РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Личное дело Александра Невского ч.6

1603 просмотра

Между Невской битвой и Ледовым побоищем

ч.6

Между Невской битвой и Ледовым побоищем

В предыдущей части, мы уважаемый читатель рассмотрели вопросы касающиеся как самой "Невской битвы" новгородского наемного князя Александра Ярославовича, так и обстоятельств связанных с возведением его в чин российского "святого".

Причем я описал только саму процедуру и основные моменты манипуляций, с останками нашего героя.

А вот о политических и морально этнических факторах возведения Александра Ярославовича в "святые" мы поговорим в последней части, когда будет подводить итоги его деятельности.

А сейчас, давайте рассмотрим, что же происходило на "Руси-матушке" в период с 1240 по 1242 года? 

А именно в период от Невской битвы до начала еще одного подвига Александра Ярославовича, его участии в так называемом "Ледовом побоище".

Для чего как всегда вначале обратимся к нашему первоисточнику новгородской летописи (http://litopys.org.ua/novglet/novg07.htm)

А летопись пишет, что не признали неблагодарные новгородцы за своим князем Александром Ярославовичем никаких особых заслуг, после военной стычки со шведским отрядом и скоро разругались с ним,

А затем, вообще, собрав ВЕЧЕ и по всем правилам новгородской демократии, взяли и отправили своего князя в отставку – "как не оправдавшего доверие" граждан Новгорода Великого! Передав все вопросы военной обороны в руки своего тысяцкого.

В лЂто 6749 [1241].

......

В то же лЂто, тои же зимы выиде князь Олександръ из Новагорода къ отцю в Переяславль съ матерью и с женою и со всЂмь дворомь своимь, роспрЂвъся с новгородци.

Тои же зимы придоша НЂмци на Водь с Чюдью, и повоеваша и дань на нихъ възложиша, а городъ учиниша в Копорьи погостЂ.

И не то бысть зло, но и Тесовъ взяша, и за 30 верстъ до Новагорода ганяшася, гость биюче; а сЂмо Лугу и до Сабля.

Новгородци же послаша къ Ярославу по князя, и дасть имъ сына своего АндрЂя.

Тогда же сдума вше новгородци, послаша владыку с мужи опять по Олександра; а на волость Новгородьскую наидоша Литва, НЂмци, Чюдь, и поимаща по ЛугЂ вси кони и скотъ, и нелзЂ бяше орати по селомъ и нЂчимь, олна вда Ярославъ сына своего Александра опять.

Почему жители Пскова и других городов, восстали против власти Новгорода Великого, я уже тоже рассказал в ч.5 этой работы, поэтому мы не будем останавливаться и разу перейдем к событиям 1241 года.

В лЂто 6749 [1241].

Описание событий в Новгороде Великом за этот год есть лучшим подтверждением слов приписываемых Уинстону Черчиллю о том, что "Демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных".

"Приде Олександръ князь в Новъгородъ, и ради быша новгородци.

Того же лЂта поиде князь Олександръ на НЂмци на городъ Копорью, с новгородци и с ладожаны и с КорЂлою и съ Ижеряны, и взя городъ, а НЂмци приведе в Новъгородъ, а инЂхъ пусти по своеи воли; а Вожанъ и Чюдцю перевЂтникы извЂша.

В лЂто 6750 [1242].

Поиде князь Олександръ с новгородци и с братомь АндрЂемь и с низовци на Чюдьскую землю на НЂмци и зая вси пути и до Пльскова; и изгони князь Пльсковъ, изъима НЂмци и Чюдь, и сковавъ поточи в Новъгородъ, а самъ поиде на Чюдь.

И яко быша на земли, пусти полкъ всь в зажития; а Домашь Твердиславичь и Кербетъ быша в розгонЂ, и усрЂтоша я НЂмци и Чюдь у моста, и бишася ту; и убиша ту Домаша, брата посаднича, мужа честна, и инЂхъ с нимь избиша, а инЂхъ руками изъимаша, а инии къ князю прибЂгоша в полкъ, князь же въспятися на озеро, НЂмци же и Чюдь поидоша по нихъ.

УзрЂвъ же князь Олександръ и новгородци, поставиша полкъ на Чюдьскомь озерЂ 1, на Узмени, у ВоронЂя камени; и наЂхаша на полкъ НЂмци и Чюдь и прошибошася свиньею сквозЂ полкъ, и бысть сЂча ту велика НЂмцемь и Чюди.

Богъ же и святая Софья и святою мученику Бориса и ГлЂба, еюже ради новгородци кровь свою прольяша, тЂхъ святыхъ великыми молитвами пособи богъ князю Александру; а НЂмци ту падоша, а Чюдь даша плеща; и, гоняче, биша ихъ на 7-ми верстъ по леду до Суболичьскаго берега; и паде Чюди бещисла, а НЂмець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ. А бишася мЂсяца априля въ 5, на память святого мученика Клавдия, на похвалу святыя Богородица, в суботу.

Того же лЂта НЂмци прислаша с поклономь: "безъ князя что есмы зашли Водь, Лугу, Пльсковъ, Лотыголу мечемь, того ся всего отступаемъ; а что есмы изъимали мужии вашихъ, а тЂми ся розмЂнимъ: мы ваши пустимъ, а вы наши пустите"; и таль \19\ пльсковьскую пустиша и умиришася.

Того же лЂта князь Ярославъ Всеволодичь позванъ цесаремь татарьскымь Батыемь, иде к нему въ Орду".

Вот это последнее предложение в новгородской летописи за 1242 год и является самым главным (ключевым) в определении как дальнейшей судьбы самого князя Александра Ярославовича так и всей Северо-Восточной Руси вошедшей в монгольский Улус – Джучи под власть хана Батыя и его наследников.

А позвал хан Батый молодого новгородского князя Александра Ярославовича не просто так, и ни с того ни с сего, а по нижайшему ходатайству его отца уже успевшего стать великим князем Владимирским и старшим (по ханскому ярлыку) над всеми русскими князьями – Ярослава II Всеволодовича.

В предыдущих частях, описывая семью Александра Ярославовича Невского, я уже в общих чертах рассказывал и о его отце Ярославе II Всеволодовиче.

Но при этом, сам долго для себя не мог решить одну историческую загадку, о том

"Как не самый умный,способный и не сильный русский князь Ярослав II Всеволодович вдруг выбился перед монгольским ханом Батыем в его наместники над всеми русскими князями?
 



И ниточку, к разгадывании или распутывании этой задачи мне дала работа А.Б. Широкорад "Русь и Орда".



Справка: Александр Борисович Широкорад (род. 1947, Москва) – современный российский военный специалист, публицист.

Автор нескольких десятков научно-популярных книг по артиллерии, военной технике. Его работы в технических вопросах – области артиллерийского вооружения признаются как авторитетные (Широкорад является одним из ведущих специалистов по отечественной артиллерии). Книги же по истории России критикуют за чрезмерно публицистический вид, как то – неточности в приводимых сведениях, использование устаревших сведений, вымысел и вторичность".

Можно по-разному относится к работам этого автора, а еще более настрожено относится и к его критикам.

Тут будет лучше уместным сказать "А судьи кто?".

Я же, ссылаясь тут на его работу "Русь и Орда" заявляю, что именно в ней я нашел ответ на вышеназванную историческую загадку.

Итак, давайте прочтем, что пишет А. Широкорад о геополитических делах на "Руси-Матушке" когда юный новгородский князь Александр Ярославович отсиживался с молодой женой в Новгороде Великом, а его отец в славном городе Киеве- опять же "Матери городов Русских"!

"Как уже говорилось, и Ярослав Всеволодович, и его сын Александр заняли, мягко говоря, странную позицию во время Батыева нашествия 1237-1238 гг.

Согласно летописи, узнав о гибели великого князя, старший после него брат, Ярослав Всеволодович, приехал княжить во Владимир.

Он очистил церкви от трупов, собрал оставшихся от истребления людей, утешил их и, как старший, начал распоряжаться волостями: брату Святославу отдал Суздаль, а брату Ивану – Стародуб (Северный).

Тут я предлагаю читателю взять в руки обычную географическую карту и калькулятор. Татары взяли Владимир 7-8 февраля 1238 г.

Битва на реке Сить произошла 4 марта. Риторический вопрос: сколько могли лежать в столице Северо-Восточной Руси неубранные трупы? Некому убирать было? Так кого же тогда приехал "утешать" Ярослав?

Резонно предположить два варианта. По первому Ярослав приехал во Владимир до битвы на Сити или через неделю после нее, то есть в середине марта.

В таком случае он вообще не собирался ехать на Сить, а ехал занимать великий стол.

Второй вариант: Ярослав из-за каких-то неотложных дел задержался и узнал о битве на Сити в Киеве или по дороге. Но и тогда встает вопрос, а как он доехал до Владимира? Ведь по летописным данным татары повернули у Игнатьева креста в апреле 1238 г. Да и без летописи ясно, что распутица в 100 км от Новгорода раньше апреля не начинается. Так что в районе Козельска татары были в мае, а то и в июне.

А теперь посмотрим на карту. Козельск расположен почти по прямой Киев – Владимир, причем от Киева он в полтора раза дальше, чем от Владимира. Татарское войско было велико и по Руси шло завесой.

Так как мог Ярослав в марте-июне 1238 г. проехать эту завесу насквозь из Киева до Владимира?

Да и зачем ехать в разоренный город, бросив огромный богатый Киев, к которому летом 1238 г. могли подойти татары?

А может, Ярослав приехал во Владимир осенью 1238 г., когда татары ушли в степи? Но тогда почему всю весну и лето лежали во Владимире неубранные трупы?

Жизнь в разоренном городе обычно возобновляется спустя несколько дней после ухода врага. Вспомним Москву в 1812 г. после ухода французов, хотя бы в замечательном описании Л.Н. Толстого.

Вывод напрашивается один, пусть нам неприятный, но единственный, способный снять все вопросы, – Ярослав как-то договорился с татарами.

Он знает, что они не пойдут на Киев и его не задержат татарские отряды по пути во Владимир. Тогда становится понятным, почему Ярослав по прибытии во Владимир и пальцем не пошевелил, чтобы организовать отпор татарам, а занялся административно-хозяйственной деятельностью.

А чем занимался Александр в Новгороде весной 1238 г.?

Тоже повседневной военно-политической учебой дружины.

Ну ладно, не помог на Сити дяде Юре, с которым у отца сложились плохие отношения. А почему не помог Торжку? Ведь, как показывает история, новгородцы и их князья насмерть дрались с любым "низовым" князем, посягнувшим на Торжок. Видимо, прав булгарский летописец: и тут был договор с татарами.

В 1239 г. в Новгороде Александр Ярославович изволил жениться на Александре (по другой версии Параскеве) Брячис-лавовне. Происхождение ее неизвестно.

А вот новый великий князь владимирский Ярослав Всеволодович в том же 1239 г. отправился в Булгар с большой казной.

Замечу, год еще 1239-й, Киев еще не взят, никакой Золотой Орды нет, практики выдачи ордынских ярлыков русским князьям нет, я уж не говорю о том, что Ярослав сел абсолютно законно на место своего старшего брата. Наконец, татары еще никакой дани не установили.
 



И вот великий князь Ярослав приезжает в Булгар к татарскому наместнику Кутлу-Буга.

Привезенную Ярославом дань поделили между собой Гази Барадж и Кутлу-Буга: три четверти взял посол-наместник, а четверть – эмир.

Профессор 3.3. Мифтахов иронизирует по сему поводу:

"Кто заставил Ярослава привезти такое огромное количество дани? Никто. Эмир Гази Барадж даже очень удивился такой прыти, такой степени покорности.

Еще более удивился и посол, и эмир тому, в каком виде явился великий князь.

По свидетельству очевидца Гази Бараджа, Ярослав "явился с обритыми в знак покорности головой и подбородком и выплатил дань за три года".

Возникает резонный вопрос: кто заставил великого князя в знак покорности сбрить голову и бороду?

Это он сделал по своей инициативе, ибо и эмир Волжской Булгарии, и посол-наместник великого хана Монгольской империи были поражены увиденным.

Так началось развитие того явления, которое впоследствии стало называться игом. Как известно, в мир русской историографии термин "иго" запустил Н.М. Карамзин (1766-1826). "Государи наши, – писал он, – торжественно отреклись от прав народа независимого и склонили выю под иго варваров".

Необходимые пояснения: слово "выя" означает "шея", а "иго" – "хомут", а также то, чем скрепляют хомут.

Итак, Н.М. Карамзин утверждал: "Наши государи добровольно отреклись от прав народа независимого и склонили шею под хомут варваров".

Сказано образно, сказано верно! Действительно, великий князь Ярослав Всеволодович по своей инициативе заложил фундамент новых отношений между Северо-Восточной Русью, с одной стороны, Монгольской империей и Волжской Булгарией, с другой".

Как русскому человеку, мне обидно читать такое, но чем возразить?

Разве тем, что, видимо, эти деньги Ярослав считал платой татарам и Гази Бараджу (участнику похода) за то, что они не схватили его по пути во Владимир и дали возможность сесть на владимирский престол. Вполне возможно, что Ярослав не думал, что таким способом он устанавливает "иго".

Второй раз Ярослав Всеволодович поехал в Орду в 1242 г.

По одним летописям он отправился по приглашению хана Батыя, по другим – опять в инициативном порядке. Но в любом случае, Батый, по словам летописца, принял Ярослава с честью и, отпуская, сказал ему: "Будь ты старший между всеми князьями в русском народе".

Вслед за великим князем владимирским в Орду чуть ли не толпой двинулись кланяться и другие князья.

И тут я спрошу вас уважаемый читатель? Ознакомились с фактами приведенными А. Широкорадом?

У Вас есть возражения?
 



Вы уверены и на чем ваше уверенность основана???Честно дайте себе ответ!

А продолжая свое повествование я хочу сказать, что А. Широкорад упустил один очень важный момент. И даже не момент а знаковое событие!!!

Ведь монголо-татары взяв город Владимир и его разграбив, не нашли там ни копейки с самой казны великого владимирского князя Юрия Всеволодовича!

А куда делась владимирская княжеская казна?!

И правильный ответ нам на этот вопрос дает профессор Мифтахов 3.3. в своей работе "Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552 гг.) ". Казань, 2002. где он описывая причину убийства смерти князя Василько Константиновича пишет

"Через несколько дней после этого (битвы на реке Сити. – А.Ш.) произошло неожиданное событие.

На новгородской дороге встретились два конных разъезда: разъезд Кул Бурата и разъезд князя Ярослава Всеволодовича.

(Ярослав Всеволодович это и есть киевский князь Ярослав II Всеволодович!)

"Этой встрече предшествовали следующие события.

Прежде чем оставить г. Владимир и свою семью на произвол судьбы, великий князь (Юрий Всеволодович-автор) отправил в Новгород на 50 возах государственную казну.

Обоз сопровождали младший брат великого князя Ярослав Всеволодович, рязанский князь Василько Константинович и его сын Борис.

Когда конный разъезд князя Ярослава столкнулся с разъездом отряда Кул Бурата, обоз повернули на юг.

Однако спасти государственную казну не удалось: неожиданно обоз наткнулся на разъезд отряда Гуюка.

Встреча была столь неожиданной, что возникла сумятица. Этим воспользовался Борис, ехавший в конце обоза.

Ему удалось развернуть десять возов и незаметно уехать с места встречи. Борис прибыл в расположение отряда Кул Бурата и был препровожден к Гази Бараджу. (Гази Барадж. Летопись Гази Бараджа. Т. 1. С. 178-179).

По свидетельству участника этих событий Гази Бараджа, князь Ярослав передал 40 возов с ценностями казны Гуюку и при этом сообщил, что князь Василько Константинович отправил своего сына Бориса с 10 возами к Гази Бараджу (Гази Барадж. Летопись Гази Бараджа. Т. 1. С. 179).

Историк С.М. Соловьев писал о том, что будто бы "татарам очень хотелось, чтоб Василько принял их обычаи и воевал вместе с ними; но ростовский князь не ел, не пил, чтоб не оскверниться пищею поганых" (Соловьев С.М. Об истории Древней России. М., 1992. С. 159).

По свидетельству Гази Бараджа, дело было вовсе не в "пище поганых", а в том, что князь Ярослав "оклеветал бедного Васыла, сказав Гуюку, что тот нарочно направил своего сына ко мне с десятью возами из пятидесяти.

Это была ложь. Но напрасно Васыл говорил, что ничего не знал о содержании возов и не склонял Борыса к побегу.

Гуюк мучил его страшными пытками и, не заставив бека оболгать сына и меня, в ярости убил" (Гази Барадж. Летопись Гази Бараджа. Т. 1. С. 179).

Споры и раздоры по поводу десяти возов привели к ухудшению отношений между Гази Бараджем и царевичами Гуюком и Бату.

Гуюк в категоричной форме потребовал от эмира выдачи Бориса (по-булгарски Борыс).

К тому времени Гази Барадж уже отправил Бориса под охраной отряда Нарыка в Волжскую Булгарию.

От беды Гази Бараджа спасло лишь заступничество царевича Мунке и полководца Субетая.

Субе-тай сказал царевичам, что нельзя тратить время на споры и раздоры, а необходимо "поскорее выполнить указ великого хана" (Гази Барадж. Летопись Гази Бараджа. Т. 1. С. 179) Лишь после этого стали готовиться к продолжению похода".
 



Вот так и состоялась первая личная встреча Ярослава II с монголо – татарами!

По ее итогам Ярослав Всеволодович, в глазах вышеперечисленных монгольских военноначальников, оказался верным союзником, который добровольно сдал 40 телег с золотом и деньгами своего брата Юрия Всеволодовича и поэтому заслужившим у них одобрения и разрешения поехать в город Владимир и занять там престол погибшего своего брата!

Что князь Ярослав II Всеволодович сразу и сделал, даже не заезжая в сам Киев. Поэтому он и застал город Владимир разоренным татарами с неубранными трупами на улицах и церквях...

("Он очистил церкви от трупов, собрал оставшихся от истребления людей, утешил их и, как старший, начал распоряжаться волостями: брату Святославу отдал Суздаль, а брату Ивану – Стародуб")

Но, это была личная встреча!

А заочно наш Ярослав II Всеволодович совместно с сыном Александром Ярославовичем с монголо-татарами заочно путем дипломатической переписку сговорились еще раньше!

И вот, что справедливо и верно пишет А. Широкорад

"Булгарские же летописи дают весьма четкое и недвусмысленное объяснение. Дело в том, что еще в конце 1237 г. в Новгород была прислана грамота с печатью Великого хана с обещанием не разорять город, если новгородцы не будут помогать великому князю владимирскому.

Князь Александр Ярославович, городские и церковные власти (три независимые силы Новгорода) дали согласие и действительно держали строгий нейтралитет, пока татары громили северо-восточные русские земли."

А как повел себя Ярослав II Всеволодович вы уважаемый читатель наконец и сами и уже хорошо из прочитанного знаете.

Вот поэтому, именно его мы и должно назвать как лицо, установившее на Северо-Восточной Руси так называемого "монголо-татарское иго".

А его сын Александр Ярославович, новгородский наемный князь и вызван был в 1243 г. к хану Батыю в столицу Улуса-Джучи город Сарай, чтобы: во первых лично принести клятву верности Батыю, чего чень хотел его отец Ярослав II Всеволодович уже с 1242 г. находившийся у хана Батыя и желавшего видеть сына свои приемником.

(конец ч. 6)
 



 

 

 Комментарии

Комментариев нет