрин Востока", либо "адаптировать эти доктрины [для западных читателей самым разумным и выигрышным образом, всегда строго придерживаясь их духа". Такие доктрины определены Геноном как "универсальный символ".

Его работы, написанные и впервые опубликованные на французском, были переведены более чем на двадцать языков. Он также писал на арабском для El Maarifâ ("знание").

Рене Генон родился во французской буржуазной семье в городе Блуа. С ранней юности проявлял интерес к математике и философии. Быстро разочаровался в окружающем его обществе и в 1907 году переехал в Париж, где участвовал в различных подпольных движениях.

Исследовал оккультизм, гностицизм, индуизм и другие религии. В 1912 году принял ислам. Его арабское имя – Абд-аль-Вахид Яхья

Генон начал публиковаться в 1920-х годах, после Первой мировой войны, которую в то время считали завершением всех войн. Рене Генон уже тогда начал критиковать западную цивилизацию за отсутствие духовности и следовании по ложному пути развития.

В 1930 году Генон переехал в Каир, где жил до самой смерти. Хотя в Египте Рене Генон жил жизнью суфия[7], он постоянно публиковал в Европе свои труды, посвящённые различным аспектам Традиции.

Известный эзотерик и суфий Мишель Вальзан сказал однажды:

"Явление Рене Генона – самое большое интеллектуальное чудо со времен Средневековья".

Можно сказать, что на Западе исследования Традиции делятся на два этапа – до Генона и после Генона.

Работы Рене Генона отличаются фундаментальной критикой современного мира и призывом к интеллектуальной реформации. Он по-новому оценивает метафизику, традиционные науки, символизм и пути духовной реализации.

Согласно всем эти исследованиям традиционным местом расположения "Агартхи" в отлдиии от Шамбалы – считают Тибет или Гималаи.

В Агартхе живут высшие посвященные, хранители традиции, истинные учителя и правители мира.

Достигнуть Агартхи непосвященному невозможно – только избранным она становится доступна.

Итак, нам известно, что немцы из "Аненербе" искали контакты с правителями Агарти. И все их тайные экспедиции были, направлялись в Агарти!

Говоря о Тибете и тибетцах надо упомянуть и любопытный факт.

Книга А. Гитлера "Mein Kampf" была переведена на многие языки мира.

И даже был сделан ее перевод на тибетский язык. Сделал этот перевод сам Далай-Лама Тхутпэн Гьяцо и задолго до прихода А. Гитлера к власти в Германии.

Интересно, что, о ее авторе Далай-Лама выразился следующим образом:

тому чужеземцу боги предназначили великую судьбу"

Далай-Лама также считал, что сходство символики национал-социалистов и тибетских буддистов, свастики – не просто случайность.

А вот когда Гитлер пришел к власти в 1933 году, то он получил и поздравления от Тхутпэна Гьяцо.

Но, перед исследователями пытающимися разобраться с этими "немецкими разведгруппами" стоит большая проблема.

Данные об этих "экспедициях" и их результатах никогда и нигде не публиковались.


А после 1945 года архивы (самые важные) были скрыты в Латинской Америке, а большая часть уничтожена.

Поэтому появляющиеся то и дело в отрытой печати, очередные сенсационные статьи о немцах в Тибете и поисках ими Шамбалы, есть только плод фантазии их авторов, ни чем не подкреплённый в документальном плане.

Разве, как исключение, нужно упомянуть краткие публикации украинского историка В. Тригуба (http://h.ua/story/257961/)

Закачивая тему немецких контактов с Тибетом надо отметить их существенную особенность!

В отличие от большинства экспедиций, побывавших в Тибете, именно немецкая, несла в себе идею нового мирового порядка, основанного на расовых признаках, идею сверхчеловека

... А вот экспедиции из Российской империи, затем из СССР и Англии имели только государственные задания по внедрению агентуры и расширению сфер влияния.

Англичане хотели не допустить Советы, с идеями коммунизма, а Советы в свою очередь, хотели расширить границы своего влияния на Китай и Тибет, рассматривая последний, как плацдарм для проникновения в Индию.

Поэтому тибетцы в целях обеспечения независимости своего государства и обратили свой взор на немцев с их идеями по переустройству мира.

И именно поэтому экспедиции Рериха, организованные НКВД потерпели неудачу!

А вот о претензиях СССР и других стан на Тибет будет рассказано в следующей части.

Автор так же рекомендует дополнительные материалы, обязательные для просмотра:

Фильмы о Тибете

http://video.mail.ru/mail/molleker/history/297.html

и

http://video.google.com/videoplay?docid=7981733389681933234#

и книгу Генрих Харрер

"Семь лет в Тибете: Мемуары"

http://ki-moscow.narod.ru/litra/hud/tibet/tibet.htm
 



А, вот пока одни немецкие специалисты с "Аненербе" путешествовали по Тибету, другие вместе с немецкой армией добрались вглубь СССР, до самых калмыцких степей.

 



И оказалось, что калмыки, это не "чурки" как все русскоязычные называет представителей других неславянских народов, не только практикуют тибетскую форму буддизма, а и что особенно важно для немцев и имеют долгую историю взаимоотношений с Германией.

 



 



В промежутке между 1609 и 1632 годами большая группа калмыков мигрировала на Запад из Джунгарского региона Восточного Туркестана.

Они обосновались в России, в районе устья Нижней Волги, в месте, где продолжали вести образ жизни кочевников и пастухов.

В 1763 году царица Екатерина II Великая пригласила около тридцати тысяч немцев обосноваться в регионе Волги, к северу от калмыков. Она хотела, чтобы немцы занимались фермерством на плодородной земле и охраняли ее от "варваров".

Она пыталась навязать калмыкам христианское вероисповедание и приучить их к земледелию. Это привело к тому, что в 1771 году многие калмыки переместились назад в Джунгарию.

В итоге, однако, те из них, кто остался в России, были приняты благосклонно, в особенности потому, что они были превосходными солдатами. Во время войны с Наполеоном (1812-1815), например, в составе русской армии воевал Калмыцкий полк.

 



 



 



Хотя обычаи волжских немцев, склонных к земледелию, и кочевой образ жизни калмыков сильно разнились, соседи постепенно прониклись взаимным уважением.

Немцы заинтересовались калмыками. Еще в 1804 году Бенжамин Бергманн опубликовал четырехтомную работу по их языку и религии, озаглавленную "Кочевые миграции калмыков в 1802 и 1804 годах".

После коммунистической революции 1917 года многие калмыки сохранили верность царским войскам и продолжали воевать на стороне белогвардейцев, в особенности под началом генералов Врангеля и Деникина.

Незадолго до того, как в конце 1920 года Красная армия захватила Крымский полуостров, около двадцати калмыцких семей вместе с генералом Врангелем пересекли Черное море и осели в городах Варшаве и Праге.

Более многочисленная группа калмыков бежала с Деникиным, основав крупные поселения в Белграде и небольшие – в Софии, Париже и Лионе.

В 1929 году калмыцкие беженцы построили буддийский храм в Белграде. Коммунисты жестоко наказали тех калмыков, которые остались на территории России, обезглавив десять тысяч человек.

В 1931 году по приказу Сталина калмыков объединили в колхозы. Буддийские монастыри были закрыты, а религиозные тексты сожжены. В Сибирь были сосланы все, кто владел более чем пятьюстами овцами, а также все монахи.

В 1932-1933 годах в Калмыкии был сильный голод, в результате которого погибло около шестидесяти тысяч человек.

После нападения Гитлера на Советский Союз Геббельс пригласил в Берлин несколько известных калмыков из Белграда, Парижа и Праги для помощи в пропагандистской кампании.

Нацисты желали привлечь калмыков на сторону Германии, чтобы использовать их в войне против Советского Союза. Поэтому во время нацистского правления калмыков никогда не посылали в концентрационные лагеря.

Таким образом, Геббельс создал комитет, задачей которого было освобождение калмыков от коммунистического режима.

Народ Калмыкии встретил немецкую армию маслом и молоком – традиционным даром для желанных гостей, воспринимая немцев как освободителей от сталинской тирании.

Немцы пообещали, что они вернут им отобранное и произведут раздел и приватизацию земли. Они позволили калмыкам снова практиковать буддизм.

Как следствие, калмыки восстановили религиозные тексты, которые были надежно спрятаны для сохранности, и построили временный храм. Впрочем, в результате военных действий в ноябре и декабре 1942 года Красная армия снова взяла Калмыкию и разрушила все, что люди успели восстановить.

Нацисты предложили калмыкам отступить и продолжать борьбу в составе немецкой армии.

В результате более пяти тысяч калмыков вступили в ряды немецкой армии, сформировав калмыцкие добровольческие кавалерийские корпуса. Однако, за редким исключением, женщины и дети не последовали за ними. Калмыцкие корпуса принимали участие в военных действиях нацистской армии в тылу, в особенности в районах, расположенных вокруг Азовского моря.

Оставшиеся калмыки, составлявшие все же большую часть популяции, в декабре 1943 года были объявлены Сталиным германскими сподвижниками, в результате чего многие из них были сосланы в Сибирь. Они вернулись лишь в эпоху Хрущева, между 1957 и 1960 годами.

Ранней осенью 1944 года перед лицом неминуемого захвата русскими Сербии многие белградские калмыки бежали в Мюнхен, чтобы избежать преследования со стороны коммунистов.

Среди них были оставшиеся в живых после сталинских репресий буддийский учитель и несколько монахов. В конце 1944 года оставшиеся в живых солдаты, которые воевали на территории России в составе калмыцких кавалерийских корпусов, вместе со своими семьями отступили вместе с германской армией.

Около двух тысяч направились в Силезию (Польша), а пятнадцать сотен – в Загреб (Хорватия), где их реорганизовали для ведения военных действий против партизан.

После войны калмыки, оставшиеся на территориях западноевропейских стран, были собраны в специальные лагеря беженцев в Австрии и Германии, в особенности в районе Мюнхена.

Освобожденные в 1951 году, они поначалу обосновались в Мюнхене.

Спустя год фонд Анны Толстой переселил большинство из них в Нью-Джерси (США).
 



(конец ч.2)
 

Теги: Аненербе

 Комментарии

Комментариев нет