РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Личное дело Александра Невского ч.5

2595 просмотров

История мифа о "Невской битве"

ч.5

История мифа о "Невской битве"

В этой части, мы уважаемый читатель рассмотрим один из тех казусных исторических случаев в российской истории, когда казалось бы рядовая и очевидно случайная пограничная стычка между шведским воинским отрядом, проводившим на нескольких кораблях толи разведку, толи просто заблудившимся и зашедшими в новгородские "территориальные воды" и новгородской пограничной стражей, вдруг, через 463 лет, как на день сегодняшний, от самого события, стала считаться, вначале в Московском царстве, а затем и в Российской империи, битвой мирового значения!

И, на может субъективный взгляд автора является одним из примеров того как была сфальсифицирована российская история.

И чтобы не утомлять читателя, сразу перейду от слов к делу, т.е. к исследованию тех исторических данных, повествующих нам об этой "битве", которая в анналы российской истории вошла как "Невская битва".
 



В связи, с чем открываем наш первый первоисточник "Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. – М.-Л., 1950." и читаем:



В лЂто 6748 [1240].


Придоша СвЂи в силЂ велицЂ, и Мурмане, и Сумь, и Ђмь в кораблихъ множьство много зЂло; СвЂи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Не†устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую.

Но еще преблагыи, премилостивыи человЂколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелЂния: приде бо вЂсть в Новъгородъ, яко СвЂи идуть къ ЛадозЂ.

Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побЂди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодЂвица Мария, мЂсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недЂлю на Сборъ святыхъ отець, иже в ХалкидонЂ; и ту бысть велика сЂча СвЂемъ.

И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свЂта понедЂльника, посрамлени отъидоша.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, НамЂстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всЂхъ 20 мужь с ладожаны, или мне, богь вЂстъ.

Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всЂхъ святыхъ".



Вот такое полное описание так называемой "Невской битвы" составленное сразу по горячим следам новгородским летописцем. А уже потом оно переместилось с разными ничем не подтвержденными добавления в другие летописи
.



И тут, мы, уважаемый читатель, ни убавить, ни прибавить ничего не можем.

Но зато, мы можем попробовать пересказать содержимое летописи своими словами и современным языком.

Итак, примерно в начале июля 1240 года несколько кораблей принадлежавших шведскому королю, на которых в качестве десанта, располагался шведский воинский отряд под командованием воеводы Спиридона, прибыли на то место, где река Ижора впадает в р.Неву и где сейчас находится основанный в 1703 г. российский город Санкт-Петербург.

Там, шведы, выйдя из кораблей, разбили палаточный лагерь.

Зачем же шведы приплыли на территорию подконтрольную Новгороду Великому, летописец нам точно не сообщает.

Но, далее из слов "приде бо вЂсть в Новъгородъ, яко СвЂи идуть къ ЛадозЂ." что шведский отряд намерен идти далее к г. Ладоге, чтобы якобы на нее напасть а затем воевать и с Новгородом Великим.



Кто и когда такое известие, доставил в Новгород Великий, летописец не сообщает.


Далее, все события развиваются вообще невероятно и с нарушение новгородских законов, установленных для наемного князя и его дружины.

Князь Александр Ярославович со своей дружиной (конницей) без дачи согласия новгородского вече, а именно в его компетенции было решение об объявлении войны или заключения мира, покидает Новгород и отправляется в г. Ладогу расположенную вблизи Ладожского озера.

И вот тут внимание уважаемый читатель! Если конечно вы настроены на получение объективной информации! И очень конечно хотелось бы автору получить комментарии от жителей новгородчины, по этому поводу!

А расстояние от Новгорода до Ладоги по современной трассе, составляет примерно 207 км. И это расстояние нужно было кнрице пройти не ща олин деньт,а как положено с привалами и ночевками...



Там в г.Ладоге, к дружине Александра якобы присоединяется местное ополчение и они двигаются к устью р. Ижора (место впадения ее в р.Нева).Сколько было жтого ополнения в численном составе нам не известно!



Причем мы должны помнить. Что расстояние между Ладогой и устьем Ижоры составляется примерн 120 км, а ладожское ополчение состояло их пехоты.





Поэтому так же быстро, как конница, они двигаться не могли.

И кстати, по пути Александру Ярославовичу и его войску пришлось форсировать три большие реки: Налию, Мгу и Тосну.

Но мы должны понить что это была и естьочень трудно проходимая местность. Ведь в то время никаких дорог, как сейчас, там кроме водного пути по р. Неве не существовало! Но, войско А.Ярославовича не имело кораблей.

Но, если верить летописцу, а у нас пока нет оснований ему не верить, то в конце концов, все войска А. Ярославовича собралось недалеко от шведского лагеря.

Сколько на это новгородцам потребовалось время, летописец тактично не уточняет, но мы, можем предположить, что это заняло у него не меньше чем 2-3 недели, если двигаться очень быстро.

Посмотрите на карту и сами прикиньте, за сколько дней вы пешком или неспешно на коне, смогли бы пройти этим маршрутом Новгород-Ладога- устье р. Ижоры.



А шведы получается все это время, отдыхали на берегу р. Нева, загорали, купались, охотились и ловили рыбу??? Или у них все же была иная цель???


Затем новгородцы решили напасть на шведов!

Но, тут уместно задаться и риторическим вопросом:

А почему сразу напасать?

Что шведы уже совершили в июле 1240 г. в отношении владений Новгорода Великого какие либо агрессивные или враждебные действия?

Скажем, напали на деревни, разграбили, поубивали новгородских людей, ограбили и поубивали новгородских купцов???

Нет, такого не было.

И раз так, то по правил ведения средневековых войн, вначале полагалось начать со шведами переговоры, с целью выяснения причин их нахождения на новгородской земле.

Ведь если принять во внимание присутствие в шведском отряде эпископа, то это могла быть религиозная миссия, с целью распространения христианства среди еще не окрещенных – ижорцев? Или даже дипломатическая миссия?

Но этого тоже со стороны Александра Ярославовича, если верить летописцу, сделано не было.

Итог битвы или, скорее всего нападения новгородцев на шведский лагерь был такой:

Новгородцы потеряли 20- человек убитыми, а о потерях шведов летописец сообщает так:

"И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свЂта понедЂльника, посрамлени отъидоша".

То есть, погиб воевода с русским именем Спиридон, а так же находившийся в лагере шведский епископ.

Но, при этом своих раненых шведы погрузили на два корабля, а убитых (точное число неизвестно) закопали на месте битвы.

Сами же шведы не стали продолжать на следующий день битву и ночью, свернув свой лагерь, покинули устье р.Ижоры.

Их отход новгородцами был обнаружен только на следующий день!


Следовательно, сражение, если оно было, то должно было бы продолжаться весь день, но тогда почему так мало потерь у новгородцев?

Ведь атакующая сторона, всегда несет большие потери, чем обороняющаяся.

И если "Невская битва" была целый день и противоборствующие стороны разошлись, то получается, что шведы небыли разбиты, а организовано отступили, забрав своих раненых и похоронив убитых!!!

Да и в плен никого из них новгородцы не взяли!!!

Можно предположить, как версию, что новгородцы вначале совершив внезапное нападение на лагерь шведов, потом отступили, а шведы не став их преследовать, похоронив мертвых и собрав лагерь, организованно покинули устье р. Ижоры продолжая двигать своим маршрутом.

И тогда, поскольку поле битвы осталось за ним, то князь Александр Ярославович и объявил народу новгородскому про свою первую победу!

Но, все это мысли автора, которые должны появится и у любого из вас уважаемые читатели после прочтений новгородской летописи.

Далее, я углубляясь в тему, решил заняться исследованием и самого места "Невской битвы".

Для чего естественно стал в первую очередь искать исторические карты сотавленые российскими ученными, для иллюстрации их трудов, по российской истории.

И вот что я нашел.





(карты)



Как видим большинство ученых, склоняются к тому, что сражение произошло на восточном берегу Ижоры, там, где шведский лагерь был расположен у самого устья.





Но, один их авторов предложил такой вариант, что шведы разбили свой лагерь на западном берегу Ижоры и, что новгородцам пришлось сначала форсировать широкую и глубокую в своем устье Ижору, а потом уже нападать на шведский лагерь!



Что, не оставляло новгородцам никакого шанса на внезапность нападения, а при численном преимуществе шведов они бы не отделались 20 убитыми.


Тем не менее, такой подход к изучению места битвы, дал и новые неожиданные данные.

Дело в том, что если посмотреть уже на топографическую карту, в том же самом месте протекает кроме р. Ижоры и река.Большая Ижорка, тоже впадающая в устье Ижоры, но вот течет она параллельно руслу р. Невы!



И сильно ограничивая поле предполагаемой Невской битвы!



И сама эта местность в ее истоках, представляет и сейчас сильно заболоченную территорию, проход по которой составляет большое препятствие и для пехотинца, не говоря уже о всаднике.



Кстати именно на этих рубежах в 1941-1943 г. Красной Армией была остановилась и немецкая армия.



Вот смотрите на современную карту.





И если, новгородцы согласно историческимкартам, наступали на шведов темя колонами (два отряда конницы и один пехота, то им бы все равно пришлось перед вступлением в бой форсировать глубокую р. Большую Ижорку с топкими берегами.

Что для новгородской конницы, составляло бы серьезное препятствие.

Не говоря, о том, что в случае неудачи, это не позволяло им спастись путем отступления.

А пехоте пробираться по озеру и болотам!

И как мы видим, шведы выбрали правильное место для своего лагеря, ибо оно было хорошо защищено естественным барьерами от приближения противника!

И такое расположение не оставляло шансов нападающей стороны на внезапность нападения. Которое как утверждают российские письменные источники началось ровно в 11.00.



Но вернемся на поле битвы. А там оказывается протекают три реки: Нева, Ижора и Большая Ижорка.



Ижо́ра (фин. Inkere) – река, левый приток Невы. Берёт начало на Ижорской возвышенности из родника у деревни Скворицы Гатчинского района. Протекает по Приневской низине по территории Гатчинского, Тосненского районов Ленинградской области и Колпинского района Санкт-Петербурга.

Длина 87 км, площадь бассейна – около 1 тыс. км². Большая часть берегов бассейна реки занята лугами, пашней, кустарниками, леса нет.

Больша́я Ижо́рка - река, правый приток реки Ижора на юге-востоке Санкт-Петербурга, восточнее города Колпино.

Так же из цитированной мною летописи у читателя может сложиться мнение, что берега р. Ижоры или Невы по состоянию на июль 1240 год были никем не заселены.

Но, это ошибочный вывод.

Местность эта в районе устья р, Ижоры была очень давно заселена большим и довольно воинственным народом – ижорцами.



И возможно, это к ним и приплыли шведы со своим епископом.

И поэтому так долго оставались в своем лагере, пока туда их Новгорода Великого, не прибыла княжеская дружина.

А вот об ижорцах, известно, что этот народ возник путём выделения из финно-угорского народа корела.

Корелы образовались из той ветви финно-угров, которая, продвигаясь из Северного Приуралья, расселилась на северном побережье Финского и восточном побережье Ботнического заливов, а позже переместилась к берегам Ладожского озера. Та часть корел, которая расселилась на юг и юго-запад от Невы, и образовала ижору. По другой гипотезе, ижора произошла от слияния нескольких прибалтийско-финских племён.

Первый письменный источник, упомянувший ижору, относится к XII в. – булла (грамота) 1164 г. Папы Римского Александра III к шведскому епископу Стефану. В ней Папа распространяет полномочия епископа на язычников Ингрии.

Затем в 1221 г. Ингария и ингары упоминаются в Хронике Генриха Латвийского в связи с вторжением ливонских рыцарей в её земли. Новгородская летопись в 1228 г. повествует об участии ижоры в отражении набега финского племени емь в Приладожье.

Существует несколько версий происхождения этнонима ижора. Наиболее распространённая – от имени шведской принцессы Ингигерд, на которой женился сын князя Владимира Ярослав (Мудрый).

В начале двадцатых годов ХI в. Ингигерд получила от него в качестве свадебного подарка город Ладогу с землями по южному берегу Невы. Очевидно, "подарок" Ярослава был вынужденным: ему предшествовали драматические события междоусобной борьбы русских князей.

Именно это заставило Ярослава посредством женитьбы на Ингигерд получить помощь варяжской дружины.

Земля, переданная Ингигерд, стала называться землёй Ингрии, в дальнейшем – Ингрией, народ, населяющий её, – инкери, в русской транскрипции – ижорой, река также Ижорой. Де-факто и де-юре эта область отпала от Киевской Руси. Лишь в конце XI в. новгородцы вернули себе эти земли.

Считается в российской истории, что с ижорами Новгород уживался мирно. Ижора, как и корелы, оказывали активную поддержку Новгороду в борьбе с набегами еми и шведов. А активное продвижение сюда русских колонистов, началось в XII-XIII вв. и было связано с обслуживанием торгового пути.

Вся Ижорская земля с 1228 по 1478 г. входила в состав Великого Новгорода.

С 1270 г. ижора и водь несли воинскую повинность в новгородских дружинах.


В связи, с чем в российской исторической науке бытует ничем документально не подтвержденная легенда, о том, что в июле 1240 года старейшина Ижорской земли Пелгусий, находясь в дозоре, обнаружил шведскую флотилию и спешно послал доложить обо всем Александру, будущему Невскому.

С чего бы он это сделал, если такая повинность на ижорцев, была наложена только с 1270 года!!!

Да и сколько времени его гонец добирался до Великого Новгорода?

Ведь нужно было добираться по бездорожью на более чем 300 км?


Вот и получается, что все это время шведы просто стояли в свое лагере на Ижоре, и специально дожидались прихода туда новгородского князя Александра Ярославовича!?

Но как бы там ни было, а вот почивать в лучах славы, по возвращению в Новгород, князю Александру Ярославовичу и его доблестным дружинникам не пришлось.



Ибо военные приключения новгородского князя Александра Ярославовича, битвой со шведами в 1240 г. не ограничились!


А вот российским историкам как бы сразу "отщибает" память, и о невском герое они вспоминают, только когда он сражается с немецкими рыцарями на Чудском озере!

В связи с чем, я теперь вынужден восполнить этот пробел так замалчиваемый официальной историей.

И снова берем и читаем новгородского летописца, который так описывает нам последующие события:

"Того же лЂта взяша НЂмци, медвЂжане, юрьевци, вельядци с княземь Ярославомь Володимиричемь Изборьско.

И приде вЂсть въ Пльсковъ, яко взяша НЂмци Изборьскъ; и выидоша пльсковичи вси, и бишася с ними, и побЂдиша я НЂмци.

Ту же убиша Гаврила Горислалича воеводу; а пльсковичь гоняче, много побиша, а инЂхъ руками изъимаша.

И пригонивше подъ городъ, и зажгоша посадъ всь; и много зла бысть: и погорЂша церкы и честныя иконы и книгы и еуангелия; и много селъ попустиша около Пльскова.

И стояша подъ городомь недЂлю, но города не взяша; но дЂти поимаша у добрыхъ мужь в тали, и отъидоша проче; и тако быша безъ мира: бяху бо перевЂтъ держаче с НЂмци пльсковичи, и подъвели ихъ Твердило Иванковичь съ инЂми, и самъ поча владЂти Пльсковомь с НЂмци, воюя села новгородьская; а инии пльсковичи вбЂжаша в Новъгородъ с женами и с дЂтьми.

Ну и теперь авторский комментарий. И он будет очень нелицеприятный для "невского героя" Александра Ярославовича.



Из текста летописи мы видим, что пока Александр Ярославович воевал со шведами на невских берегах, на новгородчину пришла реальная и кровавая война.

Так, ливонские рыцари (немцы) совместно с русским князем Ярославом Владимировичем, был вначале захвачен г. Изборск, а потом и г. Псков.

Мало того, в Пскове местные бояре во главе с Твердило Ивановичем объявили сою независимость от Новгорода Великого.

И у нас получается, что князь Александр Ярославович, когда он увел от Великого Новгорода дружину, погнавшись за предотвращения мнимой шведской угрозы г. Ладоге, упустил начало новой войны с ливонцами!

В результате чего Новгород Великий потерял два больших и важных города – Изборск, Псков и все земли вокруг них!

Сама ж реакция новгородских бояр и собранного ими по возвращении в Новгород Александра Ярославича новгородского вече была строгой но справедливой!

Они не увидели в так называемой "Невской битве" для себя никакой пользы!

"В то же лЂто, тои же зимы выиде князь Олександръ из Новагорода къ отцю в Переяславль съ матерью и с женою и со всЂмь дворомь своимь, роспрЂвъся с новгородци".

Современным языком это означает, что новгородцы больше на войну за Изборск и Псков, князя и его дружину не посылали, а просто взяли уволили "невского героя" с занимаемой им должности князя новгородского, как не оправдавшего их доверия!

И как мы, после этого, вслед за официальной российской исторической пропагандой, может утверждать что Александр Ярославович спас всю Русь от шведского завоевания???

А продолжая углуюлятся в тему давайте изучим вопрос о новом историческом персонаже в нашем повествовании новогородском посаднике -Твердиле Иванковиче.

В полном объеме вся информация содеридится тут: http://www.derjava.pskov.ru/500/3209/

А в частности автор этой статьи "Посадник псковский Твердила Иванкович – патриот или изменник?" Беляев Д.В. пишет, что по его мнению."по отдельным историческим материалом и преданиям образ Твердилы Ивановича (Иванковича) предстаёт перед нами в двух основных качествах:

1) как изменник общерусского дела и

2) как руководитель попытки Пскова отделится от Новгорода в союзе с немцами, которые были использованы псковичами в качестве "разменной монеты" в политической игре против Новгорода и влияния Орды.

До этого псковские князья неоднократно, рассорившись с псковичами, уходили "в немцы" и вместе с последними совершали набеги (см. гл. III данной заметки о Владимире Мстиславовиче и Ярославе Владимировиче).

Немцы нуждались в псковичах в качестве союзников в борьбе против языческой Литвы. Псковичи могли желать отделиться от Новгорода и проордынских князей. С Новгородом они находились тогда фактически в состоянии войны.

При "сдаче" Пскова Твердилой немцам (по решению веча -) в город вошло всего 12 рыцарей. То есть это было формальное выражение союзной поддержки немцами Пскова в его борьбе с Новгородом и ордынским влиянием.

В целом, в данном раскладе реальной была одна из альтернатив того времени: историческое развитие северно-русских народоправств в составе европейской пронемецкой (шведской) Прибалтики или в составе ордынской Руси, основой которой постепенно становилось Московское княжество, чьи князья получили первенствующее значение в качестве обладателей ярлыка на княжение из Орды и держателей митрополичьей кафедры (относительная веротерпимость татар).

О дальнейшей судьбе Твердилы также разные сообщения:

1) повешен в качестве изменника на крепостной стене Пскова;

2) сбежал вместе с немцами в Изборск.

Есть гипотеза о том, что Твердило упомянут в "Старшей рифмованной ливонской хронике" под именем рыцаря Герпольта, помогавшего немцам овладеть Псковом.

.

И что сама последующая "битва на Чудском озере" была предопределена еще до появления тевтонцев в Ливонии, самими же новгородцами, которые в 1232 году изгнали из города своего князя Ярослава, сына псковского правителя Владимира и тезку отца будущего Александра Невского.

Бежавший князь, тогда нашел дипломатическое убежище в Дорпатском (современное название – Тарту) епископстве.

Роль затворника явно не устраивала изгнанного правителя: Ярослав Владимирович неустанно плел нити заговора и подбивал местного епископа выступить против славян.

За возвращение трона князь обещал всестороннюю помощь в борьбе с языческой Литвой.

Первая попытка союзников выступить против Новгорода и возвратить княжий престол Ярославу состоялась задолго до появления тевтонцев в Ливонии, спустя два года после бегства князя, и закончилась бесславно.

Новое согласие на ведение боевых действий глава местных католиков дал только в 1240 году, после того как получил обнадеживающие вести из Пскова: на бывшей вотчине отца Ярослава часть горожан во главе с посадником Твердилой Ивановичем обещала всестороннюю поддержку опальному князю.

Новый ландмейстер Ливонского отделения ордена, следуя церковной иерархии, подчинился епископу и направил с войсками союзников двенадцать своих рыцарей. Цифра, явно не способная серьезно повлиять на ход кампании.

Между тем Твердила Иванович сдержал слово: Псков сдался без боя.



Оставив в городе двух рыцарей-тевтонцев и небольшой отряд, союзные войска отправились на Новгород.

Так братья-рыцари стали разменной картой в обыкновенной феодальной междоусобице славянских городов.

В конечном итоге, это привело к тому, что в Пскове взяли верх противники Новгорода. Псковичи понимали, что без помощи извне им не удастся выиграть затяжную войну с Новгородом.

В таких условиях вече решило заручиться поддержкой ордена.

Потерпев поражение, вожди проновгородской партии с семьями бежали в Новгород, к Александру, но тот вскоре удалился в Переяславль.

Отряды рыцарей с Ярославом Владимировичем во главе вновь подошли к Пскову и он 16 сентября 1240 г. капитулировал.

Посадник Твердила Иванкович и бояре пустили в Псков отряд, состоявший из немцев и чуди, вставший в городе гарнизоном. Твердила Иванкович же "сам поча владети Пльсковомь с немцами".

Псковские отряды стали разорять новгородские села. Однако в этот момент Александр Невский покидает Новгород.

С отпадением Пскова власть Новгорода над близлежащими землями заколебалась.

В отличие от ижорян, чудь и водь не послали в Новгород гонцов, когда на их землю вступили орденские отряды.


Новгородский летописец прямо называл "чудцу" и "вожан" "переветниками", или изменниками. Ливонские рыцари смогли подчинить племена чуди на западном берегу Чудского озера.

Теперь они попытались объединить под своей властью всю чудь.

Псковские "переветники" призвали немцев в Псков, чудские – в Копорскую землю.

Рыцарские войска и отряды чуди, не встретив сопротивления, перешли Нарову и построили замок Копорье.

Вслед за тем, они продвинулись вниз по реке Луге и вышли к Тесову в окрестностях Новгорода. Шелонская пятина подверглась грабежу со стороны псковичей, немцев и чуди.

Как записал местный летописец, враги "поимаша по Луге вси кони и скот нелзе бяше орати по селом и нечим".

Новгороду грозило военное поражение и голод.

Оставшись же без князя и его дружины новгородцы сами тоже не сумели противостоять дальнейшему развитию военных действий с ливонцами и мятежным Псковом.

И вот, что пишет по этому, же поводу, новгородский летописец!

"Тои же зимы придоша НЂмци на Водь с Чюдью, и повоеваша и дань на нихъ възложиша, а городъ учиниша в Копорьи погостЂ.

И не то бысть зло, но и Тесовъ взяша, и за 30 верстъ до Новагорода ганяшася, гость биюче; а сЂмо Лугу и до Сабля.

Новгородци же послаша къ Ярославу по князя, и дасть имъ сына своего АндрЂя. Тогда же сдумавше новгородци, послаша владыку с мужи опять по Олександра; а на волость Новгородьскую наидоша Литва, НЂмци, Чюдь, и поимаща по ЛугЂ вси кони и скотъ, и нелзЂ бяше орати по селомъ и нЂчимь, олна вда Ярославъ сына своего Александра опять".

При таких обстоятельствах к владимиро-суздальскому князю Ярославу Всеволодовичу было направлено новое посольство, и он отправил княжить в Новгород другого сына – Андрея.

Это был ловкий ход: вече снова стало требовать именно Александра.

Сам архиепископ Новгорода Спиридон "со многи бояры" спешно выехал к князю Ярославу во Владимир и упросил его отпустить в Новгород на княжение Александра, а Александра – "забыти вины Новагорода".

И "ради быша новгородци" приезду своего князя."

Ну, а о том, как события развивались далее, вы уважаемый, читатель узнаете из следующей части, а нам пора снова вернутся к теме самой "Невской битвы".

И тут надо сказать, что есть такая книга "Александр Невский" Издательство: Олма-Пресс. Серия: Альтернатива. "История, которую мы не знаем"ISBN 5-224-05360-9

И ее автор Александр Нестеренко, проанализировав все известные свидетельства о "Невской битве" подвергает сомнению само событие битвы, а качестве доводов приводятся следующие:

Упоминание о битве отсутствует в Ипатьевской летописи, равно как и в шведских источниках.

В Лаврентьевской летописи упоминание о битве помещено в записи за 1263 г и является заимствованием Жития святого Александра Невского.

За 1240 г упоминания о битве нет.

Шведские источники утверждают, что Биргер не покидал Швеции в год битвы.

Шведские источники не упоминают о гибели какого-либо епископа в год битвы.

Описание раны в лицо, возможно, заимствовано из Жития Довмонта Новгородского.

Нет объяснения противоречивому поведению шведов, которые не продвигались вглубь территории противника и не построили укреплённого лагеря.

Нет объяснения странному поведению Александра, не уведомившего о нападении своего отца Ярослава II Всеволодовича и не собравшего новгородского ополчения.

Не ясно, почему после битвы шведы остались на поле боя и смогли похоронить погибших.

Отсутствует информация о захваченных в плен шведах.

Неправдоподобной выглядит информация о затоплении трёх шведских кораблей.

Не ясно, кто убил шведов на другом берегу реки куда русские воины так и не смогли добраться.

Погибший военачальник шведов носит русское имя Спиридон.

И Александром Нестеренко, была на мой взгляд, обосновано выдвинута гипотеза хорошо объясняющая все события "Невской битвы" о том, что дружина князя Александра Ярославовича и карелов с Ладоги, не найдя в районе устья Ижоры никаких шведских военных отрядов, напали на лагерь шведских купцов, торговавших с начала июля 1240 г. с местным населением.

И под конец у нас остался нерешенным один важный вопрос.

Откуда же берется вот такая заведомо не правдивая информация, усилено тиражируемая официальной исторической наукой в России.

Вот к примеру статья из Большой советской энциклопедии.

"Невская битва 1240, битва между русскими и шведскими войсками на р. Неве 15 июля. Целью вторжения шведов был захват устья р. Невы и г. Ладоги, что давало возможность овладеть важнейшим участком пути "из варяг в греки", находившимся под контролем Новгорода Великого.

Получив известие о появлении шведов под командованием зятя короля Эрика XI Биргера (см. Биргер Ярль), новгородский князь Александр Ярославич, не ожидая подхода всех своих сил, двинулся вниз по р. Волхов и раньше шведов вышел к Ладоге, где к нему присоединилась дружина ладожан; к этому времени шведы с союзниками (норвежцами и финнами) достигли устья р. Ижора.

Воспользовавшись туманом, русские неожиданно напали на шведский лагерь и разгромили врага; только наступление темноты прекратило битву и позволило спастись остаткам войска Биргера, который был ранен Александром Ярославичем.

В Н. б. особенно отличились Гаврила Олексич, Збыслав Якунович, Яков Полочанин и др. Князь Александр Ярославич за проявленное в битве полководческое искусство и мужество был прозван Невским.

Военно-политическое значение Н. б. состояло в предотвращении угрозы вражеского нашествия с севера и в обеспечении безопасности границ России со стороны Швеции".

А берется эти "данные" из так называемого источника – "Повести о житии Александра Невского".

Данное произведение было написано в Рождественском монастыре во Владимире, где был в 1263 г, погребен князь.

По композиции, манере описания военных столкновений, отдельным стилистическим приемам и некоторым фразеологизмам "Повесть о житии Александра Невского" близка к "Летописцу Даниила Галицкого".

Поэтому убедительному предположению академика Д. С. Лихачева, это объясняется тем, что в создании обоих произведений принимал участие митрополит Кирилл.

Это очень любопытная историческая личность в нашем повествовании и поэтому позвольте о нем сказать пару слов.

Справка: Кирилл III (II) (+ 1281), митрополит Киевский и всея России (1250-1281

В его биографии особенно бросается в глаза факты многолетнее сотрудничество с Александром Ярославичем Невским.

Митрополит и князь скептически относились к предложениям унии со стороны папы, считая бесперспективным сопротивление превосходящим силам монголов. То есть мы в его лице видим главного действующего исторического персонажа склонявшего владимирского князя Алесандра Невского к коллаборационизму по отношению к ханам Золотой Орды.

Вследствие этого, они (Кирилл и Александр) решили пойти на признание монгольского владычества и на широкое сотрудничество с завоевателями.

Первая из известных встреч Кирилла с Александром Невским произошла в 1251 г. в Новгороде, где Кирилл вместе с ростовским епископом Кириллом посвящал в сан новгородского архиепископа Далмата.

В 1252 г. Кирилл руководил торжествами в связи с восшествием нового великого князя Александра Невского на владимирский стол

Что же касается "Повести о житии Александра Невского" то И Д.С. Лихачев по этому поводу писал "Вне всякого сомнения – Кирилл имел отношение к составлению жизнеописания Александра.

Он мог быть и автором, но, вернее всего, он заказал житие кому-нибудь из проживавших на севере галицких книжников".

Митрополит умер в 1280 г., и, следовательно, время возникновения "Повести о житии Александра Невского" нужно относить к периоду между 1263-1280 гг.

Но, сама эта "Повесть" хоть и была написана примерно в 1280 году так и оставалась в одном экземпляре в митрополичий библиотеке во Владимире, а сам князь Александр Невский почитался во Владимире отнюдь не как победитель в Невской битве, а за исцеления больных происходившие от его раки (гроба).

Справка: Ра́ка (лат. arca – ящик, ковчег, гроб) – ковчег с мощами святых, изготавливаемый обычно в форме гроба.

Рака, как религиозный объект, считается понятием христианским[1], однако её аналоги встречаются и в других религиях.

В христианстве рака – местохранилище останков святых, аналог гроба, которые в ней будут пребывать, согласно доктрине, до дня Страшного Суда.

Обычно раки устанавливаются внутри храма или в подземных хранилищах монастырей. В случае, когда обретенные мощи помещаются в раку и хранятся в ней открытыми для поклонения, то они облачаются в одежду согласно статусу святого. В большинстве случаев мощи оставались в земле – "под спудом". При этом над ними устанавливали пустое надгробие в форме раки, но без откидной крышки. В древности на мощах "под спудом" строились храмы.

Прошло с дня серти Александра Невского 284 года и в 1547 г. власть имущие в Московской Руси вспомнили о нем, всвязи с массовой компанией канонизации русских святых.

И вот тогда и разыскали в митрополичьей библиотеке нашу "Повесть о житии Александра Невского" и стряхнули с нее вековую пыль и очевидно переисали!

!

И произошло это на "Макарьевских соборах" – поместные соборы Русской церкви, созванные митрополитом Московским Макарием в 1547 и 1549 годах с целью канонизации русских святых.



По этой причине период Макарьевских соборов называют "эпохой новых чудотворцев".

По мнению церковного историка А. В. Карташёва, митрополит Макарий созвал эти соборы с целью канонизации русских святых, исходя из понимания "особого положения русской церкви во Вселенной" и "свершившегося факта политического объединения Руси".

То есть просче говоря чин святого РПЦ приравнивался к действующему во времена СССР званию "Героя Советского Союза"!

Справка: Макарьевские соборы окончательно сформировали порядок канонизации святых по соборному решению епископов и с санкции предстоятеля церкви.

Изначально исследователи считали, что данные Соборы только закрепили богослужебное празднование святым, бывших до этого местночтимыми, в общецерковном масштабе.

Мнение о том, что Соборы совершали канонизацию ряда святых имеются у митрополита Макария (Булгакова), но впервые о том что они имели своей целью только канонизацию святых написал В. О. Ключевский.

Современные исследователи считают, что данные соборы были скорее литургическими, чем канонизационными то есть имели своей целью не прославление новых святых так как их почитание известно и в до соборный период, а систематизацию агиографии данных святых и утверждение их гимнографии.

Собор 1547 года был открыт 26 февраля в неделю Торжества Православия. Поимённый список прославленных на Соборе святых известен из соборного указа о праздновании святым.

И тут нас поджидает еще один исторический казус.

И он заставляет нас усомнится в правомерности признания на Макарьевских соборах Александра Невского в качестве святого!

А все дело в том что до нас дошли только три списка новых святых за 1547 год. Причем они различающихся между собой (числом канонизированных святых. Оно варьируется от 11 до 14 в отношении общецерковыных святых, число местночтимых во всех списках одинаковое – 9).

И вот еще что важно! Все прославленные данным Собором к общецерковному почитанию святые именуются чудотворцами, при этом Иона, Иоанн, Пафнутий и Макарий названы великими чудотворцами, а остальные новыми.

По исследованию историка Е. Е. Голубинского Собором были канонизированы следующие святые:

Общецерковные святые

Общие во всех списках Указа Иона Московский, Иоанн Новгородский, Пафнутий Боровский, Никон Радонежский, Макарий Калязинский, Михаил Клопский, Зосима Соловецкий, Савватий Соловецкий, Павел Обнорский, Дионисий Глушицкий, Александр Свирский

Местно чтимые святые Максим Московский, юродивый, муромский князь Константин Святославич и его сыновья Феодор и Михаил, Пётр и Февронья Муромские, Арсений Тверской, Прокопий Устюжский, Иоанн Устюжский

Но вот в отношении трех новых святых Александра Невский, Никита Новгородског и Саввы Сторожевского есть непонятное обстоятельство. Их фамилии не фигурируют в каждом из дошедших до нас списков за 1547 г.

Что позволяет выдвинуть версию о боле позднем добавлении их в качестве святых. И возможно,это было сделано уже в 1703 году!

Так же нам важно отметить что из всех из всех общерусских, новых святых канонизированных в 1547 г. только Александр Невский, не был лицом духовного звания: священником или монахом.

В отношении же его то в дошедших до нас документах отмечается, что канонизация Александра Невского состоялась "со всяцем испытанием о чудесех, бывающих от честныя раки"!

Почитание благоверного князя началось сразу же после его погребения.

Вель оказывается, что его "нетленные мощи" были открыты перед Куликовской битвой – в 1380 году, и тогда же установлено местное празднование.



Прошло еще 147 лет. И вновь власть предержащие, но уже в Российской империи, вновь вспомнили об Александре Невском.


И эти события развивались следующим образом.

30 августа 1721 г. (12 сентября по новому стилю) Петр I, после продолжительной и изнурительной войны со шведами, заключил Ништадский мир. Этот день решено было освятить перенесением мощей благоверного князя Александра Невского из Владимира в новую северную столицу Санкт-Петербург.

В феврале 1722 г., исполняя указ Петра I, архиепископ Феодосий посетил Рождественский монастырь во Владимире, где находились мощи святого князя Александра Невского, и вместе с архимандритом монастыря Сергием произвел освидетельствование мощей, хранившихся в серебряной гробнице.



Перенесение мощей благоверного князя Александра Невского из Рождественского монастыря города Владимира в Троицкий монастырь Санкт-Петербурга началось 11 августа 1723 года. После литургии и молебна с водосвятием святые мощи Александра Невского были подняты, вынесены в южные двери собора и поставлены в ковчег. Город Владимир провожал мощи колокольным звоном до полуночи.

17 августа святые мощи были принесены в Москву, 23 августа мощи были в Клину, 26-го в Твери, 28-го в Торжке, 31-го в Вышнем Волочке. 9 сентября через озеро Ильмень святые мощи перенесли в Новгород. 20 сентября святые мощи были привезены в Шлиссельбург и поставлены в каменном храме, где и оставались до июля следующего 1724 года.

24 июля 1724 года Петр I повелел архиепископу Феодосию ехать "в Шлиссельбург ко гробу святого благоверного князя Александра Невского с мощами" и завершить их перенесение в Петербург до 30 августа.

Утром 30 августа (12 сентября по новому стилю) 1724 года Невский флот в полном составе (был выведен даже ботик Петра I) пошел вверх по Неве навстречу галере со святыми мощами. Петр I перешел на галеру, где сам встал у руля, а бывшие с ним сановники сели за весла.

При пушечном салюте и колокольном звоне мощи святого князя Александра Невского были встречены на берегу Невы и перенесены в Санкт-Петербург в Александро-Невскую лавру, где почивают и ныне в Лавровском соборе в серебряной раке, пожертвованной императрицей Елизаветой Петровной.

С этого момента святой Александр Ярославич, наряду со святыми апостолами Петром и Павлом, стал небесным покровителем северной столицы России.

Но и это еще не все. Гроб с телом А. Невского так и не нашел своего окончательного места упокоения!



В мае 1922 года его мощи были большевиками вскрыты и вскоре изъяты. Изъятая рака передана в Эрмитаж, где находится и ныне.


В 1989 году мощи святого были возвращены в лаврский Троицкий собор из запасников Музея религии и атеизма, располагавшегося в Казанском соборе.

В настоящее время только небольшая частица мощей благоверного князя Александра Невского хранится в ковчеге в Троицком соборе Александро-Невской лавры. Так что еще советские ученные, даже не смогли составить его подлинный портрет, используя метод реставрации академика Герасимова.

Тем не менее, вот так в российской идеологии, а затем и в российской истории появился культ святого Александра Невского как защитника "Русской земли".



А вот, верить или не верить в то, что Александр Невский есть тот за которого его выдают власть имущие в России, во все времена после его смерти, есть ваше личное дело уважаемый читатель.

Я же тут выступаю в роли такого себе Штирлица с его пресловутой методикой анализа информации, описанной еще в романе Ю. Семенова, как "информация к размышлению".

Думайте сами, решайте сами...

Ну, и чтобы, немного снять напряжение от прочитанного, и порадовать своего особого "рецензента Пармена Посохова" (он тут выступает в роли Мюллера. Хотя, в нынешнее время скрывается под масками "Епифана" и "Спицион Рязанскиого" я специально расскажу, как мне кажется, анекдот в тему.

"Штирлиц, – устало сказал Мюллер,

– Вы отвертелись, когда мы обнаружили Ваши пальчики на чемодане русской пианистки!

Вы отвертелись, когда мы нашли их на трубке телефона правительственной связи!

Но сейчас, Вам не отвертеться!

Почему Ваше удостоверение пахнет русской водкой?!!

– Вы знаете, Мюллер, – не менее устало ответил Штирлиц, – когда Виктор Тригуб (он же Вальтер Шелленберг) ставил на мое (журналистское) удостоверение печать, он предварительно подышал на нее".


(конец ч. 5)



 Комментарии

Комментариев нет