РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Икона раздора ч.8

3085 просмотров

Исчезновение Старорусской Иконы Божией Матери

ч.8

Исчезновение Старорусской Иконы Божией Матери

Вот уважаемый читатель мы и подошли к завершающей части нашей повести о Старорусской иконе Божией Матери.

И тут надо сказать, что наша история не имеет счастливого окончания, потому как тот образ Старорусской иконы который ныне почитается в г. Старая Русса не является оригиналом старорусской иконы Божией Матери.

Из седьмой части мы знаем, что ещё в 1787 году, не имея возможности вернуть образ в Старую Руссу, соборный староста Иван Петрович Красильников заказал копию чудотворной иконы.

Которая и была 4 мая 1788 года была перенесена в Старую Руссу и помещена в Воскресенский городской собор.

Затем наступил 1888 год и оригинал Старорусской иконы был возвращены с Тихвина в Старую Руссу.

И тут выяснилось одно досадное обстоятельство, святые лики расположенные на оригинале иконы были иначе чем на копии (списке).

На левой руке Богоматери покоится Младенец Христос, но он отвернулся от Пресвятой Девы, вся его фигура выражает стремление прочь от Матери.

В правой руке Христа, опущенной на колено – свиток, левая поддерживает голову. Христос сидит на подобии трона, который образуют руки Богородицы. Икона поэтому была близка по написанию к иконе Спаса Недреманое Око.

Одно из церковных преданий, сохранившихся в среде рушан, гласит, что лик Христа отвернулся в сторону при виде порочной жизни старорусских горожан.
 



Но, тем не менее, в г. Старой Руссе оригинал иконы был особо почитаем и прославился многими чудесим исцеления.

И так продолжалось до октября 1917 года, когда в Российской империи вспыхнул инспирированный неудачным для России участием ее в Первой мировой войне, новый вооружённый мятеж и власть захватили безбожники-коммунисты.

В годы советской власти начата активная борьба по разгрому Русской православной церкви и конфискации церковного имущества.

Вот и в Старой Руссе местными большевиками все церкви были разорены, с иконы сняты все драгоценные укрощения, а сами образы, в том числе и Старорусская икона Божией Матери и оригинал и копия были переданы в Старорусский краеведческий музей.

Музей находится в городе Старая Русса на площади имени Тимура Фрунзе в помещениях бывшего Спасо-Преображенского монастря XII века. С 1966 года входит в состав Новгородского государственного объединённого музея-заповедника (НГОМЗ).

Первый краеведческий музей в Старой Руссе был открыт 19 сентября 1920 года. Инициаторами выступили известный художник В. С. Сварог, историк и краевед М. И. Полянский и школьная учительница М. В. Васильева, которая стала первым директором музея. Он занимал несколько комнат верхнего этажа в здании бывшей земской управы на пересечении улиц Петроградской (ныне Карла Либкнехта) и Липовый бульвар (ныне Советская набережная).

Экспозицию составляли всего три отдела: художественный, естественно-исторический и археологический. Главной составляющей музея стали вещи из национализированных усадеб старорусских помещиков: князя Васильчикова, графа Беннигсена, графа Зурова. Картинная галерея открылась 23 апреля 1922 года в здании Народного дома (ныне улица Карла Маркса).
 



В 1930-е годы краеведческий музей и картинная галерея расположились в Воскресенском соборе.



Затем началась Вторая мировая война, которая в СССР значилась, как Великая Отечественная война и с 9 августа 1941 года по 18 февраля 1944 года Старая Русса была оккупирована немецкими войсками.

Город находился недалеко от линии фронта и часто подвергся сильным разрушениям. Советские войска неоднократно пытались безуспешно овладеть Старой Руссой, еще к 23 февраля 1942, по свидетельству А. В. Рогачева бойца дивизии наступавшей на этом направлении:

"С 23-го – 27-го февраля – непрерывные атаки... По 3-4 атаки днем; ночью, опять. Потери были очень большие. Я вот таких кровопролитных боев, как на Северо-Западном фронте, потом в течение войны очень мало встречал... там столько убитых было, что трудно было просто пройти".
 







Позже была такая же неуспешная Старорусской операции в марте 1943 года и в августе 1943 года.

В ходе боевых действий помещение краеведческого музея получило весьма значительные повреждения. и немецкие войска приспособили собор под конюшню.

И тут надо будет сказать, что работая над этой частью, я нашел очень интересную, хотя и не совсем объективную статью о том, как же жилось в г. Старая Русса во время немецкой оккупации. (http://www.russa.narod.ru/almanakh/war/045.htm)

"Кто и почему становился предателем в годы Великой Отечественной войны"

"В конце страшного лета 41-го года, когда обескровленная в упорных боях с немецко-фашистскими захватчиками Красная Армия откатывалась все дальше на восток; когда последние солдаты легендарной 202-й мотопехотной дивизии, цепляясь за каждый кустик и затравленно огрызаясь ружейными и артиллерийскими залпами, оставляли Старую Руссу, с ними уходили и многие местные жители. Но были и те, для кого звуки канонады звучали прекраснее любой музыки, ибо они немцев давно ждали. Ждали как освободителей...

БУРГОМИСТР БЫКОВ

Задолго до начала войны в Старой Руссе жил и работал скромный фотограф по фамилии Быков. Естественно, его знал почти каждый горожанин. Свадьбы, дни рождения, юбилеи – все эти дорогие человеческому сердцу события требуют запечатлеть себя на "скрижалях" семейных фотоальбомов. Обращались к нему и по поводам более прозаическим – оформление личных удостоверений, пропусков, партийных и комсомольских билетов.

Быкова знали все. Не знали о нем главного – вот уже много лет тихий и незаметный человечек, подвизающийся на скромной должности городского фотографа, является агентом немецкой разведки, а в тайнике у него хранятся негативы фотографий со всех партийных и комсомольских билетов горожан.

И даже бдительное НКВД было не в курсе, что за время своей легальной деятельности дальний родственник старорусских потомственных купцов собрал уникальную картотеку на всех известных партийных и советских работников Старорусского района.

Наличие этой картотеки позволило немцам уже в первые дни после занятия города практически полностью обезглавить местную подпольную организацию. Центральные улицы древнего города покрылись виселицами с телами подпольщиков и членов их семей. Среди них – женщины и маленькие дети... За "особые заслуги перед Рейхом" фотограф Быков получил "хлебную" должность городского бургомистра...

Но все это было потом. А пока он систематизировал свой страшный архив, прислушивался к звукам нарастающей канонады и ждал немцев. В том, что немцы придут, Быков не сомневался никогда.

БОРЦЫ ЗА "НОВЫЙ ПОРЯДОК"

В своей радости от встречи с долгожданными "освободителями" Быков был не одинок. За 24 года, прошедшие после октябрьского переворота, советская власть успела озлобить против себя довольно значительную часть населения Новгородчины. Ужасы гражданской войны, продразверстки, насильственная коллективизация – все это тяжким грузом лежало на памяти людей. Значительная часть просоветски настроенного населения ушла с Красной Армией или же вынуждена была молчать и маскироваться.

Немаловажным фактором, предопределившим дальнейшее развитие событий, стало то, что Новгородчина на протяжении двух десятилетий служила местом административной высылки врагов советской власти, а то и просто "тихим уголком", где бывшие белогвардейцы, эсеры и прочие рассчитывали спрятаться от ужасов сталинского террора.

С готовностью и сразу пошли на контакт с немцами несколько десятков высланных из Латвии хуторян, выразивших желание с оружием в руках бороться против "русских оккупантов". Уже в первые дни оккупации свои услуги новой власти также предложили польский националист Щегельский и бывший белогвардейский офицер Данчук.

Случай с последним довольно показателен. Участник первой мировой, старый деникинский офицер, он принадлежал к той части белого движения, для которой ненависть к большевикам оказалась выше верности Родине. Многие из них искренне поверили в готовность Гитлера содействовать возрождению традиционного российского государства. Иллюзии эти вскоре были развеяны как дым.

ПО ЗАКОНАМ МЕСТИ

Война, как любая другая година народных бедствий, – идеальное время для сведения личных счетов.

Из уст старожилов можно услышать о председателе одного из сельсоветов Старорусского района, который при немцах стал старостой, а после ухода оккупантов снова возглавил свой сельсовет. Столь велико было уважение к своему председателю среди односельчан, что из нескольких сотен не нашлось ни одного, кто решился бы обратиться с доносом на него к властям!

Чаще же случалось обратное. Иногда целые деревни опустошались в безумии взаимного истребления. Технология данного процесса была проста. С приходом немцев, как правило, находились местные жители, указывающие оккупантам семьи коммунистов и партизан. А учитывая нестабильность фронта, уже спустя месяц в ту же деревню могли вернуться части Красной Армии, и ситуация повторялась с точностью до наоборот. На этот раз казнили полицаев и прочих лиц, сотрудничавших с немцами. В итоге: несколько таких незначительных изменений линии фронта – и населенный пункт фактически исчезал с лица земли, и только ветер, раскачивая прогнившие виселицы, бродил среди сожженных домов...
 



Старая Русса, оккупированная фашистами. Первые месяцы войны.

"БОЕВЫЕ ПОДРУГИ" ВЕРМАХТА

Иногда причиной коллаборационизма могло стать заурядное легкомыслие, помноженное на страх. Вот выдержка из доклада начальника 4-го отдела Политуправления Северо-Западного фронта в Управление агитации и пропаганды ЦК ВКП (б) от 9 мая 1942 года:

"Из 41 учителя, оставшегося в 9 оккупированных селах Старорусского района, 6 учительниц имели активные связи и сожительствовали с немецким офицерьем. В этом же районе, где много высланных из Ленинграда за 101 км, где явно плохо поставлена работа с интеллигенцией и молодежью, особенно старших классов (к сожалению, не только в Старой Руссе), вслед за учительницами были завербованы и подкуплены учащиеся старших классов.

Только из одной деревни Конюхово 19 января 1942 года ушли вместе с немцами пять девушек-комсомолок, окончивших перед войной школу.

Немцы этих девушек спаивали вином, угощали, таскали на танцульки. Одна из них забеременела, другая заразилась триппером.

В Старой Руссе из этой группы учащихся немцы вербовали чиновничий аппарат комендатур, платили, кормили и обучали шпионской деятельности для заброски в наш тыл.
 



Задержана ученица 10-го класса Безганина Мария Ивановна, проводившая агитацию среди бойцов Красной Армии в декабре 1941 г. из немецких окопов через рупор".

ПРИКАЗАНО ВЫЖИТЬ

Выжить. Вот что было главной целью тех, кто находился на оккупированной советской территории. Способы выживания избирали разные. Одни шли в партизаны, другие поступали на службу в полицию или становились старостами и бургомистрами, работали в открытых оккупантами больницах и школах.

Большинство же мирных жителей стремились к одному: не попасть под пули, безразлично – немецкие или партизанские, добыть хлеба, картофеля и иных продуктов для себя и своей семьи, чтобы не умереть с голоду, достать хоть немного дров или угля, сохранить теплые вещи, чтобы не погибнуть от холода. Интересы всех этих людей сталкивались, а бороться им приходилось за довольно ограниченные ресурсы нечерноземной территории, с которой, кроме того, снабжались десятки и сотни германских частей.

Фашистская пропаганда пыталась убедить население, что эксцессы, связанные с введением нового порядка, – всего лишь временные трудности, вызванные условиями войны. Но суровая реальность оккупации заставляла усомниться в них самых лояльных к новой власти представителей местного населения.

Так, например, обещанная отмена коллективных хозяйств заставляла себя ждать, и крестьяне сами приступили к разделу колхозов, но по приказу немецких органов это было приостановлено. Поголовье скота в результате усиленного убоя и частых реквизиций настолько уменьшилось, что сельское население оказывалось не в состоянии выполнять план поставок для армии, срыв которых почти наверняка грозил расстрелом. Дружественно настроенные по отношению к немцам старосты заявляли по поводу реквизиций: "Насильственно и незаконно забранная у крестьянина корова означает двумя партизанами больше в лесу".

ОСОБЕННОСТИ РУССКОГО ШНАПСА

Угнетающе на жителей оккупированного Старорусского района действовало и непрерывное мародерство солдат вермахта. Долгое время находившийся в немецком тылу партизан Желваков свидетельствует: "Питание немцев состояло из маленькой черствой буханки хлеба на три дня, два раза несладкий кофе, один раз суп, который они едят без хлеба... Немцам выдавали сладости в небольшой дозе, заставляли колхозников варить им картофель, который с жадностью собаки пожирали". Неудивительно, что голодные солдаты вермахта тащили у крестьян все: и домашнюю птицу, и прочую живность. Разумеется, подобное поведение новоявленных "освободителей" не добавляло им симпатий со стороны местного населения...

Несмотря на строгие меры немецкого командования, в частях вермахта (особенно тыловых) тотальный характер принимало пьянство. На почве злоупотребления спиртным случались настоящие трагедии. Так, 9 ноября 1941 года приказ по 416-му немецкому пехотному полку констатировал массовое отравление метиловым спиртом:

"Выпив алкоголь из захваченной советской цистерны, 95 солдат тяжело заболели и 10 умерли. Среди гражданского населения, которому дали этот спирт в обмен на продукты, произошел 31 смертельный случай. Захваченный спирт может выдаваться войскам лишь после исследования его химической испытательной лабораторией, расположенной в Старой Руссе".

В конце 1943 года командир батальона, охранявшего старорусский аэродром, капитан Лемке даже издал по этому поводу специальный приказ нравоучительного характера: "Выгоняемый русскими шнапс содержит в себе много ядовитых примесей, делающих его очень вредным для здоровья. Поэтому употреблять его военнослужащим и вольнонаемным лицам запрещено. Несоблюдение этого приказа будет рассматриваться как непослушание в военное время".

Справедливости ради заметим, что немцам и их пособникам пить "русский шнапс" и без того оставалось считанные месяцы. Фронт неуклонно откатывался на запад.

ВЕТРЫ НЮРНБЕРГСКОГО ТРИБУНАЛА

После освобождения советскими войсками территории южного Приильменья судьбы местных пособников оккупантов сложились по-разному. Многие попавшие в руки Красной Армии или партизан были расстреляны или по приговору трибуналов отправлены в лагеря. Многим удалось уйти с немцами, и следы их теряются.

В Старой Руссе и по сей день проживает ветеран "Русской освободительной армии" генерала Власова, который, будучи в 40-х годах осужденным на 15-летнее заключение за измену Родине и полностью отсидев положенный срок, теперь упорно и через различные инстанции добивается придания себе официального статуса "жертвы сталинских репрессий" или хотя бы "участника Великой Отечественной войны" вкупе со всеми вытекающими льготами. Пока неугомонный старичок повсюду получает отказ. Тем не менее надежды он не теряет. Порой чисто по-человечески его даже жаль.

Другой бывший коллаборационист в 40-е годы смог скрыться от трибунала, о нем забыли. Уже в 70-е (спустя три десятилетия после войны!) на улицах Старой Руссы он случайно встретил женщину, родная сестра которой была в годы войны казнена при его участии. Бывший немецкий полицай не мог понять – узнан он или нет, но обуявший его ужас был столь сильным, что, вернувшись домой и написав короткую предсмертную записку, он повесился...

Мария ЗАХАРОВА ("Новгородские ведомости", 30 октября 2004 г., N60 /2510/)

Вот в такой военной кутерьме эхо которой и через 70 лет еще отзывается в сердцах рушан, им явно было не до Старорусской иконы Божией матери.

В августе 1941 г. когда немцы вошли в Старую Руссу то обе Старорусские иконы ими были взяты на учет. И это было не просто так. Ведь с началом Второй мировой войны в нацистской Германии был создан ряд специальных организаций для выявления и изъятия культурных ценностей на захваченных территориях.

Среди них Аппарат генерального посредника для учёта немецких культурных ценностей на присоединённых восточных территориях ("Генеральное посредничество "Восток""), находившийся в ведении Гиммлера и батальон особого назначения под командованием штурмбанфюрера СС барона фон Кюнсберга, состоявший из специалистов в области культуры и искусства, подчинявшийся министру иностранных дел И. фон Риббентропу, штаб рейхсляйтера Розенберга, и учреждённый им же "Центр по охвату и сбору культурных ценностей на оккупированных восточных территориях" и др.

Вот эти "спецы" войдя в захваченную Старую Руссу стали разбираться с найденными в Краеведческом музее, культурными и художественными ценностями.

В итоге копия (список) 1787 г. Старорусской иконы Божией Матери была ими передана в вновь открытый Воскресенский собор, а оригинал иконы в вместе с другими ценностями Старорусского краеведческого музея в сопровождении директора музея был вывезен немцами поездом в Германию.

Больше директор музея в г. Старую Русса не возвращался. Поэтому Старорусскую икону Божией матери надо искать в Германии, если она не погибла в ходе боев 1944-45 годов что происходили на территории Германии.

При отступлении немецких войск со Старой Руссы в 1943 году и копия Старорусской иконы была ими вывезена в г. Дно и поставлена в Михайловском храме, также открытом в условиях оккупации.

После освобождения города в 1946 году, список иконы был возвращен в Старую Руссу и с тех пор находится в церкви Святого Георгия в киоте в левом нефе.
 



Именно она ныне почитается верующими как чудотворная.

На этом я как автор, считаю этот очерк законченным. Буду рад, если от читателей особенно из числа жителей города Старой Руссы поступят конкретные замечания и пожелания, дополняющие или поправляющие автора.
 

 

07 May 2011

Немного об авторе:

СТАРЫЙ СОЛДАТ....... Подробнее

 Комментарии

фотограф любезно представивший немцам фото партий ных и комсомольских активистов носил фамилию Невских, а не Быков.Это нам ещё в девятом классе россказывали. Марию Захарову служившую в оккупации в Руссе переводчицей ( и после войны занимавшую пост директора детского сада№5)и бывшую лучшей подругой моей приёмной матери естественно я знал, как облупленную(недаром и мой отец мою мать, и её Алекссей Захаров в детские наши годы гоняли их как сидоровых коз крича им вслед: "шкуры вы немецкие, овчарки, подстилки, и т.д.)В итоге моего Ивана мария пьненького, когда он был один во времянке(дома у нас тогда ещё не было) подожгла, но на его счастье он вовремя очухался и сумел справиться с огнём(вся кухня из нутри была выжжена). После этого моя мать при мне вслух высказала, чтобы он хайло то своё не разевал про их оккупационное прошлое. Алексей дочего догонял Марию по детсаду, что однажды ночью сделал заикой и своего собственного младшего сына, и его годка и дружка
крапиву( котрый в 1978 году приезжал с целью зарезать меня, но не сумел, и выкинув нож в Яузу, сказал, что заказали меня серьёзные люди, а не из-за одной молодой старорусской красавицы на которой мы с ним пересеклись - вот тут тоя и призадумался).Чуть позже летом Алексей на рыбалке утонул, а Мария активно всем втирала, что его якобы утопил мой одноклассник Серге Ворончихин, во что я никак не верю, так как Ворону я обычно зажимал между ног и порол ладошкой, очень уж он мелковат для Алексея. Владимир, мне очень бы хотелось почитать эту статейку Мария Захарова.Думаю, что она носит реабилитационный характер, думаю, что знаю от кого исходит. Подлинник иконы в Германию не вывезен, и это отлично знали попы старорусские. Какое то время он действительно был у Анны в сарае, а потом перекочевал за лекарства и еду в дом одного очень уважаемого и народом и партией рушанина(который вероятно и заказал меня Крапиве)И письмо из КГБ старорусским попам и их отказ принимать это за серьёзный факт мне понятен. Но сначала пожалуйста Владимир мне эту статью на мой майл, или в личку, или если есть интернетовский адрес, то пожалуйста, жду.