РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Присоединение Крымского ханства к Российской империи и современная геополитика Гл. 28 ч.2

2447 просмотров

Работаем с документами.....

ч. 2

РАБОТА С ДОКУМЕНТАМИ

Прежде чем продолжить наше повествование об истории присоединения Крымского ханства к Российской империи, я хочу вначале рассказать об источнике публикуемых тут исторических документов.

Это книга "Присоединение Крыма к России" (в 4 томах) изданный в Санкт-Петербурге в период с 1885-1886 года. Автором этой книги является Дубровин Николай Федорович.
 



Когда он начал составлять свою книгу то был всего лишь адьюнктом, а закончил службу в звании генерал-лейтенанта.

Биография Дубровина Н.В. такова. Окончив артиллерийскую академию, служил в артиллерии.

В 1868 году был прикомандирован к главному штабу для военно-исторических работ. В 1882 году назначен членом военно-учебного комитета при главном штабе. С 1886 года – член Академии Наук, с 1893 года – непременный ее секретарь.

Научно-литературная деятельность Дубровина началась статьями в "Артиллерийском Журнале" и повестью "Ум для света" (в "Рассвете").

Позже он посвятил себя изучению, главным образом, русской военной истории, впервые дав, на основании архивных материалов, описание войн 1812 г., кавказских и крымской.

Благодаря его книге мы и имеем теперь возможность не тревожа зря по-прежнему недоступные российские архивы получить науки все интересующиеся нас документы.
 



Теперь, переходим к изложению нашей истории. И если взять в руки, что школьный учебник, что учебник истории для вузов, то все события посвященные присоединению Крыма там показаны в крайне сжатой форме

1777-1778 года под давлением военной силы крымским ханом избран Шагин Гирей вместо неудобного Петербургу Девлет Гирея IV

1779, 21 марта (10 марта ст. ст.) – подписана Айналы-Кавакская конвенция, подтверждающая условия Кючук-Кайнарджийского мира

1781 г., осень – бунты крымских татар, спровоцированные Турцией, подавлены русскими войсками

1783 г. 19 апреля (8 апреля ст. ст.) – издан манифест о присоединении Крыма к России

И в этой "сжатости", как раз и сокрыта та "великая тайна" отрытой аннексии Крымского ханства Российской империи случившаяся в 1783 году. Что в свою очередь и явилось непосредственно причиной новой русско-турецкой войны.
 



И эти, скрытые от нас временем и закрытыми историческими архивами, важные исторические события в частности события 1778 года, за последние 200 лет так бросили легендами и противоречивым толкованием, что со стороны официальной российской пропаганды начиная с 1991 г. усиленно "защищающие" интересы русских в Крыму, что со стороны общественного движения крымско-татарского народа который возвратился с мест высылки на родную землю и уже там продолжающего борьбу за восстановления утраченной Крымом государственности.

Наличие в составе Украины, так называемой "Автономной республики Крым", это есть ничто иное, как временная полумера, направлення для снижения накала политических страстей, но и она как показывают события уходящего 2011 года, уже недостаточно сдерживает противоборствующие стороны от новой попытки силового решения вопроса.

Поэтому если мы самостоятельно пытаемся объективно разобраться в этих событиях, то без изучения хотя бы нескольких, самых важных документов, обойтись ну ни как невозможно.

Поэтому я и озаглавил эту и следующие 2 части этой главы как "работа с документами".

И поэтому, давайте, усевшись удобно перед монитором вашего компьютера и посмотрим на ряд документов содержащихся сначала во втором томе вышеназванной книги Н.Дубровина и потом и в следующих. И при этом попытаемся понять их содержание.

Но, вначале разрешите представить новее историческое лицо: Стахиев, Александр Стахиевич - посланник в Константинополе т.е. правая рука Екатерины Второй при решении вопроса с аннексией Крымского ханства.

Его биография такова. Сын священника церкви Знамения в Сарской мызе Имп. Екатерины I, родился 5 августа 1724 г.; в 1744 г. поступил на службу в коллегию иностранных дел и в 1745 г. причислен к миссии в Стокгольме, где служил сперва при бароне Люберасе, потом при бароне Корфе, а с 1748 г. – при графе Н. И. Панине, которому он и обязан своим служебным опытом вообще в дипломатическим в частности.

В 1758-1775 гг. был советником посольства и (с 1764 г.) – резидентом в Стокгольме; 23 ноября 1775 г. был пожалован в статские советники и назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Константинополь, где в 1778 г. он едва не погиб во время вспыхнувших там волнений; в 1779 г.

С. много содействовал для подготовки присоединения Крыма к России и добился разрешения свободного плавания для русских судов по Черному морю; за эти труды Императрица Екатерина пожаловала ему (1779 г.) 1000 душ в Белоруссии и орден св. Станислава.

Отозванный из Константинополя 21 января 1781 г. Высочайшим указом и замещенный Я. И. Булгаковым, С. получил на подъем 4000 руб. и впредь до определения "к другому делу" – по 2000 руб. в год. Булгаков прибыл в Константинополь 27 июля, но C. выехал лишь 9 октября.

В 1784-1793 гг. он числился "не у дел" в коллегии иностранных дел, а в 1792 г. был предводителем дворянства в г. Рожествене (ныне упраздненном) С.-Петербургской губернии. 1-го февраля 1785 г.

С., по предложению княгини Е. Р. Дашковой, был избран в члены Российской Академии, каковым состоял до своей смерти, последовавшей 11 или 12 апреля 1794 г. С 29 октября 1782 г. по апрель 1784 г. С. был русским секретарем Вольного экономического общества.
 



Донесение посланника Стахиева – императрице Екатерине II

(выдержка)

19-го января 1778 г. Пера.

Всепресветлешая, державнийшая, великая государыня им¬ператрица и самодержица всероссийская, государыня всемило¬стивейшая! Въ рабской моей при семъ въ дубликате следующей реляции, я хотел честь вашему императорскому ве¬личеству всеподданнейше предварительно донести, коимъ образом я приступил к исполненью изображенная во всемилостивейшем за собственноручным вашим подписаньем ре¬скрипте от 10-го числа ноября прошлого года всевысочайшаго повеления о подати Порте Оттоманской ответного мемориала на ея мне врученный 15-го шля, а здесь должностью...

Встреча с французским посланником Леба.

Почему того-же дня пригласил его к себе; он мне объявил, коимъ образом по полученному пред недавним временем от своего двора указание, он на сих днях наведавшись у турец¬кая министерства, въ каком положенш его негоцьацья со мною находится, советовал именем своего двора Порте соответствовать миролюбивым вашего императорского величества сентиментамъ и кончить полюбовно свои споры со всевысочайшимъ вашим двором, ие доводя оных до военной крайности; и турецкое министерство, принять съ должным признаниемъ оный советъ, уверяло, что оное съ своей стороны всеми мерами о томъ старается и готово исполнить все, что Порте по трактату подлежитъ и сходственно съ ея закономъ, но что со стороны всевысочайшаго двора требуется отъ Порты признанье крымскимъ ханомъ Шагинъ-Гирея не токмо вопреки их закона и самого мирного трактата, но и против желанья всего татар¬ская народа и наконец, спрося у оного поверенного въ делах, поколику оный советъ преподается съ ведома и согласья всевысочайшаго вашего императорского величества двора?

И получа въ ответь, что хотя именно ему отъ своего двора того не ска¬зано, однакожь думает, что всевысочайший двор имел съ его двором сношенье.

Министерство потом вручило ему письменную дедукцию своих жалоб для отправленья, которую он к. сво¬ему двору уже и отправил.

В. заключенье такого сообщенья леченный Леба изъявлял, что его двор всеусердно желает вскоре видеть полюбовно развязанными и вершенными все рас¬при и недоразуменья и мирную тишину утвержденною между обеими высокими империями к удовлетворенью взаимная их желанья, а о новом претыканьи въ признанье Шагинъ-Гирея оказывал свое сожаленье, вызываясь, что по его представлении трудно преодолеть турецкую к тому претительность; мои-же противу того доказательства слушал только со вниманьем без всякого съ своей стороны произглашешя.

Из оного ваше императорского величество пространнее всевысочайше усмотреть соизволите, что оная Порта на вспоиожеше татарским бунтовщикам указала неукоснительно въ Крымъ отправить 8 кораблей и 20,000 человек сухопутного войска, кроме того, что на будущую весну у Измаила собирает не токмо все свое азиатское и европейское полевое войско, но и 30,000 закомплектныхъ людей, определяя сераскером над оным войском Абдулагъ-пашу.

А въ заключение всего вышеписаннаго, принимаю смелость всенижайшее повергнуть под литерою I на всевысочайшее ва¬шего императорского величества усмотреше и записку разных публичных до меня дошедших известий, после держанного у Порты генерального совета прошлого декабря 23-го дня.

Впрочем, со всеглубочайшимъ респектом пребываю и проч.

Письмо начальника турецких судов Гаджи-Мехмета – князю Прозоровскому.

Пред сим Порта Оттоманская съ двором Российским заключили въ трактате четвертым пунктом ясно: чтоб та¬тары были вольные, чтоб ни отъ Порты Оттоманской, ни отъ Россш не делать имъ пригЬснетя и вмешательства, когда они кого въ джингинской фамилии выберут въ ханы, и чтоб также и свержение было въ их воле, что всем ясно и явно.

Но теперь въ области Крымской называющейся владельцем Шагинъ-Гирей-султанъ, въ противность магометанскому закону и правам, насильствовалъ требовашями чрезвычайных виду- могъ.

Почему вся Крымская область противу него восстала и его свергает, а находившегося въ Румелш светлейшего Селимъ-Гирей-хана призвала сюда и по прибыли его приняла въ ханы, о чемъ ужь Порте Оттоманской и магзарами предста¬вила, отписав о семъ предположении своем и к вам, приятель.
 



Но вы, не принимая ея о томъ словъ, располагаетесь так, чтоб Шагинъ-Гирея, конечно, приняли въ ханы, и ужь до трех месяцев есть как съ сею областию производите войну, грабя народныя имущества, сжигая дома и истребляя фамилии. Будучи недовольны и сим пос¬лали арнаутовъ въ горы, где более уже четырех тысяч убито младенцев и искоренены целые два повита, что ясно и мы знаем; а всему свету известно, что нельзя въ вольной земле насильно поставить хана, а вы народ, который его не хочет, принуждаете к принятии и чрез одно то проливаете кровь уже три месяца.

Есть-ли где такое въ целом свете и изъясиено-ли это въ пунктах мирного трактата? таковое действие оному про¬тивно, что и ясно.

О семъ и чтоб действовашия ваши оставлены, а порядок утвержден были, писано отъ посторонних держав его Сеятельству Фельдмаршалу Румянцову.

Ныне-жь о крымкихъ бедных обстоятельствах и о удивительном вашем повступлении въ противность мирному трактату, как для принятнаго у вас спрошешя и узнашя вашего на то ответа, так и объяс¬нять все то Порте Оттоманской доверен я, будучи сделан главным командиром на высланных сюда отъ нея кораблях, а прежде меня прибывшие на гальонахъ два капитана, хотя уже писали о томъ к вам и съ нарочными людьми, но никакого въ ответе вашем не получили основательного решения.

Почему уже я принужден спросить у вашего сиятельства, надеясь, когда то так, что почитаете вы трактат мирный, заключенный обоими дворами, то излишня действовавший оставите и о преположенш своем справедливый ответ мне сделаете, для чего и сие дружеское письмо посылаю.

А по получении оного, когда по¬читаете вы мирные заключения, то скажите мне самую справед¬ливость ваших намерений; еже, как доверенный к сему, до¬носить имею своему двору и потому, что на то получу и действовать буду.

О точных преположешяхъ ваших ожидаю дру¬жеское ваше уведомление, ибо я к тому доверен, о чемъ да будет известно вашему сиятельству.
 



Письмо князя Прозоровского – Гаджи-Мегметъ-аге.

19-го января 1778 г.


Почтенное вашего превосходительства письмо получил я чрез присланного отъ вас чегодаря, и что лежит до вечного мира между двумя высочайшими империями, то съ моей стороны соблюдается оный во всем свято и ненарушимо, а что некото¬рые предатели общага благосостояния, из крымескихъ татар, восстали противу своего законного правительства и дерзнули атаковать и войска, мною иредводимыя, то моглось победонос-ное российское оружие оставить сие без справедливого мщения и не долженъ-ли и я был темъ-же имъ отвечать, ...

Известно Блистательной Порте, что по единодушному согла¬сно всею вольною татарскою области призван, избран и утвержден ханомъ его светлость Шагинъ-Гирей, а затбмъ по кредставленнымъ к всевысочайшему моему двору отъ всей-же вольной татарской области магзарамъ, согласно съ доброю их волею, признан светлейше Шагинъ-Гирей въ семъ достоинстве, о чемъ и надеюсь и вы, мой приятель, не безызвестный.

А посему не могу и я иного въ сей степени признавать ханомъ, ибо и на основании мирного постановления, кажется мне, тех. долж¬ны мы признавать крымскими ханами, которые отъ всего татар- скаго общества избираемы, как и светлейший Шагинъ-Гирей, а тех, кои предателями благосостояния и явными разорителями отчизны провозглашаемы будут прямыми нарушителями и особливого между Российскою Империею и татарскою области единого и мирного между Российскою Империею и Портою Оттоманскою торжественно утвержденного трактатов, почему, приятель мой, часть мятежников из крымскихъ татар не составляют полной области и достойны они отъ всех и всякого презрения.

Сие по следствие союза между двумя высочайшими дво¬рами из почтешь к персоне вашей, сказав вам, приятелю моему, не остается мне более входить ни въ какая съ вами трактованияя, яко не имею на Сие никакого уполномочия отъ высочайшего моего двора, а подчинен я начальствующему мной г. генералъ-Фельдмаршалу и разных орденов кавалеру графу Пе¬тру-Александровичу Румянцову – Задунайскому, к которому и отнес почтенное ваше.
 





Рапорт князя А. Прозоровскаго -князю Г. А. Потемкину.

20-го января 1778 г. Акмечеть.


Из подносимой коши рапорта моего, отправлениаго к графу Петру Александровичу тот же самый день, когда при¬былъ ко мне полковник Денисов, ваша светлость усмотреть изволите, коль нужно мне полное решете против объявленной г. Денисовым высочайшей монаршей воли.

Но как может быть не получу я скоро отъ его сиятельства полной резолюции, то и осталось мне поспешить съ донесениемъ сего и вам, милостивому моему благодетелю.

Если, по словам г. Денисова, есть монаршие виды на завладение Крымом, удостойте, милостивый государь, предварительным меня наставлетемъ, как я и въ прежнем письме упомянул, как мне тогда обойтиться съ ханомъ и чемъ его обнадеживать, дабыбъ, наконец, знал и он чемъ ему себя содержать будет по состоявшего, равно и съ обсевшими уже татарами, как тогда поступить?

Мне кажется, тогда можно обнародовать имъ манифест, что ея императорское величество, въ наказаше всех их продерзостей и преступлении против себя, берет Крымъ въ вечное поддан¬ство, а ихъ из милосердия отпущаетъ въ Бессарабию или на Кубань, куда двор заблагоразсудитъ и так бы всех ихъ и вывести отсюда.

На все нижайше прошу поспешить милостивым вашей светлости наставлешемъ и предварешемъ о настоящем на Сии плане высочайшего двора, чего ожидая пребуду вечно съ совер- шеннымъ почиташемъ и непоколебимою преданности и проч.

Р. С. На позволите, если то так выводить отсюда христиан, осмелюсь вам, светлейший князь, доложить, что когда Крымъ возьмется въ подданство, то как и въ первом письме упомянулъ, они будут первые здесь жители, почему кажется и; выводить ихъ отсюда бы уже незачем.
 



. Письмо графа П. А. Румянцова – верховному визирю Мегметъ-паше

24-го января 1778 г.


Почтеннейшее вашего сиятельства письмо съ приложешями двумя имелъ я честь получить через нарочного курьера отъ превосходительного господина Эенъ-Мегмедъ-паши, очаковскаго губернатора отправленное, и находя съ особливым удовольствием расположение Блистательной Порты, совершенно соот¬ветствующее дружеским намерениям всевысочайшаго Импе¬раторскаго Российского двора, не оставил я о томъ к подножки трона ея императорского величества всеавгустейшей и всемилостивейшей самодержицы моей представить мое всенижайшее доношение, а относительно дружеских выражений о моей переписке съ препочтеннейшими вашими предместниками, свидетельствую мою благодарность и начинаю беседовать и съ вашим сгятельствомъ съ обыкновенным моим чистосердечием и откровенности.

Правило неизменяемое Российской Империи, единожды на¬всегда принятое есть то, чтоб выполнять свято свои обязательства.

Инструмента г. Петерсона по моему повеленш данный, о котором ваше Сиятельство упоминаете и ответь мой отъ 13-го мая 1775 года к препочтеннейшему Изетъ-Мегмедъ-папгЬ, тогда бывшему верховному визирю, должны быть приняты неоспоримым доказательством сей истины и особливо нашего поведешь съ Блистательною Портою въ разсужденш избрания крымскихъ ханов и духовного и политического правления та- татарскихъ народов.

Коль велико было мое удивление, как тогда Блистатель¬ная Порта признала Девлетъ-Гирея законным ханомъ и въ ио- событие ему, а татарам въ страх, явно начала настоять объунич- тоженш татарской независимости, усиливать въ Тамани гарнизонъ, подвигать свои силы съ немалым количеством артиллерии съ азиатской и европейской стороны к берегам Черниго моря и вооружать сильный флот, не взирая, что Девлетъ-Гирей не бывъ избранъ татарским народом, схватил ханство, изгнав Сагибъ-Гирея, добронамеренных к отечеству своему явно угнетал, на настоящего хана Шагинъ-Гирея, на Кубани мирно пребывающаго, вооруженною рукою напал, одного из султанов погубил, Кабарды, Российской империи принадлежащая отвращал, въ Еникольскомъ уезде российских людей пленял и убивал и иные многие прямо въ противность трактатам, сделанным Российскою империею как съ Блистательною Портою, так особливо и съ татарскою области наглые по¬ступки делалъ.

А потом Блистательная Порта, оставив мирный трактат и все дружеския о томъ съ российской стороны напоминая без выполнены, перестала платить договоренную по трактату сумму, а наконец пропуск на Черное море торговых судов и Формально отказала.

Вот прямые причины, одна за другою здесь упоминаемые, кои принудили всевысочайший российский двор обратиться ко взаимству и указать, следуя примеру самой Блистательной Порты весть свои войска въ Перекопъ и прикрыть свои границы.

Не докажут и того, чтоб войска российская соучаствовали въ избран Шагинъ-Гирея на добронамренныхъ к своему отечеству татар возложили руки, но они пребывали неподвижно и мирно въ Перекоп, равно как и оттоманния въ Тамани, когда сей хан избранъ был прежде вне Крыма отъ кочующих орд ханомъ, а после законно определенными чинами пра¬вительства и всем обществом въ Крымъ приглашен и по высылке оными Девлетъ-Гирея торжественно и въ Крыму на ханство возведен и съ обвещениемъ сего законного избрания к обоим всевысочайшимъ дворам отправлены торжествен¬ный депутации.

И хотя не упущено ничего со стороны сего хранящего закон магометанский высокостепеннаго хана и общества въ разсужденш его султанского величества, яко верховного калифа магометанского закона; но при всем томъ благоговевши депутаты татарские не были удостоены аудиенции, содержаны презрительно, а наконец и за караулом.

Сего довольно уже было для хотящих междоусобия татарского, несогласия обеих высоких держав, чтоб обнадеживая народ подкреплением сильным Блистательной Порты, подвиг¬нуть его на поднятое оружия противу своего самодержца и на убийство предостойных и безоружных чинов правительства.

О семъ точном кровопролитии мусульман препоручать я почтенному г. Стахиеву министру ея императорского величества у Блистательной Порты сообщить препочтеннейшему министер¬ству оной и внушить, что следствия из того могут быть весьма противные тому предположению, пока ему бы можно и должно было привести сие к взаимной обеих высочайших держав пользе и народа благополучью; я тут явно разумел содержание мирного трактата и именно третьего артикула оного, сход¬ственно которому я съ своей стороны употребил и употребляю все старанье, чтоб утушить пламень, вообще ихъ пожирающие, и восстановить въ Крыму желаемое спокойствие.

И я не сомневаюсь, чтоб и ваше сиятельство собственным просвещеньем узнав всю цену доброго согласья обеих высоких держав и следствия тому противные, ежели предуспеютъ вредяьцья оному, не предварили благоразумными вашими мерами к скорейшему окончанию въ Крыму, по себе не столь, как по следствиям своим опасных междоусобий кровопролитий и не отозвали из Крыму Селпмъ-Гирея бывшего хана и морских капита¬нов, значащих своею туда присылкою весьма противные дружескому Блистательной Порты расположенью, и тем боль¬ше я себя уверять должен, что почтенный г. Стахиевъ предъявил уже и на последнее предложенье всевысочайшаго двора ответь, который так как и все основаны на искренних и чистосердечных правилах дружбы.

И как потому ничто уже больше не препятствует привесить дела татарские по точности мирного трактата и по многим Блистательной Порты уверениям, уповательно, что на последшя отъ обще¬ства крымского представленья и преподано уже отъ его сул-танова величества, яко главного калифа магометанского закона,

благословенье достойному хану Шагинъ-Гирею и благона¬меренному крымскому обществу, то и остается мне ожидать отъ вашего сиятельства всепрьятнейшаго уведомленья для!принятья взаимных мер.

Что до почтенного г. Стахиева, то я съ сожаленьем вижу оказываемое к нему по делам отъ препочтеннейшаго министерства Блистательной Порты неудовольствие.

Конечно, дальнее расстоянье и не мало потребное на то время не позволяют ему иногда удовлетворять скорее ответами препочтеннейшему мини¬стерству, незнатемъ же языка чрез посредственное сношенье могут и весьма затрудняться ему способы к объяснешямъ, а по известному мне его великому тщанию, должен я вашему сиятельству уверить, что он не роняет ни во времени момента, ни по делам случая, к продолжению доброго между обеими вы¬сокими державами соглашения.

О чемъ попечете прилагать не престанетъ и пребывающие к вам съ отличным почтением".

Турецкий ответ на это письмо П. А. Румянцова.

И хотя это довольно большой документ но ознакомится с нимочень важно. Ведь в нем точно изложена позиция Турции в отношении Крымского ханства.

Записки Блистательной Порты врученной цесарскому поверенному въ делахъ 4-го февраля и. с. 1778 г.

Будучи изображено въ артикуле о независимости татарской, которая есть из наиглавнейших условий вечного мира, заклю¬ченная между высочайшею Портою и двором россшскимъ, чтобъ отныне впредь войска обеих Империй въ оное не входили, чтобъ татарская нация вся единогласно и ни отъ кого непринуж¬денно, а самопроизвольно и по собственному желанию избрала ха¬номъ крымскимъ из поколения Чингинскаго; а как оная татар¬ская нация исповедует закон мусульманский!и его величество августейший, Могущественный и великолепнейший император оттоманский, наш государь, есть нам или первосвященник мусульманский и калиф верных, а потому и должен его вели¬чество въ силу магометанского закона дела ихъ, относящиеся до оного, учреждать сам.

А въ инструменте, который доставил российский поверенный въ делах г. Петерсонъ отъ стороны двора его. единственно дабы означить и объяснить смысл или же содержаше капитуляцш, которая заключалась вкратце под словом Всепан или же закон, а оное въ существе значить сходственность закона (было сказано?), чтобъ отъ стороны его султанского величества были отправлены императорские дипломы или жалованная грамота и инвеститура тому крымскому хану, который избранъ будет татарами, чтобъ во время молении ихъ было упоминаемо его величества имя и чтобъ деньги деланы были такожь съ именем его величества, и чтобъ постановлеше судей крымскихъ было съ воли почтеннейшего кади- аскера эфенди высочайшей Порты, что учреждено и дозво¬лено было со взаимным обоих дворов согласием.

Хотя высочайшая Порта вышеизображенною конвенциею и соб¬люла совершенно и вопреки оного ничего не учинила, но напротив того двор россхйскхй, вскоре после заключешя мира, чрез посредство Щербинина, Долгорукова и других генералов, имена которых имеются записаны, такожь бригадиров н офицеровъ привлекши на свою сторону и преклоня въ свои виды Шагинъ-Гирея. который во время войны татарами был выгнан из Крыма и отиравилъ (двор) его въ Кубань съ тем, чтобъ обольстить и уговорить едисанцевъ, ногайцевъ, черкесовъ и прочия орды татарския, дав ему на вспоможение въ томъ людей и некоторую сумму деиегъ на уиотреблеше для подкупу татар, который, будучи подкрепляем двором российским, ездил ио Кубани, преклоняя татарских народ въ свои виды; однакожь не только что никто его не послушал и ему а при-томъ и убить его хотели/ и он отъ рук ихъ едва только спа¬стись мог.

Но двор российский пребывая непоколебимо въ томъ своем намерении и вопреки договора и условия придал еще вышеозначенному нетерпимому всеми татарами Шагинъ-Гирею 15,000 казаков, гусар, а съ другой стороны отделив генерала Прозоровскаго съ 35,000 войска, который съ пушками и другими военными снарядами вошел въ Перекоп, а Шагин- Гирей, також съ находящимися при себе войсками вооружен¬ною рукою иапал на Тамань и Темрюк и насильственно съ обеих сторон ввели Шагинъ-Гирея въ Крымъ, а храброго хана Девлетъ-Гирея, который избранъ был татарскою нащею, выгнали и удалили его совсймъ; а вскоре после того и большая часть из старшин крымских удалилась, а тех., кои там ос¬тались, окружив войсками, принуждали ихъ принять на ханство Шагинъ-Гирея, угрожая, что если они его не примут, то все будут побиты, а жены и дети ихъ взяты въ пленъ

В то же время, взявши насильно у них собственный ихъ печати, сами написали все то так, как имъ хотелось и печати ихъ прило¬жили, наименовав оную бумагу магзаром изъявляя въ оном единогласное ихъ соглашение о избрании въ ханы Шагинъ-Ги¬рея, въ содержавши которого был совсем уничтожен артикул касательно слова или исполнения законническаго обряда, принадлежащая его султанскому величеству и выбрав 4-хъ человек, отправили ихъ к Блистательной Порте депутатами вместе съ несколькими русскими людьми. Дороги же и проезды для входа и выхода из Крыма заграждены российскими войсками.

Вследствие чего Блистательная Порта сделала запрос находящемуся при ней российскому посланнику г. Стахиеву: что бы значил отъ российской стороны такой въ Крыму поступок ибо въ капитулящяхъ наших объяснено, что избрание хана дол¬жно быть учинено без насильства, а самопроизвольно отъ та¬таръ и не должны входить въ Крымъ ни наши, ниже ваши вой¬ска, следовательно, вступление съ толиками тысячами человек войска съ пушками и военными снарядами на крымский полуос ровъ и насильственное возведете на ханство Шагинъ-Гирея есть совсем противно нашим въ трактате условиям и обязатель- ствамъ и потому крайне непристойно и просила его, чтобъ озна¬ченные поступки были прекращены выведшем войск из Крыма и оставлешемъ татар на волю избрать въ ханы кого они пожелают, а тот, который ими избранъ и подтвержден будет (должен быть) и притом поручила ему ноту для до- ставления своему двору.

Не получая же чрез несколько месяцев на то ответа, Блистательной Порте не трудно было догадаться, что медление се происходить съ намерешемъ, дабы между темъ дала свои въ Крыму привести со всем к желаемому ихъ концу и овладеть всем Крымом, въ чемъ состоял главнейшей ихъ предмет.

Блистательная Порта съ своей стороны всегда непоколебимою пребывала въ точном наблюдении трактата, а если бы Порта захотела наблюдать равенство, как бы то и долженствовало, то бы и давно уже надлежало учинить съ своей стороны вопреки тому потребные приготовления; но она того не учинила, единст¬венно для того, чтобъ не причли ей собственные свои поступки, как было и прежде, якобы она первая начала посылать свои войска на границы и чинить разная военная приготовления и не предупредили бы въ томъ противу нас вей европейские нам дружественийшие дворы чрез свои манифесты противу самого существа дела, доколе она само по себе не учинит известным всему свету твердость Оттоманской Порты въ наблюдении сво¬их обязательству а двора российского намерение совсем про¬тивное искренности.

Блистательная ж Порта предпочла еще иметь молчите и терпите и между тем стараться дружест¬венно об оном трактовать, изыскивая и въ действо производя все те средства, могушдя прекратить означенный спор, и въ семъ намерен говорила она г. посланнику Стахиеву, имеющему по объявлению его отъ своего двора полную мочь для трактовав о семъ деле, дабы он оставил излишке переговоры и раз- суждения и приступил бы обще съ нею Блистательною Портою въ совершенное оных окончание; однакожь онъ никогда не хотел искренне к тому приступить, ниже двор его отстать как отъ явных, так и тайных своих вопреки трактата чинимых поступков, единственно пребывая въ намерен, чтобъ овладеть всем Крымом и присугубить свою власть над татарами.
 



В. исходе месяца рамазана, российских генерал, употребляя Шагинъ-Гирея своим орудием, иабралъ силою войска из магометан крымских жителей и хотел из них одеть некто- рыхъ въ солдатскш мундир, а других нарядить по-гусарски и принудить носить шляпы, что есть совсем противным закону магометанскому и поставить ихъ на основан собственных своих – войск; и сверх того хотел поставить свои войска на зимние я квартиры въ ихъ местечки и деревни и. заставить жить ихъ, вместе съ магометанами, дозволяя делать имъ всякое неблагочите, отъ чего и произошло взволновавшие всех орд татарских, живущих въ Крыму и на Кубани.

Кои собравшись толпами, прежде всего послали известить князя Прозоровскаго, что если Шагинъ-Гирей наш хан, отъ нас избранный, то просим отпустить к нам и некоторых из мурзъ, при немъ находящихся, а вас выти из Крыму, ибо пребываше ваше между нами съ толикимъ числом войска есть дело противное миру; однакожь онъ, ни мало того не слушав, повороти пушки и ружья на жителей и на народ татарский, многих из них побил, а когда народы татарские для сохранешя собственной ихъ жизни и чести принужденными нашлись себя оборонять, а чрез то и возгорелся пламень войны, съ которого времени и по ныне вообще орды въ Крыму и на Кубани, не приемлющая Шагинъ-Гирея, въ оную против России войну невольно вовлечены находятся.

Будучи-жь въ таких обстоятельствах означенные жители Крымске и Друя татарская орды, чрез присланные отъ них сюда мазары, испрашивают себе отъ Блистательной Порты помощи.

Артикул, относящейся до закона, изображен¬ный въ капитулящяхъ касательно калифства веры мусульманской содержит въ себе и обязательство, чтобъ подавать помощь единоверным; въ разсужденш чего и дано уразуметь российскому г. посланнику о состояния въ Крыму дел, кои доведены там до такой крайности, что Порте не остается уже возмож¬ности иметь более терпения; но когда намерение российского двора есть точное, дабы не нарушать капитуляции. то непременно нужно, чтобъ прежде, нежели там произойти может какое либо кровопролитие, повелено-бъ было вывести войска из Крыму и постараться дружеским образом изыскать тому какое средство к поправлен тамошних делъ.

На что онъ посланникъ въ от¬веть иного ничего не сказал, окорме того, что двор его вся¬чески стараться будет Шагинъ-Гирея на ханстве удержать, татар истребить, а Крымъ разорить до основашя.

Сверх того, говорил онъ совсем не сходственно съ содержашемъ мирных постаиовлений и не съ правилами наблюдаемой между дво¬рами благопристойности. Совсем тем хотя ясно видимо министрам высочайшей Империи и другим дружеским дворам, что Блистательная Порта сколь искренно ни желала предпо¬честь войне миръ. однакожь дабы доставить жителямъ покой и тишину въ областях ея находящимся и безопасность своим границам, то принужденною себя находит стараться сделать потребная к тому приготовления.

Во время, когда уже жители крымские и орды татарская, будучи отъ Россш въ крайней опасности, тогда явиымъ обра¬зомъ чрез письма и людей своих призвали к себе его свет-лость храбрейшаго хана Селимъ-Гирея, который есть из первейших и старейших ханов и коему они присягу учинили

Российский г. посланник, по прошествии нескольких месяцев, въ ответь на доставленный к нему сим меморалъ отъ Блистательной Порты, письменно представил, содержаше че¬го состоит въ новом настоянии, дабы вышепоказанный Селим- Гирей, ненавидимый всеми татарами, не был подтверждена

На что г. Стахиеву было объявлено, что понеже, татары Селим Гирею избрали и присягу ему учинили, которое избрание законно и правильно, то российский двор, ежели склонен к миру, не может иметь лучшего способа, как сей представившийся вновь случай есть наилучше и удобнейше для обоюдных сторон к прекращена настоящих и будущих потому несогласш и рас¬прей; если токмо российский двор прямо склонен к миру, то для чего же бы беспрестанно настоять о таком пункта, кото¬рый явно противен есть содержан постановленного мира.

Въ таком случае и мы съ нашей стороны не оставим всячески на¬блюдать и содержать наши обязательства; но съ вашей стороны, сколько видимо есть, не прилагается ни малМшаго старшая о наблюден и сохранении мирных кондиций.

Он продолжал тоже ответствовать, как и прежде, что двор его никогда Шагинъ-Гирея оставить не может и что онъ по сему иного ничего объявить не иметь, а будет писать к своему двору, что Ша¬гинъ-Гирей не признан.

Да утвердит всевышний во всем Блистательную Порту, а хотя никакому сомнению не подвержено и всему свету довольно известно, что таковые двора россшскаго поступки ни мало не приличествуют дворам и противны трактату и что настояние, чинимое Порте и протекая, даваемая Шагинъ-Гирею, который явно отъ всех татар не терпим, не есть дело сходственное съ чести и достоинством Блистательной Порты и противное ис¬тине и обязательствам, как то ниже сего объяснено, напротив того все дела и поступки, которые нами предъявлены отъ самого начала и до конца, ясно показуют твердость и постоян¬ство въ наблюден трактата и поведении, как и ныне еще Блистательная Порта сносит и терпит, въ таком чаянии, что может быть российский двор удовольствуюсь тем, что есть спра-ведливо, и сам похочет оставить оное свое предосудительное поведете.

Блистательная Порта не сообщала поныне ея дружественным дворам о семъ состоянии означенных дел.

Ведо¬мое россиян тщеславие ихъ победами, одержанными во время прошедшей войны, как и ихъ не твердое намерение въ содер¬жали мирного трактата, но как не безъизвестно почтенному г. поверенному въ делах, нашему другу, что венскому двору ис¬креннему другу и доброму соседу поныне въ такой пространности никогда не было сообщено о жалобах на россиян;

Но как россияне прежде не объявляли прямо того, что они въ мыслях своих содержали касательно артикула о Крыме, а разевая всюду манифесты давали знать состоите того дЬла со всЬмъ подъ другим видом и образом, объявляя, что Порта не исполняет артикулов мира, как и ныне г. посланник Стахиевъ въ сообщенном его Блистательной Порте мемориале, въ ответ на вышепоказаииый мемориал, доставленный ему несколько месяцев пред тем, настоит въ томъ дабы признан был Шагинъ-Гирей. к которому вся татарская нация имеет отвращение и главнейшею есть причиною всего спора, а потому и признание его и подтверждено совсем противно нашему согласованно и для того удерживаются выводить из Крыма свои вой¬ска и не престают продолжать другие ихъ действия, чинимые против трактата, дабы таковым всему свету известным образомъ вынудить признает и подтверждаете Шагинъ-Гирея въ ханском его достоинстве.

Из содержания же поданного мемориала за подписашемъ и печатью поверенного въ делах нашего друга, усмотрела Блистательная Порта, что вышепоказанный ме- мор1алъ сообщен былъ такожь и ихъ императорским величеств- вам великолепнейшим императору и императрице, Римским и вследствие которого ихъ императорская величества, по силе имеющейся искренней дружбы, доброго соседства и совершен- наго согласия, за долг себе почли увещевать и уговаривать Блистательную Порту, дабы она употребила Миролюбным свои средства для приведения к концу сего дела дружественным об¬разомъ, иначе оное не может быть для них индифферентно, ниже съ приятности взирать на возгарающийся пламень войны.

Безъ сомнения Блистательная Порта должна быть признательною и обязанною за прямую искреннюю дружбу, которую вышеупо¬мянутый императорский двор завсегда твердо постоянно указы- валъ Блистательной Порте.

Все дела и поступки, происходящее между обоих дворов, здесь представлены въ самом ихъ существе и подлинности, так как уже всем есть небезъизвестно.

Блистательная Порта охотно желаетъ утвердить и исполнить съ своей стороны обязательства. И ни мало, не намерена поступать въ противность трактата.

Но, предложения двора российского совсем противны нашей вере и закону, равно как и артикулам мирных постановле¬на, - чего ради Блистательная Порта и не может никогда на то согласиться, каковое отъ российской стороны упорство и настоя¬тельство есть совсем предосудительное и дворам неприличное, которое и предается здесь на беспристрастное всех рассмотрение.

Настоятельство отъ россшскаго двора въ возведении Ша¬гинъ-Гирея есть противно закону и постановлешямъ; иапротивъ того, требование Блистательной Порты есть сходственно мирным постановлешямъ.

Почему ихъ величества император и императ¬рица видеть могут, что если двор российский оставить его требования касательно Шагинъ-Гирея, яко не сходственный съ закономъ и обязательствами и удержись себя впредь отъ та- кихъ поступок, которые-бы могли нанести некоторый сомнения, а паче блюсти обеих сторон безопасность и восстановить добрый порядок вышеобъявленным образом, после чего само по себе просвещенному его разуму ясно окажется, что вся справедливость находится на стороне Блистательной Порты, как и то, что и предложения, иесогласуемыя съ артикулами мирных постановлений всячески противны ея вере и закону.

Их императорская величества конечно не хотят обвинять въ томъ Блистательную Порту, а наипаче, но имеющейся совер¬шенной и искренней своей дружбе наблюдать и предохранять ея честь и достоинство и не токмо не позволять, но и не доиуститъ, чтобъ оной иричинеио было наималейшее беспокойство или предосуждеше.

Блистательная Порта во уваженbе совершенно по¬стоянной ихъ дружбы, охотно предночитаетъ мир войне, же¬лая тем наиболее утвердить и сохранить мирны я тракта та по- становлешя.между сими обоими высочайшими дворами".

После обмена вот такими дипломатическими заявлениями и письмами, Екатерина Вторая, видя неуступчивость Турции, решила провести сложную политико-экономическую операцию для еще большей дестабилизации общей обстановки в Крыма и чтобы ослабить Крымское ханство.

Которую можно было бы, говоря современным нам языком, назвать "первой депортацией населения" Крымского ханства!

И вот как это было сделано. Ну, прямо как советовал в свое время А.Прозоровский
...

Тут надо учесть и тот факт, что хотя по численности христианское население Крыма значительно уступало татарскому, тем не менее, в его руках находились все промыслы, торговля, садоводство и земледелие.

Доходы и подати, выплачиваемые христианами, составляли основную статью доходов крымского хана. Татары, занимаясь в основном скотоводством и ведя кочевой и полукочевой образ жизни, не приносили постоянных доходов.
...
 



Указ императрицы – князю Г. А. Потемкину.

9-го марта 1778 г.

Божией милостию мы, Екатерина Вторая, императрица и са¬модержица всероссийская и проч. и проч. и проч.

Нашему новороссшскому, азовскому и астраханскому генералъгубернатору князю Потемкину.

Данным сего числа нашему генералъ-Фельдмаршалу графу Румянцову-Задунайскому рескриптом, повелели мы, живущих въ Крыму греков, грузин и армян, кои добровольно согласятся прибегнуть подъ покров наш и пожелают поселиться въ Новороссийской и Азовской губерниях, то не токмо всех оных нашим пребывающим въ Крыму военным начальникам принимать со всею ласкою и вспомоществовашемъ к пре¬провождении ихъ к новороссийскому и азовскому губернаторам, - довольствуя во время пути провиантом, где есть мага¬зины, то из оных, а где магазинов нет, то покупкою – но и стараться всеми образами склонять и уговаривать, чтобы добро¬вольно перейти оттуда согласились, а особливо убедить к тому тамошнияго греческого митрополита.

Вам же силою сего повелеваем соответственно сему намеренью нашему учинить съ своей стороны надлежащая распоряженья, дабы новая си поселяне со дня вступленья въ границы наши, не токмо въ пропитании своем не претерпели ни малага недостатка; но и по рассмотрении вашему снабжены были, как достаточным числом зем¬ли, так и нужными к заведенью домостроительства ихъ пособьями из казны нашей.

Впрочем, не оставим мы снабдить ихъ нужными привилейями, смотря по числу и состоянию оных,,а до того времени состоять имъ въ собственной опеке тамошних губернаторов, коимъ сбережете ихъ отъ себя препоручить имеете.

Мы же пребываем к вам нашею императорскою ми¬лостью благосклонными.

Ну раз есть "Указ", то есть и конкретные руководители процесса и исполнители.

Письмо графа П. А. Румянцова -А. Д. Константинову.

28-го марта 1778 г. Вишенки.

Имею я всевысочайшее ея императорского величества по¬веленье о вызове живущих въ Крыму греков и других хри¬стьанъ на поселенье въ России въ Новороссийскую и Азовскую губернш, и вследствие того употребите вы все свое старанье соглашать ихъ перенести домовство свое въ те губернии.

Обнадежьте ихъ, что они подъ покровом ея императорского вели¬чества найдут спокойнейшую жизнь и возможное благоденствие.

Уговаривайте к тому тамошнего митрополита, уверяя его раз¬ными выгодами.

Вразумляйте хану самому, что се делается въ предупрежденье могущего имъ быть мщенья, что онъ не должен прекословить ни въ чемъ всевысочайшему ея императорского величества, яко покровительницы своей, желании; но паче поспе¬шествовать, надеялся твердо, что до особы его относится, то всегда наблюдено и награждено будет.

От известного мне ва¬шего въ делах искусства и неусыпного о пользе ея импера-торскаго величества рачетя ожидаю я, что вы обратите все иногда деланные толки въ нашу полезную сторону относительно того вызова и особливо противу могущих быть нарекай отъ правительства и дайте оному выходу вид и причину собствениаго ихъ на христйанъ негодования.

А каково дано отъ меня о томъ предписание князю Александру Александровичу (Прозоров¬скому), влагаю у сего точную копии и пребываю съ почтетемъ.

Из рапорта князя Прозоровскаго – графу Румянцову-Заду¬найскому

11-го марта 1778 г.


Касательно христйанъ, об уговоре коих на выход ваше сиятельство предписывать изволите, то к сему въ теперешнем положен делъ и приступить не можно, разве Крымъ въ дру¬гое состояше высочайше двор примет, – что мне неизвестно.

Ныне же не только правительство, но и хан не согласятся на Се, и я лучше почитаю его светлость склонить можно съ хорошим определениемъ оставить ханство, как на то онъ при¬ступить. А правительство из сего заключить, что Россия верно ими завладеть хочет; посему кажется и Порта Оттоманская въ томъ же виде оное отъ них приметь, так когда она въ состоя наш, то не иным чемъ как войною кончено и утверждено быть должно.

Все же сии христиане называются ясырями хан¬скими, которое слово, как вашему сиятельству известно, зна¬читъ склавовъ, которые одни теперь только и доход хану да¬вать могут".

Рескрипт императрицы-графу Румянцову.

2-го июля 1778 г. Петергоф.

Граф Петр Александрович!

Из всех, до меня доходящих известий, как отъ вас самих, так и из Царьграда, к сожалею моему вижу, что истощеваются уже все средства к утверждению мира.

Снисхождение, терпеливость и все употребленные способы съ нашей стороны давно не слушатъ к иному, как к возбужден въ соперниках наших гордости и суть поводом ихъ сильного вооружешя, как на земле, так и на море.

Не мение-жь рождают въ них разные вымыслы к опровернающие одного за другим артикула мирного постановления. Настоите ихъ о нахождении на Черном море военным судам нашим, изъясненное въ последнем визирскомъ к вам письме, есть наивящиее сему доказательство, ибо о семъ по Сию пору и слова не было.

Положите наше съ турками сходствует теперешнему положена многих держав европейских, а именно, как цесарцы въ разсужденш прусского короля и как Французы съ Англиею. Решительность ихъ зависит отъ первого выстрела, всяк же поставляет себе за долг переговорами отдалить не- счастие действительной войны. Въ сих посторонних обстоя¬тельствахъ мы союзнического участия брать не обязаны пока мир наш съ турками не утвердится.

Средства переговоров и съ нашей стороны не долженствуют быть пренебреженны во всякое время, где у места быть могут, тем наипаче, что въ нынешний случай послужат к выигрыванш времени на приве¬дете морских наших сил въ почтительное состояние на Чер¬ном море.

К сему предмету стремится давно уже мое внимание, успеха же ожидаю отъ выполнения моих неотлагательных и весьма точных повелений: о строении крепости и верфи на Лиманд, о славке корабельных лесов по Днепру и проч. Производство такового строения въ нынешнюю пору служить мо¬жетъ и к скрытно видов наших на осаду Очакова, ибо подъ сим предлогом можем мы делать нужная для оной осады приготовления без огласки; настоящее же предприятье полагаю я, как необходимо нужное ради многих существенных вы¬годъ для насъ и равенства съ турками на той стороне, произ- весть при первомъ удобиомъ случае, нужное же к сему делу, секретно отъ меня приказано изготовить и к вамъ доставить. А чрез сие вам открываю мои мысли и распоряжения, прося Бога, да подаст благой успех.

Время же для произведешь сей атаки почитаю за лучшее то, въ которое войска турецкая обыкновенно расходятся, ибо имъ по границе въ большомъ числе зимовать неудобно – и к которому магазины турекае должны истощиться. Тогда уже войска наши, находящиеся въ Крыму и на Кубане, можете приблизить к нашим границам, оставят въ последнем месте нужное число ради охранения оных гра ницъ, и тогда, собрав все число войск наших, так сказать, подъ руки, въ силах будете как производить всякие поиски, так и отражать могушия быть покушешя и облегчится не мало способ въ продовольствий войск.

Буде же турки оставленный Крымъ наполнять своими войсками, то тем самым подадут они нам случай стремительным изворотом и войсками отбор¬ными себя въ Крыму разбить и уничтожить. По даровании отъ Всевышнего такового успеха Крымъ и Очаков остаются въ наших руках залогом за долг, турками невыплаченный и въ удовлетворение за неоднократный расхищения наших магазинов татарами и за прочие для них понесенные убытки, ко¬ихъ въ несколько десятков годов весь Крымъ выплатить не въ состоянии.

Открывая вам съ крайнею доверенности с мои сокровеннейшия мысли, за нужное нахожу повторить, чтобъ вы ради выигрывая времени въ ответе своем к визирю показали по¬датливость к трактовании и между темъ все средства употребили к выполнению сего моего плана.

Касательно до впадете турок въ Польшу, как таковой поступок не можно будет принять равнодушно, то и имеете заранее, буде еще есть время, объявить турецким начальникам да и самой Порте, что вступление турецких войск въ земли республики, кои суть подъ ручательством нашим и въ коих по требовать той же рес¬публики наши войска находятся, сочтется не инока как открытием военных действий против нас, вследствие чего и по¬ступить имеете при наступлении случая к отражению.

Графу же Штакельбергу приказание посылаю, чтобъ употребил все способы, дабы сей раз поляки, или по крайней мере часть ихъ соединилась съ нами для собственной своей обороны против общага врага имени Христова; равномерно и у венского двора наведаемся, какими они глазами взирать намерены на таковое впадете въ земли, кои равномерно состоять и подъ ихъ ручаельствомъ.

Въ конце сего не осталось мне как просить благословения Всевышнего на все ваши предприятия и того успеха, коимъ увенчаны были все вам вверенная дела, не мало не сомне¬ваясь, что вы всему дадите благоуспешный оборот: чего для въ запас, имея попечете. равное о благосостоянии ваших дел, как вы о моих и моего государства, посылаю к вам указ об остальных деревнях Гомельского староста.

А вот руководить процессом выселения-депортации христиан из Крымского ханства порули не кому нибудь, а славному российскому военоначальнику А. Суворову а также его первому помощнику полковнику Бобарыкину...
 



По их указанию по греческим селам разъезжали священники, посланные митрополитом Игнатием, для того, чтобы сломить сопротивление тех, кто еще противился переселению. Послал своих агитаторов и Суворов, действовавший в основном через богатых греков и армян в городах Кафе, Козлове, Карасубазаре, Ак-Мечети и Бахчисарае.

При Суворове постоянно находился племянник митрополита Иван Гозадин, который использовался Суворовым для различных дел, связанных с переселением.

Но, ни в одной из его биографий вы не найдете упоминания об этой его деятельности!

Зато есть, вот такие данные о прямом участии А. Суворова в аннексии Россией Крыма и они свидетельствуют, что А. Суворов и его войская фактически уже в 1778 году оккупировали весь Крымский полуостров.

29 ноября 1777 года фельдмаршал Петр Румянцев назначил Суворова командовать Кубанским корпусом. Суворов, 5 января 1778 года принявший кубанский корпус, за короткое время сделал полное топографическое описание Кубанского края и серьезно укрепил кубанскую кордонную линию, бывшую, по сути, границей России и Турции.

23 марта 1778 года Суворов был назначен вместо Прозоровского командующим войсками Крыма и Кубани и 27 апреля прибыл в Бахчисарай.

Он разделил Крым (и это при том что Крымское ханство путь и формально но было совершено независимым от России государством! автор) на четыре территориальных округа, протянул по побережью линию постов на расстоянии по 3-4 километра между ними.

Русские гарнизоны размещались в крепостях и сорока укреплениях-рентраншементах, фельдшанцах, редутах, вооруженных 90 орудиями.

Первый территориальный округ занимал земли: на севере Крымского полуострова – от Перекопа до Чонгара, на востоке – от Чонгара до Карасубазара, на юге – от Карасубазара до Черного моря, реки Булганак, на западе – от Булганака до Перекопа. Центр округа находился в Гезлеве.

Второй территориальный округ занимал юго-западную часть Крыма: на востоке – от Карасубазара до Судака, на юге – по крымскому побережью от Судака до реки Булганак. Центр округа был в Бахчисарае.

Третий округ находился в восточном Крыму и занимал территорию на востоке – от Геническа по Арбатской стрелке до Арабата, на юге – по побережью Черного моря.

Центр округа находился в Салгирском ретраншементе.

Четвертый территориальный округ занимал Керченский полуостров с центром в Еникале. За Перекопом была дислоцирована бригада генерал-майора Ивана Багратиона.
 



Суворову также удалось заставить уйти из Ахтйарской бухты, остававшиеся там турецкие военные суда, начав строить укрепления на выходе из бухты и запретив туркам брать на берегу пресную воду из реки Бельбек.

А теперь давайте вчитаемся в документы:

. Рапорт генералъ-поручика Суворова – графу Румянцову-Задунайскому

17-го Июля 1778 г. Бахчисарай.

От его светлости князя Григория Александровича Потемкина паки мая 17-го числа мне предложено было о выводе здешних христианъ въ Азовскую губернию.

Каковые отъ митрополита Игнатия мне даны при письме пункты, съ оных вашему сиятельству копии приложены и таковая к его светлости князю Григорию Александровичу отправлены. Впрочем уповательно христиане чрез месяц к выходу изготовится могут и как ныне к тому приступили, то не без разглашениевъ, но светлейший хан и правительство ведением сего не отзываются, как и съ нашей стороны имъ о томъ ничего еще объявлено не было".

Письмо митрополита Игнатия – А. В. Суворову

При моем архипастырском благословении, вручаю ваишему превосходительству купно съ сим две просьбы всего христиан- скаго общества, въ Крыму обретаюищагося; первая: въ неко¬торыхъ пунктах на вечность для сих бедных христиан и потомков ихъ потребных и вашим превосходительством отъ монаршего имени обещанных, на основании которых смиреннопрошу исходатайствовать монаршую грамоту государственною печатью утвержденную, дабы простолюдин безмерно оной про- сящихъ и без того при всех моих увещаний и обнадеживании сумнящихся, а ияснейше уверить и тем главнейших пунктов препоны уничтожить.

Вторая просьба временная о нуждах, при подъем встречающихся, и о первом продовольствии по прибытии христианъ въ селения.

О чемъ всем прошу доесть чрез известных вам предстателей величайшей монархини и исходатайствовать высочайшую грамоту для скорейшего начинания выходить, к чему всех уже я приготовил и за одним только вышеописаннымъ маловерием простолюдин остановка.

Впрочем, ожидаю отъ обещанного вашим превосходительством старательства совершенного благоволения и милостей ея величества всеавгустейшей монархини и пребываю со смирен- нымъ почиташемъ".

Записка, представленная Суворовым – графу Румянцову – Задунайскому.

17-го июля 1778 г.

Под своз христиан, не имеющих подвод, потребно 6,000 параволовыхъ.

Место желанное было по Днепру отъ Казы-Кермена въ гору, но когда там селить нельзя, то просят поселить въ Екатеринославку съ уездомъ его, дабы по малой мере съ Днепра рыбною ловлею и пригономъ сверху Днепра же лесу доволь¬ствоваться могли.

Хлеб, тяжелая вещи, разные товары, а буде можно и винограды принять подъ образом покупки подъ свою защиту, а за то деньгами или чемъ удовлетворить, дабы одни только дома и лавки остались прежним ихъ владыкам, а на поселении строить на место ихъ другия; вещи же тяжелыя перевозить по времени.

При новости не дать места и какому их обременению: всем снабдить, во всем охранять, съ одного на другое место не водить, отчего, разоряясь, не роптали бы на судьбу.

Лето проходит, дома не посилаютъ. Отвесь въ селещяхъ квартиры: въ Новоселице, въ Каменке въ Протовчахъ, Чаплинке и прочих по Ореле деревнях. Чтоб между хозяе¬вами квартир ихъ не было распарь, свесить два дома подъ обра¬зомъ постоя въ один, таким образом целая половина селения опростана будет для иоаг&щешя хрисианъ.

Защитить отъ всех нападковъ и сим случаем хана и правительства и препроводить въ целости.

Въ пути скудных провиантом снабжать, а по прибыть на место и всех как семенами, так и провиантом, доколь новый хлеб родится, пропитать".

Рапорт генералъ-поручика Суворова – князю Потемкину.

17-го шля 1778 г. N134.


На семъ основании крымские христиане вашей светлости высокого покровительства просят у престола ея император¬скаго величества.

Въ ожидании вашей светлости частных повелений донесу, что выход ихъ отсюда отныне чрез почти один месяц готовым бы быть мог.

Повелениями сими поспешите, светлей¬ший князь, дабы усердие не охладилось или внутрениее препоны не возросли.

Ревизия прибавляет России душ обоего пола: греков купцов 3,000, хлебопашцев 12,000, армян купцов (ибо они не хлебопашцы) армянского закона 5,000, католического закона 1,200, а всего обоего пола больше 20,000 душ.

Успех после покажет, многолик ихъ въ Крыму останется; есть ныне не желающие.

Не без разглашения, как то въ подобнихъ приуготовленияхъ бывает; но светлейший хан и пра¬вительство ведением сего не открываются и съ нашей стороны имъ о томъ ничего еще не объявлено.

Последственное ихъ не¬минуемое негодование въ большее сомнение приводит. Легче бы было, еслибъ ваша светлость особливо к хану о томъ объясниться вашею высокою особою соизволили, и к тому подарки.

Хотя против целого народного волхования уже благовременно меры принять надлежит".

А теперь, подлинная, правда о том: кто и как решил сам вопрос о "добровольности" выхода христиан из Крыма"!

Ведь люди переезжали в совсем дикие и совершено не обжитые места, ранее территориально принадлежали ногайским ордам и Войску Запорожскому.

И тут снова в ход идут взятки!!!!

А вот взяткодателем выступает наш будущий и такой весь в белом, генералисимус А. Суворов!

(Поэтому и умышленно умалчивают российские историки о этом периоде жизни А. Суворова – автор)

"Полагается при выходе подарить преосвященному митропо¬литу 3,000 руб., прочим до 5,000, а на подъем за подводы не меньше 50,000 руб.". и ныне не без подарков, о чемъ я и его сиятельству графу Петру Александровичу Румянцову-Заду-найскому донес.

Надлежит имъ подняться всем въ раз.

Удостойте, светлейший князь, высоким вашим писанием митрополита въ имени всего общества, весьма онъ сей милости отъ вашей светлости ожидает.

По получении высочайшей привилегии о точном соблюдении по ней монаршего благоволения, дабы ему после пред Богом ответа не дать, часто онъ напоминает, неведомо въ чемъ нй- жинскимъ грекам подобное не соблюдено, уповаю въ касаю¬щемся только до постоя.

Главные духовные у армян архимандрит Петр Маргосъ, католического закона священник Патеръ Яковъ на малой пенсии папской; но сей последний уважителен же по парафий своей изъ лучших людей.

Азовского г. губернатора о надлежащем по сему предуве¬домлю. До Перекопа могут они субсидировать съ помощью хотя сделанных магазинов; но далее уже надлежит леченному г. губернатору въ томъ пещится; емужь о подводах, ибо въ необходимости я все такия отъ войск какого-бы оные звания не были отобрать должен за одинак же буде съ места, а по та¬кой мере за полуторные буде со стороны Днепра прогоны.

Въ поселении собственность должна жертвовать отечественности: "Ежели б мои жалованная земли, где имъ выгоды, отдать имъ ихъ".

Сельские жители, правда, по получении всех отъ губернского правления изобильных материаловъ, сами собою от¬строиться могут, но не граждане, как вовсе неработные сами, но частью и первым надлежит всею помощью жертвовать. Митрополит и общество отправит отъ себя вперед депута¬товъ к г. губернатору, оным чинить полное удовольствие хотя-бы съ некоторым излишеством; также, когда ихъ вер¬ховные, паче прошедши Перекопъ, будут иметь нужду; прямо нижайшую ихъ просьбу вашей светлости приносить дозвольте имъ-то светлейший князь.

На сей случай спешу вашей светлости о томъ всепокорнейшее доесть, время кратко и скоротечно".

А вот еще крайне любопытный документ. Решение крымского правительства о депортации христиан.

Первая реакция Крымского хана на депортацию христиан. Типа этого не может быть! Ведь с удалением христиан купцов и ремеслеников и так не развития крымская экономика приходила в полный упадок.


Указ Шагинь-Гирей-хана.

18-го шля 1778 г.

Указ въ Бахчисарае находящимся греческим и армянским попам, старшинам и прочим подданным нашим народами

Услышав, что некоторые из вас движимое и недвижимое имущество и к отъезду колесницы приуготовили, сказывая, что российский двор отъ светлейшего хана татарскихъ подданных потребовал и светлейше хан будто уступил ихъ российскому двору, которое известие нарочито налгали г. генералу и г. рези¬денту, что будто отъ них происходило и народ чрез это воз¬мутили и безпокойствовали.

Ради чего, кто сему причиною и кто выдумал налгать такая слова, беспокоить бедный народ и въ такой страх привести, повелеваем немедленно начальников сей выдумки намъ представить."

Но, вот вскоре хану Шагин-Гирею следует и официальное разъяснение о его неправоте в отношении депортации христиан их Крыма.и кто в Крыму истиный правитель.

Письмо графа Румянцова-Задунайскаго – Шагинъ-Гирей-хану.

Это воистину уникальный документ, стопроцентно подтверждающий факт начала аннексии Крыма и заведомый обман российскими властями хана Шагин-Гирея.

2-го сентября 1778 г.

По прочтении письма вашей светлости съ приложениями отъ 26-го минувшего шля, одно съ почтою, а другое съ курьером вашим иочтеннымъ капиджи-башею, оба равного содержав, я имйлъ честь получить, и за непереводомъ оных верхъ по¬ныне умедлил я моим ответом; но чтобъ далее пе задержать вашего посланного, спешу онымъ, на письмо вашей светлости, имев съ него ваш перевод.

Я въ крайнее приведен удивление и сожаление, узнав из оного, коль много ваша светлость беспокоитесь о преселенни христнъ, и тем более, что вы съ признашемъ изъясняетесь о томъ всевысочайшемъ ея императорского величества всеавгустейшей и всемилостивейшей государыни моей к вам благо¬волении, коего существительные доказательства видели вы при всех и всяких случаях въ разсужденш как вашей особы, так и управляемых вами народов, и что потому не можете вы никогда ожидать никаких противных пользе вашей след¬ствий, а тем меньше иметь сомнение, еслибы мог иногда ока¬заться хотя малейший отъ того ущербъ, чтобъ оный сугубо вамъ не награжден был отъ всещедрой вашей благодетельницы.

Вашей светлости весьма известно, коль Российская Империя чужда всегда отъ всего того, что только может назваться насильствомъ или принуждением, и съ коимъ она не только над вольньими людьми, но и над пленниками своими никогда не по¬ступала и не следовала примеру турковъ, которые не только своих единоверных, но и подданных наших христиан и именно запорожцевъ явно подзывают и приемлют.

А позволила ея императорское величество всеавгустейшая и всемилостивейшая государыня моя христианам на переселение по просьбе ихъ и добровольному желанию, въ разсужденш чинимых имъ непрестанных угрожений впадением турковъ и конечным ихъ разорением, и ваша светлость собственным вашим благоразумием, так как и почтенное правительство судить можете, со- вместно-ли-бъ было сим ишущимъ по единоверию отказать убежище?

Но, как ваша светлость между прочим упоминаете и об употребляемом принуждении, то въ отвращеше сего и въ доказательство той истины, которая выше выражена, сделал я весьма строжайшее запрещение, и по всему оному отнюдь не вижу таких причин, которыя-бъ могли наносить вашей светлости малейшую досаду.

А впрочем съ моей стороны хочу удостоверить вашу светлость, что я искал и ищу случаев, где могу только оказать вам мои услуги и что всегда пребуду съсовершенньшъ моим почтешемъ вашей светлости доброжелательный и к услугам готовый.

Рапорт генералъ-поручика Суворова – графу Румянцову- Задунайскому.

18-го сентября 1778. г. N220.

Вывод крымскихъ христианъ кончен! обоего пола отправилось въ Азовскую губернию 31,098 душ.

О чемъ вашему сиятельству ведомость прилагаю. Осталось зимовать въ Ениколе и Черкасе 288 душъ. Преосвященный митрополит греческий, преподобный архимандрит армянский выехали за Христинами сего числа, въ то же время и католический патер Яков.

Примерно вышло денег на вывод сей здесь до 130,000 рублей даче на прогоны.

По собрании невступившихъ еще из разных шесть о томъ ведомостей вашему сиятельству вернее доесть не укоснтельно.

А теперь риторический вопрос.

А сколько украли Прозоровский, Суворов и прочие деятели Российской империи от озвученной сумма в 130 000 при проведения операции по депортации христиан из Крымского ханства.

Есть данные, что в этот период заселения земель отошедших к России после последней войны, немалые льготы получали и сами вербовщики. Так Е.И. Дружинина приводит такой расклад: если вербовщику удавалось склонить к переселению 300 человек, он получал чин майора, 150 – капитана, 80 – поручика и т.д.

А вот, когда все уже сделано, и все христиане, депортированы их Крыма в Азовскую губернию, для всеобщего обсуждения издается и вот такой документ.

"Высочайшая грамота об устройстве христиан, выведенных из Крыма", подписанная Екатериной II 21 мая 1779 года:

"Божию поспешествующею милостью мы, Екатерина II, императрица и самодержица всероссийская, ......, и иных наследная государыня и обладательница.

... всему обществу, крымских христиан греческого закона, всякого звания всем вообще, и каждому особо наше императорское милостивое слово.

...

. рассмотрев посланное к нам от вас из Бахчисарая от 16-го июля сего года общее и на доброй воле основанное прошение о избавлении всех вас от угрожаемого ига и бедствия принятием в вечное подданство

Всероссийской империи, соизволяем мы не токмо принять всех вас под всемилостивший наш покров и яко любезных чад успокоив под оным, доставить жизнь толико благоденственную, толико желание смертных и беспрестанное наше о том попечение простираться могут.

На подлинной подписано собственною ея императорского величества рукою тако:

Екатерина".

(конец ч. 2)
 



 

 

Теги: Крым , Ханство
19 December 2011

Немного об авторе:

СТАРЫЙ СОЛДАТ....... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет