РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Личное дело Александра Невского ч.4

1403 просмотра

Деяния Александра Ярославовича на посту новгородского наемного князя

ч. 4

Деяния Александра Ярославовича на посту новгородского наемного князя

Начиная с этой части, мы уважаемый читатель закончив с заполнением на нашего героя, владимиро-суздальского князя Александра Ярославовича прозванного "Невским" своеобразного "личного листка по учету кадров", и по ходу выяснив все важные моменты биографий его родителей и его личной жизни до начала с 1236 года, когда он начал свое полу самостоятельного правление с Новгороде Великом, можем наконец приступить собственно к главной части нашего повествования.

А вот в ней мы и попытаемся максимально объективно и очень скрупулезно разобраться со всеми его "деяниями", за которые он в 1547 году Русской православной церковью удостоился чести быть признанным русским святым.

А так же почему имя "святого Александра Невского" было взято на вооружения как официальной пропагандой Российской империи, так и безбожной коммунистической властью, времен СССР?


То, что сейчас происходит с образом или исторической памятью об Александре Невском, в современной России, то это просто своего рода неудачный мюзикл, типа "Старые песни о главном" сценарий которого написан на основе легенд созданных вначале при правлении династии Романовых, а потом искусственно приспособленных к новой исторической реальности, идеологами ЦК КПСС.

Для тех из вас уважаемые читатели, кто не видел мюзикл "Старые песни о главном" сообщаю, что "Старые песни о главном" это цикл новогодних музыкальных телефильмов "Первого канала" российского телевидения, выходивших в 1990-е годы. Передачи представляли собой мюзиклы с участием известных артистов эстрады. Мюзиклы состояли из популярных советских песен разных лет. Каждый выпуск представлял собой отдельную историю, происходящую в отдельную эпоху в отечественной истории.

Вот и Александром Невским такая же история, новые говорящие головы на российском телевидении или в российских СМИ рассказывают нам старые сказки на новый лад о святом и благоверном князе Александре Ярославовиче Невском.

Свою лепту в распространение фантастических историй об князе Александре Невском внесло и российское кино.

И как тут, лишний раз не упомянуть самый последний фильм И.Каленова "Александр. Невская битва".
 



Для тех из вас, кто не видел сам фильм, перескажу его сюжет! Это стоит потраченного времени!!!

Итак, в фильме якобы показана первая половина 13 века. Новгородский князь Александр любим народом, но имеет и многих противников.

Огромная армия Батыя угрожает нашествием с юга. Шведские рыцари замышляют крестовый поход на Русь, они засылают в Новгород шпиона.

Боярская оппозиция готовит покушение на Александра, вынашивает предательский план сдачи города.

В довершение ко всему, лучший друг князя Ратмир проникся страстью к красавице-княжне и теперь может стать для Александра опасным врагом.

Князь молод, но жизнь требует от него воинской доблести, дальновидности дипломата и глубокой житейской мудрости.

В общем, все смотрится как костюмная псевдоисторическая фэнтези с элементами боевика, мелодрамы, детектива.

Но тут напрашивается вопрос.

Пусть цензура в России отменена, ну, а сценарист с режиссером, что не учились в школе и не помнят хотя бы основы российской истории.

Как можно было этот исторический бред, снимать, а потом через кинопрокат, втюхивать в мозги современным россиянам, предварительно с них собрав как плату за развешивания лапши на уши, более 2 000 000 долларов!

А потом, мы удивляемся тому, что появляются на интернет сайтах разные там Епифаны, Спиционны Рязанские и прочие Нехрысти, насмотревшиеся этой фантастики и начинающие в трольичих спорах с оппонентами, буквально с пенной у рта, утверждать, что это Александр Невский! спас Новгородчину от шведско – немецко – литовского завоевания. И тем самым спас уже и всю Святую Русь!!! Поэтому он и Святой!

В связи с чем, я и попытаюсь, начиная с этой части и с опорой на новгородские летописи, исторические документы Швеции, Ливонии и Литвы, труды в первую очередь всех российских историков от Татищева до Соловьева разобраться со всеми деяниями Александра Невского.

И это я думаю, будет нужно и интересно всем, кто интересуется правдивой российской историей.

Причем, как я уже, начиная с первой части, говорил анонсируя свой новый подход к изучению личности Александра Невского, все это будет проводиться в русле так называемой "ПЕРЕАТЕСТАЦИИ".

Так, на современном бюрократическом языке принято назвать аттестацию кадров в отношении которых возникают сомнения в их профессионализме или занимаемой ими должности.

Именно такой подход, позволит нам достоверно убедиться в том, а соответствует ли легенда об Александре Невском как святом защитнике Руси, действительным историческим фактам?

Задача конечно не из легких, но я думаю с Божией помощью, мы, продвигаясь от летописи к летописи, от одного историка к другому, все же сумеем сделать (причем каждый из вас уважаемый читатель это должен сделать сам, без оглядки на мнение автора), правильные выводы.

Итак, все из вас наверно слышали, что где то там, в русских архивах и в заветных хранилищах российских библиотек, есть те самые древние русские летописи.

Но 99% из вас уважаемые читатели их не читали. Исключение тут может составить только так называемая "Повесть временных лет", но она к нашему повествованию не относится.

А между прочим чтобы прочитать летопись, уже не нужно идти в библиотеку. Все они или почти все, давно выложены в отрытом доступе в Интернете.

Как скажем нужные нам новгородские летописи. (http://litopys.org.ua/novglet/novg07.htm)

Заходим, открываем и читаем.

"Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. – М.-Л., 1950."

Примечание. По мере необходимости, то или иное событие в летописи будет комментироваться автором, со ссылкой и на другие источники или научные работы.

Так же, мы должны помнить, что в 1236 году, князю Александру Ярославовичу еще не Невскому, только 15-16 лет.

Он еще ничего не знает и ничем и ни кем, без воли своих советников, приставленных к нему его отцом править в Новгороде Великом не может.

Итак, читаем из достоверного источника правдивые данные о тех далеких от нас временах.

В лЂто 6744 [1236].

Поиде князь Ярославъ изъ Новагорода Кыеву на столъ, поимя съ собою новгородци вятшихъ: Судимира въ СлавьнЂ, Якима Влунковича, Косту Вячеславича, а новоторжець 100 муж; а в НовЂгородЂ посади сына своего Олександра.

И, пришедъ, сЂде в Кые†на столЂ; и державъ новгородцевъ и новоторжцевъ одину недЂлю и одаривъ я, отпусти проче; и придоша здрави вси.

Том же лЂтЂ пришедше безбожнии Татарове, плЂниша всю землю Болгарьскую, и градъ ихъ Великыи взяша, и исЂкоша вся и жены и дЂти.

Комментарий.

Тут уважаемый чтитель мы впервые встречаем имена тех лиц, на которых Великий киевский князь Ярослав II Всеволодович оставил в Новгороде великом своего малолетнего сына -княжича.

Судимир

(Это бывший новгородский посадник 122x- 1226 Судимир)

Термин Посадник означает – глава города, "посаженый" (назначенный) князем (первоначально, затем вечем), в землях, входивших в состав Древнерусского государства.

А с 1230-1243 посадником в Новгороде Великом был Степан Твердиславич.

Яким Влункович

Это тоже посадник только новоторжский. О его судьбе будет автором рассказано далее при описании взятии татаро-монгольским войском города Торжка.

Коста Вячеславич, а новоторжець 100 муж

А вот понятие новоторжец означет новгородский боярин, усердного сторонника кн. Ярослава Всеволодовича, 1217 18 г. {Половцов}

Чтобы углубить знания читателя о порядка царивших в древнем Новгороде Великом и места там князи и способов его управления вверенной ему территорией я приведу тут большой отрывок из работы "Взаимоотношения между Рюриковичами и Гедеминовичами" ("Белорусская цифровая библиотека" library.by)

"А зачем новгородцам вообще был нужен князь?

Ведь у них административными делами ведал посадник, церковными – владыка, а военными – тысяцкий.

Но в Новгороде не было сильной военной организации, и права тысяцкого имели ограничения. Князь же требовался в основном как полководец для защиты от внешнего врага.



Он должен был иметь талант и опыт в военных делах. Авторитет тысяцкого в войсках был несоизмеримо ниже княжеского. Да и вообще на Руси князь был символом войска, его знаменем. Часто бывало, что воины русских княжеств отказывались идти в бой без князя.

Поэтому на поле брани при отсутствии взрослых князей выводили 8-12-летних князей Рюриковичей, которые отдавали приказы, нашептанные воеводами.

А князь Святослав Игоревич в X веке первый раз участвовал в битве в возрасте... трех лет. Ребенка посадили на лошадь, и он первым бросил копье, тем самым дав сигнал к началу сражения. Копье, понятно, было легким дротиком и упало у ног лошади. Тем не менее, русские полки смело пошли в бой.

Немалую роль играла и дружина князя, состоявшая из профессионалов высокого класса. Несколько упрощая ситуацию, можно сказать, что новгородцы нанимали себе "кондотьера" с дружиной.



В некоторых случаях князья вместе с новгородскими представителями участвовали в переговорах с иностранными государствами.

При этом решающее слово всегда оставалось за новгородцами. Характерный случай произошел в 1292 г., когда в Новгород прибыли немецкие послы по поводу разграбления немецкого двора.

Переговоры шли одновременно и с великокняжескими боярами на Городище, и в самом Новгороде с новгородцами: тысяцким и двумя боярами. Новгородцы подкрепляли свои доводы прежним договором с немцами, заключенным от лица великого князя и Великого Новгорода.

Но когда великий князь согласился признать законность требуемой немцами компенсации за убытки, понесенные немецкими купцами, новгородцы отказались платить, и великий князь ничего не мог поделать.

Шесть раз великий князь посылал к новгородцам дать ему ответ, наконец, лично просил их, но все было напрасно. Князь прекрасно сознавал свое бесправие в этом вопросе и лишь оправдывался перед немецкими купцами. "Воздайте им тем, что они вам наделали", – это все, что могли посоветовать великокняжеские бояре послам.

Большинство же договоров с иностранными государствами Господин Великий Новгород заключал только от своего имени и не привлекал к переговорам князей.

Вступление князя в должность ознаменовывалось присягой Господину Великому Новгороду, которую князь подтверждал, целуя крест. В свою очередь, представители городской власти также целовали крест князю. Князь в любой момент мог отказаться от должности. Для этого он должен был созвать вече и публично сложить с себя крестное целование Новгороду. Другой вопрос, что князья часто просто бежали с Городища без всякого предупреждения. В свою очередь, и вече могло в любой момент прогнать князя.

Из договоров, сохранившихся до нашего времени, видно, что князь был поставлен, насколько возможно, вне связей с жизнью Новгорода. Земли считались достоянием святой Софии и Великого Новгорода. Князь не имел права покупать или принимать в дар в Новгородской земле имений, не мог брать закладников и, следовательно, совершать сделок. Правила эти касались и родни князя, и его дружинников. Князю позволялось торговать в Новгороде, но только через посредничество коренных новгородцев, и, следовательно, это дозволение ограничивалось правом пускать капитал в оборот.

Без участи избранного вечем посадника князь не имел права назначать правителей в землях, подчиненных Великому Новгороду, отдавать в кормление принадлежащую Новгороду землю, давать, кому бы то ни было грамоты, нарушать изданные прежде грамоты.

Князь не имел права вершить суд без участия посадника, лишать волостей, раздавать их в собственность, наказывать без суда, и вообще без воли веча и без участия посадника делать какие бы то ни было распоряжения. Все это распространялось также и на его дружинников.

Важный момент – князь и его дружина не могли жить в Новгороде. Для этого имелась специальная крепость вне городских стен, именуемая Городищем. Комментарии тут, я думаю, излишни.

Лишенный права на недвижимые имения, князь имел указанные Новгородом ряд других доходов.

В их число входили судные пошлины, которыми князь делился с посадниками. Пошлины эти выплачивались на суде виновной стороной.

Для сбора судных пошлин ежегодно (обычно в Петров день) по волостям рассылались проезжий судьи. Князю также давались доходы с некоторых мест Новгородской земли, и для этого он мог посылать туда для сбора своих тиунов.

Но размер этих доходов определялся заранее. Краями, определенными для княжеских доходов, были половина Волока Ламского и часть в Торжке.

Хотя Великий Новгород мог назначить и другие места для сбора княжеских доходов. К примеру, литовским князьям, приглашенным в Новгород, давались другие волости в кормление.

Великий Новгород предоставлял своим князьям право охоты в определенных местах и в определенное время. К примеру, в Русу князья могли ездить только на третью зиму, а в Ладогу для звероловства – только на третье лето.

Князьям давали в пользование "рыболовли", также в определенном месте и в определенное время, и право медоварения, с такими же ограничениями: "а в Ладогу тобе слати осетрника и медовары; а ездить тобе, княже, в Ладогу на третье лето".

В XIV-XV веках московские князья вымогали с Новгородской волости черный сбор. Это не был постоянный доход или годовой налог.

Брался он однажды во всякое великое княжение и почти всегда силой. Новгородцы соглашались на черный сбор только тогда, когда не могли отвязаться от притязаний на него великого князя".

Вот эти люди и управляли, вместо Александра Ярославовича Новгородом Великим решая за него тот или иной вопрос, но от его имени!

И их управление, конечно при полном контроле со стороны Ярослава II Всеволодовича, привело вот к таким для Святой Руси плачевным последствиям:

В лЂто 6745 [1237].

Бысть знамение въ солнци мЂсяца августа въ 3 день, на память святых отець Далмата, Фауста, Исакия, въ уденье; бысть таково знамение: тма бысть въ солнци съ запада, акы мЂсяць бысть въ 5 ночии, а съ встока свЂтло, и опять со въстока тма бысть такоже, акы мЂсяць 5 ночии, а с запада свЂтло, и тако исполнися опять.

Того же лЂта придоша в силЂ велицЂ НЂмци изъ замория в Ригу, и ту совкупившеся вси, и рижане и вся Чюдьская земля, и пльсковичи от себе послаша помощь мужь 200, идоша на безбожную Литву; и тако, грЂхъ ради нашихъ, безбожными погаными побЂжени быша, придоша кождо десятыи въ домы своя.

Того же лЂта приде митрополитъ Грьчинъ изъ НикЂя въ Киевъ, именем Есифъ.

В лЂто 6746 [1238].

Створи манастырь у святого Павла Семеновая Борисовича. В то лЂто придоша иноплеменьници, глаголемии Татарове, на землю Рязаньскую, множьство бещисла, акы прузи; и первое пришедше и сташа о НузлЂ, и взяша ю, и сташа станомь ту.

И оттолЂ послаша послы своя, жену чародЂицю и два мужа с нею, къ княземъ рязаньскымъ, просяче у нихъ десятины во всемь: и в людехъ, и въ князехъ, и въ конихъ, во всякомь десятое. Князи же Рязаньстии Гюрги, Инъгворовъ братъ, Олегъ, Романъ Инъгоровичь, и Муромьскы и Проньскыи, не въпустяче къ градомъ, выЂхаша противу имъ на Воронажь.

И рекоша имъ князи: "олна насъ всЂхъ не будеть, тоже все то ваше будеть".

И оттолЂ пустиша ихъ къ Юрью въ Володимирь, и оттолЂ пустиша о НухлЂ Татары въ Воронажи.

Послаша же рязаньстии князи къ Юрью Володимирьскому, просяче помочи, или самому поити.

Юрьи же самъ не поиде, ни послуша князии рязаньскыхъ молбы, но самъ хотЂ особь брань створити.

Но уже бяше божию гнЂву не противитися, яко речено бысть дрЂвле Исусу Наугину богомь; егда веде я на землю обЂтованую, тогда рече: азъ послю на ня пре/же васъ недоумЂние, и грозу, и страхъ, и трепетъ.

Такоже и преже сихъ отъя господь у насъ силу, а недоумЂние, и грозу, и страхъ, и трепетъ вложи в нас за грЂхы наша. Тогда же иноплеменьници погании оступиша Рязань и острогомь оградиша и; князь же Рязаньскыи Юрьи затворися въ градЂ с людми; князь же Романъ Инъгоровичь ста битися противу ихъ съ своими людьми.

Князь же Юрьи Володимирьскыи тогда посла ЕремЂя въ сторожихъ воеводою, и сняся с Романомь; и оступиша ихъ Татарове у Коломны, и бишася крЂпко, и прогониша ихъ к надолобомъ 1, и ту убиша князя Романа и ЕремЂя, и много паде ту съ княземь и съ ЕремЂемь. Москвичи же ничегоже 2 не видЂвше.

Татарове же взяша градъ мЂсяца декабря въ 21, а приступили въ 16 того же мЂсяца. Такоже избиша князя и княгыню, и мужи и жены и дЂти, черньца и черноризиць, иерЂя, овы огнемь, а инЂхъ мечемь, поругание черницамъ и попадьямъ и добрымъ женамъ и дЂвицамъ пред матерьми и сестрами; а епископа ублюде богъ: отъЂха проче во тъ годъ, егда рать оступи градъ.

И кто, братье, о семь не поплачется, кто ся нас осталъ живыхъ, како они нужную и горкую смерть подъяша.

Да и мы то видЂвше, устрашилися быхомъ и грЂховъ своихъ плакалися съ въздыханиемь день и нощь; мы же въздыхаемъ день и нощь, пекущеся о имЂнии и о ненависти братьи. Но на предлежащая възвратимся. Тогда же Рязань безбожнымъ и поганымъ Татаромъ вземшемъ, поидоша къ Володимирю множство кровопролитець крестьяньскыя кръви.

Князь же Юрьи выступи изъ Володимиря и бЂжа на Ярославль, а въ Володимири затворися сынъ его Всеволодъ съ матерью и съ владыкою и со всею областию своею. Безаконьнии же Измаильти приближишася къ граду, и оступиша градъ силою, и отыниша тыномь всь.

И бысть на заутрье, увидЂ князь Все володъ и владыка Митрофанъ, яко уже взяту быти граду, внидоша въ церковь святую Богородицю, и истригошася вси въ образъ, таже въ скиму, от владыкы Митрофана, князь и княгыни, дчи и сноха, и добрии мужи и жены. И яко уже безаконьнии приближишася, поставивше порокы, взяша град и запалиша и огнемь, в пяток преже мясопустныя недЂли.

И увидЂвше князь и владыка и княгыни, яко зажженъ бысть градъ, а людье уже огнемь кончаваются, а инии мечемь, вбЂгоша въ святую Богородицю и затворишася в полатЂ. Погании же, отбивше двьри, зажгоша церковь, наволочивше лЂса, и издвушиша вся: ти тако скончашася, предавше душа сво/л.124./я господеви; инии же погнашася по Юрьи князи на Ярославль.

Князь же Юрьи посла Дорожа въ просокы въ 3-хъ 1000-хъ; и прибЂжа Дорожь, и рече: "а уже, княже, обишли нас около".

И нача князь полкъ ставити около себе, и се внезапу Татарове приспЂша; князь же не успЂвъ ничтоже, побЂже; и бы на рЂцЂ Сити, и постигоша и, и животъ свои сконча ту. Богъ же вЂсть, како скончася: много бо глаголють о немь инии. Ростовъ же и Суждаль разидеся розно. Оканьнии же они оттолЂ пришедше, взяша Москву, Переяславль, Юрьевъ, Дмитровъ, Волокъ, . ТфЂрь; ту же и сынъ Ярославль убиша.

ОттолЂ же придоща безаконьнии, и оступиша Торжекъ на сборъ чистои недЂли, и отыниша тыномь всь около, якоже инии гради имаху; и бишася ту оканнии порокы по д†недЂли, и изнемогошася людье въ градЂ, а из Новагорода имъ не бы помочи, но уже кто же собЂ сталъ бЂ в недоумЂнии и страсЂ; и тако погании взяша градъ, и исЂкоша вся от мужьска полу и до женьска, иерЂискыи чин всь и черноризьскыи, а все изъобнажено и поругано, горкою и бЂдною смертью предаша душа своя господеви, мЂсяца марта въ 5, на память святого мученика Никона, въ среду средохрестьную.

Туже убьени быша Иванко, посадникъ новоторжьскыи, Якимъ Влоуньковичь, ГлЂбъ Борисовичь, Михаило Моисиевичь.

Тогда же ганяшася оканьнии безбожници от Торжку СерегЂрьскымъ путемь оли и до Игнача 2 креста, а все люди сЂкуще акы траву, за 100 верстъ до Новагорода.

Новъгородъ же заступи богъ и святая великая и зборная апостольская церкы святая Софья и святыи Кюрилъ и святыхъ правовЂрныхъ архиепископъ молитва и благовЂрныхъ князии и преподобьныхъ черноризець иерЂискаго сбора.

Да кто, братье и отци и дЂти, видЂвше божие попущение се на всеи Русьскои земли.

ГрЂхъ же ради нашихъ попусти богъ поганыя на ны. Наводить богъ, по гнЂву своему, иноплеменьникы на землю, и тако съкрушеномъ имъ въспомянутся къ богу. Усобная же рать бываеть от сважения дьяволя: богъ бо не хощеть зла въ человЂцЂхъ, но блага; а дьяволъ радуется злому убииству и кровопролитию.

Земли же сгрЂшивши которои, любо казнить богъ смертью или гладомь или наведениемь поганыхъ или ведромь или дъждемь силнымь или казньми инЂми, аще ли покаемся и в нем же ны богъ велить жити, глаголеть бо к намъ пророкомь: обратитеся ко мнЂ всЂмь сердцемь вашимь, постомь и плачемь, да еще сице створимъ, всЂхъ грЂхъ прощени будемъ.

Но мы на злая възврашаемся, акы свинья валяющеся в калЂ грЂховнЂмь присно, и тако пребываемъ; да сего ради казни приемлемъ всякыя от бога, и нахожение ратныхъ; по божию повелЂнию, грЂхъ ради нашихъ казнь приемлемъ.

Комментарий. Вот уважаемый читатель перед вами быстро пролетели первые три, из девяти лет правления князя Александра Ярославовича в Новгороде Великом.

И что мы видим?


И сам князь и его советники, оказывается, были прекрасно осведомлены о нападении татаро-монгольского войска хана Батыя сначала на Рязанское а затем и на Владимиро- суздальские княжества.

Как и о том, что эти княжества, не дождавшись запрошенной помощи ни от Великого Киевского князя, ни от Великого Черниговского князя, ни от богатого Новгорода Великого способного выставить вместе с княжеской дружиной войско в 30-40 000 воинов таки не попытались даже помочь, скажем, высылкой отдельны сильных дружин чтобы защитить недалеко расположенный от самого Новгорода город Торжок!.

Ну, пусть рязанский князь был чужим человеком для Всеволодовичей, а ведь владимирский князь Юрий Всеволодович был родной брат для Ярослава II Всеволодовича и дядей для Александра Яковлевича князя новгородского!!!!

А ведь и Киев и Новгород, могли, уже зная о разорении Рязани своевременно выставить достаточно войска, чтобы окать достойное сопротивление хану Батыю и езе тогла в 1239 году остановить его продвижения по той самой Святой Руси!

Но, написав эти строки, при редактировании материала, я поймал себя на мысли, что тут одно субъективное мнение автора, а народ из числа читателей хочет фактов.

И я такие факты нашел, продолжая читать вышеупомянутую работу "Взаимоотношения между Рюриковичами и Гедеминовичами".

И вот что очень правильно и точно пишет автор этой работы:



"Домонгольский период истории Великого Новгорода выходит за рамки данной работы. Поэтому я начну с батыева нашествия.

Пока часть татарских войск шла к реке Сить, где собирались дружины владимирских князей, другая часть осадила город Торжок.

В Торжке не оказалось ни князя, ни княжеской дружины, и оборону возглавил "Иванко посадник Новоторжскыи, Яким Влункович, Глеб Борисович, Михаило Моисеевич", то есть верхушка купеческого посадского населения.

Жители Торжка заблаговременно обратились за помощью к Господину Великому Новгороду, который периодически бывал сюзереном Торжка. Замечу, что в Новгороде в 1237-1238 гг. князем был молодой Александр Ярославич, будущий Невский.

Новгородские власти и Александр могли вместе или порознь (в этом вопросе они были независимы друг от друга) оказать помощь Торжку, но они и пальцем не пошевелили.

Как гласит Тверская летопись, татары окружили весь город тыном, "также как и другие города брали, и осаждали окаянные город две недели.

Изнемогли люди в городе, а из Новгорода.им не было помощи, потому что все были в недоумении и в страхе.

И так, поганые взяли город, убив всех – и мужчин и женщин, всех священников и монахов. Все разграблено и поругано, и в горькой и несчастной смерти предали свои души в руки господа месяца марта в пятый день, на память святого Конона, в среду четвертой недели поста.

И были здесь убиты: Иванко, посадник новоторжский, Аким Влункович, Глеб Борисович, Михаил Моисеевич.

А за прочими людьми гнались безбожные татары Селигерским путем до Игнатьева креста и секли всех людей, как траву, и не дошли до Новгорода всего сто верст. Новгород же сохранил бог, и святая и великая соборная и апостольская церковь Софии, и святой преподобный Кирилл, и молитвы святых правоверных архиепископов, и благоверных князей, и преподобных монахов иерейского чина".

И вот уже 200 лет историки спорят, кто помимо сил небесных спас Новгород.

Так, СМ. Соловьев пишет, что татары, "не дошедши ста верст до Новгорода, остановились, боясь, по некоторым известиям, приближения весеннего времени, разлива рек, таяния болот, и пошли к юго-востоку на степь".

И эта осторожная фраза вскоре превратилась в каноническую версию и вошла в наши школьные учебники. Кто-то говорит, что в боях с русскими татары были обескровлены и побоялись идти на Новгород.

Историк В.В. Каргалов утверждает, что татары вообще не собирались брать Новгорода, а до Игнатьева креста дошел лишь небольшой татарский отряд, преследовавший беглецов из Торжка.



Булгарские же летописи дают весьма четкое и недвусмысленное объяснение.

Дело в том, что еще в конце 1237 г. в Новгород была прислана грамота с печатью Великого хана с обещанием не разорять город, если новгородцы не будут помогать великому князю владимирскому.

Князь Александр Ярославич, городские и церковные власти (три независимые силы Новгорода) дали согласие и действительно держали строгий нейтралитет, пока татары громили северо-восточные русские земли".

Вот поэтому отец Ярослав II Всеволодович, и сын Александр предпочли тихо сидеть каждый, в своих владения моля очевидно Бога, чтобы татары не нарушили заявленный нейтралитет!

А дальше вся историческая мозаика становится на свои места, как в детском конструкторе!


Если была ханская грамота в Новгород Великий, то мы можем, допустить, что аналогичная грамота с Золотой орды поступила и Великому Киевскому князю Ярославу II Всеволодовичу.

И, что он, с этого момента, завязав секретные переговоры с ханом Батыем, не оказал военной поддержки своему брату Юрию Всеволодовичу.

И, что эти переговоры, продолжались и после захвата татаро – монголами Владимиро -Суздальского княжества.

Когда по их итогам Ярославом II Всеволодовичем было получено письменное разрешение от хана Батыя, на занятие княжеского трона во Владимиро-Судальском княжестве.

Так же, мы, теперь обосновано можем выдвинуть и новую версию о том, что покидая в 1239 г. Киев, князь Ярослав II Всеволодович уже достоверно знал о планах хана Батыя напасть на Киевское княжество и разорить его!

Но ничего не предпринял по организации его защиты!


А укрепившись в течение полугода во Владимиро-Суздальском княжестве и расставив там своих людей по всем ключевым местам управления, Ярослав II Всеволодович, совершенно не беспокоясь о новом нападении хана Батыя на свои земли, (а чего беспокоится если Батый тайный союзник держащий свое слово!) затеял, не смотря на траур о погибшем родном брате и всех членах его семьи, богатую и веселую свадьбу своего сына Александра Ярославовича, которому как раз, очевидно исполнилось уже 19-20 лет!



В лЂто 6747 [1239].

Оженися князь Олександръ, сынъ Ярославль в НовЂгородЂ, поя в ПолотьскЂ у Брячьслава дчерь, и вЂнчася в Торопчи; ту кашю чини, а в НовЂгородЂ другую.

Того же лЂта князь Александръ с новгородци сруби городци по ШелонЂ.

Комментарий: Эта фраза означает не то, что лично князь Алесандр Невкий работал в качестве скажем плотника на сооружении небольших опорных укрепленных пунктов по р. Шелонь (необходимых новгородским купцам для обеспечения безопасного прохождения там купеческих судов идущих по Лужскому торговому пути), а то что по его распоряжению там начали строиться эти опорные пункты, ставшие потом как в случае с г. Порховым, местами поселения новгородцев, разросшиеся до размеров города.



Справка: Шелонь – средняя река в Псковской и Новгородской областях России. Длина – 248 км, площадь бассейна – 9710 км². Средний расход воды в 59 км от устья 43,6 м³/с. Принадлежит к бассейну Балтийского моря.

На реке расположены города Порхов, Сольцы, а также крупные посёлки – Дедовичи и Шимск.

Крупные притоки – Мшага, Ситня, Удоха, Уза, Судома, Ильзна (слева), Колошка, Леменка, Люта, Шилинка, Полонка, Белка, Севера (справа).

В бассейне реки часто встречаются минеральные источники. Река судоходна в низовьях, от города Сольцы до устья



Справка: Порхов – город (с 1777) в России, административный центр Порховского района Псковской области. Население – 11,9 тыс. чел. (1 января 2005), 10,6 тыс. чел. (14 октября 2010).

Название города произошло от слова "парох", "порх" – белый камень (известняк).

Город расположен на Шелонской низменности, на реке Шелонь (бассейн озера Ильмень), в 88 км к востоку от Пскова.



Известен с 1239 года как город в составе Новгородской республики – "князь Александр с новгородци сруби городци на Шелоне".

В 1346 году порховская крепость выдержала осаду войска литовского князя Ольгерда, в 1428 году – литовского князя Витовта.

В 1387 году вместо деревянной была построена каменная крепость (перестроена в 1430 году).

В 1442 году (окончательно – вместе со всей Новгородской республикой – в 1478 году) Порхов был присоединён к Московскому княжеству. Порхов считался одной из 12 главных крепостей Русского государства.



в 1609 г. жители Порхова присягнули Лжедмитрию.

C 1777 года Порхов получает формальный статус города и становится уездным центром (Порховского уезда) в Псковской губернии (в 1777-1796 годах – в Псковском наместничестве).



А на следующий год случилась и наша знаменитая "Невская битва" и поскольку это один из ключевых моментов настоящей работы, то он требует отдельного и подробного своего изложения, в связи с чем, я на этом и прерываю наше ознакомления с новгородской историей.

(конец ч.4)

 Комментарии

Комментариев нет