РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Личное дело Александра Невского ч.11

1857 просмотров

" Се есть ложь, но это наша первая великая победа" Николай Первый о Ледовом побоище 1242 г.

 

ч. 11

Русско-ливонская война 1240-1242 годов. Причины и общий ход войны

Предыдущую часть мы уважаемый читатель закончили тем, что новгородский князь Александр Ярославович, собрав все свои войска и получив подкрепление в виде владимиро-суздальской рати под командованием своего брата Андрея, наконец, наметил свой первый поход на тевтонских рыцарей.

И тут, я задумался над вопросами.

Как, скажем нам, далеким потомкам вникнуть в те далекие события происходившее более семисот лет тому назад.?

Где искать правдивые описания этих событий, что бы руководствуясь ними, составить для себя лично свое мнение?

И таких путей у нас немного.

Это либо обращение к первоисточникам сведений: русским летописям и зарубежным историческим документам, либо более легкий путь – изучение трудов, официально признанных российской наукой историков.

Которые как предполагается, уже давно, в тиши своих кабинетов и академических библиотек и что очень важно, в разные века, т.е. находясь отдалено друг от друга, тщательно изучили все летописи и другие документы и установили так нужную нам истину, которую и изложили в своих трудах!

Поэтому я, не по причине свой лености, а для облегчения читателю восприятия излагаемых мною событий хочу в этой части представить себе такую небольшую "Хрестоматию" из выдержек видных российских историков в которых они описывают изучаемые нами события 1240-1242 годов. В конце, которой я и приведу некоторые критические выводы, которые возникают от прочитанного, особенно при текстов.

Эту часть надо считать и логическим завершением ч.7 этой работы () где собраны и систематизированы данные касающихся Ледового побоища со всех сохранившихся до нашего времени русских летописей.

Такой подход, я думаю, обеспечит для читателя и полноту собранного материала, и объективность изложения!

Ну, и раз вы прочитали ч.7 http://h.ua/story/353325/, ч.8 http://h.ua/story/353366/ и ч.10 http://h.ua/story/353505/ этой работы то наше повествование давайте начнем с отца российской официальной истории Карамзина М.Н. (1766- 1826)

Карамзин Н.М.: Том IV, С. 18. История России, С. 1376]
 



"Рыцари Ливонские не помогали Шведам, однако ж старались вредить Новугороду. Ярослав, сын Владимира Псковского, в 1233 году сосланный в область Суздальскую, получил свободу, жил тогда у Немцев в Эстонии и питал их ненависть к Россиянам.

(Вот где была заложена первая ошибка, проникшая затем во все другие российские учебники истории!

Ну не было никаких ливонских рыцарей. Вначале были рыцари Ордена МЕЧЕНОСЦЕВ, а затем их остатки слились Тевтонские рыцарским орденом. А территориально это называлось как "Ливонское ладмейстерство тевтонского ордена")

"Во Пскове были также некоторые изменники – чиновник Твердило и другие, – склонявшие Рыцарей овладеть сим городом.

Обнадеженные ими в верном успехе, Немцы собрали войско в Оденпе, Дерпте, Феллине и с Князем Ярославом Владимировичем взяли Изборск.

Псковитяне сразились с ними; но, претерпев великий урон и желая спасти город, зажженный неприятелем, должны были согласиться на мир постыдный.

Рыцари хотели аманатов: знатнейшие люди представили им своих детей, и гнусный изменник, Твердило, начал господствовать во Пскове, делятся властью с Немцами, грабя села Новогородские.

Многие добрые Псковитяне ушли с семействами к Александру и требовали его защиты.

К несчастию, сей Князь имел тогда распрю с Новогородцами: досадуя на их неблагодарность, он уехал к отцу в Переславль Залесский, с материю, супругою и всем Двором.

Между тем Немцы вступили в область Новогородскую, обложили данию Вожан и построили крепость на берегу Финского залива, в Копорье, чтобы утвердить свое господство в нынешнем Ораниенбаумском уезде;

взяли на границах Эстонии Российский городок Тесов и грабили наших купцов верст за 30 до Новагорода, где чиновники дремали или тратили время в личных ссорах.

Народ, видя беду, требовал себе защитника от Ярослава Всеволодовича и признал второго сына его, Андрея, своим Князем;

но зло не миновалось. Литва, Немцы, Чудь опустошали берега Луги, уводили скот, лошадей, и земледельцы не могли обрабатывать полей.

Надлежало прибегнуть к Герою Невскому: Архиепископ со многими Боярами отправился к Александру; убеждал, молил Князя и склонил его забыть вину Новагорода.

1241 г. Александр прибыл, и все переменилось.

Немедленно собралось войско: Новогородцы, Ладожане, Корела, Ижерцы весело шли под его знаменами к Финскому заливу; взяли Копорье и пленили многих Немцев. Александр освободил некоторых; но Вожане и Чудские изменники, служившие неприятелю, в страх другим были повешены.

1242 г. Знаменитая отчизна Святой Ольги также скоро избавилась от власти предателя, Твердила, и чужеземцев.

Александр завоевал Псков, возвратил ему независимость и прислал в Новгород скованных Немцев и Чудь.

Летописец Ливонский сказывает, что 70 мужественных Рыцарей положили там свои головы и что Князь Новогородский, пленив 6 чиновников, велел умертвить их.





(Тут остается только задать автору риторический вопрос.


Допустим, что погибли 70 рыцарей, но все Ливонское ладмейстерство тевтонского ордена как установили современные историки начитывало всего около 100 рыцарей.

И если 76 из них были убиты в Пскове, то откуда взялись рыцари чтобы участвовать в Ледовом побоище?

А пред тем примерно 2 апреля 1242 г. рыцари разгромили и передовой отряд Невского? Значит у них тоже были потери?

И, что в таком случае могли противопоставить 30 ну пусть 50 рыцарей поддержанных скажем 1000 отрядом дерпской пехоты и ополчение необученной эстонской чуди, 15 тысячному регулярному войску собранному Александром Невским? – автор)

Но читаем Карамзина далее: "Победитель вошел в Ливонию, и когда воины наши рассеялись для собрания съестных припасов, неприятель разбил малочисленный передовой отряд Новогородский.

Тут Александр оказал искусство благоразумного Военачальника: зная силу Немцев, отступил назад, искал выгодного места и стал на Чудском озере [5 апреля 1242 г.].

Еще зима продолжалась тогда в апреле месяце, и войско могло безопасно действовать на твердом льду.

Немцы острою колонною врезались в наши ряды; но мужественный Князь, ударив на неприятелей сбоку, замешал их; сломил, истреблял Немцев и гнал Чудь до самого темного вечера.

400 Рыцарей пали от наших мечей; пятьдесят были взяты в плен, и в том числе один, который в надменности своей хотел пленить самого Александра; тела Чуди лежали на семи верстах.

Изумленный сим бедствием, магистр Ордена с трепетом ожидал Александра под стенами Риги и спешил отправить посольство в Данию, моля Короля спасти Рижскую Богоматерь от неверных, жестоких Россиян; но храбрый Князь, довольный ужасом Немцев, вложил меч в ножны и возвратился в город Псков.

Немецкие пленники, потупив глаза в землю, шли в своей Рыцарской одежде за нашими всадниками.

Духовенство встретило Героя со крестами и с песнями священными, славя Бога и Александра; народ стремился к нему толпами, именуя его отцем и спасителем.

Счастливый делом своим и радостию общею, сей добрый Князь пролил слезы и с чувствительностию сказал гражданам:

"О Псковитяне!

Если забудете Александра; если самые отдаленные потомки мои не найдут у вас верного пристанища в злополучии: то вы будете примером неблагодарности!" –

Новогородцы радовались не менее Псковитян, и скоро послы Ордена заключили с ним мир, разменялись пленными и возвратили псковских аманатов, отказавшись не только от Луги и Водской области, но уступив Александру и знатную часть Летгаллии."

Историей зафиксирован и тот факт, что когда Карамзин лично докладывал императору Никлаю Первому и зачитал ему статью о Ледовом побоище, то император ему на 'то сказал:

"Се есть лож, но это наша первая великая победа!" ну и дал добро на опубликование работы Карамзина.

Теперь слово берет российский историк Соловьев С.М. (1820 г.-1879)


 



Соловьев С.М.: Книга II, С. 238. История России,

"Новгородцы любили видеть Александра в челе дружин своих; но недолго могли ужиться с ним как с правителем, ибо Александр шел по следам отцовским и дедовским: в самый год Невской победы он выехал из Новгорода, рассорившись с жителями.

А между тем немцы опять с князем Ярославом Владимировичем взяли Изборск; псковичи вышли к ним навстречу и были разбиты, потеряли воеводу Гаврилу Гориславича, а немцы по следам бегущих подступили ко Пскову, пожгли посады, окрестные села и целую неделю стояли под городом.

Псковичи принуждены были исполнить все их требования и дали детей своих в заложники: в Пскове начал владеть вместе с немцами какой-то Твердило Иванович, который и подвел врагов, как утверждает летописец; мы уже видели во вражде сторон причину таких измен.

Приверженцы противной стороны бежали в Новгород, который остался без князя, а между тем немцы не довольствовались Псковом: вместе с чудью напали они на Вотскую пятину, завоевали ее, наложили дань на жителей и, намереваясь стать твердою ногою в Новгородской волости, построили крепость в Копорьи погосте;

по берегам Луги побрали всех лошадей и скот; по селам нельзя было земли пахать, да и нечем; по дорогам в тридцати верстах от Новгорода неприятель бил купцов.

Тогда новгородцы послали в низовую землю к Ярославу за князем, и тот дал им другого сына своего, Андрея;

но надобен был Александр, а не Андрей: новгородцы подумали и отправили опять владыку с боярами за Александром; Ярослав дал им его опять, на каких условиях, неизвестно, но, вероятно, не на всей воле новгородской:

мы увидим после самовластие Александра в Новгороде; жалобы граждан на это самовластие остались в договорах их с братом Александровым.

Приехавши в Новгород в 1241 году, Александр немедленно пошел на немцев к Копорью, взял крепость, гарнизон немецкий привел в Новгород, часть его отпустил на волю, только изменников вожан и чудь перевешал.

Но нельзя было так скоро освободить Псков; только в следующем 1242 году, съездивши в Орду, Александр выступил ко Пскову и взял его, причем погибло семьдесят рыцарей со множеством простых ратников, шесть рыцарей взяты в плен и замучены, как говорит немецкий летописец.
 



( И тут тоже хотелось бы задать и риторические вопросы;



А где, в какой летописи у нас есть описание штурма крепости Псков войсками Александра Невского?

И почему предателей вожан и других перебежчиков в Копорье Александр Невский повесил, а с псковским посадником ничего такого не произошло, сам князь с ним даже "кашу ел" как утверждает русская летопись?

Ну и какова была судьба псковского князя Ярослава Владимировича по чьей воле на Посков напали тевтонские рыцари?

Как он, будучи предателем и изменником, повинным в гибели гарнизона Изборска и еще 800 псковчан, в 1245 году оказался князем Торопецким и союзником Александра Невского в борьбе против Литвы? – автор)

Но продолжаем читать Соловьева: "После этого Александр вошел в Чудскую землю, во владения Ордена; войско последнего встретило один из русских отрядов и разбило его наголову; когда беглецы принесли Александру весть об этом поражении, то он отступил к Псковскому озеру и стал дожидаться неприятеля на льду его, который был еще крепок 5 апреля.

На солнечном восходе, началась знаменитая битва, слывущая в наших летописях под именем Ледового побоища.

Немцы и чудь пробились свиньею (острою колонною) сквозь русские полки и погнали уже бегущих, как Александр обогнал врагов с тыла и решил дело в свою пользу;

– была злая сеча, говорит летописец, льда на озере стало не видно, все покрылось кровию;

– русские гнали немцев по льду до берега на расстоянии семи верст, убили у них 500 человек, а чуди бесчисленное множество, взяли в плен 50 рыцарей.

"Немцы, – говорит летописец, – хвалились: возьмем князя Александра руками, а теперь их самих бог предал ему в руки".
 



Когда Александр возвращался во Псков после победы, то пленных рыцарей вели пешком подле коней их; весь Псков вышел навстречу к своему избавителю, игумны и священники со крестами.

"О псковичи! – говорит автор повести о великом князе Александре, – если забудете это и отступите от рода великого князя Александра Ярославича, то похожи будете на жидов, которых господь напитал в пустыне, а они забыли все благодеяния его; если кто из самых дальних Александровых потомков приедет в печали жить к вам во Псков и не примете его, не почтите, то назоветесь вторые жиды".

После этого славного похода Александр должен был ехать во Владимир прощаться с отцом, отправлявшимся в Орду; в его отсутствие немцы прислали с поклоном в Новгород, послы их говорили:

"Что зашли мы мечом, Воть, Лугу, Псков, Летголу, от того от всего отступаемся; сколько взяли людей ваших в плен, теми разменяемся: мы ваших пустим, а вы наших пустите"; отпустили также заложников псковских и помирились"

Теперь переходим к следующему российскому историку Костомарову Н.И.
 



Костомаров Н.И.: Том 1, С. 212. История России,

А тем временем на Новгород шли другие такие же враги. Немцы, завоевавши Псков, заранее считали уже своим приобретенным достоянием Водь, Ижору, берега Невы, Карелию (края нынешней Петербургской, отчасти Олонецкой губернии); они отдавали страны эти католичеству, и папа присудил их церковному ведомству эзельского епископа.

13-го апреля 1241 года эзельский епископ по имени Генрих заключил с рыцарями договор: себе брал десятину от десятины со всех произведений, а им отдавал все прочее, рыбные ловли, управления и все вообще мирские доходы с будущих владений.

Немцы и покоренные ими латыши и эсты бросились на новгородские земли, предавали их опустошению, взяли пригород Лугу, Тесово, построили укрепление в погосте Копорье.

Вожане поневоле приставали к ним; те, которые не хотели, – разбежались в леса и умирали с голода.

Неприятельские шайки метались в разные стороны, достигали тридцати верст от Новгорода и убивали новгородских гостей, ездивших за товарами.

В таких обстоятельствах новгородцы послали к Ярославу просить князя. Ярослав прислал им сына Андрея.

Немцы причиняли им все более и более зла: у поселян по Луге отобрали всех коней и скот, и не на чем было пахать поселянам.

Новгородцы рассудили, что один Александр может их выручить, и отправили к нему владыку Спиридона. Дело касалось не одного Новгорода, а всей Руси, – Александр не противился.

Немедленно отправился он с новгородцами очищать новгородскую землю от врагов, разогнал их отряды, взял Копорье, милостиво обращаясь с пленниками, перевешал, однако, изменивших Новгороду вожан и чуд.

Затем он достиг Пскова, освободил его от немцев, отправил в оковах в Новгород двух немецких наместников Пскова.

Оставаясь во Пскове, Александр ждал против себя новой неприятельской силы и вскоре услышал, что она идет на него.
 



В первых числах апреля 1242 года Александр двинулся навстречу врагам, и у скалы, называемой Вороний камень на Узмени, произошла другая битва, не менее знаменитая Невской, известная в истории под названием: "Ледовое побоище".

Враги встретились в субботу 5 апреля при солнечном восходе.

Увидя приближающихся врагов, Александр поднял руки вверх и громко сказал: "Рассуди, Боже, спор мой с этим высокомерным народом!"

Битва была упорная и жестокая. С треском ломались копья. Лед побагровел от крови и трескался местами. Многие потонули. Потерявшие строй немцы бежали: русские с торжеством гнались за ними семь верст до Суболичского берега.

С торжеством возвращался Александр в освобожденный Псков. Близ коня его вели знатных рыцарей, за ним гнали толпу простых пленных. Навстречу ему вышло духовенство. Народ приветствовал победителя радостными кликами.

Эти две победы имеют важное значение в русской истории. Правда, проявления вражды немцев с русскими не прекращались и после того, в особенности для Пскова, который не раз вступал с орденом в кровавые столкновения, но уже мысль о покорении северных русских земель, о порабощении их наравне с Ливонией, которое подвергло бы их участи прибалтийских славян, – навсегда оставила немцев".

Следующий российский историк Иловайский Д.И. (1832 -1920 года)
 



Иловайский Д.И.: XV. Александр Невский и Русь северо-восточная, С. 12. История России,

"В самый год Невской битвы немцы вместе с русским изменником Ярославом Владимировичем (пошедшим по стопам своего отца Владимира Псковского) взяли псковский пригород Изборск.

Псковичи выступили против них, но потерпели поражение. Затем немцы осаждали самый Псков, где тогда происходили внутренние смуты.

По словам летописи, врагов подвела какая-то изменническая партия с Твердилом Иванковичем во главе.

Этот Твердило, (кажется, потомок известного новгородского посадника Мирошки Нездилича) захватил себе посадничество в Пскове и начал свирепствовать против своих соперников; так что многие граждане с семействами своими бежали в Новгород.

Не встречая отпора, немцы распространили свои завоевания и далее; перешли за реку Лугу и, чтобы упрочить за собой этот край, заложили крепость в Копорском погосте.

Вместе с толпами передавшихся им Чуди и Води они доходили уже за тридцать верст до Новгорода, захватывали купцов с товарами, отнимали у поселян коней и с кот; так что и землю пахать было нечем.

К довершению бедствий в то время усилились набеги литовцев на Новгородскую землю.

А между тем случилось так, что новгородцы сидели тогда без князя.

Всегда ревнивые к своим вольностям и ограничению княжеской власти граждане успели рассориться с Александром, и он удалился к отцу в Суздальскую область.

Новгородцы послали к Ярославу просить князя, и тот назначил другого своего сына Андрея.

Но они понимали, что в таких трудных обстоятельствах им нужен Александр, и отправили владыку Спиридона с боярами просить именно его. Ярослав исполнил их просьбу.

Александр ловко и быстро поправил дела. Он разорил строившуюся крепость Копорье, прогнал немцев из Водской области и перевешал многих переветчиков из Чуди и Вожан.

Но между тем немцы при содействии изменников успели захватить в свои руки самый Псков.

Александр выпросил у отца на помощь себе низовые, или суздальские, полки с братом Андреем; неожиданно явился под Псковом и взял в плен немецкий гарнизон. Отсюда, не теряя времени, он двинулся в пределы Ливонии.

Перед выступлением в этот поход на немцев Александр по своему благочестивому обыкновению молился усердно в соборном храме.

Между прочим, по сказанию летописи, он просил Господа рассудить его прю с этим велеречивым народом.

А немцы, собравши большую силу, будто бы похвалялись, тогда "покорить себе Славянский народ".
 



Во всяком случае, из летописного рассказа видно, что борьба Руси с немцами в то время приняла уже характер племенной вражды, разгоравшейся от немецких притязаний на господство, действительно непомерных.

Характер ожесточения в этой борьбе подтверждает и немецкая летопись, которая говорит, что в ней погибло до семидесяти рыцарей; а шесть рыцарей, взятых в плен, будто бы были замучены.

Когда передовые новгородские отряды потерпели неудачу, Александр отступил на Чудское озеро, и здесь на льду дал битву соединенным силам немцев и ливонской Чуди, где-то близ урочища Узмени.

Это так наз. Ледовое побоище произошло 5 апреля; но лед был еще крепок и выдержал тяжесть обеих сражающихся ратей.

Немцы построились в свой обычный порядок клином (или, как Русь называла его, свиньею) и насквозь пробили русские полки.

Но последние не смутились: после жестокой рукопашной сечи русские смяли и поразили наголову неприятеля; а потом гнали его по льду на расстоянии семи верст.

Одних рыцарей было взято до пятидесяти; они пешие шли за конем Александра, когда он с победными полками торжественно вступил во Псков, встреченный гражданами и духовенством с крестами и хоругвями.

Сочинитель Сказания о великом князе Александре, изображая его славу, распространившуюся "до гор Араратских и до Рима Великого", восклицает:

"О псковичи! Если забудете великого князя Александра Ярославича (освободившего вас от иноплеменников) или отступите от его рода и не примете к себе кого-либо из его потомков, который в несчастьи прибегнет к вам, то уподобитесь Жидам, которые забыли Бога, изведшего их из работы египетской ипропитавшего в пустыне манною и печеными крастелями".

После Ледового побоища ливонские немцы прислали в Новгород с просьбою о мире и заключили его, отказавшись от Водскои и Псковской областей, возвратив пленных и заложников.
 



Таким образом, Александр отбил движение Ливонского и Тевтонского ордена на восточную сторону Чудского озера; этим миром установлены между обеими сторонами приблизительно те границы, которые оставались и в последующие века.

Русь Новгородская умеренно воспользовалась победою, оставив за немцами Юрьев и другие владения на западной стороне Чудского озера; ибо, кроме их, было тогда много и других врагов".

Критические замечания:

Надеюсь, что читатель при этом помнить содержание предыдущей 10 части этой работы?


И если так, то когда мы берем за основу первую в Российской империи официальную публикацию по ее истории, написанную Н.Карамзиным, этим "незамутненным родником русской истории", то мы там касательно событий 1240-1242 годов отмечает такие вот такие опорные точки:

– тевтонские рыцари на Псковщину привел русский князь Ярослав Владимирович, и им с помощью рыцарей был вначале взят Изборск, а затем и Псков.

– потом с его разрешения тевтонские рыцари заключив с Псковом мир, начали строить крепость в Копорье.

-затем появляется Александр Невский и нападает на Копорье и после победы вешает всех изменников.

– потом очередь приходит и самого Пскова. При штурме города погибают 70 рыцарей а еще 6 взяты в плен но потом на потеху псковичам казнены.

Тем не менее, поражение в битве за Псков не ослабило тевтонских рыцарей и они разбивают передовой отряд А. Невского.

-после чего он покидает Псков и идет в сторону Чудского озера, где 5 апреля 1242 г. и состоялась битва с тевтонскими рыцарями.

В итоге было убито рыцарей 400 и 50 взято в плен.

Победа была достигнута только благодаря удару войск А.Невского в бок наступающего тевтонского боевого построения колоны -"клина"

И если теперь сравнить их с работой В.Соловьева то там мы во первых находим сенсационные сведения, о том, что впервые Александр Невский был в ставке хана Батыя уже в 1242 году и, что только по возвращению оттуда он стал готовиться к наступлению на Псков!

А хан Батый в 1242 г. еще находился не в своей столице г. Сарае, а в марте 1242 года его войско только начало обратное движение через Боснию, Сербию и Болгарию,а затем через Киев и на Волгу.

Так, что если и могли хан Батый и князь Александр Невский встретится, то вероятнее всего, в их встреча и произошла где то в районе Киева.

Что же касается "Ледового побоища" то Соловьев пишет, что тевтонские рыцари успешно прорвали русскую оборону и уже погнали бегущих, но тут А.Невский обошел наступавших рыцарей с тыла и ударил по ним. Чем и решил исход битвы в свою пользу.

Да и Соловев дополнил Карамзина, тем что указал место битвы- Вороний Камень в урочище Узмень.

А вот Н.Костомаров нам сразу навязывает религиозную версию причины ливонско-новгородской войны 1240-1242 годов!

"А тем временем на Новгород шли другие такие же враги. Немцы, завоевавши Псков, заранее считали уже своим приобретенным достоянием Водь, Ижору, берега Невы, Карелию (края нынешней Петербургской, отчасти Олонецкой губернии); они отдавали страны эти католичеству, и папа присудил их церковному ведомству эзельского епископа.

По поводу взятия Пскова Костомаров совершено не упоминает ни о 70 убитых ни о 6 замученных рыцарях а пишет: "Затем он достиг Пскова, освободил его от немцев, отправил в оковах в Новгород двух немецких наместников Пскова.

Что касается самого Ледового побоище то он дает вот такое описание:

"В первых числах апреля 1242 года Александр двинулся навстречу врагам, и у скалы, называемой Вороний камень на Узмени, произошла другая битва, не менее знаменитая Невской, известная в истории под названием: "Ледовое побоище".

Враги встретились в субботу 5 апреля при солнечном восходе.

Увидя приближающихся врагов, Александр поднял руки вверх и громко сказал: "Рассуди, Боже, спор мой с этим высокомерным народом!"

Битва была упорная и жестокая. С треском ломались копья. Лед побагровел от крови и трескался местами. Многие потонули.

Потерявшие строй немцы бежали: русские с торжеством гнались за ними семь верст до Суболичского берега".

Как видим, нет никаких данных о потерях и пленных сторон. Но, зато есть данные, что рыцари тонули в Чудском озере проваливаясь под лед.

А вот историк Иловайский тоже начинает свой рассказ с князя Ярослава Владимировича и прямо называет его врагом и изменником!

Правда это совершено нам не поясняет того факта, что после "Ледового побоища" Ярослав Владимировича не только не казнили, а с честью отправили во Владимиро суздальское княжество где и надели его уделом!

Что этот "изменник и враг", уже в 1245 году снова был союзником А. Невского в битве с литовцами?

Иловайский так же подтверждает, что тевтонские рыцари пробили русскую оборону и начали их преследование.

Но, вот "Но последние не смутились: после жестокой рукопашной сечи русские смяли и поразили наголову неприятеля; а потом гнали его по льду на расстоянии семи верст".

(Жаль, что Иловайский тут в обоснования чудесной победы русских, не сослался на прямые летописные данные о "чудесах" явленных во время битвы. Хотя если верить летописям то они имели место!

Так, например, во Владимирском раннем рассказе о Ледовом побоище, Новгородской 1-й летописи младшего извода, Софийской 1-й летописи по списку Оболенского обнаруживаются почти идентичные фрагменты:

"Си же слыхах от самовидца, иже рече ми, яко вид Ђх полкъ божий на въздусЂ, пришедши на помощь Олександрови".-автор)

Ничего Иловайский не сообщает нам и о количестве убитых, вспоминает только о 50 взятых в плен немецких рыцарей.

Как видим, что ни российский историк, то своя версия одной и той же истории.

Особенно непонятным остается вопрос и с определением того места Ледового побоища.

Нет, по этому вопросу согласия, как у выше, перечисленных историков, так и нынешних.

Вот карта предполагаемых мест битвы.
 



Рис. 9. Место Ледового побоища

По данным различных авторов:

а). 1868-1947 гг.: 1 – Костомаров Н.Н, 2 – Васильев И.И., 3 – Трусман Ю., Лурье А.Я., 4 – Бунин А.И.;

б).1950-1961 гг.: 1 – Паклар Э.К., 2 – Беляев Н.И., 3 – Тихомиров М.Н., 4 – Ангарский М.С.

Так же, надо сказать, что во времена СССР официальные историки озаботились вопросом о нахождении места Ледового побоища, которое согласно летописям произошло"На Чудском озере, у урочища Узмень, у Вороньего камня"

Эти поиски затянулась на многие десятилетия. Еще в 1958 году была создана комплексная экспедиция АН СССР для определения истинного места битвы 5 апреля 1242 года.

Экспедиция работала с 1958 по 1966 год.

Были проведены широкомасштабные исследования, сделан ряд интересных открытий, расширивших знания об этом крае, о наличии разветвлённой сети древних водных путей между Чудским и Ильмень озёрами.

Однако найти захоронений воинов, погибших в Ледовом побоище, а также Вороньего камня, урочища Узмень и следов битвы (в том числе и у острова Вороний) не удалось.

Об этом чётко сказано в отчёте комплексной экспедиции АН СССР. Тайна осталась нераскрытой.
 



Но, то что не смогли найти академические археологи нашел и документально доказал один российский историк-любитель. И его данные как раз поясняют многие противоречия и загадки исследуемой нами битвы.

Но, вот о самом ходе самих поисков будет подробно рассказано в следующих частях.

А в заключение я предлагаю читателю посмотреть небольшой но объективно снятый фильм короткометражку в котором рассмотрены три версии о Ледовом побоище! Вот нужная ссылка:

http://dokonline.com/dokumentalnie-filmi/2777-ledovoe-poboische-iskateli.html

(конец ч.11)
 

 Комментарии

Комментариев нет