РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Куда нас везут? ч.17

1524 просмотра

ПРИБАЛТИЙСКИЕ ПАЛАЧИ ИХ ЖЕРТВЫ

 

ч. 17

ПРИБАЛТИЙСКИЕ ПАЛАЧИ ИХ ЖЕРТВЫ

В этой части, мы уважаемый читатель, в отличие от двух предыдущих частей, перейдем к практической стороне изучаемого вопроса, помня, что все пути нашего повествования ведут в Старобельский лагерь.

И в этой части, будет изложена историей первого года существования органов НКВД СССР в Литве, Латвии и Эстонии.

Ведь, сразу же за военными частями в вышеназванные страны, вошли и войска НКВД, которые после аннексии Литвы, Латвии и Эстонии, сразу же образовали там свои территориальные структуры.

А теперь, разрешите представить, всю эту не святую. троицу, в купе с их подручными заместителями.

Общее у этих очень разных людей на момент вступления в должности наркомов только одно.

Все они были в свое время осуждены за уголовные преступления и значительный срок провели в тюрьмах и лагерях.

Но, вначале я подаю просто биографические факты. О конкретных же делах каждого из них, мы поговорим далее.

А начнем мы с Эстонии. Ее население на 1940 г. 1 132 000 человек.

Эстонская ССР вошла в состав СССР 6 августа 1940 г., наркомат образован 29 августа 1940 г. приказом НКВД N001067.

В конце 1940-х гг. НКВД – МВД подчинялся Уполномоченному НКВД-НКГБ (МВД-МГБ) по Эстонской ССР.

При разделении органов внутренних дел и госбезопасности из состава НКВД-МВД формировались: НКГБ Эстонской ССР (1941 г.)

Наркомы – министры:

КУММ Борис Гансович (11 сентября 1940 – 26 февраля 1941 г.), со 2 января 1941 г. – старший майор ГБ;

2. МУРРО Андрей (Андрес) Андреевич (26 февраля – 31 июля 1941 г.), с 29 марта 1941 г. – старший майор ГБ;

3. КУММ Борис Гансович (31 июля – 18 ноября 1941 г.), старший майор ГБ

(1897, г.Пярну Лифляндской губ. – 25.11.1958, Таллин).
 



Кумм.Б.Г. родился в семье мелкого чиновника – бракера фирмы по экспорту древесины. Эстонец. Член Эстонской независимой социалистической партии 1922-1923. В КП с 06.23 (член КП Эстонии). Депутат Верховного Совета СССР 1-2 созывов.

Образование: начальная школа, Пярну 1911; гимназия, Пярну 1911-1915, бросил учебу.

Ученик аптекаря в аптеке Гримма, Пярну 06.15-08.15; безработный, Пярну 08.15-05.16.

В армии: рядовой запасн. батальона Петроградского лейб-гвардии полка 05.16-09.17; демобилизовался по болезни.

Чернорабочий у частных лиц, Пярну 09.17-05.18;

Лесосплавщик, грузчик на торфозаготовках, Пярну 05.18-08.18;

чернорабочий у разных лиц, Пярну 08.18-02.19;

капрал полка скаутов Эстонской армии 02.19-07.20;

профсоюзный активист Пярнуского уезда, участвовал в работе местного Союза строителей, чернорабочий у разных лиц, Пярну 07.20-03.21; чернорабочий на лесопильном з-де, Пярну 03.21-01.24; участник совещания городских и сельских рабочих, Пярну 11.22;

депутат Городской Думы, Пярну 12.23-01.24;

секретарь Центр. совета профсоюзов Пярнуского уезда 1923-01.24;

арестован властями 01.24, приговорен к 15 годам каторги,
 



находился в заключении 01.24-05.38, освобожден по амнистии; (Тюремный срок 14 лет и трижды нарком и министр ГБ ЭССР!)

чернорабочий у разных лиц, Пярну 05.38-06.40;

уполн. бюро КП Эстонии в Пярну?-1939;

секретарь Пярнуского горкома КП Эстонии 1939-1940; комиссар полит. полиции, Таллин 06.40-07.40;

пом. директора департамента полиции МВД Эстонии 07.40-08.40.

В органах НКВД-НКГБ-МГБ:

нарком внутр. дел ЭстССР 25.08.40-26.02.411;

нарком ГБ ЭстССР 26.02.41-31.07.41;

член Комитета обороны ЭстССР 06.41-07.41;

нарком внутр. дел ЭстССР 31.07.41-18.11.41;

в распоряжении отд. кадров НКВД СССР (при 2 отд. НКВД) 18.11.41-18.01.42;

нач. 7 отд-я (эстонского) 2 отд. 4 упр. НКВД СССР 18.01.42-01.06.42;

нач. 5 отд-я (эстонского) 1 отд. 4 упр. НКВД СССР 01.06.42-14.05.43;

нач. 5 отд-я (эстонского) 2 отд. 4 упр. НКГБ СССР 14.05.43-30.11.43;

нач. опер. группы НКГБ СССР в Эстонии 30.11.43-29.03.44;

нарком-министр ГБ ЭстССР 29.03.44-28.01.50.

Зам. министра коммунального хозяйства ЭстССР 04.50-1950;

министр коммунального хозяйства ЭстССР 1950-12.01.52;

нач. отд. местных дорог упр. делами СМ ЭстССР 01.52-08.53.

Пенсионер с 08.53, Таллин.

Звания: ст. майор ГБ 02.01.41; комиссар ГБ 14.02.43; генерал-майор 09.07.45.


Награды: знак "Заслуженный работник НКВД" 19.12.42; орден Красной Звезды 20.09.43; орден Красного Знамени 31.05.45; орден Отеч. войны 1 степени 18.06.46; орден Красного Знамени 24.08.49; 4 медали.

1-е заместители наркома – министра:

ШКУРИН Алексей Калинникович (11 сентября 1940 – 1941 г.), старший лейтенант ГБ;

Потом его следы находятся в Брянской области России.

Начальник УНКГБ – УМГБ по Брянской области

(15 июля 1946 – 22 февраля 1949 г.), полковник;

ГУЛЬСТ Вениамин Наумович (15 августа 1941 – август 1942 г.), старший майор ГБ;

Генерал-майор (1945). Член партии с 1921 года.

В 1934-1937 гг. – начальник Оперода ГПУ Грузии – УГБ УНКВД по Грузинской ССР, начальник отдела угрозыска УРКМ НКВД Грузинской ССР, начальник 2-го и 3-го отделов УГБ НКВД Грузии.

С 1938 года – заместитель начальника 1-го отдела ГУГБ НКВД СССР. В 1940-1941 гг. – заместитель наркома внутренних дел Эстонской ССР,

С 1941 года – на руководящей работе в НКГБ-МГБ Грузинской ССР.

В 1950-х гг. исключен из КПСС и лишен генеральского звания.

(Причастность к убийству полпред СССР в Китае Ивана Трофимовича Бовкун-Луганеца).

2-й заместители наркома – министра:

МУРРО Андрей (Андрес) Андреевич (11 сентября 1940 – 26 февраля 1941 г.);

(О нем архивных даны автором не найдено)

Закончив с личностями, мы переходим к описанию их дел.

А они, разделяются по своему характеру как бы на две части: незаконное судебное преследование и участие в массовой депортации эстонских граждан.

В июне 1940 года, вместе с Красной Армией прибыла оперативная группа Народного Комиссариата внутренних дел СССР (далее НКВД), которая организовала первые аресты граждан и жителей на территории Эстонской Республики.

С июня по август 1940 года оккупационные власти СССР пытались создать впе-чатление, что на территории Эстонии продолжают действовать законы Эстонской Ре-спублики. Эстонская политическая полиция служила прикрытием для оперативной группы НКВД.

Приказом министра внутренних дел в правительстве Вареса с конца июня 1940 года коммунисты, бывшие до этого в подполье, были назначены комисса¬рами (начальниками местных отделений) и сотрудниками эстонской политической полиции.

Приказы этих коммунистических комиссаров из политической полиции, формально изданные в соответствии с законом Эстонской Республики о введении в стране чрезвычайного положения, стали основанием для арестов.

Большинство из арестованных, которых сразу не вывезли в Россию, были помещены в Центральную тюрьму Таллинна, где их допрашивали через переводчиков следователи НКВД, при¬ехавшие в Эстонию с оперативной группой НКВД.

После ареста дела расследовались на основании уголовного и уголовно-процессуального кодексов СССР, хотя действие этих кодексов было официально распространено на территорию Эстонии только с декабря 1940 года.

В июне-августе 1940 года, были арестованы все высшие руководители эстонской политической полиции, некоторые военные, некоторые судьи, бывшие министры внутренних дел Эстонии, руководители центрального руководства Эстонского Союза самозащиты (Кайтселийта) и некоторые из ее руководителей на местах, которых об-винили в "подавлении рабочего движения, контрреволюционной деятельности, шпи-онаже против Советского Союза" и других подобных действиях.

Началось активное преследование политиков, полицейских, военных и судей, имена которых, связывали с арестами и осуждением эстонских коммунистов, еще с 1918 года.

Оперативная группа НКВД обращала особое внимание на руководителей и членов российских белогвардейских организаций, действовавших в Эстонии, и за¬держивала их в первую очередь.


Последний главнокомандующий Вооруженными силами Эстонии генерал Лайдо¬нер был 17 июля 1940 года выслан вместе с женой на спецпоселение в Пензу.

Президент Пятс был выслан 30 июля 1940 года на поселение в Уфу вместе с сыном, невесткой и двумя внуками.

Летом 1941 года, когда началась война между СССР и Германией, их обоих арестовали.

Генерал Лайдонер умер во Владимирской тюрьме в 1953 году, а президент Пятс умер в 1956 году в специальной психиатрической больнице в Кали¬нинской области.

Известно, что с июня по август 1940 года были арестованы более 300 человек.

Общее число арестов, скорее всего, больше, так как не все личные дела арестованных на-ходятся в Эстонии или вообще сохранились, и обобщенные данные исследователям недоступны.

После формального объединения Эстонии и СССР аресты проходили с августа 1940 до осени 1941 по той же процедуре, что действовала в то время в СССР. 29 авгу¬ста 1940 года по письменному приказу номер 001067 Народного комиссара внутрен¬них дел СССР был образован Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) ЭССР.

В феврале и марте 1941 года из НКВД Советского Союза выделились Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) и некоторые другие отделы, из которых впоследствии был создан Народный комиссариат государственной безопасности (далее НКГБ).

Эта реорганизация прошла и в Эстонии в марте-апреле 1941 года.

Решение об аресте в большинстве случаев принимали оперативные работники ГУГБ или НКГБ на местах, а их начальники утверждали принятое решение.

Утверж¬дением решений занимались Народный комиссар внутренних дел Борис Кумм, на¬значенный в феврале 1941 года Народным комиссаром государственной безопас¬ности, или его заместитель Алексей Шкурин.


Аресты производились с разрешения прокуратуры ЭССР (прокурор Каарел Паас или его заместитель по особым делам Сергей Никифоров и прокуроры его отдела по специальным делам) или с разреше¬ния военной прокуратуры войск НКВД Прибалтийского округа (военный прокурор Палкин).

Те же органы утверждали обвинительное заключение. Уездные прокуроры также соглашались утвердить обвинительное заключение и передать его в суд.

Прокуроры особого отдела прокуратуры ЭССР участвовали в работе трибуналов в качестве обвинителей. Арестованных обвиняли, в основном, по различным пун¬ктам статьи 58 уголовного кодекса РСФСР.

Довольно часто обвинение было основано не на конкретных действиях, а на общей профессиональной или общественной дея¬тельности обвиняемого и на его участии в общественных организациях.

Большая часть решений вынесена военными трибуналами разного рода.

В Эсто¬нии действовали военные трибуналы Прибалтийского округа войск НКВД, к тому же приговоры в отношении граждан Эстонии выносили военные трибуналы на же-лезной дороге, Прибалтийского особого военного округа, 8-й Армии Вооруженных сил СССР, Балтийского флота и другие. Арестованных, которых сразу после ареста увозили в Ленинград или Москву, судили военные трибуналы в этих городах.

Если в 1940 году НКВД арестовал почти 1000 граждан и жителей Эстонской Республи¬ки, то за 6 месяцев в 1941 году НКВД и НКГБ уже арестовали около 6000 человек!

По имеющимся данным, из числа арестованных в 1940 году, по крайней мере, 250 человек были казнены, а по меньшей мере 500 – умерли в заклю¬чении; из арестованных в 1941 году более 1600 были казнены, и почти 4000 умерли в заключении.

Политика СССР была направлена, в основном, против элиты эстонского обще¬ства: арестовывали политиков местного и национального уровня, видных деятелей экономики и финансов, военных, активных членов Кайтселийта, зажиточных хуто¬рян, профессионалов и других.

Справка: "Союз обороны, Ка́йтселийт (эст. – добровольческое военизированное формирование в Эстонии. Наряду с Вооружёнными силами Эстонии входит в состав Сил обороны Эстонии."

Принудительное перемещение эстонских мужчин

в Советский Союз в июле и августе 1941 года


Эстония была единственной территорией, оккупированной СССР в 1939-1940 го¬дах, которую не захватили немецкие войска к началу июля 1941 года.

Эстонских мужчин, родившихся в 1919-1922 годах, собрали 2-4 июля 1941 года и отправили в Россию под предлогом мобилизации в Красную Армию.

Резервистов эстонской армии, родившихся в 1907-1918 годах, та же участь постигла 22-27 июля. Резервистов на Сааремаа, родившихся в 1907-1922 годах, собрали для отправки в Рос¬сию 1-3 августа.

Офицеров эстонского резерва и военных чиновников собрали 8-16 августа.

Резервистов 1896-1906 и оставшихся призывников 1919-1922 годов рожде¬ния собрали 20 августа. Годных к строевой службе мужчин 1896-1906 годов рождения собрали 21 августа, а 462 железнодорожника, которые до этого были освобождены от призыва, призвали 24 августа.

Разумеется, мужчин собирали и отправляли в Россию только с тех территорий, которые еще были под контролем Красной Армии.

Общее количество мужчин, собранных в июле и августе 1941 года оценивается в 50 000, из которых 32-33 тысячи были отправлены в СССР.

Около 3000 человек погибли на пути в СССР.
 



Принудительная эвакуация граждан и жителей Эстонии

в Советский Союз летом 1941 года


Примерно 25 000 человек, в основном, граждане Эстонской Республики, были эва-куированы в СССР летом 1941 года. Промышленные предприятия, общественные организации и государственные учреждения, сельскохозяйственные предприятия, транспортные предприятия и т.п. эвакуировались в СССР вместе с оборудованием, имуществом и персоналом.

Многие из эвакуированных ехали в СССР добровольно (члены партии, так называемые "активисты" и члены их семей). Также от немцев в СССР бежали примерно 2000 эстонских евреев. Тысячи людей эвакуировались на¬сильно, под страхом ареста или расстрела.

Убийство граждан и жителей Эстонии в течение лета и осени 1941 года

сотрудниками НКВД и НКГБ, истребительными батальонами НКВД, отступающими частями Красной Армии и Балтийского флота

Более 2000 гражданских лиц было убито в Эстонии с июня по октябрь 1941 года.

В это число входят почти 100 так называемых "лесных братьев" (эстонские парти-заны-патриоты), которые оказывали вооруженное сопротивление отступающим ча¬стям НКВД, НКГБ и Красной Армии, и потому можно считать, что они пали на поле битвы.

Вот лишь несколько примеров: 11 узников вильяндиской тюрьмы были казнены во дворе тюрьмы 8 июля 1941 года.

В ночь на 9 июля 1941 года 198 заключенных, которых невозможно было перевезти в СССР из-за быстрого наступления немецких войск, были казнены в Тарту. 9 июля 1941 года были казнены 6 человек в Лихула и 11 в Хаапсалу.

Более 100 человек были казнены на острове Сааремаа в сентябре 1941 года, боль-шинство из них в Курессааре, по приговору военного трибунала Штаба береговой охраны Балтийского района.

Однако большинство из казненных были убиты отсту¬пающими истребительными батальонами НКВД и частями Красной Армии.

Но главное место в числе других совершенных ими преступлений против народов Эстонии конечно занимает активное проведение ими так называемой "Июньская депортации"

В современной постсоветской истории вопрос депортаций, организованных властями СССР с 22 мая по 20 июня 1941 года с западных приграничных территорий страны – присоединённых в результате "польского похода РККА" сентября 1939-го года и дальнейшего присоединения прибалтийских республик к СССР хотя и оживлено последние 20 лет осуждается, но ни к каким однозначным выводам, ни историки, ни тем более политики так и не пришли.

Для лиц, не владеющих темой этого вопроса, сообщу, что общая численность высланных и арестованных составила по данным московского общества Мемориал от 200 до 300 тысяч человек.

Депортации затронули не только население Эстонии но и Латвии, Литвы, Белоруссии, Украины и Молдавии.

Само выселение происходило в рамках кампании советских властей, официально именовавшейся "очисткой" от "антисоветского, уголовного и социально опасного элемента" и членов их семей.

И по мнению большинства историков, за исключением только российских, являлось преступлением против человечности в виде "широкомасштабного и систематического нападения на любых гражданских лиц, если такое нападение совершается сознательно" либо трактуется ими как акт геноцида.

Российские же историки и особенно псевдо историки, из числа нынешних борцов против искажения российской истории, приходят к мысли что "депортация" была актом излишнего гуманизма Советской власти.

А надо было бы сразу всех под пулеметы или на баржи, и утопить в Балтийском море!

Сама депортация производилась в соответствии с "Директивой НКВД СССР о выселении социально-чуждого элемента из республик Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии и Молдавии", подписанной Народным комиссаром внутренних дел СССР Лаврентием Берия.

Выселению подлежали следующие категории лиц (согласно советским документам):

• участники контрреволюционных партий и антисоветских националистических организаций;

• бывшие жандармы, охранники, руководящий состав полиции, тюрем, а также рядовые полицейские и тюремщики при наличии компрометирующих документов;

• помещики, крупные торговцы, фабриканты и чиновники буржуазных государственных аппаратов;

• бывшие офицеры и белогвардейцы, в том числе офицеры царской армии и офицеры, служившие в территориальных корпусах Красной Армии (образованных из частей и соединений бывших национальных армий независимых государств Литвы, Латвии и Эстонии после их включения в состав СССР);

• уголовники;

• проститутки, зарегистрированные в полиции и продолжающие заниматься прежней деятельностью;

• члены семей лиц, учтенных по пунктам 1-4;

• члены семей участников контрреволюционных националистических организаций, главы которых осуждены к высшей мере наказания (ВМН) либо скрываются и перешли на нелегальное положение;

• бежавшие из бывшей Польши и отказавшиеся принимать советское гражданство;

• лица, прибывшие из Германии в порядке репатриации, а также немцы, зарегистрированные на выезд и отказывающиеся выехать в Германию.

Что касается Эстонии, то там проведение операции в Эстонии проводилось посредством "троек" (комиссий в составе трёх человек).

В состав главной тройки ЭССР вошли народный комиссар госбезопасности ЭССР Борис Кумм, Народный комиссар по внутренним делам Андрей Мурро и I секретарь ЦК КПЭ Карл Сяре.

Справка: Сяре Карл (в России – Карл Янович) (1903 –?). Из семьи тартуского рабочего. Подростком (с 1917) участвовал в Тарту в создании молодежных организаций, считающихся предшественницами комсомола Эстонии.

В 1921 уехал в Россию, учился на рабфаке, затем в Ленинградском университете, которого не окончил.

В 1925-27 на коммунистической работе в Китае, был там арестован и полгода провел в тюрьме.

С 1927 член КПЭ; до июля 1928 – секретарь Эстонской секции ЦК ВЛКСМ, потом на подпольной работе в Эстонии под вымышленной фамилией.

В начале 1930-х арестован и, при обмене политзаключенными, отправлен в СССР.

Как представитель Исполкома Коминтерна, в конце 1930-х находился в Норвегии, где руководил Организационным бюро ЦК КПЭ.

В Эстонию прибыл весной 1940 (в конце того же года для его избирателей была придумана легенда, будто в течение 1930-х Сярэ все время работал в эстонском подполье, а в 1938 легализовал себя на основании закона об амнистии и после этого два года находился в ссылке).

12 сентября 1940 вошел в бюро ЦК КПЭ и стал первым секретарем ЦК. Депутат Верховного Совета СССР (1941).

В июле-августе 1941 председатель Республиканского комитета обороны. Был оставлен в подполье для организации вооруженного сопротивления немцам, перешел на их сторону.

Последние сведения о нем получены в 1943 из Копенгагена, где Сяре выступал свидетелем на одном судебном процессе (дело об убийстве одного из членов Оргбюро КПЭ по распоряжению Москвы; следствие по этому делу было начато датскими властями еще до оккупации Дании;

приговоренный к пожизненному заключению убийца был после войны выдан Советскому Союзу и там расстрелян).

Примерно до 1972 имя Сяре в советской печати было под запретом.

В соответствии с планом, депортируемых собирались отправлять по следующим направлениям:

Старобельский лагерь в восточной Украине (Ворошиловградская область) – 4665 человек.


Усольлаг – Усольский исправительно-трудовой лагерь в Пермском крае – туда направить 691 человека обвиненных тройками НКВД в принадлежности к "криминальным элементам".

Члены семей, подлежащие депортации (9115 человек), направить в Алтайский край.

13 июня 1941 года на основании приказа из Москвы поступил и конкретный план о депортации из Эстонии 11 102 человека.

Депортация или так называемая "насильная эвакуация" проводилась в ночь с 13 по 14 июня (пятница-суббота) 1941 г...

13 июня днём был дан приказ всем учреждениям предоставить все свои транспортные средства в пользование милиции.

Вечером на заранее оговоренные места стали собираться люди посвященные в дело. Из присутствующих составили "бригады" по 4 человека, главными в которых были как правило люди из органов безопасности.

Бригадам были выданы инструкции и необходимые бумаги: списки арестуемых и депортируемых, бланки конфискации имущества и т. п

14 июня, между 1 и 2 часами ночи, одновременно по всей Эстонии, группы, проводящие депортацию, начали свою работу.

Спящих, будили и им сразу зачитывалось постановление, на основании которого их объявляли арестованными или подлежащих ссылке.

Никаких судебных решений не было.

Квартиры и здания подвергались досмотру. С собой позволялось взять не более 100 килограмм вещей.


Через пару часов после начала депортации к вагонам, ждущим на запасных путях железнодорожных станций, прибыли первые машины.

Всего к операции было приготовлено 490 вагонов.

Такие вагоны стояли на станциях: Таллин, Пяэскюла, Хаапсалу, Кейла, Тамсалу, Нарва, Печоры, Валга, Тарту и Йыгева.

В вагоны с обозначением "А" помещались все главы семей, члены их по указанию НКВД-НКГБ с отметкой в личном деле грузились в вагоны с обозначением "B".

Людей, находящихся в списках арестованных или депортируемых, продолжали разыскивать до утра 16 июня 1941г.

А вот сводная таблица. Список эшелонов

Nэш дата Ст.отпр.жд Численность Прибытие дата обл

286 17.06 Таллин 781 Новосибирск 23.06 Новосибирская

287 20.06 Таллин 786 Новосибирск 04.07.

288 18.06 Валга,Петсери 1351 Чаны 28.06. Новосибирская

289 17.06 963 Каргат 23.06. Новосибирская

290 18.06 Таллин 994 Старобельск 23.06. УССР

291 19.06 1666 Бабыкино 19.06 Тульская

292 18.06 1028 Старобельск 23.06. УССР

293 18.06 1191 Котельничи 22.06. Кировская

294 18.06 1112 Киров 23.06. Кировская

04.07 Таллин 144 Шониха Казанской

Итого 10016

Примечание эш. N290

994 – принято в Таллине и сдано в Старобельский лаг., затем тем же эшелоном отправлены в Севураллаг

Примечание эш. N292

Старобельский лаг.; после сдачи эш. отправлен на ст.Тавда в Севураллаг

Численность высланных в мае-июне 1941 г.

Регионы

расселения эшел. расселен расселен

Кировская обл., всего ссыльнопос 2303 2049

Новосибирская обл. всего ссыльнопос. 3881

1619

Регион расселения

неизвестен 144

Суммарное число ссыльнопос 6328 3668

Число эшелонов с ссыльнопос 7 11

В лаг. военопленных

Число. Чел. 3688 3425

Число эшел. 3 4

Куда переведены Карлаг, Сиблаг, Воркутлаг, Севураллаг, Краслаг; +Норильлаг

Уголовники Чел. 1238

Эшелон. 2

Всего выслано, чел. (по эшел. данным) 10016 17501

Судьба депортированных

Депортация производилась эшелонами в составах, оборудованных по-летнему для людских перевозок

В каждом вагоне группы "B" было по 30 человек. В пути следования по жел. дороге заключенные группы "B" получают бесплатно один раз в сутки горячую пищу и 800 грамм хлеба на человека. Для громоздких вещей на каждый эшелон выделялось по 2 товарных вагона.

Сначала "А" и "В" вагоны ехали в составе одного эшелона, но через какое то время первые вагоны были отцеплены и отправлены в лагеря принудительной работы.

Большинство арестованных из "А" вагонов направили сначала в Старобельский и Юхновский лагеря а также в Верхотурский ЛП (Свердловская область), небольшая часть сразу же была отправлена в тюремные лагеря Кировской области.
 



(фото одного из погибших эстонцев)

В конце 1941 года в военных лагерях стали действовать комиссии по расследованию, которые проводили допросы и выносили смертные приговоры на местах. На основании таких приговоров многие заключенные были расстреляны

К концу 1941 года в системе ГУЛАГа находилось более 7000 эстонцев, 3200 которых были направлены в лагеря в результате июньской депортации.

К концу следующего, 1942 года, это число уменьшилось на 1600 человек – примерно до 5000 человек.

Женщин и детей из вагонов "В" отправили на поселения в Кировскую, Новосибирскую, Омскую и Томскую области а также в Алтайский и Красноярский край.

По мнению эстонского историка П. Варю, судьба депортированных сложилась следующим образом:

погибли – 3873 человека, без вести пропали – 611, с неясной судьбой – 110, бежали – 75, освобождены – 4631.



Таким образом, смертность среди заключенных составила менее 60%. Среди ссыльных же смертность равнялась примерно 30%.

А уже 17 июня 1941 года народный комиссар госбезопасности СССС Всеволод Меркулов предоставил Сталину, Берии и Молотову итоговый отчёт под номером 2288/М, в котором было сказано что всего из Эстонии было депортировано 9146 человек, из которых 3173 были арестованы и 5978 отправлены на поселения.

Сам отчет тоже представляет интерес и я тут хотя немного и забегая наперед приведу его полностью.

"Докладная записка НКГБ СССР N2288/М в ЦК ВКП (б), СНК СССР и НКВД СССР об итогах операции по изъятию антисоветского, уголовного и социально опасного элемента в Литве, Латвии и Эстонии

17 июня 1941 г.

Подведены окончательные итоги операции по аресту и выселению антисоветского, уголовного и социально опасного элемента из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР.

По Литве: арестовано 5664 человека, выселено 10187 человек, всего репрессирован 15851 человек.

По Латвии: арестовано 5625 человек, выселено 9546 человек, всего репрессирован 15171 человек.

По Эстонии: арестовано 3178 человек, выселено 5978 человек, всего репрессировано 9156 человек.

Всего по всем трем республикам: арестовано 14467 человек, выселено 25711 человек, всего репрессировано 40178 человек.

В том числе по трем республикам:

а) активных членов контрреволюционных националистических организаций арестовано – 5420 человек, выселено членов их семей – 11038 человек;

б) бывших охранников, жандармов, полицейских, тюремщиков арестовано – 1603 человека, выселено членов их семей – 3240 человек;

в) бывших крупных помещиков, фабрикантов и чиновников бывшего госаппарата Литвы, Латвии и Эстонии арестовано – 3236 человек, выселено членов их семей – 7124 человека;

г) бывших офицеров польской, латвийской, литовской, эстонской и белой армий, не служивших в территориальных корпусах и на которых имелись компрометирующие материалы, арестовано – 643 человека, выселено членов их семей – 1649 человек;

д) членов семей участников контрреволюционных организаций, осужденных к ВМН, арестовано – 27 человек, выселено – 465 человек;

е) лиц, прибывших из Германии в порядке репатриации, а также немцев, записавшихся на репатриацию и по различным причинам не уехавших в Германию, в отношении которых имеется компрометирующий материал, арестовано – 56 человек, выселено – 105 человек;

ж) беженцев из бывшей Польши, отказавшихся принять советское гражданство, арестовано – 337 человек, выселено – 1330 человек:

з) уголовного элемента арестовано – 2162 человека;

и) проституток, зарегистрированных в бывших полицейских органах Литвы, Латвии и Эстонии, ныне продолжающих заниматься проституцией, выселено – 760 человек;

к) бывших офицеров литовской, латвийской и эстонской армий, служивших в территориальных корпусах Красной Армии, на которых имелся компрометирующий материал, арестовано – 933 человека, в том числе: по Литве – 285 человек, по Латвии – 424 человека, по Эстонии – 224 человека...
 



Возвращаемся теперь в июнь 1941 г.

В июне 1941 года из Эстонию через Нарву и Изборск было отправлено 9 эшелонов (N286-294) в которых находилось в общей сложности 10 016 человек.

Для депортируемых из Эстонии было подготовлено 490 вагонов, из них вагонов 415 (85%) были пассажирскими и 75 (15%) грузовыми – - приблизительно по 22 человека на один пассажирский вагон.

Депортированные были отправлены в район Новосибирска (233 вагона), Кирова на севере России (120 вагонов), Бабынино (57 вагонов) и Старобельска (80 вагонов).

14 июня 1941 года более 10 000 человек (по некоторым данным 10 861) были де-портированы из Эстонии целыми семьями. Среди них было свыше 5000 женщин и более 2500 детей младше 16 лет.

А в заключение я подаю документальное свидетельство очевидца этих событий.

Родного сына командарма Якир П.И., который как раз отбывал наказание, в это же время, в СЕВУРАЛЛАГЕ.

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=7786

И вот что он пишет о заключенных их Прибалтики:

"В начале июня 1941 года во всех прибалтийских республиках происходило массовое выселение. Части особого назначения НКВД по заранее приготовленным спискам арестовывали людей из буржуазных семей: мелких лавочников, служащих учреждений, бывших дворян, бывших сотрудников полиции. Каждому разрешалось взять с собой 16 килограммов вещей, включая сюда и продовольствие.

Семьи разделяли – мужчин и женщин везли отдельно; в пульмановский товарный вагон заталкивали по 60 человек.

Из Риги, по словам прибывших, было отгружено 12 эшелонов; из Таллина и Вильнюса примерно столько же.

К началу войны почти все эти эшелоны прибыли в районы Горького и Перми, а к 1 июля они стали прибывать в Уральские и Североказахстанские лагеря.

Питание во время этапа было очень плохое, и когда эшелоны разгружали, люди еле-еле выходили из вагонов.

К нам, в 7-ое отделение Севураллага, прибыли два эшелона из Риги, один из Таллина и один из Вильнюса.

Все прибывшие по нашим представлениям были одеты как "короли": прекрасные костюмы, ботинки, пальто. Очень быстро они были приведены в надлежащий вид.

Им, например, продавали мешочки с сахаром, в которых сахар был только сверху, а под ним находился речной песок.

Прибалты были очень доверчивыми людьми, не привыкшими к надувательству.

Через месяц они все ходили в лагерном обмундировании третьего срока и ползали по помойкам.

Помню, как секретарь президента Литвы, обессилев, не мог выбраться из мусорного ящика, куда он залез за тухлыми рыбьими головами.

В октябре месяце всем прибалтам объявили решение ОСО: каждый из них был осужден на 10 лет.

Обвинение у всех было одно – КРД. Особо разговаривать мне с ними не приходилось, но я помню, что они презирали русских за бескультурье и нищенскую жизнь...".


(конец ч. 17)
 

 

 Комментарии

Комментариев нет