РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Подлинная история "Каплуновской" Иконы Божией Матери ч.3

4142 просмотра

Полтавская битва и Икона Божией Матери "Каплуновская"

 ч.3

Полтавская битва и Икона Божией Матери "Каплуновская"

Полтавская "баталия", полтавская виктория, битва под Полтавой – это известное историческое событие 300 летней давности.

Но, вот что интересно, страсти, споры и дискуссии в последние несколько лет вокруг "полтавской баталии" настолько только разгорелись, что перешли уже в стадию, когда между собой дискутировать начали Президенты России и Украины и достигли своего пика в 2009 г.

И тут уместно задаться и вопросом:

"А чем же на самом деле явилось Полтавское сражение состоявшейся 27июня (8 июля), в котором русская армия, под командованием Петра I разгромила шведскую армию короля Карла ХII"?

Тут немало было сломано чернильных перьев и еще больше исписано бумаги среди ученных-историков, отстаивавших ту или иную теорию. Но они так за эти триста лет и не пришли к единому мнению.

А, пока ученые историки между собой сводили научные и не только "счеты", то в прославлении Петра Первого то Карла XII с Иваном Мазепой, русская православная церковь тоже не осталась в стороне.

И церковными иерархами русской православной была запущена в оборот версия- идея, что Полтавская битва, в смысле победы там русского оружия, явилась исключительно заслугой самой пресвятой Богоматери, которая через свою икону названную "Каплуновской," благословила перед сражением царя Петра Первого и всю русской армию!

И поэтому "Каплуновская" икона является как бы "сопоспешницей" Полтавской победы!

Тем, кто не верит мне, и утверждает, что мол я всю жизнь изучаю историю Полтавской битвы, а слыхом не слыхивал, ни о какой там "Каплуновской" иконе, привожу доказательство.

Это, ранее, упоминавшееся в ч.1, статья Т. Пономаревой, где она, основываясь на церковных источниках, пишет так:

"Когда Карл XII приближался к Слободской Украине (область Украины, входившая в Российское государство), то епархиальное начальство предписало чудотворную икону Каплуновскую перенести в Харьков как в более безопасное место.

Шведский король Карл XII, войдя в Каплуновку, остановился в доме священника Иоанна Уманова, который в это время находился в Харькове при чудотворной иконе.

Воины Карла разорили село и хотели сжечь церковь, но все их усилия были тщетны. Три раза они пытались сжечь храм, но ничего не могли сделать.

Это очень удивило Карла, спросившего Мазепу, бывшего с ним, о причине такого странного явления.

На это, Мазепа ответил:

"Здешний храм славится чудесами иконы Божией Матери".

Король Карл XII велел найти кого-либо, чтобы расспросить об этой иконе, а кстати и узнать, где находится царь Петр.

Около села нашли пастуха Григория Журавля и привели к шведскому королю.

"Где царь Петр?" – спросил его Карл XII. Пастух ответил: "По слухам, в Харькове". – "А где икона ваша?" – "По приказанию начальства, взята священником в Харьков".

Тогда Карл, обратившись к Мазепе, сказал:

"Смотри, если мы церкви без иконы не могли сжечь, то там, где будет присутствовать сама икона, мало нам надежды на успех".


Это "знамение" – шведы мол не смогли поджечь деревянную церковь в с. Каплуновка где ранее находилась чудотворная Каплуновская икона, явленное, быстро распространилось среди русских воинов, вот почему Петр Великий и решил взять икону к войскам.

Эта святыня могла вызвать особенное воодушевление в русских войсках и укрепить ревность их в битве за честь Отечества.

Накануне Полтавского сражения икону носили по всему войску и благословляли ею коленопреклоненных воинов.

Известно, что Петр неоднократно накануне Полтавского сражения молился перед этим чудотворным образом, испрашивая благословения и победы.

Священник Иоанн Уманов все это время находился при иконе, был он и под Полтавой во время сражения, а позже приглашен был в Москву, где проживал некоторое время до своего возвращения в Каплуновку с богатыми дарами для иконы и церкви.
 



Петр Великий принес в дар храму в Каплуновке серебряную позолоченную ризу художественной работы и ковчег на икону.

На нижней доске ковчега вырезана была следующая надпись:

"В сем ковчеге император Петр I, по окончании 1709 года с Карлом XII под Полтавой войны, прислал обратно в Каплуновку чудотворный образ Божией Матери".

Имея перед собой вышеприведенный массив информации, который кажется на первый взгляд бесспорным, давайте все же попробуем его перепроверить.

А именно следующие факты:

1.Петр Первый привез с Харькова Каплуновскую икону и ею благословил все русское войско. (Икону носили перед всем русским войском).

2.Петр Первый лично обращался к Каплуновской иконе перед Полтавским сражением.

3.Король Карл XII и украинский Гетман Иван Мазепа были в с. Капуновке

4.Шведы искали чудотворную икону "Каплуновскую", которую перед их приходом вывезли в г. Харьков.

5.Шведские солдаты пытались сжечь деревянную Капуловскую церковь, но она не загорелось.

6.И тогда Карл, обратившись к Мазепе, произнес для себя роковое пророчество:

"Смотри, если мы церкви без иконы не могли сжечь, то там, где будет присутствовать сама икона, мало нам надежды на успех".

7. В награду за божественную помощь, Петр украсил "Каплуновскую" икону подарив для нее позолоченную ризу и новый ковчег.

Определив для себя эти ключевые вопросы, нуждающиеся в перепроверке, давайте и посмотрим, опираясь на подлинные исторические данные собранные российскими историками, как же в реальности развивались события, приведшие к Полтавской битве, как происходила сама битва, где был Петр Первый до битвы, во время битвы и после!

А в следующей части мы разберемся, что в это же в это самое время делали шведы, где был Король Карл XII, чем он был занят, до битвы, во время битвы и после.

Тут же мы выясним, где и когда Карл и Мазепа встретились и были ли они в с. Капуловке.

А если были, то где эта Каплуновка находится.

Итак, приступаем. Впереди у нас отрезок почти в два года 1708 и 1709 и нам надо хронологически проверить вопрос как развивались события, приведшие к Полтавской битве, во время самой битве, но оперируя при этом только российскими источниками.

Это конечно сильно затягивает ход изложения, но в принципиальном споре, нужно предъявлять доказательства, а вот их предъявление и займёт у автора время.

Так что не сочтите за неудобство уважаемый читатель.

И что особенно важно, мы будем искать в "источниках" если ли там упоминания о "Каплуновской" иконе Божией Матери.

И первым таким "источникомNбудет "История ПЕТРА I" написанная самим А. Пушкиным. Скетптикам напоминаю, что она была издана во времена Николая I и прошла российскую цензуру.

И нам подходит тем, что в ней А.С. Пушкин с точной достоверностью, в отличии от своей поемы "Полтава", пишет где реально был и что делал Петр Первый.

С полным текстом этой книги читатель сам сможет ознакомиться по вот этой ссылке: http://www.hrono.ru/libris/lib_p/push_petr1.html,

А мы, откроем книгу с описания событий за 1708 г. и будем обращать там внимание только на даты связанные с упоминанием Петра Первого и его мест пребывания:
 



"6-го января 1708 г. Петр из Москвы отправился в Польшу.

В Копосе, осматривая магазейн и войско Алларта и князя Голицына, Петр получил от Меншикова донесение о том, что казаки побили неприятельский отряд, взяв в плен 300 человек и знамена.

От Копоса через Минск, отправился он Дзенцолы к кн. Меншикову. Там узнал, что Карл идет с одною частию войска к Гродну, а другая следует к Дзенцолам.

Петр отправился в Гродну – там повелел он бригадиру Мильфельсу занять Гродненский мост с 2000 – и неприятеля не пропускать или разрубить мост.

26-го января Петр уехал в Вильну.

Мильфельс при приближении шведов отступил и дал им занять Гродно через два часа после выезда государя из города.

Карл занял Гродно только с 600 человек. Петр, бежавший от него, узнал о том и послал 3000-й отряд в Гродно, дабы полонить самого короля.

Карл извещен был о том и с помощью жителей, принявших его сторону, успел отбиться, – хотя наша конница перерубила шведский корпус, стоявший у дома, занимаемого королем.

Вся наша пехота пришла к Бешенковичам. Кн. Меншиков с конницей стоял в Заболоцком повете. Карл хотел на него напасть, но за распутицей остановился.

Петр подтвердил свои прежние предписания касательно образа военных действий и, разослав множество повелений, уехал в Петербург, куда прибыл 27 марта.

13-го мая Петр заложил в Петербурге новый каменный болверк.

Потом совещался о военных действиях, был на работах в Кроншлоте и на Котлине, где 25 июня получил известие о походе Карла в Украйну.

Петр в тот же день поехал в Петербург, поручил Ингрию Апраксину и поехал в армию. Петр показал своему семейству Копорье, Ямбург и Нарву, где отпраздновал Петра и Павла, а на другой день отправился в Москву.

Шереметев, наблюдая неприятеля, остановился при реке Бибиче, противу местечка Головчина, сторона была болотистая, через нее должно было Карлу проходить.

Меншиков и Шереметев были в средине, на правом крыле – Алларт и генерал-поручик Флюк.

На левом – фельдмаршал лейтенант Гольц и Репнин. Дивизия Репнина была уменьшена множеством отряженных к переправам и мостам для сообщения армии между собою.

14-го Карл при сильном дожде и тумане на понтонах переправился между дивизией Репнина и главным корпусом; прошел через непроходимое болото; напал на Репнина, прогнал его в лес, отняв 7 пушек, убив 5 офицеров, 113 рядовых, генерал-майора фон Шведена и взяв в плен до 400.

Шведская кавалерия в то же время ударила на Гольца и принудила его отступить к главной армии.

Карл потерял до 1200 и сам едва не лишился жизни; лошадь его увязла в болоте, и драбанты едва его вытащили.

После того он отступил к Могилеву. Венецианский историк описывает сие сражение иначе (Голиков. Ч. II – 446). Он убитыми полагает у нас до 2000 (вероятно).

Петр был доволен и с дороги писал Апраксину:

"Я зело благодарю бога, что наши прежде генеральной баталии виделись с неприятелем хорошенько и что от всей его армии одна нашей треть так выдержала и отошла".

20 июля Петр прибыл в Горки, где стояло войско.

Рен донес Петру о разбитии в местечке Смольянах генерала Канифера и о его взятии в полон. Пленник сей подтвердил Петру о намерении Карла идти на Москву (для чего и приняты меры).

Боуру Петр предписал препятствовать Левенгаупту соединиться с Карлом.

4 августа получил он известие о переходе Карла, под Могилевом, через Днепр и о походе его к Пропойску.

Войско наше пошло к Могилеву, а Петр с половиною пехоты прибыл в Мстиславль.

Карл, дабы отвлечь Петра от переправ и трудных мест, вступил в воеводство Мстиславское (в начале августа), двигаясь беспрестанно взад и вперед.

Петр следовал за ним, стараясь его тревожить и лишить способов к продовольствию.

Петр в Мстиславле узнал, что Карл с частию войска, другую отправя к Гомлю, пошел к Чирикову.

Петр последовал за ним и, под местечком Писаревчизною, осмотрев тамошние болота, сам избрал переправу и войско свое перевел.

В Рясне Петр осмотрел гвардию и два драгунских полка (при кн. Голицыне) и узнав, что король пришел к Чаусам при реке Проне, в третьем часу утра пошел туда же (посадя гвардию на лошадей).

Дорогой через перебежчиков узнал он, что король уже переправляется через Прону.

Петр обратился к деревне Долгичам и там выстроился в боевой порядок.

Он повелел генерал-майору Волконскому напасть на неприятельский обоз с казаками, калмыками и волохами, что и удалось.

Карл скоро потянулся к местечку Чирикову, а Петр – к Крычеву (в пяти милях от Чирикова).

Он обозу своему приказал переправиться через Сожу и стать лагерем; сам же переехал ее под Крычевом вброд с гвардией etc., соединился с своим обозом и пришел в местечко Борисовичи.

Тут получил он от Рена, стоявшего при Чирикове, известие, что Карл намерен место сие занять. Петр пошел к Рену – и, не дошед до него полмили, выстроил свое войско в боевой порядок и потом с Меншиковым и с Брюсом поехал к Рену для высмотра неприятеля.

Король потянулся к Крычеву вверх Сожи.

Петр, дабы обмануть короля, обратился назад, но на другой день (24 августа) из деревни Лабжиц пошел опять к Крычеву. Тут, узнав, что Карл идет к Мстиславлю, Петр, дабы пресечь ему дорогу, послал генерал-поручика Флюка вверх Сожи до Страколы, трудным путем, и сам отправился вслед.

При переправе через Сожу, за которой стоял Шереметев, Петр, прибыв в его лагерь, приказал всей пехоте отступить и стать в линию по прямой мстиславской дороге.

26 августа был совет, и положено разделить войско на три дивизии под начальством Шереметева, Меншикова и Гольца.

Главная квартира назначена – местечко Доброе, отряды расположены на реке Белой и Черной Напе.

29-го король приступил к Черной Напе в миле от нашего войска. Петр, увидя, правое оного крыло (5000 пехоты и несколько тысяч конницы) поотдалилось от главного войска, повелел, с воинского совета, несмотря на то, что стояло оно за двумя речками и за болотами, напасть на оное князю Голицыну и генерал-поручику Флюку.

Но Флюк за далеким обходом и трудными переправами не мог прийти вовремя с 30 эскадронами драгун.

Голицын, не дождавшись его, при туманной погоде, перешел обе речки, напал на шведов и после двух часов жестокого боя прогнал их, положа на месте до 3000 (письмо Петра к Апраксину 31 августа).

Карл поспешил к ним на помощь. Петр приказал отступить, что и совершилось в порядке. Побежденный отряд состоял из одних шведов под начальством генералов Круза и Роза.

...

На другой день после сражения армия наша отступила к Мстиславлю, потом к Мигновичам. Неприятель следовал за нею по опустошенной стороне.

За три мили от Мигновичей 9-го сентября генерал-майор Мекушев, отряженный от Боура, с 2000 драгун напал на неприятельский авангард и разбил его.

Петр был чрезвычайно доволен. "Неприятель, – пишет он к Апраксину, – в таком трактаменте не знает, что и делать".

Но король знал, что делать.

Поход его от Доброго на Смоленск был обманчивым движением. 10-го сентября Петр получил известие, что Карл перешел через Сожу и устремился к Украйне.

В то же время узнали, что и Левенгаупт поспешно от Риги идет на соединение с Карлом.

В воинском совете положено: Шереметеву вслед за королем идти в Украйну;

Самому же Петру с гвардией и с несколькими кавалерийскими полками идти как можно поспешнее противу Левенгаупта, ибо главным делом было воспрепятствовать соединению. Гвардия посажена была на лошадей.

На пути Петр получил от Боура донесение о счастливом сражении, бывшем 10-го сентября по ту сторону Десны в полумиле от Кадина.

Три раза неприятель был сбит с места. Карл, по своему обыкновению, везде совался, чуть не попался в плен и имел под собою лошадь убиту.

Петр повелевает Апраксину Либекера, не атакуя, изнурять до прибытия отряженных полков; всех тамошних дворян с их людьми выгнать поголовно.

15 сентября получил известие о скором приближении Левенгаупта.

Петр поспешил его настичь.

Указатель пути, жид подкупленный, уверял, что Левенгаупт еще Днепра не перешел, хотя уж то было совершено три дня тому назад. Жид был повешен...

Наконец 27 сентября Петр увидел Левепгаупта, стоящего у деревни Долгие Мхи за рекою. Прогнанный нашими пушками, он отступил лесами и теснинами к Пропойску.

Ночью Петр переправился и нагнал его о полудни под Лесным, стоящего за болотами в месте неприступном.

Петр оставил противу него 3000, а сам пошел в обход; и, отрядив гвардию противу левого крыла и спеша один драгунский полк и два пехотных (Ингерманландский и Невский (?), бывших верхами), приближился к неприятелю.
 



Левенгаупт, в то же время вышед из лесу, атаковал во фланг наши два полка – Ингерманландский и Невский (где?).

В то же время подоспела и наша гвардия и ударила один во фрунт и другой с фланга. Левенгаупт отступил через лес. Наши его преследовали, взяв 4 знамя, 2 пушки, генерал-адъютанта Кнорринга, полковника Шталя etc.

Неприятель соединился со своею конницей, подоспела и наша конница; наступил валовой бой, длившийся 5 часов. Неприятель сбит был и прогнан к своему обозу. Оба войска лежа отдыхали в виду одно другого.

Мы стреляли еще из пушек; но шведы молчали. Казаки и калмыки имели повеления, стоя за фрунтом, колоть всех наших, кои побегут или назад подадутся, не исключая самого государя.

В пятом часу пополудни во время сего отдыха прибыл Боур с 3000 драгун; а к Левенгаупту то же число его авангарда, отряженного к Пропойску для заготовления мостов через Сожу. Наши вновь бросились на неприятеля, ударили в штыки и палаши и овладели всею артпллериею и почти всем обозом.

Ночь и вьюга спасли остаток шведского войска.

...

Левенгаупт почти один явился к королю с известием о своем поражении.

...

Петр на другой день после сего сражения отпел благодарственный молебен и 2-го октября с гвардией и пехотой пошел к Смоленску".

Тут мы прервем А.С. Пушкина и отметим важные обстоятельства.

Из прочитанного мы достоверно знаем, что в 1708 году ни сам Карл XII, ни его отряды не доходили в глубь России до той же скажем г. Ахтырки не говоря, о самом Харькове и с. Каплуновки!

Это все еще был глубокий тыл русской армии. А все военные действия пока велись на территории нынешней Белоруссии и Смоленской области.


Но продолжим читать А.С. Пушкина:

....

"Карл в недоумении остановился лагерем на берегу Десны и оставался без действия.

Карл 1-го ноября, поставя в три ряда пушки на горе, отбил русский отряд, тут находившийся, и переправился через Десну; наши отступили к местечку Воронежу.

Петр из Смоленска 20 октября поехал по почте через Рослав, Брянск и Трубчевск, отселе к Новгороду-Северскому и стал по сю сторону Десны в местечке Погребках, от Новгорода в двух милях.

Здесь-то (29 октября) получил он известие об измене Мазепы. На другой день Меншиков и Голицын подтвердили ему то изустно.

В воинском совете положено было взять Батурин. Меншиков туда пошел.

....

Петр благодарил Апраксина и известил его о измене Мазепы, 21 год верного и при гробе ставшего предателем. Кн. Долгорукому на Дон пишет: "Слава богу, что в замысле его и пяти человек нет"

Петр повелел архиереям киевскому, черниговскому и переяславскому быть в Глухов, а сам с полковниками черниговским, стародубским, нежинским и переяславским поехал в местечко Воронеж.

Меншиков прибыл к Батурину. Он нашел ворота заваленными землею.

......

Батурин был взят и разорен до основания; предводители захвачены.

Петр узнал о сем в Воронеже, а 5 ноября прибыл в Глухов.

Стародубский полковник, слабоумный Скоропадский, вольными голосами избран в гетмана. Сам Петр вручил ему булаву.

8-го прибывшие архиереи предали Мазепу анафеме; персона его повешена.

....



Карл овладел силою городами Гадячем, Прилукою, Лохвицами, Лубнами etc. и в них расположился.

...

Карл, не нашед никого под Гадячем, осадил Веприк и взял оный по троекратному приступу, потеряв 3 полковников, 43 обер-офицеров, 1200 рядовых, кроме раненых, в числе коих был его фельдмаршал Рейншильд и генерал-майор Штакелберг.

...

Король шведский стоял между Ромна и Гадяча.

26 декабря Петр прибыл в Сумы с гвардией и с полками Ингерманландским и Астраханским.

1709 год

Петр праздновал новый год в Сумах.


......

В начале января король пошел к Красному Кусту. Петр, известясь о том через Ушакова и генерал-майора Гейшина, делал свои распоряжения.

Из Ахтырки * Петр Первый) писал он к нему же, что по слухам шведы намерены к Воронежу.

Петр для сего повелевает все корабли (недостроенные?) спустить и свести в Тавров, а там снова их на лодки поставить и доски отобрать; в Москву пишет он о точном наблюдении солнечного затмения (что будет видимо в Воронеже) etc., о булавинском бунте: что в Азове пойман протопоп, оказавшийся его соучастником etc. О садовнике с цветами из Москвы в Воронеж etc.

Из Ахтырки Петр с Меншиковым поехал в Белград.

Карл напал на два полка генерала Рена (Rönne), стоявшего между Городенка и Красного Куста с десятью полками.

Они отступили. Между тем Смолянский рейтарский полк наехал на наших гренадеров и пеших драгунов, стоявших во рву за засекою.

Он был разбит, и подоспевшие шквадроны гнали его до Красного Куста. Сие было слеву Городенка;

Справа Карл сам шел атаковать Рена с тыла, но он был отбит с потерею.
 



Король чуть не попался в плен. Мельница, где он находился, окружена была нашими драгунами; наступила ночь, все его войско кинулось его выручать и принудило наших отступить.

Карл потом, сожегши несколько городов и деревень, пошел к Опошне.

Скот и провиант, собранный им, были у него отбиты у самой Опошни".

Но современные военные историки дополняют и поправляют А.Пушкина.

И это очень важное дополнение, прямо касающееся нашего исторического расследования!

"Бой с Карлом происходил не у Красного Куста, а Красного Кута! И вот как все происходило:

"Бой у Красного Кута (1709).

Карл предпринимает новое наступление. Центральным моментом этой кампании стал бой у местечка Красный Кут (район Богодухова).

11 февраля 1709 г. здесь произошло сражение между шведскими войсками под командованием короля Карла XII и русскими полками под командованием генералов Шаумбурга и Рена.

Шведы атаковали Красный Кут, в котором стоял генерал Шаумбург с 7 драгунскими полками.

Русские не выдержали шведского натиска и отступили к Городне. Но в это время на помощь им подоспел генерал Рен с 6 драгунскими эскадронами и 2 батальонами гвардии.

Свежие русские подразделения контратаковали шведов, отбили у них плотину и окружили на мельнице отряд во главе с Карлом XII.

Однако наступившая ночь помешала Рену начать штурм мельницы и захватить в плен шведского короля.

Тем временем шведы оправились от удара. Генерал Круз собрал потрепанные части и двинулся с ними спасать короля.

Рен не стал ввязываться в новый бой и отошел к Богодухову.

Видимо, в отместку за пережитый страх Карл XII повелел сжечь Красный Кут и выгнать оттуда всех жителей.

Битвой у Красного Куга завершился поход шведского короля в Слободскую Украину, не принесший его армии ничего, кроме новых потерь. Через несколько дней шведы покинули этот край и отступили за реку Ворсклу".

А теперь давайте посмотрим на современную карту Харьковской области

http://maps.yandex.ru/?text=%D0%A3%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D0%B0%2C%20%D0%A5%D0%B0%D1%80%D1%8C%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C&sll=36.4758,49.5049&l=map

И мы увидим, что от Красного Кута до Каплуновки по нынешней дороге 42 км.

А мы помним, что это была зима, февраль месяц, и что хотя русские войска и отступили от Красного Кута, но и шведы не решились их преследовать.

Так что у нас нет никаких данных о ом, что шведские войска были в 1709 г. в Каплуновке и что вместе с ними был и сам шведский король Карл XII!

Не говоря уже о самом Иване Мазепе.

Ведь о нем нет ни одного упоминания, что он участвовал в сражениях 1709 г. или присутствовал рядом с Карлом XII, во время его вооруженных вылазок из центрального лагеря шведских войск. В это время он вместе сол своими казаками был занят в осаде г. Полтавы.

Поэтому церковное предание о нахождении в с. Каплуновке Карла XII и Ивана Мазепы есть не что иное, как легенда, составленная значительно позже, от описываемых в ней событиях и основанная на событиях боя со шведами у Красного Кута и сожжения шведами, этого городка!


А дальнейшие события в изложении А.С. Пушкина развивались так:

Петр избегал главного сражения; Карл отлагал оное до прибытия помощи из Польши и из Крыма.

...

Петр, подтвердив как Шереметеву, так и всем генералам стараться изнурять шведские войска, избегая главного сражения, 12-го февраля с Меншиковым уехал в Воронеж, куда п прибыл 14-го.

Главным намерением его было вооружением сильного флота удержать Турцию и татар от союза со шведами. Петр в Воронеже занимался кораблестроением.

...

7 апреля (при вскрытии рек) Петр отправил Меншикова в армию, а 8-го спустил готовые корабли: 80-пушечный "Орел"; два 70-пушечных да 50-пушечный один и яхту. В тот же день ездил в Тавров осматривать корабли.

9-го апреля с Апраксиным Петр отправился Доном в Азов на двух бригантинах и на итальянских скампавеях.

Он прибыл при пушечной пальбе. Там осмотрел он работы и взял праздник пасхи. Тут получил он от Меншикова следующее известие:

......

11 апреля Карл отрядил генерал-майора Круза с 4000 шведов и с 3000 запорожцев, при четырех пушках противу нашей конницы к местечку Соколну (где стоял генерал Рен).

Неприятель ее обошел; но она предупредила атаку. После жаркого сражения шведы были сбиты и оставили на поле 800 убитых, полковника Гильденштерна и несколько офицеров; при переправе же через Ворсклу погибло множество, особливо запорожцев. Четыре пушки были взяты.

Мы потеряли не более 50 человек. Два неприятельские ротмистра с тремя хорунгами волошскими передались к нам.

26 апреля Петр, отпустя Апраксина в Воронеж, сам на двух бригантинах пошел в Троицкий.

Отселе писал он Апраксину, жалуясь на упущение тамошних работ; пишет о размене пленных (подробно), о Некрасове, отрядившем 1500 казаков для грабежей вверх по Дону.

Шереметеву предписывает в письме в то же время не допускать шведов до овладения Полтавою.

Из Троицка ездил Петр в море за Миус – с дороги писал он обер-коменданту воронежскому Колычеву о кораблях etc.

9-го мая он возвратился в Азов.

...

В воинском совете положено было атаковать шведов при местечке Будищах.

Генерал-поручик Белинг, генерал-майор Шомбург и генерал-квартирмейстер Гольц были отряжены. Гольц, переправясь первый через Ворсклу, напал на 500 шведов, засевших в укреплении, и вытеснил их.

Противу Гольца Карл выслал 3 конных и 2 пехотных полка; но он их разбил и прогнал. Шведов убито 600 человек, взято: 1 майор, 9 обер-офицеров, 150 рядовых, 2 пушки, 1 знамя, да освобождены несколько сот малороссиян (Феофан, стр. 198).

Петр получил известие, что Полтава осаждена, что Карл несколько раз уже приступал к городу и в сильной блокаде его держит, и 31 мая по почте поехал в армию.

Мазепа уверял Карла, что взятие Полтавы привлечет к нему Малороссию.

В ней заготовлены были магазейны (в коих шведы нуждались). Взятие Полтавы открывало королю сообщение с поляками, казаками и татарами и дорогу в Москву. Карл не сумневался в своем счастии, в кое он всегда верил (по наущению Фрелинга, замечает Голиков, веровавшего в предопределение).

Нам необходимо было усилить Полтавский гарнизон. Меншиков принял это на себя. Воинский совет положил сделать диверсию. 7-го мая генерал-майор Беллинг отправлен вниз Ворсклы, дабы обойти неприятеля к Опошне.

Меншиков с остальным войском пошел прямо на неприятеля, стоявшего за Ворсклою в укреплении.

В ту же ночь были сделаны три моста. Беллинг должен был, когда Меншиков переправится, наступить на Опошню. Репнин стоял в резерве для сикурсу.

7-го мая на рассвете пехота перешла через мосты, а конница вплавь; и все устремились на укрепление (в коем было четыре аскадрона и 300 человек пехоты). Наши холодным оружием вытеснили их, обратили в бег и гнали до самой Опошни.

К ним на помощь выступили три конных и два пехотных полка. Русские и сих побили и обратили назад.

Неприятель зажег предместия и ушел в Замок.

Но Беллинг не мог подоспеть, и Меншиков, увидя, что сам король из Будищ с семью полками спешит к Опошне, в порядке стал отступать.

Убито: 600 шведов, взяты две пушки, 300 рядовых etc.

Наших убито до 600 же. Цель сражения была исполнена: бригадир Головин в виду неприятеля ввел в город 900 солдат.

Карл тогда произнес: "Вижу, что мы московитян научили воинскому искусству!"

Потом все наше войско приступило к Ворскле и стало против Полтавы (за рекою) и неприятельского лагеря.

17-го мая стычки у мосту, укрепленного редутом и пушкою. В то же время вылазка: неприятель из апрошей вытеснен и гнан до самой реки.

Между тем из наших шанцев картечь прогнала неприятеля из форпостов – мы в нескольких шагах от моста днем сделали редут. Ночью все наше войско спокойно работало, а волохи наши, переправясь, увели до 2000 лошадей.

....

4-го июня Петр прибыл из Троицка, степью на Бахмут, Изюм и Харьков".

"Петр осмотрел все и повелел Рену с конницею переправиться через реку и, спешив два драгунских полка, поставить их в засаде в лесу, а потом отрядить до 500 драгун и всю нерегулярную конницу к неприятельскому обозу, дабы выманить неприятеля на засаду.

Рен исполнил сие в точности.

Король с шестью полками ударил на наш отряд и гнался за ним до засады.

Тут шведы были приняты живым огнем, приведены в беспорядок и прогнаны.

Рен переправился без всякой потери.

В воинском совете положено освободить Полтаву, без генерального сражения, приближась к ней апрошами, и 16-го июня начались работы. Но шведы своею поперечною линиею до того нас не допустили, да к тому же реки и болота были препятствиями.

Осажденные письмами, бросаемыми в пустых бомбах, дали знать, что у них недостаток в порохе и что неприятель уже вкопался сквозь вал и в палисад.

Петр собрал совет 16-го июня.

В нем положено, перешед реку, дать генеральное сражение, как единственный способ освободить город.

За два дня до сего сражения Петр писал Апраксину о подробностях, относящихся к морской службе, о намерении своем напасть на Нарву, понеже Петербург и Котлин довольно отведал, и хорошо укреплен etc.

19-го июня Петр со всею армией пошел вверх от Полтавы по реке Ворскле к посту Рена.

20-го переправился – и повелел делать фашины; потом стал ближе, за ¼ мили от шведского лагеря.

Ночью сделан ретраншемент; кавалерии Петр повелел стать на правой руке между лесом, и той же ночью перед нею сделано 10 редутов (а 4 недокончены). Сии редуты снабжены войском и пушками и поручены бригадиру Айгустову.

....

25-го Карл осматривал сам наш лагерь, ранен был в ногу etc.

26-го Петр осматривал положение мест, располагая план сражения.
 



Но Карл его предупредил.

27 июня до восхождения солнечного неприятель тронулся с намерением атаковать нашу конницу, и для того думал прежде овладеть редутами, но пушки оных от правого неприятельского крыла оторвали шесть батальонов пехоты и несколько десятков эскадронов конницы и понудили их уйти в лес.

Главная шведская армия пробивалась сквозь редуты, наша конница сбивала неприятельскую (взяв 14 штандартов и знамен).

Неприятель беспрестанно подкреплял свою конницу, а нам сие делать было невозможно; предводитель оной, храбрый Рен, ранен был в бок.

......
 



Петр повелел Боуру (заступившему Рена) отступить справа от нашего ретраншемента, с наблюдением, чтоб гора была у него во фланге, а не назади (дабы неприятель не мог утеснить ее под гору).

Боур стал отступать, а неприятель его преследовать. Тогда шведы очутились под огнем нашего укрепления и приняты были пушками во фланг. Они отступили на пушечный выстрел и выстроились в боевом порядке.

Петр меж тем отрядил Меншикова, Гейншина и Ренцеля с пятью полками конницы и пятью батальонами пехоты противу отступившей в лес кавалерии (от наших редутов). Неприятель был порублен. Генерал-майор Шлиппенбах сдался, а генерал-майор Розен отступил к полтавским апрошам.
 



Петр отправил Меншикова и Ренцеля с повелением атаковать шанцы шведские и Полтаву освободить.

Меншиков наехал на 3000-ый отряд (резервный), стоявший позади правого шведского крыла у леса. Меншиков их атаковал и разбил, и возвратился к Петру, поруча Ренцелю довершить остальное.

Розен по приближению Ренцеля ушел с тремя бывшими с ним полками в свои крепости и окопы. Но русский генерал его атаковал, и Розен сдался.
 



Тогда Петр вывел из укрепления свою армию и выстроил ее следующим образом: корпус армии стоял в двух линиях, третью (шесть полков) оставил назади в укреплении при генерал-майоре Гинтере; конница стояла на крыльях: на правом под командою Боура, на левом – Меншикова.
 



Артиллерией управлял генерал-поручик Брюс. Три батальона при полковнике Головине стояли на горе у монастыря для сообщения с городом, шесть полков драгунских при генерал-майоре Волконском – между малороссийским войском и нашим для сообщения с Скоропадским и в случае нужды для сикурса главному войску.
 



Петр объехал со своими генералами всю армию, поощряя солдат и офицеров, и повел их на неприятеля. Карл выступил ему навстречу; в 9-ом часу войска вступили в бой. Дело не продолжалось и двух часов – шведы побежали.

 



Князь Голицын и Боур преследовали бегущих.

На другой день Петр послал к ним в помощь Меншикова и занялся погребением убитых офицеров особо, рядовых в одну общую могилу.

Войско стояло в строю. Полковые священники отпевали тела. Петр плакал и сам при троекратной стрельбе бросил первую горсть праха. 29-го, день своих именин, Петр угощал опять пленников, а 30-го отправился вслед Меншикову и прибыл в Переволочную.

Уже неприятель без бою отдался Меншикову, имевшему не более 9000. Число сих пленных было 24 000.

Петр повелел выдать им провиант. Узнав от Левенгаупта о бегстве короля в Турцию, он отрядил бригадира Кропотова и Волконского вслед за ним по разным дорогам. Запорожцев взято в Переволочной 220; прочие разбежались, иные утонули в Днепре, немногие ушли с Мазепою. Потом Петр возвратился в Полтаву.

...

13 июля Петр отступил от Полтавы в Решетиловку за духотою от мертвых тел и стояния двух армий."

Итак, мы ознакомились с данными собранными А.С. Пушкиным в российских архивах при написании им "Истории Пера Первого", по личному заданию императора Николая Первого

Еще раз напоминаю, что эта работа эта прошла перед своим изданием строгий цензурный надзор, где были исправлены все погрешности, так что мы не можем упрекнуть Пушкина в том, что он хороший поет, но плохой историк.

А из вышеприведённых данных видно, что Карл XII или его войска, никогда не доходили вглубь Слободской Украины, дальше с. Красный кут!

Не говоря уже о г. Ахтырке или Харькове.

Но в то же время царь Петр Первый был в 1709 г. в Харькове, когда возвращался с Азова.

И тут мы только теоретически можем допустить, что он узнав о существовании "чудодейственной" "Каплуновской" иконы отдал распоряжение о направлении ее вместе со священником в расположение русской армии, стоявшей в районе Воронежа.

Но это только версия.

В труде А. С. Пушкина мы не находим никакого упоминания о "Каплуновской" иконе ни до полтавского сражения, ни во время него.

Вместо того мы видим, что сама Полтавская битва началась внезапно на русской армии, поскольку, она еще до рассвета, была атакованы передовым шведским отрядом.

Царь Петр Первый и его ближайшее окружение еще спали.

И в такой ситуации внезапной тревоги и начала почти ночного боя никто не проводил никаких, торжественных молебен.

Не до этого было. Полки строились и сразу отправлялись в в бой.



Но, кроме А. Пушкина и его книги "История Петра Первого" у нас в распоряжении есть и документ подписанный лично самим Петром Первым.
 



Он называется "Обстоятельная реляция" о Полтавской битве

(Письма и бумаги имп. Петра Великого. Т. IX. Вып. 1. М.-Л... 1950. С. 258-276.)

"Сего месяца 20 дня перешли мы со всею армеею через (реку) Ворсклу и по ею сторону оной с малую милю от неприятелской армеи стали. Потом же 24-го числа пошли мы далее со всею армеею и стали с четверть мили от неприятеля и, дабы оной на нас нечаянно не напал, учинили около обозу транжамент

Наша же кавалерия на правой руке между лесом поставлена была, и междо оною несколко редут зделано, и людми и пушками осажены, и изволил его царское величество всякое предуготовление чинить к нападению на неприятеля.

 



Однако ж оной, по своей обыкновенной запалчивой отваге, в том нас упредил, и 27-го числа по утру веема рано, почитай при бывшей еще темноте, (по современным данным около 02-03.00 часов ночи -автор) из дефилеев в которых он во всю ночь свое все войско в строй поставлено имел, на нашу кавалерию как с конницею, так и с пехотою своею с такою фуриею напал, что, хотя он многократно с великим уроном от нашей кавалерии и от наших редут, х которым приступал, отогнан есть, однакож наша кавалерия, понеже оную нашею инфантерией толь скоро выручить не могли, последи немного к нашему ретранжементу уступити принужденна; однакож паки скоро остановились и неприятеля атаковали, и онаго правое крыло весьма збили, и генерала-маеора Шлипембаха, которой тем крылом командовал, в полон взяли.
 



Междо тем послал его царское величество его светлость генерала князя Меншикова да при нем генерала-лейтенанта Ренцеля с некоторою частию кавалерии и инфантерии к Полтаве, дабы еще в сукурс неприятелю идущия войска, також и в шанцах оставшагося неприятельского генерала-маеора Роза с неприятельскими войски атаковать и помянутый город от блокады веема освободить.

И вышепомянутой его светлость (А.Д. Меншиков. – Ред.) встретил на дороге неприятелской корпус резервы, состоящий в 3000 человеках, которые они поставили позади своего правого крыла при лесе, которых по кратком бою збили и без остатку побили и в полон побрали.

А потом его светлость паки к главной армеи возвратился, генералу же лейтенанту Ренцелю веле продолжать марш к Полтаве, по которого прибытии ретировался генерал-маеор Розе с тремя при нем бывшими полками в зделанные перед городом от неприятеля крепости и шанцы; но оной от помянутого генерала-лейтенанта Ренцеля тамо атакован и по кратком учиненном супротивлении принужден со всеми при нем будучими людьми на дискрецию здатца.

Междо тем же неприятелская кавалерия от главного войска от нашей кавалерии уступила (отступила) и с своею инфантерией паки случилася (соединилась), и поставили (шведы) всю свою армею в ордер баталии перед фрунтом с четверть мили от нашего обозу. Междо тем же его величество повелел тотчас двум линиям от нашей инфантерии из нашего транжаменту выступить, а третию в оном назади оставил, и тако ту армею в строй поставил, что инфантерия в среди, кавалерия же на обоих крылах. поставлена.

И с нашей стороны правое крыло кавалерии командовал генерал-лейтенант Баур... левое же крыло командовал его светлость князь Меншиков, понеже тамо его пребытие потребнейше было.

А корпус баталии комавдовал сам его царское величество и при том господин генерал-фелтьмаршал Шереметев також генералы от инфантерии князь Репнин и Аларт А артиллериею управлял генерал-порутчик от артиллерии Брюс.

И всякой в своем назначенном месте управляли со изрядным опыты мужества и воинского искусства своего.

И как войско наше таковым образом в ордер баталии установясь, на неприятеля пошло, и тогда в 9-м часу перед полуднем атака и жестокой огонь с обоих сторон начался, которая атака от наших войск с такою храбростию учинена, что вся неприятелская армея по получасном бою с малым уроном наших войск как кавалерия, так и инфантерия веема опровергнута, так что швецкая инфантерия не единожды потом не остановилась, но без остановки от наших шпагами, багинетами

и пиками колота, и даже до обретающегося вблизи лесу, яко скоты, гнаны и биты.

И тако, милостию всевышнего, совершенная виктория, которой подобной мало слыхано и видано, с легким трудом против гордого неприятеля чрез его царского величества славное оружие и персоналной храброй и мудрой привод одержана, ибо его величество в том воистинно свою храбрость, мудрое великодушие и воинское искусство, не опасаясь никакого страха в вышшем градусе показал, и при том шляпа на нем пулею пробита.

Под его же светлостию князем Меншиковым, которой також мужество свое при том доволно показал, три лошади ранены.

Получено известие от посыпанных для погребания мертвых по баталии, что они на боевом месте и круг оного сочли и погребли швецких мертвых тел 8619 человек, кроме тех которые в погоне по лесам в розных местах побиты.

А что от неприятелей при том пушек, штандартов, знамен, також и прочего в добычю получено, о том последует при семь роспись".

И тут мы видим тоже самое, что писал А. Пушкин.

Полтавская битва началась ночным боем со шведкой конницей. Царь и все его окружение были подняты с постелей по тревоге.

Никто никаких молебен с выносом иконы "Каплуновской Божией Матери" и обращений к солдатам перед боем не проводил.

Была дорога каждая минута. Надо было поднимать армию, строить полки согласно планам и развивавшейся ситуации начавшегося боя.


И грянул бой, Полтавский бой!

В огне, под градом раскалённым,

Стеной живою отражённым

Над падшим строем свежий строй

Штыки смыкает. Тяжкой тучей

Отряды конницы летучей,

Браздами, саблями звуча.

Сшибаясь, рубятся сплеча,

Бросая груды тел на груду,

Шары чугунные повсюду

Меж ними прыгают, разят,

Прах роют и в крови шипят.

Швед, русский – колет, рубит, режет,

Бой барабанный, клики, скрежет.

Гром пушек, топот, ржанье, стон

И смерть, и ад со всех сторон

Самым же, недоверчивым из числа своих чтителей я рекомендую заглянуть в Энциклопедию Брокгауза и Эфрона. Лучшего исторического источника времен Российской империи до 1917 г.

Вот нужная ссылка о Полтавской битве http://vehi.net/brokgauz/all/081/81354.shtml

И в этом источнике, отсутствует какое-либо упоминание не только о том, что "Каплуновская" икона Божией Матери, была под Полтавой, а и вообще не говорится, что перед началом Полтавской битвы совершались богослужения с участием Пера Первого.

Но, тогда как же появилась на свет церковная легенда о "Каплуновской "Иконе Божией Матери как защитнице и покровительнице русских войск при Полтавской битве?

А правильный ответ на этот вопрос мы находим только в трудах русского историка:

Голикова Иванв Ивановича [1735-12 (24).3. 1801],

Это был русский историк, автор трудов о деятельности Петра I. Он одним из первых в России собрал и опубликовал многочисленные документы и рукописи, относящиеся ко времени царствования Петра I, а также более 2 тыс. его писем.

Труды Г. до сер. 19 в. являлись основным источником изучения истории России кон. 17 – нач. 18 в. и многогранной деятельности Петра I.

И вот небольшой отрывок из описания Голиковым Полтавской битвы.

"13 июля Петр отступил от Полтавы в Решетиловку за духотою от мертвых тел и стояния двух армий.

Тут повелел он пленным шведам экзерсироваться в его присутствии, предал суду изменника бригадира Мильфельса, которого и расстреляли.

Петр писал опять Колычеву о чертеже и проч., о кузнецах и проч., посылая ему и г-дам Козенцу и Наю по шпаге шведской, и уведомил, что 3000 шведов уже посланы при полковнике Нелидове.

Замечательна последняя статья по резолюции на вопросы Колычева: на каждого корабельного мастера возложив по части, прибавляет он: кроме моей доли.

Мастера Скляева, находившегося при сражении, произвел он в капитаны (морские) – он объявляет Колычеву за тайну о будущей морской кампании и приказывает, чтоб 4 или 5 кораблей были бы готовы.

Петр отрядил Шереметева для осады Риги, со всею пехотою и частию кавалерии, а князя Меншикова в Польшу с большею частию конницы, дабы выгнать Красова и Лещинского, соединясь с Гольцем.

Репнин оставлен на границе для наблюдения татар, турков и казаков. Пленных (знатных) отправил он в Москву, а простых по городам, и с Меншиковым и со многими министрами и генералами прибыл в Киев 22 июля.

Здесь он узнал Феофана Прокоповича, ректора киевских училищ. Речь его понравилась Петру, и он принял его в свою особую милость".

Так вот выше упомянутый Феофану Прокоповичу и был тот человек, который пустил в оборот церковную версию Полтавской битвы.
 



Справка: Архиепископ Феофан (в миру Елеазар Прокопович; 8 (18) июня 1681, Киев – 8 (19) сентября 1736, Санкт-Петербург) – епископ Православной Российской Церкви; с 25 июня 1725 года архиепископ Новгородский. С 25 января 1721 года – первый вице-президент Святейшего Синода (и по смерти Стефана Яворского – его фактический руководитель), с 15 июля 1726 года – первенствующий член Синода.

Проповедник и государственный деятель, публицист, поэт, сподвижник Петра I.

Елисей (его светское имя) родился в купеческой семье. Об отце ничего не известно, носил фамилию матери. Образование получил в Киево – Могилянской академии; совершенствовал свои зная во Львове и после перехода в униаты обошел пешком всю Европу. Посещал университеты в Лейпциге, Халле, Йене. В 1701 г. в Риме поступил в прославленную тогда иезуитскую коллегию св. Афанасия.

Прослушав в этой коллегии полный курс, приобрёл громадную начитанность в исторических, богословских и философских сочинениях, а также в древнеклассической литературе и своими выдающимися дарованиями обратил на себя внимание папы, но не пожелал остаться в Риме и в 1704 году вернулся в Киев.

Обладал чрезвычайно глубокими познаниями в математике. Знал много европейских языков.

Преподавательская деятельность в Киеве

Здесь, снова обратившись в православие, он стал преподавать в Киево-Могилянской академии сначала пиитику, потом риторику, философию и, наконец, богословие, и по всем этим предметам составил руководства, очень замечательные для своего времени ясностью изложения и отсутствием схоластических приёмов.

Будучи преподавателем пиитики и удовлетворяя обычаю, требовавшему сочинения драматических представлений для школьной сцены, написал трагидокомедию "Владимир", в которой, изображая победу христианства над язычеством и осмеивая жрецов, как поборников суеверия и невежества, выступил горячим защитником просвещения и сторонником начатой уже Петром Великим решительной борьбы со старыми московскими предрассудками.

По случаю Полтавской победы 1709 сочинил панегирическую проповедь, которая была, по приказанию Петра, переведена на латинский язык самим автором.

А характерной иллюстрацией такой фальсификации российской истории может, является и вот этот документ сочиненный при штабе Петра после Полтавской битвы:

Приказ, отданный е. в. царем Петром I воинству своему в день полтавского сражения. июня 27 дня 1709 года.

"Воины! Вот пришел час, который решит судьбу отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество, за православную нашу веру и церковь.

Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали.

Имейте в сражении пред очами вашими правду и бога, поборающего по вас. А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего
".

Цит. по: Приказ Петра I перед Полтавской битвой.

Приказ, Отданный Е. В. Царем Петром I воинству своему в день полтавского сражения, июня 27 дня 1709 года.

И такая фальсификация истории продолжается...

Вот характерный пример. Как сейчас в Москве "дрессируют" несмышлёных третьеклассников!

http://www.specialschool.ru/pupils/?id=390

А мы граждане Украины, потом еще потом и удивляемся, почему так россияне не хотят понять украинскую историю.

Как же после вот этого "исторического урока" можно понять что то в российской истории.

Это же не история аи один сплошной театр абсурда.

(ч. 3)
 

Теги: Икона

 Комментарии

Комментариев нет