РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Икона Божией Матери "Милостивая-Киккская" ч.2

2443 просмотра

История Священного царского и ставропигиального монастыря Киккской иконы Божией Матери

ч.2

История Священного царский и ставропигиальный монастырь

Киккской иконы Божией Матери


Принято считать, по крайней мере, в Кипрской православной церкви, что "Монастырь Киккос" является "настоящим бриллиантом в ожерелье церквей, опоясывающих горный массив Троодос"!
 



В настоящее время Кипрская православная церковь является, согласно 8-му правилу III Вселенского собора 431 г... автокефальной (т.е. административно самостоятельной) и среди прочих православных церквей занимает 10-е место.

Одной из причин сильного влияния Кипрской церкви на общество может быть следующий исторический факт: в IX в. Кипр являлся единственной страной, избежавшей участия в борьбе иконоборцев. Именно здесь нашли пристанище все преследуемые византийские верующие; в тот период были построены многочисленные церкви.

Источником богатства церкви на Кипре, как и в других странах, является имущество, полученное по завещанию и в качестве даров от богатых людей.

К тому же начиная со времен Оттоманской империи собранные налоги, могли непосредственно передаваться церкви. На сегодняшний день церковь владеет немалыми богатствами, в том числе промышленными и торговыми; ей принадлежат также некоторые объекты, имеющие туристическое значение.
 



Возвращаясь де к Киккскому мужскому монастырю надо сказать, что его первенство среди кипрских монастырей основывается на том, здесь по утверждению монахов находится "одна из главных христианских святынь Кипра – икона Богоматери Умиления", написанная самим апостолом Лукой еще при жизни Богоматери!
 



О том насколько это утверждение соответствует действительности, читатель понял из первой части этой работы.

Но, тогда у нас остался неисследованным вопрос о том, как данная икона отослана христианской секте (как теперь принято считать) назореев, попала через 900 лет в славный город Константинополь, столицу Византийской империи.

Ведь именно церковное предание утверждает, что икона была вывезена в Константинополь в 980 году.

И тут у нас появляется новый вопрос:

Когда и как икона попала на остров Кипр? А не известно!

Официальная версия или вернее, будет сказать, официальная легенда нам повествует о наместнике Кипра Эммануил Вутомисе, как виновника первопричины и появления иконы на Кипре.

Но, повторяю это только церковная легенда, не имеющая под собой никакого документального подтверждения.

Поэтому давайте столетие за столетием проследим историю возникновения монастыря.

Первый документ, где упоминается монастырь датированный 1136 годом, хотя сам монастырь основан в 1100 году!

Но, в 1191году Византия утратила власть над Кипром и там установилась власть императоров Латинский империи продолжавшаяся до 1571г.
 



В 1191 году, так ныне знаменитый английский король Ричард Львиное Сердце захватил остров на своем пути к святой земле. В этом же году Кипр был куплен рыцарями ордена Тамплиеров, что означало, что на смену византийской эре пришел франкский период христианства.

С приездом множества аристократов-феодалов, киприоты были низведены до уровня рабов.

Римская Церковь утвердила свои права, что послужило причиной преследований православия.

Но и в период латинского господства влияние Киккской обители тоже было так велико.

Так, к примеру, после грандиозного пожара 1365 года (который можно было бы назвать и умышленным поджогом) кипрский король Пётр II Кипрский или Пьер II де Лузиньян (1359-1369) решил восстановить монастырь, желая этим выразить благоволение своим подданным.

А вот описание" чуда" когда все в монастыре сгорело, а Киккская икона Божией Матери уцелела!

"В 1365г, когда случился большой пожар, в церкви молился бедный парализованный человек, а монахи собирали хворост в лесу. В то же самое время один из местных жителей, обнаружив в горах дикий мед, задумал собрать его и, чтобы прогнать пчел, разжег костер.

Неожиданно поднялся сильный ветер и подхватил огонь. Загорелись стены монастыря. Парализованный, находившийся в храме с молитвами перед иконой Богородицы, вдруг узрел Ее божий знак и услышал обращенные к нему слова: "Встань, возьми икону и спасай свою жизнь!"

Парализованный калека схватил икону, выбежал из горящего храма и влез на самый высокий кедр на холме перед монастырем.

Завидев пожар, монахи сбежались в храм, но не найдя своей святыни, безутешно разрыдались. Пожар все усиливался, и им пришлось спасаться бегством.

Сгорело все: книги, иконы, драгоценности. Огонь подступал к кедру, на котором висела святая икона, но каждый раз, когда пламя пыталось охватить дерево, сильный порыв ветра отгонял его. Монахи, заметив это странное явление, подбежали к кедру и увидели на нем святую икону!".

Вот такая история "чуда". Вы верите этому рассказу?

Ну, тогда как говорится по Вашей вере Вам и воздасца! А мы, продолжим изучение истории монастыря.
Но, вот его как гласит церковное предание "супруга Элеонора" а в действительности Валенце (или Валентине) Висконти, упросила мужа позволить ей самой выделить средства на восстановление обители.

Благодаря этим новым денежным влияние, монастырь постепенно был восстановлен.

В Киккоском монастыре имелась мастерская по переписке и украшению рукописей, продолжавшая византийские традиции.

В патриаршей библиотеке Иерусалима до сих пор хранится рукописная Псалтирь, написанный в скриптории Киккоского монастыря, убедительно демонстрирующий мастерство кипрских иноков.

Благодаря работе этой мастерской удалось сохранить (вернее передать) в другие церкви копии (списки) Киккской иконы Божией матери, которые были сделаны в XIII-XV веках и сохранились как на Кипре, так и в других местах.

Среди них надо отметить икону храма Божией Матери Кивоту (XIII в.), что в общине святого Феодора в Агру, икону храма святой Марины (XV в.) селения Калопанайотис, хранящаяся ныне в музее византийских древностей при фонде архиепиcкопа Макария III, и икону храма Божией Матери Дексиа (XV в.) в Салониках.

Турецкое господство на Кипре

В 1571 г. Кипр был захвачен турками, и Христианская Церковь оказалась в том же положении, что и остальные Церкви в османской империи.

Множество клириков и православной паствы было уничтожено или уведено в плен, храмы превращены в мечети, имущество монастырей расхищено.

Тем не менее, благодаря церковной политике своих архипастырей на сотрудничество с турками, Кипрская Церковь со временем добилась получения от Высокой Порты -таких же привилегий, как и Вселенский Патриархат.

Со второй половины XVII в. архиепископ был провозглашен "милет-баши" и получил политическую власть этнарха над всем православным населением Кипра.

С этого времени архиепископы по сути дела стали светскими правителями острова. Несмотря на гарантии прав православного населения, турки неоднократно притесняли и уничтожали христиан.

Особенно это хорошо видно на событиях начала XIX в., когда греки подняли обще турецкое восстание.

И когда в 1821 г. в Морее и других местах Греции вспыхнуло антитурецкое восстание, кипрские единоплеменники отнеслись к этому с большим сочувствием.

После мученической кончины Константинопольского Патриарха Григория V (о чем будет рассказано далее) на Кипре архимандритом Фемистоклом Фисевсом были распространены прокламации.

Когда об этом стало известно турецкому губернатору, он обрушил на киприотов жесточайшие преследования.

Все три митрополита были обезглавлены, а Архиепископ Киприак повешен.

Были повешены также игумены монастырей, священники, преданы смертной казни церковные должностные лица, народные старейшины и знатные люди.


Не минула сия чаша и Киккский могастырь. В 1821 году во время гонений со стороны Османской Турции на православных священнослужителей, монастырь был полностью разграблен, а его сокровища и церковную утварь, как указывалось в отчете, турки вывезли на 32 верблюдах.

Но, теперь в Кипской православной церкви существует утверждение, что в этом всеобщем разграблении и уничтожении, когда все монахи были убиты, а турками разрушены как стены, так и все строения монастыря, икона Божией Материи Киккская уцелела!

Это утверждение явно не заслуживает доверия, но в то же время поясняет, почему лик Киккской иконы Божией Матери полностью скрыт серебряной ризой!

Очевидно икона так была сильно повреждена турками в 1821 году, что не подлежала восстановлению!

Вот тогда и была запущена в церковный оборот очередная легенда, о том, что:

"В тех же монастырских летописях (правда какие такие летописи, если все, в том числе и церковные архивы на всем Кипре было уничтожено в 1821 году!!!) сказано, что "Икона Милостивая-Киккская с древности наполовину закрыта пеленой (частью серебряного оклада), так что лика Богоматери и Божественного Младенца никто не может и не дерзнет увидеть.

Пелену не смели поднимать ни патриархи Антиохийский и Александрийский, ни архиепископ Кипрский.
 



Справа от святой иконы можно увидеть слепок отсохшей руки в напоминание о человеке, пытавшемся осквернить святыню. Материя снимается лишь тогда, когда икону в засушливый год выносят из церкви для привлечения на землю дождя.

Но, даже при этом, монахи не смеют взглянуть на лишенный покрова лик Богородицы: предание гласит, что александрийский патриарх Герасимос, презрев традиции, однажды приподнял покров, за что был тотчас же наказан страданиями, которые прекратились только после того, как он вымолил прощение у Бога".
 



 



 



 



 



 



Надо сказать, что положение с сокрытием лица Иконы Божией Матери является нонсенсом с токи зрения канонов православия.

Ведь лик иконы должен быть всегда открытым, хотя остальная часть иконы и может быть покрыта "ризою".

Ну и чтобы убедить недоверчивого читателя в рассказе о турецких гонениях на Кипре кратко расскажу историю смерти и канонизации константинопольского патриарха Григория.

Ответ Турции на восстание греков в 1821 году был страшный, сотни тысячи греков были репрессированы турецкими солдатами, был повешен и сам Константинопольский патриарх Григорий V.
 



В первый день Пасхи 1821 года, 10 апреля, Григорий был низложен, а на его место возведен Евгений Писидийский. Когда новоизбранный возвращался из Порты в патриархию с фирманом, тело Григория в полном облачении уже висело на воротах патриархии. Тело провисело 3 дня: ввиду ежедневных казней в Фанаре, греки не решались выкупить его у палача; на 4-й день константинопольские евреи купили тело патриарха за 800 пиастров и, привязав за ноги, бросили в море после поруганий.

И ту напрашивается мысль. Ох уж эти иудеи. Мало было им Иисуса Христа...

Ну, а далее случилось чудо! Согласно агиографии, его тело было обретено греческими моряками и под русским флагом доставлено в Одессу, где в Троицком греческом храме оно покоилось до 1871 года, когда было перенесено в Афины.

А, по мнению автора, тут имела место просто подмена трупов. Когда иудеи выкупили труп Григория и, заменив его на обезображенный труп неизвестного мужчины, само тело Григория тайно переправили в г. Одессу! Где оно и было похоронено со всеми необходимыми почестями!!!

Затем патриарх Григорий был официально канонизирован ЭПЦ в 1921 году.

С 2000 года его имя вносится в святцы Московского Патриархата под 10 апреля по юлианскому календарю (в Греции память 10 апреля по григорианскому стилю). Мощи покоятся в Благовещенском кафедральном соборе Афин. В память о нём главные ворота Константинопольской Патриархии были заклёпаны в 1821 году и остаются затворёнными (проход на территорию Патриархии осуществляется через боковую дверь).

Османское правление на Кипре сохранялось вплоть до 1878 года.

Ныне же существующий монастырский комплекс, фото которого вы можете видеть на этой странице вновь выстраивался постепенно, и наиболее старые постройки относятся только к середине прошлого, двадцатого века.

В настоящее время монастырь является крупным собственником земли и недвижимости на острове.

А, вот до октябрьских событий 1917 года монастырь был на особом счете в Русской православный церкви в Российской империи. Он в тогдашней России владел крупными земельными угодьями на юге России.

Там же в России был отлит и самый большой из монастырских колоколов, его вес составляет 1280 кг.

И тут возникает новый закономерный вопрос:

"А почему так возлюбили в Российской империи Киккоский монастырь"? А ответ на этот вопрос состоит во все той же мировой геополитике!

В 1878 году между Британской Империей и Турцией была заключена Кипрская Конвенция 1878 года, тайный англо-турецкий договор об "оборонительном союзе", направленном против России.

Договор был подписан 4 июня 1878 в Стамбуле перед открытием Берлинского конгресса 1878 года.

Великобритания обязалась помочь Османской империи "силой оружия", если Россия, удержав за собой Батум, Ардаган и Карс, попытается приобрести новые территории в Малой Азии. Взамен Турция согласилась на оккупацию Великобританией острова Кипр.

Конвенция была аннулирована англичанами 5 ноября 1914 в связи с вступлением Турции в Первую мировую войну на стороне Германии, и аннексией Кипра Великобританией.

В этой ситуации тогдашние правители Российской империи и взяли под свое покровительство Киккоский монастырь, обеспечив его денежными дарами и дав возможность стать крупным земельным собственником на Юге России. Освободив при этом от налогов все получаемые на этих землях доходы.

А зачем это было нужно России? А затем, что по прежнему, особенно, в том числе с началом Первой мировой войны продолжал реализоваться геополитический план захвата Константинополя и постановления там Третьего Рима.

И в этой борьбе организация нового восстания на Кипре и взятие его под покровительство России (такой себе аналог Кубы при СССР) с размещением там войск и базы Черноморского флота.

Для чего нужны были сила способная поднять такое восстание.

А Киккские монахи, с их влиянием и финансовыми возможностями, подходили для достижения этой цели.

Вот этими, далеко идущими геополитическими планами, и обоснован в действительности факт распространения культа Киккской иконы Божией Матери в Российской империи и продолжения его почитания до настоящего времени.
 



А если вернутся во времена СССР, ту и тут преемственность имеется. И на биографии Макарисоа хорошо видно как была осуществлена очередная попытка спецслужб СССР при активной поддержке Русской православной церкви Московского Патриархата завладеть Кипром.

Сделав его при этом второй КУБОЙ!

Для этого достаточно припомнить, ну просто удивительнейшую "дружбу" советских правителей из ЦК КПСС с архиепископом Макарием III!

И солидарность "всего советского народа" его борьбой совместно со всеми естественно прогрессивными "греками – киприотами" против уже Натовской ТУРЦИИ!!!

И прекрасной иллюстрацией к сказанному служит сама официальная биография Архиепископ Макарий III. (Тут она подаётся с учетом формата работы в сокращённом виде).

Итак, архиепископ Макарий III, в миру Михаил Христодулу Мускос, 13 августа 1913-3 августа 1977) – предстоятель автокефальной Кипрской Церкви (1950-1977), избранный первым Президентом Республики Кипр (на посту в 1960-1977).

Михаил Мускос родился в деревне Панагия в кипрском округе Пафос. В возрасте 13 лет он был отдан в монастырь, и всю свою последующую жизнь отдал служению. Получал богословское образование в Никосии и Афинах, в 1942 году получил диплом теологического факультета.

В 1938 году Мускос за отличную учёбу получил приглашение продолжить обучение в Бостонском университете. Всё ещё пребывая на учёбе в Бостоне, в 1948 году он получил уведомление о своём избрании епископом Китиона.

Мускос, принявший монашеское имя Макарий, вернулся на Кипр, находившийся под британским колониальным управлением. Вскоре он превратился в авторитетного и харизматического лидера острова, активно выступавшего за предоставление национальной независимости и объединение с материковой Грецией – Энозис.

В июне 1950 года в возрасте 81 года скончался Архиепископ Макарий II. На Архиепископский престол в том же году был избран бывший митрополит Китайский Макариос III. Возглавив Кипрскую Православную Церковь в суровые годы ее жизни, Архиепископ Макариос развернул широкую деятельность за свободу Кипра.

В связи со второй годовщиной со дня проведения плебисцита и основания Всекипрской организации молодежи, в воскресенье 13 января 1952 года был совершен молебен в храме Явленного Образа Божией Матери ("Панагиа Фанеромени").

После молебна Макариосом была произнесена патриотическая речь, встреченная восторженно народом, и зачитано постановление кипрского греческого всенародного собрания, в котором выражалась решимость православных греков продолжать борьбу за свою независимость.

Тем не менее, Британское правительство упорно отказывалось признать за киприотами право на самоопределение. В связи с этим Архиепископ Макариос в феврале 1952 г. обратился со специальным заявлением к постоянному заместителю министра колоний сэру Томасу Ллойду, посетившему тогда Кипр.

В сентябре 1952 г. Макариос направил телеграмму председателю комиссии ООН о несамоуправляющихся странах, в которой напомнил, что греческий народ, составляющий 81% населения Кипра, желает свободы и не прекратит борьбы за нее, пока не осуществит этого своего желания.

Последующие годы были также временем активнейшей борьбы Архиепископа Макариоса за свободу киприотов.

По призыву Макариоса 28 июня 1953 г. состоялось молебствие в храме Явленного Образа Божией Матери в Никозии, после чего многочисленное православное собрание приняло постановление, в котором греческий народ перед всем цивилизованным миром осудил позицию иностранного правительства Кипра, стремящегося еще раз угрозами задушить национальную мысль островитян, еще раз заявил, что он не подчинится силе, и одновременно выразил просьбу в ООН применить к Кипру принцип самоуправления, согласно Уставу ООН и постановлению ее от 16 декабря 1952 года.

С целью ознакомления международной общественности с нуждами кипрского народа и обеспечения международной поддержки борющимся киприотам Архиепископ Макариос посетил целый ряд стран. Так, он неоднократно посещал Грецию, ездил в Египет, Ливан, Сирию, Америку, Англию и Индонезию (в Бандунг на Конференцию Афро-Азиатских стран). В начале июня 1971 г. он посетил нашу страну по приглашению Президиума Верховного Совета СССР и Советского Правительства.

Одновременно Макариос стремился объединить и внутренние силы в борьбе против колонизаторов. Так, он встречался с руководителем Прогрессивной партии трудового народа Кипра (АКЕЛ-создана в 1941г.) для выработки программы совместного выступления.

1 апреля 1955 г. на Кипре вспыхнуло восстание за освобождение острова. Между английским губернатором Кипра фельдмаршалом Хардингом и Архиепископом Макариосом как вождем кипрского народа начались переговоры, которые длились с октября 1955 г. по март 1956 г., но к соглашению сторон не привели.

Английское правительство, в действительности не стремившееся проводить переговоры с целью найти удовлетворяющее киприотов решение вопроса, сразу же выдвинуло неприемлемые для них требования.

Макариос, отвергнув эти продиктованные с позиции силы английские требования, закреплявшие на острове колониальный режим, выдвинул в качестве основы для соглашения свою программу:

1. Введение на острове демократической конституции, которая устанавливала бы пропорциональное представительство в законодательном совете и гарантировала бы греческое большинство в ней.

2. Передача руководства вопросами внутренней безопасности и полицией в руки кипрского правительства через год после его избрания.

3. Объявление всеобщей амнистии.

4. Признание английским правительством права киприотов на самоопределение.

5. Согласие на то, что обсуждение вопроса о предоставлении права на самоопределение будет проведено между английским правительством и выбранным правительством Кипра после введения на острове системы самоуправления.

Таким образом, компромиссные предложения, выдвинутые Макариосом, фактически предусматривали самоуправление. Ставилось только условие о принципиальном признании Англией права на самоопределение.

Как и следовало ожидать, Хардинг отверг предложения Макариоса, дав понять, что соглашение может быть достигнуто только путем принятия его предложении без всяких изменений. Фактически это был ультиматум.

Когда Макариос отказался принять навязываемый англичанами план решения кипрского вопроса, английское правительство 5 марта 1956 г. официально заявило, что переговоры между англичанами и киприотами прерваны.

В заявлении, сделанном в тот же день в палате общин относительно переговоров с Макариосом, английский министр колоний Леннокс-Бойд старался изложить дело так, чтобы представить Архиепископа виновником провала этих переговоров.

Он утверждал, будто Макариос в своем письме губернатору Хардингу от 2 февраля принял английские предложения, и по этой причине он, министр, решил сам поехать на Кипр.

Однако впоследствии в письме губернатору от 26 февраля Архиепископ якобы вернулся к этим решенным вопросам и стал выдвигать возражения, которые касались лишь "формы" конституции, предложенной английским правительством.

Макариос на устроенной им 5 марта (в тот же день) пресс-конференции публично разоблачил английское лицемерие относительно причин провала переговоров между англичанами и киприотами.

По заявлению Макариоса, переговоры показали, что английская сторона не проявляет "никакого желания найти основу для разумного соглашения".

Макариос призвал киприотов не прекращать борьбы, пока английское правительство не пересмотрит своих позиций.

Но вслед за этим Макариос вместе с митрополитом Киренийским Киприаном по приказанию губернатора Хардинга 9 марта 1956 г. был тайно взят под стражу и сослан на Сейшельские острова в Индийском океане.

Месяцем раньше высылки Макариоса – в феврале – Кипр покинул митрополит Пафский Фотий. На Кипре остались лишь митрополит Китайский Анфим и хорепископ Саламинский Геннадий.

Отправляя в ссылку Макариоса, англичане надеялись на то, что, обезглавив национальное движение, они смогут легко подавить его.

Но их надежды не оправдались. В связи со ссылкой Блаженнейшего Макариоса и митрополита Киприана Китийский митрополит Анфим 12 марта 1956 г. направил протест Предстоятелям Православных Церквей, Архиепископу Кентерберийскому, Всемирному Совету Церквей и целому ряду политических деятелей мира.

В тот же день он обратился к православной пастве с посланием, в котором говорилось:

"Вождь греческого кипрского народа вынужден был оставить порабощенный народ в сиротстве и отправиться в изгнание... Антихристианская и тираническая деятельность британского правительства вызывает боль и негодование в сердцах преданного своему этнарху народа".

А хорепископ Геннадий заявил протест британскому губернатору. В храмах стали возноситься молитвы о здравии сущего в изгнании Предстоятеля Церкви. Возмущенные расправой, учиненной английскими властями над Архиепископом, киприоты, несмотря на карательные экспедиции Хардинга, с еще большей решимостью встали на борьбу.

Митрополит Анфим за свои выступления в сентябре 1956 г. был ограничен пределами своей митрополии.

Общение с внешним миром ему было запрещено. Только в апреле 1957 г. ограничение с него было снято.

Тогда же были освобождены под давлением свободолюбивых киприотов и мировой общественности Архиепископ Макариос и митрополит Киренийский Киприан с условием, чтобы, оставив место заключения, они отправились куда угодно, но не на Кипр (оба уехали в Афины).

Находясь в изгнании, Архиепископ Макариос продолжил борьбу за свободу своей родины. В частности, он решительно выступил против осуществления на острове так называемого "плана Макмил-лана", являвшего собой типичный пример английской колониальной политики – сохранение Кипра в качестве военной базы!

В феврале 1959 г. Макариос участвовал в Лондонском совещании, явившемся продолжением переговоров в Цюрихе. В Лондоне были подписаны соглашения, на основе которых позднее острову была предоставлена самостоятельность.

В марте того же года, после принятия Цюрихско-Лондонского соглашения Макариос и митрополит Киприан уже смогли возвратиться на Кипр.

В апреле вернулся на Кипр и митрополит Пафский Фотий, но вскоре ушел на покой. На Пафскую митрополию был избран епископ Саламинский Геннадий.

13 декабря 1959 г. Макариос был избран президентом, а 15 августа 1960 г., когда была провозглашена Республика, Кипр, принял дела.

Провозглашение Республики – это большая победа киприотов, но далеко не полная, ибо, согласно навязанному Кипру Цюрихско-Лондонскому соглашению, Англия сохранила за собой часть Кипра под свои военные базы.

Провозглашение на Кипре Республики активизировало деятельность противников независимости киприотов.

В конце декабря 1963 г. начались вооруженные столкновения между греческим и турецким населением Кипра, приведшие к многочисленным жертвам. Под прикрытием Цюрихско-Лондонских соглашений Англия, Турция и Греция с одной стороны, а ССССР с другой вмешались в конфликт и фактически осуществили военную оккупацию Кипра с целью навязать ему свои планы "урегулирования" конфликта.

На остров были введены войска ООН, а общины сгруппированы по нациям. В июне 1964 г. в Вашингтоне был создан так называемый "план Ачесона", предусматривающий присоединение острова к Греции.

Все это создавало немалые трудности для деятельности Архиепископа Макариоса.

Тем не менее, с первых же дней после своего избрания на президентский пост Архиепископ и руководимые им православные киприоты продолжали вести национально-освободительную борьбу против остатков колониализма на острове, за полную независимость Республики, за право кипрского народа самому, без вмешательства извне, решать свою судьбу.

В апреле 1964 г. правительство Кипра расторгло договор 1960 г. о пребывании на Кипре греческих и турецких войск. Макариос призвал Грецию и Турцию вывести свои войска с острова.

Летом 1964 г. парламент Кипра принял резолюцию о праве народа на самоопределение, о выводе с территории Кипра английских войск, против размещения на острове иностранных баз.

Характерно в этом отношении заявление Макариоса: "Все мы – греки и турки – граждане одной страны, и нам самим надлежит вершить дела в своем государстве. Мы отвергаем любое вмешательство в наши дела со стороны НАТО. Мы против баз иностранных войск на Кипре". (Брагин Н., Правда жизни,//Правда. 1 октября 1968 г. С. 4).

Президент Макариос предупреждал: "Тех, кто планирует решать кипрский вопрос без ведома самой заинтересованной страны – Кипра, – ожидает неизбежный провал". (Кондратьев В. Республика Кипр. М.: Знание, 1964. С. 24).

Большого напряжения достигла церковная жизнь на Кипре в марте 1972 г.

Приверженцы киприота греческого генерала Гриваса стремились создать на острове обстановку хаоса с целью использования ее для устранения с политической арены Республики сил, выступающих за сохранение самостоятельности и территориальной целостности страны.

Три митрополита – Священный Синод – Кипрской Православной Церкви под их влиянием выдвинули требование об отставке Архиепископа Макариоса с поста президента Кипра. Однако кипрская общественность решительно отвергла это требование.

На следующий же день (3 марта 1972 г.) в Никозии перед зданием Синода состоялся многотысячный митинг, на котором были выражены поддержка и полное доверие Макариосу.

Выступившие на митинге ораторы осудили решение Священного Синода и заявили, что за ним стоят чуждые интересам кипрского народа силы.

Единодушно выступил в поддержку президента и кипрский парламент. Макариос в своем послании митрополитам от 19 марта заявил, что их решение "было продиктовано не церковными элементами" и что уход его с поста президента в момент существования на Кипре сложной политической обстановки мог бы привести к опасным результатам.

Невзирая на ясно выраженные мнения кипрского народа и Архиепископа, члены Синода еще раз попытались оказать на Макариоса давление.

В середине 1972 г. они решительно потребовали от него уйти с поста президента, о чем дать ответ на их требование до 10 июня. В противном случае митрополиты угрожали Маакариосу принятием необходимых санкций.

Убедительным ответом на это было объявление 8 февраля 1973 г. Макариоса главой государства на следующие пять лет.

Теперь митрополиты решили нанести удар Макариосу с другой стороны. 8 марта 1973 г. они под предлогом несовместимости мирского служения со священным саном определили отстранить его от занимаемого им поста Предстоятеля Кипрской Церкви и "тем самым подорвать его репутацию и позиции внутри страны".

Исполняющим обязанности Архиепископа ими был назначен митрополит Пафский Геннадий.

Макариос немедленно ответил на это решение, заявив, что оно недействительно, т. к. Синод собрался нелегально (без воли Архиепископа), мало того, оно показало, что митрополиты действовали средневековыми методами, не смогли оценить внутренней политической ситуации в стране, подрывали моральный авторитет самой Церкви, саботируя ее, и выступали вообще против кипрского народа.

В Никозии состоялось церковное собрание игуменов и архимандритов монастырей, на котором определение Синода было признано недействительным. "Прихожане Пафоса устроили Геннадию обструкцию, по сути, изгнав его из резиденции, в результате чего он вынужден был пользоваться гостеприимством коллег-бунтовщиков".

В поддержку Макариоса высказались и другие Православные Церкви, в том числе Русская Православная Церковь.

Для того чтобы положить конец попыткам кипрских митрополитов внести смуту в жизнь Кипрской Православной Церкви, в июле 1973 г. в Никозии под председательством Блаженнейшего Папы и Патриарха Александрийского и всей Африки Николая VI при участии Блаженнейшего Патриарха Антиохийского и всего Востока Илии IV и других одиннадцати архиереев из Патриархатов Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского состоялся Великий и Верховный Синод, который единодушно вынес решение об антиканоничности и в силу этого недействительности постановления кипрских епископов о низложении Блаженнейшего Архиепископа Макариоса.

Важным аргументом в защиту Макариоса служило то, что еще в XVII веке был учрежден на Кипре институт этнарха ("милет-баши") – совмещение властей церковной и светской. Мятежные митрополиты были отстранены от своих обязанностей.

Макариос распорядился провести на их места выборы новых епископов.

К сожалению, обстановка на Кипре оставалась напряженной. Митрополиты отказались подчиниться решениям Большого Синода, заявив, что такой Синод имеет "право" созывать только Вселенский Патриарх, а последний в деяниях Синода не участвовал.

Генерал Гривас (умер в начале 1974 г.), в свою очередь, заявил, что данный Синод явился "вторжением ислама под руководством Патриарха Александрийского" и ведет к хаосу и кровопролитию. Отстраненных митрополитов он взял под защиту военных сил.

Теперь предлогом для новых угроз в адрес Макариоса выдвинули низложение Большим Синодом указанных епископов.

Однако Макариос занял твердую каноническую линию, направленную к нормализации церковной жизни на Кипре.

В течение 1973 г. были образованы две новые митрополии: Морфская и Лимасольская; на все вакантные места были избраны и хиротонисаны новые архиереи. Церковная жизнь постепенно стала налаживаться.

Поднятый 15 июля 1974 г. греческими офицерами, присланными ранее из Афин якобы для несения службы в национальной гвардии Кипра, вооруженный мятеж против президента Макариоса и законного правительства принес новые бедствия киприотам.

20 июля на Кипре высадились и турецкие войска. На острове начались военные столкновения между отрядами мятежников и турецкими войсками.

В первый же день антиправительственного мятежа был пущен слух о гибели Макариоса.

Очевидно, этим хотели создать впечатление о ликвидации законной власти и способствовать легализации самозваного правительства. Митрополит Пафский Геннадий, отстраненный вместе с другими митрополитами от церковных дел еще в 1973 г., немедленно привел к присяге в качестве президента ставленника мятежников Никоса Самсона (продержался у власти около недели).

24 июля обязанности президента взял на себя председатель палаты представителей (парламента) Кипра Глафкос Клиридис.

Макарирс вынужден был немедленно эмигрировать через Лондон в Нью-Йорк, где 19 июля 1974 г. выступал на экстренном заседании Совета Безопасности ООН.

Макариос обратился ко всем великим державам, дружественным странам и миролюбивым народам с призывом оказать поддержку кипрскому народу в защите независимости острова.

Советский Союз сразу встал на сторону кипрского народа в борьбе за право самому вершить свою судьбу (последовали одно за другим четыре заявления Советского правительства – три в июле и одно в августе).

Открытое военное вмешательство извне в дела суверенной Кипрской Республики вызвало осуждение всех, кому дороги мир и демократия.

Находившийся в июле того же 1974 года в Москве по приглашению Святейшего Патриарха Пимена Блаженнейший Патриарх Александрийский и всея Африки Николай VI направил Макариосу телеграмму, в которой заявил, что он молится о сохранении Кипрского Пастыря и его народа от всяких напастей. Выражена была поддержка кипрскому народу и Русской Православной Церковью (см. об этом ниже).

Макариос смог вернуться на Кипр лишь в декабре 1974 г. Тем временем руководство турецкой общины на острове решило создать в северных районах Кипра, оккупированных Турцией, так называемое "Федеративное турецкое государство Республики Кипр" (с 1983 года – "Турецкая республика Северного Кипра").

В начале 1974 г. остров был разделен с запада на восток "зеленой линией" (линия проведена на карте зеленым карандашом), отделившей около полумиллиона греков-киприотов юга от ста с лишним тысяч турок-киприотов севера.

В районах, занятых Турцией (37% территории Кипра), установился строгий оккупационный режим, напоминающий собой времена господства Османской империи в Средиземноморье и на Балканах: из северной части острова изгнаны православные епископы, 176 священников, некоторые из них были замучены, многие храмы сожжены или разграблены, осквернены, общественные богослужения запрещен.

Невзирая на сложившиеся обстоятельства, Макариос продолжал налаживать нормальные условия для жизни киприотов.

Такая деятельность Макариоса и его дружба с СССР стало последней капле в чаше терпения западных спецслужб.

И вот, 3 августа 1977 г. Архиепископ Макариос внезапно и скоропостижно скончался.
 



Занявший пост главы государства Спирос Киприану незамедлительно обратился к кипрскому народу с призывом прилагать все усилия с целью укрепления единства нации и преодоления возникших трудностей. "Объединившись и избегая разногласий, – говорил он, мы должны в этот критический момент следовать делу президента Макариоса и продолжить борьбу за национальную независимость".

Местоблюстителем Архиепископского престола, а через месяц и Архиепископом Кипрской Церкви стал митрополит Пафский Хризостом, бывший еще при жизни Архиепископа Макариоса его ближайшим сослужителем.

Но эти вышеназванные церковные иерархи сразу как черт от ладана открестились от сотрудничества с СССР и на Кипре через время нала тишь и гладь и Божия благодать!

А сам Кипр стал столицей "всемирного офшорного королевства" и ной средиземноморской Меккой туристов!!!

Ну, а в заключение, я для своих постоянных читателей приговил и маленький БОНУС. Статью Владимира Малышева "CЕКРЕТЫ ДЕЛА ЗАХАРИАДИСА" 13.08.2003

(http://www.cypriot.ru/news/news_detail.php?ID=1174).

Это, только несколько кусочков из той мозаики, (что еще предстоит сложить), подрывной и шпионской деятельности, что вело КГБ СССР в Греции и на Кипре.

Но, они тоже послужат хорошей иллюстрацией, для подтверждения вышеприведенных выводов автора, об использовании связей РПЦ МП и Кипрской православной церкви для проникновения советских агентов на Кипр.
 



"Дело повесившегося в СССР бывшего генсека греческой компартии Никоса Захариадиса остается – и через 30 лет после его смерти – "совершенно секретным". Его сын Иосиф писал Путину и в ФСБ, но ему не отдают даже последнее письмо, которое отец написал ему перед самоубийством. Какие же секреты остались в деле Захариадиса? Может, о подготовке Сталиным тайной армии для вторжения в Грецию? Где спрятано "золото партии"? Почему лжет отставной "куратор" Греции в ЦК КПСС Шеменков?

30 лет исполнилось в августе с того дня, как в далеком сибирском городе Сургут повесился томившийся там в ссылке бывший лидер КПГ Никос Захариадис.

 



А со времен окончания гражданской войны в Греции и вообще – более полувека, однако, все документы опального генесека, конфискованные в свое время КГБ, по-прежнему храняться за семью печатями и считаются государственной тайной. Почему? Ведь уже столько лет прошло! В любой демократической стране по истечении такого времени любые документы становятся открытыми, тем более, что речь идет не о деле о шпионаже, а о лидере "братской" прежде партии и его отношениях с КПСС, которая больше не существует.

- Да, – подтвердил нам живущий сейчас в Греции сын Захариадиса Иосиф, – российские архивы, в которых хранятся документы моего отца, снова закрылись и мне оттуда ничего не отдают и ничего не показывают. Все снова строго засекречено.

- Что значит "снова"? А раньше?

- В 1991 году что-то можно еще было получить. Тогда кое-что вернули. Но теперь – нет! Я знаю, что в архиве ФСБ хранится, например, письмо, которое отец написал лично мне перед смертью.

- Даже это письмо не отдают?

- Да, даже его! Я писал Путину, писал председателю ФСБ – никакого результата! Не думаю, конечно, что мое письмо дошло до самого Путина. Его читал какой-нибудь чиновник. Вот эти чиновники и держат "круговую оборону". Стена – не пробъешь! Недавно из российского посольства в Афинах мне передали последний ответ из Москвы: "в деле Захариадиса несекретных документов нет..."

Ничего не отдают даже из бывшего архива КГБ в Сургуте. Там тоже все – "совершенно секретно". А знаете, какие там хранятся "секретные" материалы? Например, докладные записки "топтунов", карауливших дом моего отца. Дом по ночам освещался прожектором, а рядом построили сторожку, где постоянно дежурили два милиционера, которые потом докладывали с "поста N 1": "В 12.05 объект пошел выносить мусорное ведро..." Такие вот "государственные секреты"!

В греческой истории 20 века не было популярнее человека, чем глава греческой компартии Никос Захариадис. "Неистовый Никос", как его называли, был настоящим кумиром сотен тысяч греков. Его боготворили, о нем слагали песни. А враги его ненавидели. Он был одним из тех, кто поднял греков на войну с итальянскими фашистами, когда Муссолини напал на Грецию.

Захариадис сидел тогда в тюрьме и обратился оттуда к народу с пламенным призывом дать фашистам отпор. Его послание напечатали все газеты, его передавали из рук в руки.

А когда 29 мая 1945 года он вернулся из немецкого концлагеря Дахау, то слушать речь "неистового Никоса" пришли около 200 тысяч человек – по масштабам Греции столько же, как если бы в России пришел миллион!

Сам Захариадис был верным сталинистом. Даже своих двух сыновей он назвал на коммунистический манер: Иосифом – в честь Сталина, и Киро – в честь Кирова.

Он искренне верил в коммунистические идеи, верил, что борется за то, чтобы сделать всех людей счастливыми. Однако, сам же и стал жертвой этой коммунистической химеры. Когда после окончания гражданской войны греческие партизаны-коммунисты оказались в СССР, а штаб-квартира КПГ – в Бухаресте, то в самой Греции они уже были никому не нужны.

Как мы писали в одном из предыдущих номеров нашей газеты, греческие судовладельцы в Лондоне тайно предложили СССР сделку: обещали построить 200 судов, чтобы Захариадиса "убрали" от руководства компартии. И его и в самом деле убрали! На пленуме его сняли с поста генсека "за ошибки".

Из-за этого в Ташкенте вспыхнули беспорядки среди греческих политэмигрантов. В конечном итоге Захариадис оказался сначала в Боровичах на должности директора лесхоза, а потом в Сургуте, где его усиленно охраняли, лишая всяких контактов с внешним миром. Он рвался домой, в Грецию, но его не отпускали. ЦК КПСС считал это "нецелесообразным". Не отпустили, даже когда он пригрозил покончить с собой.

Однажды, еще в Боровичах, Захариадиса узнали. Ведь он жил по советскому паспорту на фамилию Николаев и никто из местных не знал, что он – грек, да еще бывший генсек КПГ. Но кто-то увидел его портрет в энциклопедии. В результате местный секретарь горкома написал в ЦК: "Из лесхоза мне докладывают, что там в директоре опознали бывшего генсека КПГ Захариадиса. Что делать?"

- "Замять дело!" – последовал ответ из ЦК.

- Захариадис был одним из немногих иностранных коммунистов, с которым считался сам Сталин, – вспоминает известный греческий писатель и историк Алексис Парнис, написавший недавно книгу о жизни генсека и своей дружбе с ним. – Известен, например, такой случай. После поражения партизанских армий коммунистов в гражданской войне в Греции в СССР на озере Рица состоялась секретная встреча Сталина и Захариадиса.

- Каковы причины поражения, товарищ Захариадис? – строго спросил генсека Сталин.

- Есть три причины, – четко ответил грек и, протягивая Сталину записку, перечислил причины поражения. По его мнению, это были:

предательство Тито, закрывшего границу с Грецией,

недостаточная помощь со стороны СССР

и "ошибки самих греков".

- Правильно, товарищ Захариадис! – неожиданно согласился Сталин.

- А раз так, то подпишите мою бумагу! – решительно попросил греческий генсек.

- Это, – вспоминает Парнис, – была неслыханная смелость.

Попросить диктатора подписать бумагу, где говорилось, в частности, и о его, Сталина, недостаточной помощи греческим коммунистам! Но Сталин ее подписал!

- А вообще, – считает Парнис, – греческие коммунисты вполне могли победить.

Все население севера Греции было с нами, да и половина правительственной армии на юге тоже перешла бы на нашу сторону, если бы представился удобный случай. Мало того, уже тогда север Греции фактически являлся частью советской империи. При партизанском штабе постоянно находилась группа советских радистов, которая поддерживала прямую связь с Москвой. Я сам их видел! – говорит Парнис.

- Я в те годы работал фронтовым корреспондентом у партизан, садился в машину в Салониках и ехал прямо через Белград в Будапешт, а потом – в Москву. Не надо было никаких виз, ехал совершенно свободно. А обратно шли грузовики со снарядами и пушками. Однако, когда Сталин поссорился с Тито, то этот путь был сразу закрыт. Словом, если бы не предательство Тито и нехватка оружия, в Греции вполне могла бы сложиться ситуация, как с Северной и Южной Кореей или двумя Вьетнамами.

- Кстати, Сталин и потом не оставлял мысли о реванше, – продолжал Парнис. – Так, в СССР была вывезена целая партизанская армия. Ее везли из Албании тайно, на советских грузовых кораблях. Корабли были громадные.

В трюмах построили многоярусные нары, там и жили.

- Когди корабли проходили через турецкий Босфор, то все прятались в трюмах. Приехавших в СССР греков поселили в Ташкенте. Однако, две тысячи человек Сталин сразу отправил на учебу, а из них около 500 (!) в советские военные училища и академии.


Кстати, в военной академии им.Фрунзе учился и будущий генсек КПГ Флоракис. Вы представляете себе: пятьсот одних только офицеров и политработников!
 



А что это могло значить? Куда были нужны столько офицеров-греков? Не для службы же в советской армии, куда иностранцев не брали! Это могло значить только одно: Сталин тайно готовил армию для вторжения в Грецию. Может быть это и есть та самая тайна, которую до сих пор прячут в архивах в совершенно секретном деле Захариадиса?

- Я до 15 лет не знал, кем на самом деле был мой отец, – говорит Иосиф Захариадис. – А когда узнал, то это было для меня шоком.

Сам Иосиф окончил суворовское училище.

При живых родителях он фактически оказался сиротой. Мать его – тоже известный деятель КПГ Рула Кукула сидела в греческой тюрьме, а отец находился в ссылке в Сибири. После окончания училища Иосиф поступил на филологический факультет университета в Воронеже, в Москве учиться не разрешили. Потом три года работал учителем в тамошней школе. Только много позднее удалось попасть в Москву. А вернуть настоящую фамилию отца он смог лишь в 1979 году.

- Так кто же погубил вашего отца?

- Конечно, КПСС! – не задумываясь отвечает Иосиф Захариадис. – На днях в греческой газете "Вима" напечатали интервью бывшего "куратора" греческой компартии в ЦК КПСС Карла Афанасьевича Шеменкова. Должен сказать, что этот отставной цэковец все лжет! Он, например, уверяет, будто "последней каплей", толкнувшей Захариадиса на самоубийство, явился отказ его жены Рулы Кукулы приехать к нему в Сургут. Но это же не правда! Отец сам был против ее приезда, потому что не мог простить ей ее "политического предательства".

Не правда и то, будто в ЦК отцу предлагали покинуть Сургут, а он-де "сам этого не хотел". Нет, в Грецию его не выпускали, а предложили выбрать "любое другое место в СССР", кроме... Москвы, Ленинграда, Киева и т.д. Конечно, отец от этого издевательского предложения отказался!
 



Это КПСС, такие деятели как Суслов, как сам Шеменков довели отца до самоубийства! Не случайно, в последнем письме он "завещал свой скелет" Брежневу и другим "партийным товарищам"!

- Даже за мной, тогда ребенком, постоянно следили, безжалостно "шмонали", когда я к нему ездил в Сургут. Кстати, отец никогда меня не использовал для тайных передач. Он сделал это только однажды, да так ловко, что когда меня обыскивали в аэропорту Внуково – раздели до гола, все детские игрушки переломали – то ничего не нашли.

Подошли и сказали: "Вы похожи на преступника, находящегося в розыске, пройдемте!" Но отец, сидевший в Дахау, знал, как обмануть ищеек. Он ловко зашил бумаги в трусы! Обманул их!

- Кстати, о тайнах дела Захариадиса. Говорят, что речь может идти о "золоте партии" – сокровищах, которое партизаны закопали где-то в горах Северной Греции. Его ведь усердно ищут там до сих пор...

- Да, ищут, – улыбается в ответ Иосиф, – у меня даже просили достать в России современные миноискатели, чтобы найти это золото. Однако, я думаю, что все это – чепуха. Никакого золота не было и нет. Когда отец покончил с собой, то на его сберкнижке оказалось всего 600 рублей. Какое там "золото партии"!


- А может быть, ваш отец все-таки был убит?

- Нет, – качает головой Иосиф. – После трех голодовок и трех неудачных побегов он готовил самоубийство. Ведь он же написал об этом в письме и даже дату сам назначил. Нам с матерью сразу сообщили из ЦК подлинную причину его смерти. Я тогда дал слово хранить тайну и его сдержал. О чем, кстати сказать, сейчас жалею...

- Директор архива на Ильинке, где хранятся документы бывшего ЦК КПСС, Н.Томилина в одном из интервью в ответ на вопрос, почему дело Захариадиса до сих пор не рассекречено, сказала: "Если его рассекретить, то возникнут серьезные осложнения в отношениях между Россией и Грецией!" Какие осложнения? О чем идет речь? Это мне неизвестно...

- А не кажется ли вам сегодня, когда уже прошло столько лет, что ваш отец боролся за ложную идею? Это особенно ясно теперь после развала СССР и исчезновения КПСС?

- Как сказать... – качает седой уже головой Иосиф Захариадис, – ведь в СССР никогда не было настоящего социализма. Зная отца, свято верю, что если бы он оказался премьер-министром Греции, то все было бы иначе.

Все не так, как в других соцстранах. Ведь еще в 1947 году он писал Сталину, что "когда мы победим", то в Греции будет правительство национального единства, независимое и от Кремля и от Лондона.

Написать Сталину такое в те годы... Впрочем, может, я просто наивен. Ведь в мире нет ничего грязнее политики, это мне отец сам говорил".

(конец ч.2)
 



 

Теги: Кипр , Икона

 Комментарии

Комментариев нет