РЕШЕТО - независимый литературный портал

Металлические верстаки, металлические шкафы купе. Эксклюзивные металлические шкафы для одежды . omz70.ru

Бровко Владимир / Публицистика

Елецкая икона Божией Матери ч.3

5012 просмотров

Поход Тамерлана в Московское княжество

Поход Тамерлана в Московское княжество

Приступая к выяснению "чуда" заступничества Божией Матери за Московское царство и естественно как бы за весь "русский народ", перед Тамерланом в 1395 году, мы для того, чтобы правильно разобраться в исторических хитросплетениях вначале попытаемся разбираться с тремя главными действующими в нашей истории государственными мужами: ханом Тамерланом, восточным деспотом Тамерланом и московским великим князем Василием Дмитриевичем и посмотрим, как они "жили- поживали" в 1395 году и почему Тамерлан очутился в Богом и людьми забытом глухом русском городишке Ельце.
 



С Ельца и начнем. А заодно попытаемся выяснить, где же там находится гора Аргамач упоминаемая в "Повести о Темир Аксаке" где 26 августа 1395 г. "отдыхающему в шатре на горе Аргамачь Тамерлану явилась в видении грозная Светоносная Дева с сонмом святых".

А история этого городка такова.

 



Сейчас город Елец это, административный центр Елецкого района Липецкой области. Образует самостоятельную административную единицу в составе области – "городской округ "город Елец". Первое упоминание Ельца в источниках имеется в Никоновской летописи под 6654 годом от сотворения мира, иначе в 1146-1147 гг. н.э.

 



Однако российские историки Насонов А.Н. и Клосс Б.М. изучавшие эту запись, считают её поздней вставкой составителя Никоновской летописи.

А по их мнению первое достоверное упоминание о Ельце относиться только к 1389 г., когда митрополит Пимен встретил у слияния Дона с рекой Воронеж князя Елецкого. То есть за 6 лет от даты искомого события.

Тем не менее, в год первого летописного упоминания Елец был центром удельного княжества, находившегося в вассальной зависимости князя Черниговского. В Ельце, как и в соседних Ливнах, княжили князья Рюриковичи черниговской ветви.
 



Родословник – древняя книга родственных связей русских князей и бояр в своей первой части называет двух князей Елецких: Владимира Ярославовича – сына Ярослава Святославовича и Андрея Ростиславовича – сына Ростислава Давидовича владевших Ельцом в конце первой половины XII века.

В 1144 году Владимир Ярославович Елецкий женился на дочери Псковского князя Всеволода Мстиславича. Родная сестра елецкой княгини была замужем за великим князем Владимиром Давидовичем Черниговским.

Драматическая судьба Ельца на протяжении нескольких веков определялась его местоположением. Юго-восточная граница русских земель проходила по Быстрой Сосне.

За Сосной начиналось "Дикое поле", где хозяйничали кочевники: печенеги, половцы, татаро-монголы.

 



Но не только граница определяла опасность. Елец и Ливны были построены на торных дорогах набегов кочевников. Эти дороги, или сакмы, шляхи – Моравский, Изюмский, Кальмиусский – пересекали Орловско-Елецкий край с юга на север. Именно по ним кочевые орды направляли своих конников в русские земли. Положение на юго-восточных окраинах русских земель, на границе с "Диким полем" на несколько веков определило судьбу города:

"

бысть...защита земле Рустей". Набеги половцев, нашествия татаро-

монголов, вторжение крымских и ордынских полчищ не раз приводили город к запустению, но он вновь отстраивался и поднимался.

Кого только не повидала за много веков под своими стенами елецкая крепость! Сколько раз бил на ее дозорной вестовой башне набатный колокол, чтобы всполошить округу до прихода неприятеля!

И.А.Бунин, учившийся в елецкой гимназии, писал о Ельце: " город тоже гордился своей древностью и имел на то полное право: он и впрямь был одним из самых древних русских городов, лежал среди великих черноземных полей Подстепья на той роковой черте, за которой некогда простирались "земли дикие, незнаемые", а во времена княжеств Суздальского и Рязанского принадлежал к тем важнейшим оплотам Руси, что, по слову и дело заходивших над нею, первые видели зарево страшных ночных и дневных пожарищ, ими запаляемых, первыми давали знать Москве о грядущей беде и первыми ложились костьми за нее".

Ну и фантазия у И. Бунина! Какие должны быть пожары в Ельце, чтобы их за 400 км. увидели в Москве!!

Правда, историкам известен целый ряд набегов.

1155 г. Орды половцев сожгли город... Через год набег повторился.

1166 г. Новое нападение половцев. Елецкая дружина терпит поражение. Князь Андрей Ростиславович Елецкий пленен. Вновь горит город. Выручили Рязанцы: настигли половцев в степи, разбили, освободили пленных ельчан вместе с князем.

1170 г. Снова половцы под Ельцом. Новые пожары и разорения.

1237 г. Нашествие Батыя.

1380 г. Мамай уничтожил елецкий кремль. Елецкий князь Федор со своей дружиной успел уйти к Коломне, где соединился с войсками Дмитрия Ивановича.

1382 г. Прошло всего два года после Куликовской битвы, а на Москву через елецкие земли идут орды Тохтамыша, хана Золотой Орды.

В 1395 г. Елец был разорён войсками Тамерлана, а князь был пленён.

В 1414 г. елецкие земли были разорены татарами. В сказании о мамаевом побоище упомянут елецкий князь Фёдор, но достоверность этого источника сомнительна.

Ставка Тамерлана была расположена на горе Аргамач. И такое место в окрестностях г. Ельца есть.

Но называется оно ныне: Аргамач – Пальна - село Елецкого
городского поселения (150 жителей) Елецкого района Липецкой области.
 



Название произошло от возвышенности Аргамач и реки Пальны. Гора Аргамач упоминается в отписке елецкого воеводы И. Мясного 1593 года. Этимология не ясна. Чуть позже у острожской башни на Аргамачской горе возникает острог.

Строительство башни и острога послужило толчком к возникновению здесь населенного пункта в XVII веке. Одноименное живописное урочище расположенное недалеко от села рассматривается перспективным для включения его в заповедник "Галичья гора". В настоящее время урочище имеет статус – ландшафтно-биологического памятника природы.

На протяжении большей части XV-XVI веков города Ельца не существовало. В конце 1591 г. по указу царя Фёдора Ивановича начинается строительство новой крепости Елец. Строительство велось на незаселённой территории служилыми казаками, стрельцами и детьми боярскими, набранными и присланными сюда из Данкова, Епифани, Новосиля, Ливен, Черни, Тулы и других южнорусских городов.

Первоначально город был населён служилыми людьми, нёсшими воинскую службу. Вместе с городом возникает уезд.

В 1606 г. ельчане выступали против царя Василия Шуйского на стороне "царевича" Дмитрия. В 1618 г. город был сожжен украинским гетманом Сагайдачным.

В XVII-XVIII веках Елецкий уезд активно заселялся. Большинство населения уезда составляли потомки служилых людей, называвшиеся однодворцами. Меньшую часть населения составляли крепостные крестьяне. В середине XVIII века до административной реформы 1779 г. Елец был центром провинции Воронежской губернии, объединяющей уезды Чернавы, Ливен, Лебедяни, Скопина, Данкова и Ефремова. Основой экономики города становится торговля хлебом. Страшным бичом города в XVIII веке были пожары, особенно в 1769 г. когда сгорел весь город со слободами.

После этого город отстраивался по новому генеральному плану, вместо концентрической планировки вокруг крепости создаётся новая прямоугольная, а сама крепость исчезает.

Как выглядел раньше Елец и как он выглядит сейчас, хорошо видно по размещенным в статье фото.
 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



Ну,а теперь день сегодняшний!

 



 



 



 



 



 



 



Но, тут автор считает уместным сделать лирическое отступление.

Вот мы тут обсуждаем "чудо" Богородицы спасшей Московской царство от нового разорения Тамерланом, но если быть объективным, то Тамерлан не представлял для Восточной Руси такой опасности и не нанес такого разрушения для православия, как безбожная Советская власть.

Но в этом случае ни перед Лениным, ни тем более перед бывшим семинаристом Сталиным, никакого явления Божией Матери не случилось.

И это (как систематически и "под корень" в России уничтожалось православие) хорошо видно, на примере развития событий, в том же типичном русском городке Елец.

1922 г. Из храма Покрова Пресвятой Богородицы изъята церковная серебряная утварь, изъята плащаница XVII в. – передана в музей.

1922 г. На территории Троицкого мужского монастыря поломаны купола, выброшен иконостас из Тихвинского храма, сам храм обращен в складское помещение, на кладбище в монастыре порублены деревья, все деревянные кресты и оградки, часть церковной утвари передана в Вознесенский собор, часть икон – в музей.

1922 г. Из храма Введения во храм Пресвятой Богородицы, Знаменского женского монастыря, храма святых князей Михаила Тверского и Александра Невского (Великокняжеская церковь), храма Казанской иконы Божией Матери, храма Рождества Христова (Спасовский), храма Владимирской иконы Божией Матери, храма Рождества Пресвятой Богородицы, храма Преображения Господня, храма Архистратига Михаила, храма Сретения Господня, храма Усекновения главы Иоанна Предтечи изъята серебряная утварь.

1923 г. Изъята из храма Рождества Пресвятой Богородицы и передана в музей скульптура XVIII в. "Христос в темнице", допетровское евангелие и две иконы XVIII в.

1928 г. Организована травля обитателей монастыря в газетах.

1928 г. В храме святых князей Михаила Тверского и Александра Невского (Великокняжеская церковь) создан антирелигиозный музей.

1929 г. Закрыты Вознесенский собор и храмы Воскресения Христова на Красной площади и на Чернослободском кладбище.

1929 г. Закрыт Знаменский женский монастырь, обитатели монастырских келий выселены, церковное имущество передано в музей, чугунная часовня на могиле затворницы Мелании снесена.

1929 г. Закрыт храм святых князей Михаила Тверского и Александра Невского (Великокняжеская церковь) и храм Елецкой иконы Божьей матери.

1929 г. умышленный пожар в храме Казанской иконы Божией Матери.

1930 г. Вознесенский собор открыт.

1930 г. Закрыты храм Рождества Пресвятой Богородицы и храм Преображения Господня.

1930 г. Закрыт храм Сретения Господня.

1930-е-1940-е Расхищение имущества храма Сретения Господня.

1930 г. Храм Вознесения Господня в Ольшанце закрыт, используется как зернохранилище. Закрыт храм Рождества Христова (Спасовский). Успенский храм закрыт и переведен в разряд складских помещений.

Уничтожены четыре ложные главки храма Архистратига Михаила, завершения основной главы и колокольни, чугунная ограда и часовня разобраны, здание использовалось как складское помещение – хранилась бумага, подвалы – склад горпродторга, в результате аварии снесено северное крыльцо.

Разобран храм Воскресения Христова на Чернослободском кладбище. Снесен храм Покрова Пресвятой Богородицы Нежинского полка на территории военного городка в Засосенской части города. Часовня святителя Алексия, митрополита Московского, разрушена.

1931 г. Храм Воскресения Христова (Старый собор) разрушен, на месте алтаря впоследствии установлен памятник И.В. Сталину.

1933 г. Все колокола Вознесенского собора сняты под лозунгом "Перельем колокола на трактора".

Но, закончив с местом действия г. Ельцом, давайте вернемся в 1395 год, когда Елец был разорён войсками Тамерлана, а Елецкий князь был пленён.

И спросим сами себя.

Причем тут, в этой чисто местной истории город Москва и московский князь Василий I Дмитриевич. Ведь елецкое княжество еще не входило в подчинение Василия.
 



И раз так, то разрешите представить мне и первого нашего героя.

Василий I Дмитриевич - великий князь Владимирский и Московский, старший сын великого князя Дмитрия Ивановича Донского.

Родился в 1371 г., вступил на престол в 1389 г.

Как по своему характеру, так и по условиям, создавшимся отчасти еще при его отце, Василий мало мог оказывать влияния на политику великого княжения. После Тохтамышева погрома в 1382 г. посланный отцом в Орду представительствовать в споре за великокняжеский стол с тверским князем Михаилом Александровичем, Василий удержан был там, в качестве заложника за 8000-й долг московского великого князя.

Пробыв года два в Орде, он бежал оттуда в Молдавию и через Литву, где виделся с Витовтом и где был решен брак его с Софьей Витовтовной (заключен в 1391 г.), в сопровождении польско-литовской свиты вернулся в Москву только в январе 1387 г.

В 1389 г. отец, умирая, завещал ему слушаться бояр своих, влияние которых на Василия документально засвидетельствовано. Получив по завещанию Донского Владимирское княжество как вотчину, он был посажен на великокняжеский стол в Владимире ханским послом.

Смерть Донского открыла дорогу к митрополичьей кафедре во Владимире Киприану, знатному болгарину, поставленному на русскую митрополию в 1387 г. и признанному в Литве раньше, чем он был допущен в Москву; этим оборвалась определенно и резко проводившаяся митрополитом Алексеем национальная политика кафедры, и выдвинута была ей противоположная, поддерживаемая политическим преобладанием Витовта, идея церковного сближения католической Литвы с греческим православием.

Западная политика Москвы подчинялась, таким образом видам Витовта.

В связи с этим давайте посмотрим на карту владений Литовского князя Витовта.

Тем более, что там обозначен и г. Елец. Карта белорусская, поэтому Елец на ней обозначен как "Ялец".

И при взгляде на эту карту хорошо видно, что Елец на 1395 -1399 года, это далекая окраина Северо-Восточной Руси, куда еще не дотянулись руки московских князей.

(http://www.ugra.alexandrovi.ru/kraev/14_15vv/VKL_Vitovt.jpg)

И напоминаю, что расстояние от Ельца до Москвы даже по прямой, при современных дорогах, более 400 км.

Поэтому и внутренняя политика Василия I Дмитриевича была сосредоточена в другой стороне.

Принятие великого московского княжения с утверждения Орды обеспечило Василию дипломатическую победу над притязаниями дяди его Владимира Андреевича, уехавшего было из Москвы в Новгород, где он, видимо, не нашел сильной поддержки.

В том же 1389 г. был заключен договор (Собрание Государственных Грамот и Договоров, т. I, N35), признавший за Василием ценой территориальной уступки дяде (Волок-Ламский и Ржево) великокняжескую власть и подчиненное положение дяди. Один пункт договора предусматривал возможность расширения (Муром, Таруса и "иные места") владений Василия.
 



С обеспеченным миром на западной границе (договор с Великим Новгородом 1390 г., брак с Софьей 1391 г.) Василий в 1392 г. поехал в Орду, где московские деньги и, может быть, опасность со стороны надвигавшегося Тамерлана доставили ему ярлык на Нижегородское великое княжество, Городец, Мещеру, Муром и Тарусу.

Нижегородскому князю Борису Константиновичу не удалось отстоять ни своих, Ордою в 1389 г. подтвержденных прав, ни города: Нижний Новгород был взят московскими боярами вследствие измены местного боярства, с Василием Румянцем во главе; там водворились московские наместники.

После смерти Бориса Константиновича в заточении (1393) Василию пришлось бороться за свое приобретение с племянником Бориса, Семеном Дмитриевичем; в 1401 г. удалось привести его к отказу от притязаний на наследство.

Смертью Семена в 1402 г. нижегородский вопрос был решен в благоприятном для Москвы смысле надолго.

Венный поход Тамерлана против золотоордынского хана Тохтамыша, задевший восточно-русский юг, но не проникший до Москвы, в 1395 г. расстроил Тохтамышеву "Орду" в волжских низовьях и выбросило оттуда по Волге вверх до Камы татарские массы, угрожавшие русскому пограничью на Востоке.

Исторические данные повествуют нам о рейде по русским землям 1000-ного отряда царевича Ейтяка в 1395 г.

Во власти Василия Первого в связи с захватом Нижегородского княжества оказывались ключ торгового движения вниз по Волге и новый источник влияния на Великий Новгород.

В связи с эти крайне интересна и поучительна, дальнейшая история жизни и деятельности Василия I Дмитриевича.
 



Немедля по присоединении Нижегородского княжества Василий потребовал уже от Великого Новгорода черного бора, княжчины и митрополичьего суда и поддержал неисполненное требование военной экспедицией в Торжок, Волок-Ламский и Вологду.

Новгород ответил нападением на Устюг и Белоозеро, но просил потом мира, который и был заключен "по старине" (1393), с уплатой черного бора и контрибуции и с отказом от постановления об отмене митрополичьего суда.

Попытка оторвать от Великого Новгорода его "земли" скоро стала возможной – ценой национального унижения.

1395 год был критическим для Москвы в этом смысле пророссийские историки считают, что только случайность или "заступничество Богородицы" в лице Владимирской иконы Божией Матери спасла ее от разорения Тамерлана;

Литовский князь Виттовт начал наступление на восток, взяв Смоленск и отправив войско на Рязань, где укрылся один из смоленских князей.

Василий не только не выступил на защиту русских областей, но вместе с митрополитом Киприаном оказался в 1396 г. в Смоленске в гостях у Витовта, где переговоры (о церковных делах на Литве) с успехом велись митрополитом. После разгрома Витовтом Рязанской земли он был почетно принят Василием Дмитриевичем на московской территории, в Коломне.

Здесь же решены были совместные действия против Великого Новгорода, заключившего нежелательный Витовту и безразличный для Москвы договор с немцами. Посольство Василия требовало в 1397 г. в Новгороде отмены этого договора, но безуспешно.

Зато тогда же было послано на Двину приглашение отложиться от Новгорода и целовать крест Москве. Двиняне приняли предложение.

От Новгорода отняты были Волок-Ламский, Торжок, Бежецкий верх и Вологда, но в 1398 г. новгородцы вернули отнятое, и Василию пришлось заключить мир опять "по старине": Витовт занят был уже другим планом (восстановления Тохтамыша в Орде и союза с ним против Москвы) и "розверз мир" с Василием.

Поражение Витовта на Ворскле в 1399 г. развязало руки Василию; московские войска в 1401 г. опять воюют в Заволочье, на Двине и др.

Но из опасения, оправившегося от поражения и обратившегося опять к русскому северо-востоку Витовта, и тут дело кончилось в 1402 г. миром.

В 1403 г. Василий не решился даже принять на службу, с вотчиной, одного из спасавшихся от Витовта смоленских князей.

Псков также искал поддержки против Витовта. В 1406 г. мир с Литвой был разорван, к Вязьме послано войско, сам Василий вышел против Витовта к реке Плаве, но до битвы не дошло, и было заключено перемирие на год.

Смуты на Литве продлили года на два попытки выйти из-под влияния Витовтовой политики. В 1408 г. (июль) Василий принял к себе неудачливого соперника Ягайлы, Свидригайла, с князьями звенигородским, путивльским, перемышльским и минским и боярами черниговскими, брянскими, стародубскими и рославльскими, дав Свидригайлу города Владимир, Переяславль и др. Витовт ответил на это походом к реке Угре, куда выступили и московские полки с В. Дмитриевичем; стояние кончилось на этот раз вечным миром. Не здесь лежали интересы Витовта, а с востока надвинулась татарская гроза на Москву.

Предводитель ордынской рати Едигей в ноябре 1408 г. через Рязань и Коломну подошел к Москве, остановился в с. Коломенском и оттуда в течение месяца опустошил московские города вплоть до Нижнего Новгорода.

Москва освободилась от осады за 3000 рублей, Едигей был отозван ханом ввиду появившегося в Орде претендента на ханский престол.

Грамота Едигея к Василию, укрывшемуся в Костроме, объясняет причины экспедиции в "улус" (как звали Русь татары) выходом Руси из повиновения Орде после ее разгрома Тамерланом в 1395 г.

Под влиянием кружка молодых бояр, с казначеем Иваном Федоровичем Кошкой во главе (Собрание Государственных Грамот и Договоров, т. II, N15), московское правительство прекратило посылку посольства в Орду и платеж все же собираемой дани.

Поход Едигея вновь возбудил притязания нижегородской княжеской семьи на отобранное у нее наследство; хлопоты ее в Орде убедили Василия в необходимости личного им противодействия.

Одновременно с ним (1412) в Орду поехал, по зову хана, Тверской князь Иван Михайлович. Василий Дмитриевич выиграл нижегородское дело у нового хана Керимбердея; князья-наследники смирились и приехали в Москву (1416).

В 1419 г. Василий назначает преемником своим сына Василия; попытка взять письменное согласие на это от братьев вызвала протестующий отъезд младшего, Константина, но едет он не к татарам, а в Новгород: Орда не имела оснований отказываться от исправного данника.

К поддержанию вечного мира клонились и отношения Василия Дмитриевича к Витовту.

Тщетны были призывы псковичей к московскому заступничеству (1423 – 1425). Умирая, Василий поручал Витовту защиту великокняжеских прав своего десятилетнего сына. Оставлены были в это время московские покушения на Великий Новгород.

(конец ч.3)
 

 

Теги: Елец , город

 Комментарии

Комментариев нет