РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Личное дело Александра Невского ч.17

2039 просмотров

Первая пятилетка Александра Невского на великокняжеском престоле

ч.17

Первая пятилетка Александра Невского на великокняжеском престоле

Биографы Александра Невского, описав в деталях его приход к власти во Владимиро-суздальском княжестве в 1252 г., сразу обычно переходят к событиям 1257-1258 годов, когда "Золотая орда" начала проводить в русских княжествах Восточной Руси, перепись населения, для усовершенствования налогообложения покоренных народов.

Но, в эти умышленно опускаемые "биографами" 5 лет русской истории, в жизни как нашего героя Александра Невского, так и в историческом развитии самой Восточной Руси, произошло много новых и интересных событий. И поэтому мы не будем следовать ложным путем, а продолжи шаг за шагом следовать за Александром Невским, собирая по крупицам подлинные сведения.

И в этом нам конечно в первую очередь помогут русские летописи.

Но учитывая то обстоятельство, что нам предстоит изучить события сразу за пять лето, я хочу преподнести данные из летописей строго по годам. И в конце обзора каждого года, я попытаюсь дать и свои комментарии, от прочитанного.

А в качестве источников летописных сведения я беру "Новгородскую первую летопись младшего извода", Лаврентьевскую и Ипатьевскую летописи.

Ипатьевская летопись тут появлется не случайно. Она нужна, чтобы наконец исправить присущий всей роосийской историграфии дефект.

Когда россиская история сосредотачивается только вокруг или на личности правящего в то или иное время, во Владимиро-суздальском княжестве князя.

И все другие, русские князья, не говоря о том или ином историческом лице, вспоминаются, только если они соприкасаются с главным героем.

Но в изчаемое нами время на Руси было и "Галицко-волынское княжество" во главе с князем Данилом Галицким.

И оно по территории, экономической и военной мощи, превосходило Владимиро-суздальнокое княжество в несколько раз.

Не говоря уже о его признании в международной политике, как всеми европейскими правителями, так и правителями Золотой орды.

И, то, что именно это княжество сумело первым нанести поражение войскам Золотой орды и освободится от упраты дани.
 



И закончив со вступлением, приступим к изучению документов...

1253 год от Р.Х.

"НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ МЛАДШЕГО ИЗВОДА

В лЂто 6761 [1253].

Воеваша Литва волость Новгородчкую, и поидоша с полономъ; и угониша их новгородци съ княземъ с Васильемь у Торопчя; и тако мьсти их А кровъ крестияньская, и побЂдиша я, и полонъ отъимаша и приидоша в Новъград вси здрави.

В то же лЂто приидоша НЂмцЂ под Пьсковъ и пожгоша посадъ, нь самых многых пьсковици биша.

И поидоша новгородци полкомъ к нимъ из Новаграда и они побЂгоша прочь; и пришедше новгородци в Новъград, и покрутившеся идоша за Нарову, и створиша волость их пусту; и Корила такоже много зла створиша волости ихъ.

Того же лЂта идоша со пьсковици воеватъ ихъ, и они поставиша противу их полкъ, и побЂдиша их новгородци съ плесковици силою креста честнаго: понеже бо сами на себе почаша оканнии преступници правдЂ; и прислаша въ Пьсковъ и в Новъгород, хотяще мира на всеи волЂ новгородчкои и на пьсковьскои; и тако умиришася.

Того же лЂта выбЂжа князь Ярославъ Б Ярославич на зиму изъ Низовьскои земли, и посадиша его въ ПлесковЂ.

ЛЂТОПИСЬ ПО ЛАВРЕНТЬЕВСКОМУ СПИСКУ

В лѣт̑. [6761 (1253) ].

В Ростовѣ градѣ. сщна бъıс̑ цркъı стою мчнку Бориса. и Глѣба. свщнъıмь єпс̑помь Кирилом̑. при блг҃овѣрнѣм кнѧзи Борисѣ и Глѣбѣ.

Тогож̑ лѣт̑. Родисѧ сн҃ъ Борису кнѧзю Василковичю. мс̑ца. сем̑тѧ. въ. а. и нарекоша имѧ ѥму Д в ст҃мъ крщ҃ньи Дмитрии

Прежде чем мы прейдем к изучению Ипатьевской летописи надо скать что она посвязена в оносном соыьытиям проходлившим в Югово-Завдной Руси где находилось второе по силе и размерам русское княжество вошедшее в историю как Галицко-Волынское княжество.

Справка: Га́лицко-Волы́нское кня́жество (лат. Regnum Rusiae – королевство Руси; 1199-1392) – юго-западное русское княжество династии Рюриковичей, созданное в результате объединения Волынского и Галицкого княжеств Романом Мстиславичем

.

Галицко-Волынское княжество было одним из самых больших княжеств периода феодальной раздробленности Руси. В его состав входили галицкие, перемышльские, звенигородские, теребовлянские, волынские, луцкие, белзкие, полесские и холмские земли, а также территории современных Подляшья, Подолья, Закарпатья и Молдавии.
 



Княжество проводило активную внешнюю политику в Восточной и Центральной Европе. Его главными соседями и конкурентами были Польское королевство, Венгерское королевство и половцы, а с середины XIII века – также Золотая Орда и Литовское княжество.

Для защиты от них Галицко-Волынское княжество неоднократно подписывало соглашения с католическим Римом, Священной Римской империей и Тевтонским орденом.

Объединив раздробленные владения отца Романа, братья Даниил и Василько мирно распределили власть. Первый сел в Галиче, а второй во Владимире. Лидерство в этом дуумвирате принадлежало Даниилу, так как он был старшим сыном Романа Мстиславича.
 



Перед монгольским нашествием на Русь Галицко-Волынское княжество успело расширить свои границы.

В 1238 году Конрад Мазовецкий подарил добжинскому ордену крестоносцев русский город Дорогочин, и Даниил Романович занял его и северо-западные земли Берестейщины. Весной 1238 года набег на Мазовию совершил Миндовг – союзник Даниила. В 1239 году Даниил присоединил к своим землям Турово-Пинское княжество и следующей зимой завладел Киевом.

С приходом монголов позиции галицко-волынских князей пошатнулись. В 1240 году монголы взяли Киев, а в 1241 году вторглись в Галицию и Волынь, где разграбили и сожгли множество городов, включая Галич и Владимир.

Воспользовавшись отъездом князей в Венгрию и Польшу, боярская верхушка подняла мятеж. Слабостью княжества воспользовались его соседи, которые постарались захватить Галич.

В ответ галичане захватили в 1244 году польский Люблин, а в 1245 разбили венгров, поляков и взбунтовавшихся бояр в битве под Ярославом. Боярская оппозиция была окончательно уничтожена, и Даниил смог централизовать управление княжеством.

Усилением позиций Галицко-Волынских земель были недовольны в Золотой Орде, которая поставила княжеству ультиматум с требованиями передать ей Галицию.

Не имея сил противостоять монголам, Даниил был вынужден признать сюзеренитет золотоордынского хана в 1245 году, но сохранил права на Галицко-Волынское княжество.

Попав в зависимость от Золотой Орды, князь направил свой внешнеполитический курс на создание антиордынской коалиции государств. С этой целью он заключил союз с Польшей, Венгрией, Мазовией и Тевтонским орденом, а также захватил ятвяжские земли и Чёрную Русь в 1250-1253 годах, чем ликвидировал угрозу нападения литовцев на Волынь.



В 1254 году Даниил принял в Дорогочине титул – Король Руси, от папы римского Иннокентия IV. Папа обещал организовать крестовый поход против монголов и действительно призвал к нему христиан Центральной Европы, а затем и Прибалтики.

Но Даниил не пошёл на католизацию подвластных земель, поэтому должен был не только сам воевать против монголов, но и вместо изгнания ордынских баскаков из Киева отражать нападение на Луцк литовцев, которым папа уже в 1255 году разрешил воевать Русскую землю.

Разрыв союзных отношений произошёл после самостоятельного взятия Возвягля (ныне это г. Новограпд-Волынский- автор) галицко-волынскими войсками в Киевской земле до подхода литовцев.

Первая война (1254-1257) против войск Куремсы была победной, но в 1258 году монгольские войска возглавил Бурундай, который в следующие два года совместно с Василько Романовичем провёл военные походы на Литву и Польшу, а также вынудил срыть укрепления нескольких волынских городов.

В 1264 году Даниил умер, так и не освободив окончательно Галицко-Волынское княжество из-под ордынского ига
 



ЛЕТОПИСЬ ПО ИПАТЬЕВСКОМУ СПИСКУ



В год 6761 [1253].


А потом Тевтивила прислал [посла] Ревбу, говоря [Даниилу]: "Пойди в Новгород [к] а". Даниил пошел с братом Василием, и с сыном Львом, и с половцами – со сватом своим [ханом] Тигаком пришел к Пинска. А потому что князья пинские имели ложь [в сердце своем], он взял их с собой неволей на войну.

И послала сторожей литья, [и встрилы их Даниилу ной] на озере Зьяти, и гнали их через болота к реке Щарьи.

А когда собрались все воины, они совершили совет, говоря: "Весть уже есть о нас". Однако они, князья, спорили, не хотели идти воевать, и Даниил мудростью спор уладил: "срамоту мы будем иметь от Литвы и от всех земель, если мы не дойдем и вернемся. Назавтра же, – сказал он, – мы совет сделаем".

А ту ночь он послал [посланцев] во всех войсках, говоря: "Вы подо! Пусть будет ясно всем, не хотят идти на войну".

И, увидев, что войска двинулись, и сами [князья-Пинян] поневоле ушли, а также другие все.

А назавтра разграбили они всю землю Новгородскую и зридты вернулись к себе домой.

Ятвяги тоже поехали на помощь Даниилу, [но] не смогли они добраться, потому что снега были большие.

И возвратились оттуда [войска Даниилу], с божьей помощью взяв добычу большую.

Потом же [Даниил] послал с братом [Васильком] и сыном Романом своих людей. И взяли они оба городень, а сами вдвоем вернулись от [города] Бельска.

А потом послали оба [Даниил и Василько], многих своих пеших воинов и конников на огороды их, [Миндовга и сыновей его], и разграбили они всю вотчину их и земли их. Миндовг послал своего сына [Вайшалгаса] и воевал вокруг [города] Турийска.

Того же года прислал Миндовг [послов] к Даниилу, прося мира и добиваясь симпатии через сватовство.!

Тогда же Тевтивила прибежал к Даниилу с Жемоити и ятвягов, говоря: "Миндовг уговорил серебром многим". И поэтому Даниил гнев имел на них".

Вот такую информацию о главных событиях 1253 года донесли до нас русские летописи.

И из нее, мы видим, что нет мира на Руси. Что в Восточной, что на Юго-Западной, где по-прежнему князьями ведется локальные войны.

Вот и Новгород Великий, (где в качестве наемного князя "сидит" Василий сын Александра Невского) не взирая на то, что как пишут в "житиях святого А.Невского" он еще 1242-1243 года разгромил и окончательно победил Ливонских тевтонских рыцарей а под Торжком уничтожил почти всех литовских князей, чем навек спас Новгород и Владимиро-Суздальское княжество от завоевания, вновь воюет и причем успешно и без помощи Александра против тех же самых тевтонских рыцарей и литовских князей!

Упоминаймый же в Ипапьевской летописи Новогород и Новогородская земля относистя не к тсамому Новогороду Велдикому и его территории, а речть идет о Новогородке, что находился в ране нынешней Белоруссии западнее г. Минска.

И исторически эта территория называется "Черной Русью"!

1254 г. Р.Х.

"НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ МЛАДШЕГО ИЗВОДА

В лЂто 6762 [1254]. Добро бяше крестианомъ.


ЛЂТОПИСЬ ПО ЛАВРЕНТЬЕВСКОМУ СПИСКУ

В лѣт̑. [6762 (1254) ]


На зиму по Крщнии. Ярославъ князь Тверской. сынъ великого кнѧзѧ Ярослава. с своими боӕръı поѣха в Ладогу. ѡставѧ свою ѡч҃ину.

Ладожане почьтиша и достоиною чс̑тью. Тогож̑. лѣт̑. Родисѧ сн҃ъ кнѧзю Борису. мс̑ца. иоулѧ. въ. л҃. и нарекоша имѧ єму Д Костѧнтинъ ❙

ЛЕТОПИСЬ ПО ИПАТЬЕВСКОМУ СПИСКУ

В год 6762 [1254].


В те же годы, когда прошло время, – потому хроникареви надо писать чисто все, что произошло, иногда же писать о предварительном, а иногда вступать в позднее: мудрый, читая, поймет; число же годам мы здесь не писали, мы позже впишем по антиохийским вселенским правилом, [за] олимпиадами, греческим же исчислением, [за] римскими высочество, так, как Евсевий Памфил и другие хроникари написали от Адама до Христа все же года мы напишем, розчислившы позже, – после того убийства герцога, т.е. Фридриха, – бившись, он одолел короля венгерского [Белу], но был убит своими боярами в бою, – пришло время раздор между сильными людьми за честь, и за волость убитого герцога, [и] за землю Рагузьку, и за землю Штирську.

И король венгерский Рикс [Белла], и король чешский [Оттокар] сражались за нее, поэтому король венгерский привел [Даниила]. Он искал подмоги, хотел взять землю Немецкую, и послал к Данилу [посла], говоря: "Пошли мне сына Романа, чтобы я отдал за него сестру герцога и отдал ему землю Немецкую".

И поехал [Даниил] в Немцы с Романом, и отдал [Белла] сестру герцога [Гертруду] за Романа, и сделал обет, что ее через величину мы все не списали.

А затем послал [Белла послов] к Даниилу, говоря: "Ты родственник мне и сват еси. Помоги мне против чехов". И уговорил его, и пошел на [город] Опава своей дорогой, – сам вот грабил он землю Моравскую, и много городов разорил, и села сжег, и большое побоище совершил земле той.
 



Даниил тем временем, собравшись с Болеславом [стыдливым, князем ляшским], советовался, как пройти [в] землю Опавську. А потому что Болеслав не хотел [воевать], то жена его помогала Даниилу советами, потому что она была дочерью короля венгерского [Беллы], по имени Кинга.

А Данило князь хотел [пойти на Чехов] и ради короля, и славы желая: не было же в земле Русской ранее [никого], кто воевал бы землю Чешский – ни Святослав [Игоревич] храбрый [не ходил сюда], ни Владимир [Святославич] святой. i исполнил бог желание, потому что хотел он и рвался на войну.

Поэтому, взяв сына своего Льва и помощь от брата | Василька, тысяцкого Юрия [Татары], [и], соединившись с Болеславом, он двинулся из Кракова.

[И] пришли на реку Одра до города, называемого Козлов.

И приехал к нему Владислав, [князь лядский], сын Казимиров, [внук] Лясконогого Мешко, и, взяв конников и пеших воинов, пришли к реке псины. И сделал тогда совет Даниил и Лев с Владиславом, куда [уйти] воевать, но он правды не сказал и дал [им] предводитель для обмана. И послал князь Даниил Льва, и Тевтивила и Едивида, и дворового [Андрея], и всех воинов, а сам остался с небольшим [женой], со старыми боярами, с Юрием, тысяцким.

Лев, так, пошел и воевал, но увидел, что обманывают предводитель, и не послушал их: он отправился в лесистые горы и взял добычу большую.

А когда шел Данила с Болеславом [стыдливым] в Опавы, послав [вперед] сторожей своих ляхов, то выехал из Опавы [воевода чешский] Андрей с чехами. И встретились они, и столкнулись, [и] одолел Андрей, [потому что] должно было поляков, – одних поразил, а других захватил, и нашел великий страх на ляхов.

Даниил, приехав, сказал:

"Чего вы боитесь? Разве вы не знаете, что война без падших, мертвых не бывает?

Разве вы не знаете, что человек на ратных вы пришли есте, а не на женщин?

Если муж убит есть в бою, то какое [здесь] чудо есть?

Другие же и дома умирают без славы, а эти со славою умерли!

Укрипите сердца ваши и снимите оружие свое на врагов"


И этими словами укрепив их, и многое другое говорившей им, он направился к Опавы. Увидев, что окрестные села бегут в город, многе же множество, и не было ему кого послать [в них], он сказал тогда Владиславу:

"Мне ты сделал ты несправедливо и себя ты погубил. Если бы Лев и люди мои здесь были все, то большого ущерба мы бы земли сей сделали и город сей, авось, был бы взят".

И пожалел он, что отправил своего сына Льва и воинов, потому ляхов он заставлял ехать в город, но они все равно не хотели. Увидев это, он опечалился. Не знал он [тоже ничего] о сыне своем, ни о воинов, где они есть. Ляхи же не хотели ехать в города, а хотели подальше стать от города, хотя сбор был назначен всем воинам, способным воевать, – они должны приехать в город.

Даниил сказал: "Если вы и уйдете отсюда, то я останусь сам, с небольшой дружиной воинов моих".

И, повинуясь, Болеслав и ляхи стали ниже города на реке Опава, потому что не смели они оддучитися от него.

В тот же вечер пришел Лев с воинами, имея добычу большую с собой. Того же вечера они поступили совет, чтобы завтра перейти реку, и окружить город и сжечь все пригорода – дома, и скотный двор, и амбары.

И когда наступило утро, они сделали так. Но Болеслав не выступил за реку, а стал на горах, приготовившись к бою. Владислав тем временем ушел.

И, придя к первым воротам, они сожгли [все у них]. Тогда пришли на вторые ворота, но уехали [из города] чехи, и они несколько их убили, а других выгнали.

Хотя [воевода] Бенеш стоял перед воротами с хоругвью, они и вокруг других ворот пожгли окрестности города. А когда они пришли к третьим воротам, сказал Данило зсидаты [с коней] и жечь окрестности города. Но люди вдруг пустились в город, и немцы, увидев, как сильно ринулись русичи, побежали, и нескольких их убили в воротах. И ворот они не заперли, уходя.

Даниил же тяжело болел на глаза, и не видел, что произошло в воротах.

Но видел, что люди его бегут, и вынул он меч, отогнал их, и потому не взял город. А потом, увидев, что произошло, он сожалел, что не взял города, и, болезнью лишенным воли и струдившись, сказал своему сыну:

"Ты попали все окрестности города, а я пойду в колымагу свою" – то есть в шатер.

Ибо всю войну болей в глаза, и многие заставляли его вернуться, но он не сделал сего.

Назавтра же, собравшись, отправился в верховья [реки] Опавы, грабя и сжигая, и стал вблизи города, называемого Насилие, услышав, что есть восторженные русские и поляки в городе назад.

А на другой день, приготовившись к бою, он пошел к нему, и [горожане], увидев, что хлынула множество войска, не выдержали и сдались. Взяв город, [Даниил] выпустил пленников и поставил хоругвь свою на городской стене в знак победы, а самих [горожан] помиловал. И, отойдя, стал на немецком селе.

А когда услышал Даниил, Бенеш уехал в [город] Глубичичи, | то на второй день, приготовившись [вместе] с Болеславом [стыдливым] в бою, он ушел, грабя и сжигая, к Глубичичив. Владислав тем временем, послав [воинов], сжег все села рядом, есть окрестные, и плохо поступил, потому что через это не взяли города.

Когда вот Даниил и Болеслав пришли в город, все воины собирались взять город, подбрасывая [огонь], потому что ветер сильно дул на город, а городские стены были сделаны из ели, и вал они видели небольшой. Но искали вой, ездя туда и сюда, дерева и соломы, чтобы подбросить под городские стены, [и ничего] не нашли, потому что все сжег был Владислав – окрестные и близлежащие села, и поэтому не был подожжен город.

В тот же вечер они думали: "Куда мы пойдем? Или к Особологы, или на Герборта, или вернемся к себе домой?

"Но Герборт прислал Даниилу мечом [выразил этим] повиновение свою, и Даниил, и Болеслав, и Лев, посоветовавшись, [сказали]:"Всю землю мы повоевали есмо". И назавтра, вернувшись к себе, перешел [Даниил] реку Одра и прошел землю Володиславову.

Тогда же в Кракове находились послы папин, которые принесли [Даниилу] благословение от папы [Иннокентия], и венец, и сан королевский. Они хотели видеть князя Даниила, но он сказал: "Не подобает мне видеться с вами в чужой земле, пусть потом".

Оттуда он прошел землю Судомирську и прибыл в город Холм с честью и со славою в храм Пречистой [Богородице]. Упав, поклонился он и прославил Бога за то, что произошло: ни ибо князь руский не воевал земли Чешской. И, повидавшись с братом своим [Васильком], он весьма радовался. И пребывал в храме святого Иоанна в городе Холме, с весельем славя бога, и пречистую его матерь, и святого Иоанна Златоуста"

Подводя итоги 1254 года надо признать правоту новогородского летописца которы написал

"Добро бяше крестианомъ."


И действительно в этот год на Восточной Руси не случилось не то что войны, а даже малелькой заварушки!

Но, вот на Юго-западой Руси, где княжил Данила Галицкий, войны не прекращались. Князь Данила успешно воевал и с татарами и с литовцами и венграми.
 



Его успешные походы начались еще в 1253 году когда Даниилу удалось освободить от отрядов Куремсы (золотоордынский военноначальник посланный ханом Батыем для нового завоевания Галичского княжества -автор) Бакоту и другие земли по Южному Бугу, разбить его карательное войско у Кременца в 1254 году, освободить от его отрядов Луцк и другие города на Волыни, земли по Случи и Тетереву, взять Возвягель и развернуть наступление на Киев и захватил его в 1255 году.

А Киев как вы уважаемый читатель надеюсь, помните, был владением А. Невского по ханскому ярлыку 1249 года!

Вот поэтому Даниила Романович Галицкий и стал первым русским правителем, которому удалось нанести поражение монголо-татарам, выбив их со своей земли.

В то же время как мы знаем из событий во Владимиро-суздальском княжестве Александр Невский с помощью татаро-монгольских войск сверг с престола своего брата Андрея пытавшегося, как и Данил Галицкий, силой орудия освободится от власти Золотой Орды.

В результате чего, именно при правлении Александра Невского над княжествами Северо-Восточной Руси и было окончательно установлено, то самое 240 летнее "Татаро- монгольское иго" от последствий которого нынешняя Россия так не отправилась и до сих пор.

Однако, Даниил не только добился успехов в борьбе с Ордой но и своими силами закрепил мир с Литвой.

В 1254 году Даниил установил с литовцами мир на условиях, выгодных обоим государствам: Шварн Данилович брал в жены дочь Миндовга, а второй сын Даниила Роман получал в ведение Новогрудок, притом верховным правителем Новогрудка оставался Миндовг.

Однако, уже в 1255 новый папа Александр IV разрешил Миндовгу воевать Русскую землю.

1255 г. Р.Х.

События следующего 1255 года развивались следуюшим образом:

"НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ МЛАДШЕГО ИЗВОДА

В лЂто 6763 [1255].


Выведоша новгородци с Плескова Ярослава Ярославича и посадиша его на столЂ, а Василья выгнаша вонъ.

И то слышавъ Александръ, отець Васильевъ, и поиде ратью к Новугороду.

Идущу Александру съ многыми полкы и с новоторжьци и срЂте Ратешка с перевЂтомъ: "поступаи, княже, брат твои Ярославъ побЂглъ".

И поставиша новгородци полкъ за Рожествомъ христовымъ в конци; а что пешьца, а тЂ сташа от святого Ильи противу Городища.

И рекоша меншии у святого Николы на вЂцЂ: "братье, да како рчеть князь: выдаите ми мои ворогы"; и цЂловаша святую Богородицю меншии, како стати всЂмъ, любо 1 живот, любо смерть за правду новгородскую, за свою отчину.

И бысть вятших 6 свЂт золъ, како побЂдити меншии, а князя ввести на своеи волЂ.

И побЂжа Михалко из города къ святому Георгию, како было ему своим полкомъ уразити нашю сторону, измясти люди.

И увЂдавъ Онанья, хотя ему добра, посла по немь втаинЂ Якуна; и увЂдавше черныи люди, погнаша по немъ, хотЂша на дворъ его; и не да Онанья:

"братье, аще того убиете, убиите мене преже"; не вЂдяшеть бо, аще о немь мысль злу свЂщаша самого яти, а посадничьство дати Михалку.

И присла князь Бориса на вЂче: "выдаите ми Онанью посадника; или не выдадите, ино язъ вашь не князь, и иду на город ратью".

И послаша новгородци къ князю владыку и Клима тысячкого: "поиди, княже, на свои столъ, а злодЂевъ не слушаи, а Онаньи гнЂва отдаи и всЂмъ мужемъ новгородцомъ".

И не послуша князь молбы владычнЂ и Климовы. И ркоша новгородци братье, аще князь нашь тако сдумалъ с нашими крестопреступници, онъ А им богъ и святая СофЂя, а князь безъ грЂха".

И стояше всь полкъ по 3 дни за свою правду; и бысть в четвертыи день присла князь, а ркя тако: "аще Онанья лишится посадничьства, и азъ вамъ гнЂва отдамъ".

И лишися посадничьства Онанья, и взяша миръ на всеи воли новгородчкои.

И поиде в город, и срЂте и архиепископъ Далматъ съ всЂмъ иерЂискымъ чиномъ, съ кресты, у Прикуповича двора; и всь миръ радости исполнися, а злодЂи омрачишася: зане крестианомъ радость, а диаволу пагуба, зане не бысть крестианомъ кровопролитья велика.

И сЂде князь Александръ на своемъ столЂ.

Того же лЂта даша посадничьство Михалку Степаницю.

А вот следующая летопись, дает нам совершено другую картину. Здесь уже все приглажено и приукрашено летописцем и ссылочка подобрана верная.

Мол, это "дьявол посел вражду между Новогородом и великим князем Алесандром...

ЛЂТОПИСЬ ПО ЛАВРЕНТЬЕВСКОМУ СПИСКУ

В лѣт̑. [6763 (1255) ]


По Велицѣ дн҃и порожнеє нед̑. престависѧ Костѧнтинъ. сн҃ъ великого кнѧзѧ Ӕрослава. и бъıс̑ плачь великъ. спрѧтавше Е понесоша и в Володимерь. и ӕко үслъıша Ѡлеѯндръ кнѧз̑. брата своѥго съмерть. и оусрѣтоша и митрополитъ игумени. и попове. пѣвше ѡбъıчнъıӕ пс̑ни. положиша и у ст҃оѥ | Бц҃и в Володимери

Тогож̑. лѣт̑. Здумаша Новгородци. послати Далмата єпс̑па Новгородьского. к великому кнѧзю Ѡлександру. с грамотами ӕко ѡ миру. ѡному же оумедлившю. и встави дьӕволъ вражду. искони ненавидѧи добра роду члвчс̑кму. и бъıс̑ крамола в Новѣгородѣ. въıгнаша Васильӕ кнѧзѧ

Тогож̑. лѣт̑. Приѣха Василии кнѧз̑ Новгородьскъıи в Торжекъ. ту и дожда ѡц҃а своѥго Ѡлександра. кнѧз̑ же великъıи с Дмитриєм̑ Стославичем̑. и с боӕръı. поидоша Новугороду. и ӕко слъıшаша Новгородци. идоша со крс̑тъı и поклонишасѧ ѥму с чс̑тью многою. и бъıс̑ радос̑сть велика. и посади сн҃а своѥго Новѣгородѣ. а сам̑ поѣха ѿ них̑ с чс̑тью великою. миръ давъ имъ.

И как всегла Ипатьевская летьотпись нам данет новые данные, которые реко контрастируют с положением нел на Восточной Руси.

Успехи князя Данилы Галицкого были замечены во всей Европе и сам Римский папа обратил на него свое внимане.

В первую очередь как на реального союзника при новом вторжении монголо-татар в Европу.

ЛЕТОПИСЬ ПО ИПАТЬЕВСКОМУ СПИСКУ

В год 6763 [1255].


В то же время прислал папа послов достойных, которые принесли [Даниилу] венец и скипетр и корону, которые означают королевский сан, говоря:

"Сын! Прими от нас венец королевства".

Ибо перед этим прислал [был] с ним епископа веронского и Каменецкого 260 [Якова Браганца], говоря ему: "Прими венец королевства". Но он, [Даниил], в то время не принял был [краев], сказав: "Рать татарская не перестает. Плохо они живут с нами. | С Так как я могу принять венец без подмоги твоей? "

Между тем Опизо, [посол папский], пришел 261, неся венец [и] обещая: "Ты будешь помощь от папы".
 



Но он, [Даниил], все равно не хотел, и уговорила его мать его [Анна], и [князья панские] Болеслав [Стыдливый] и Сомовита, [сын Кондрата], и бояре панские, говоря: "Принял бы ты венец, а мы [готовы] есмо на помощь против плохих".

Он, так, принял венец от Бога, от церкви Святых апостолов, от престола святого Петра, и от своего отца, папы [Ин] Нокентия, и от всех епископов своих.

[Ин] Нокентий же проклинал тех, что хулили веру греческую православную, и собирался он собор учинить об истинной вере [и] о воссоединении церкви.

Принял Даниил от Бога венец в огороде Дорогичине, когда он шел на войну [против ятвягов] с сыном Львом и с Сомовита, князем ляшским. Брат же его [Василек] вернулся, у него рана на ноге, но послал с братом своих воинов всех".

Справка: Ятвя́ги (судова, дайнова) - балтская племенная группа, этнически наиболее близкая к пруссам. Бесписьменный ятвяжский язык принадлежит к западной ветви балтской группы индоевропейской языковой семьи. Начиная с XII века ятвяги участвовали в этногенезе литовской, латышской, белорусской и польской народностей.



С VIII века[источник не указан 328 дней] по XVII век ятвяжские племена населяли междуречье Нарева и Немана (так называемую Судавию), до X или XI века – также основную часть будущего Подляшья

С XII века западная часть ятвяжских земель была подчинена Мазовии, южной частью Судавии в XII-XIII веках время от времени владело Галицко-Волынское княжество. С конца XII – начала XIII [источник не указан 284 дня] века Судавия входила в состав Великого княжества Литовского.

Продолжение Летописи:

"Когда же король Даниил пришел на землю ятвяжскую и воевал [ее], то Лев, узнав, что Стекинт, [князь ятвяжских], в лесу укрепился закрома и с ним [были] ятвяги, бросился на него, захватил людей и пришел к закрома.

Но когда ятвяги выбежали на него с закрома, то конники, которые были с ним, убежали. Лев тогда один зсив с коня и сражался с ними крепко, и они [конники], увидев, что Лев один бьется с ними, возвратились небольшим [отрядом] на помощь ему.

Лев тем временем вогнал сулицю свою в щит его, [Стекинта], так что не мог прикрыться, [и тогда] Лев Стекинта мечом убил и брата его пронзил мечом. И они, [ятвяги], побежали 262, а преследовали их пешком, и они [всадники], на лошадях гоняясь, побивали их и кололи их.

Когда Данило король стал в доме Стекинтовим, [то] принес к нему Лев оружие Стекинтове и брата его в знак победы своей. И отец его король был в радости большой от мужества и отваги своего сына. А [князь] Комати приехал от ятвягов, и обещали они смириться.

Ляхи тем временем исполнились зависти и обмана [и] стали содействовать плохим.

Когда об этом узнал Данило король, велел грабить землю ятвяжскую, и род Стекинт весь погублен был, так и доныне [дом его] пусто стоит. А когда Данило король | шел по озеру [Лик], то увидел на берегу гору прекрасную и огород, который был на ней когда-то, по названию Рай, и оттуда пришел к себе домой.

В те же годы, и прежде или потом, приехали татары до [города] Бакоты, и примкнул Милой, [старший города], к ним. Даниил пошел на войну против Литвы, на Новгородок, но потому, что была розкаль, послал сына своего Льва на Бакоте, [а] Лев послал дворцового перед собой.

Напав неожиданно схватили они милые баскака, и привел Лев миль отца своего, и стала опять Бакота королевой, отца его.

Потом же, посоветовавшись с сыном, он [Даниил] отпустил его, [Милые], а поручителем был Лев, [заверив отца], что тот будет верным. Но когда снова приехали татары, то он, [Милой], совершил обман и отдал ее, Бакоте, опять татарам.

А потом Куремса, [хан татарский], пришел к Кременца и воевал вокруг Кременца.

Андрей же, [посадник Кремьянецький] надвое держался.
 



Так он говорил: "Я королей есть", а то [называл себя] татарским, ибо был он неправду в сердце. [И] отдал бог в руки их, [татар], и хотя он говорил:

"Батыева грамота у меня есть", – они еще впали на него. И был он убит, и сердце его они вырезали, но, не достигнув ничего у Кременца, вернулись в станы своих.

Изяслав [Мстиславич] тем временем просил у них пособия, [чтобы] идти на Галич.

А они говорили ему: "Как ты пойдешь на Галич? Ведь Данило князь февраль является. Если он одной тебе жизнь, то кто тебя спасет? "Но он не послушал их, а, собрав вокруг себя [воинов], пошел в Галич.

Даниил же, услышав сие, роздосадувався, потому что без его ведома это произошло.

Он послал на него своего сына Романа и бояр своих всех – потому Льва он раньше одрядив был к королю [венгерского Беллы], – а сам поехал проводить своих воинов.

Когда он ехал в [города] Грубешова, то убил шесть кабанов: и сам это он убил их рогатиной три, а три – отроки его, и дал мяса воинам на дорогу. Сам же он, помолившись святому Николаю, сказал своим воинам: "Если даже будут татары, да не войдет страх в сердце ваше".

И они сказали: "Бог да будет помощником тебе. Мы исполним повеление твое".

Взяв воинов, Роман шел день и ночь. И когда они неожиданно напали на них, [воинов Изяслава Мстиславича], тот, не имея возможности убежать, выбежал на свод церковных, куда вот выбегали были беззаконные угры.

И стоял вокруг него князь | Роман, [а] они [воины Изяслава], умирали от жажды без воды. [На] четвертый день [Изяслав] сошел, а князь [Роман] привел его к отцу своему.

Лев же, услышав, что [боярин] Федор послан от него, [Изяслава], к [города] Солей, взял с собой слуг своих [и] гнал вслед за ним. Но сам [Федор] бежал, а людей его [Лев] захватил [и] поехал был в Угры.

А потом Вайшалгас, [сын Миндовга], заключил мир с Даниилом и выдал дочь Миндовгову, сестру свою, за Шварна, [сына Даниила] и прибыл в Холм к Даниилу, оставив свое княжение и приняв монашеский чин.

И дал Роману, сыну королевой, Новгородок от Миндовга, а от себя и Слоним и Волковыйск, и все города. Сам же он просился [в Данила] пойти на Святую гору, и добыл ему король [Даниил] разрешение у короля венгерского [Беллы] пройти [через Угри]. Но не смог дойти до Святой горы и вернулся в болгар".

И как сам видит читаль, что в 1955 году в Новгороде Великом народ на ВЕЧЕ вновь во второй раз взбунтовался против Александра Невского.

В итоге его сын Василий был лишен должности наемного новогородского князя и бежал в город Переяслав Залесский.

Но и тут не все так просто. Не вся вина лежит тут на свободолюбивыз новогородцах. По большому счету певопричной конфликта был сам Александр Невский.


Росийский дореволюбционный истоиик С.М. Соловтев в своей работе "История России с древнейших времен" описав причины свержения Александром брата Андрея с великоняжеского престода дает нам вот такое объяснение событий 1255 года в Новгороде!

"Но скоро началась у Александра вражда с другим братом, Ярославом, княжившим в Твери.



Вследствие появления на севере отдельных отчин, уделов между князьями необходимо обнаруживается стремление усиливать эти уделы на счет других;

уже в Ярославе Всеволодовиче ясно обнаружилось это стремление: недовольный своим Переяславским уделом, он старался утвердиться в Новгороде, даже в Киеве;

сын его Ярослав тверской шел по следам отцовским.

В 1254 году он отправился княжить во Псков (а по другим известиям, в Ладогу), где приняли его с большою честию; но Псков находился в тесной связи с Новгородом, а в Новгороде не все были довольны великим князем Александром, вместо которого княжил теперь здесь сын его Василий, и вот в 1255 году новгородцы выгнали Василия и перевели к себе изо Пскова Ярослава тверского.

Но Василий не думал уступать дяде без борьбы и, засевши, по обычаю, в Торжке, дожидался отца своего с полками, и ждал недолго; Александр явился с двоюродным братом своим Димитрием Святославичем и, присоединив к себе сына с новоторжцами, выступил против Новгорода; на дороге встретил его какой-то Ратишка с переветом (донос перебежчика- автор).

"Ступай, князь! – говорил он, – брат твой Ярослав убежал".

Несмотря, однако, на бегство князя, новгородцы не хотели безусловно покориться Александру и выстроили два полка, конный и пеший, причем в первый раз высказались две сословные партии: меньшие люди, собравши вече у св. Николы, сказали: "Братья! а что как князь скажет: выдайте мне врагов моих!"

В ответ все меньшие целовали образ богородицы стать всем заодно – либо живот, либо смерть за правду новгородскую, за свою отчизну. Но лучшие люди думали иначе: им хотелось побить меньших и ввести князя на своей воле, и Михалко, сын последнего посадника, внук Твердиславов, предводитель стороны лучших людей, уже побежал из города к св. Георгию (к Юрьеву монастырю), чтоб оттуда со своим полком ударить на меньших.

Посадником в это время на место Твердиславова сына Степана (умершего в 1243 году) был Анания, который, желая добра Михалку, послал за ним тайно; но весть о замысле Михалковом уже разнеслась между черными людьми, и они погнали было грабить его двор, но были удержаны посадником.

"Братья, – говорил им Анания, – если хотите убить Михалка, то убейте прежде меня!"

Он не знал, что лучшие люди уже порешили схватить его самого и посадничество отдать Михалку.

Между тем посол Александров явился на вече и объявил народу волю княжескую: "Выдайте мне Ананию-посадника, а не выдадите, то я вам не князь, еду на город ратью".

Новгородцы отправили к нему с ответом владыку и тысяцкого: "Ступай, князь, на свой стол, а злодеев не слушай, на Ананию и всех мужей новгородских перестань сердиться".

Но князь не послушал просьб владыки и тысяцкого; тогда новгородцы сказали: "Если, братья, князь согласился с нашими изменниками, то бог им судья и св. София, а князь без греха", – и стоял весь полк три дня за свою правду, а на четвертый день Александр прислал объявить новое условие:

"Если Анания не будет посадником, то помирюсь с вами". Это требование было исполнено: Анания свергнут, его место занял Михалко Степанович, и Василий Александрович опять стал княжить в Новгороде".

Что касается положения дел в Юго-Восточной Руси, то там попрежнему продолжается украление и рост Галицкого княжества и этот факт ознаменовался принятияем Данилом Галицким королевского титула!

Летом 1255 года Даниил предпринял совместный с литовцами поход на подвластное Александру Невскому и ордынским баскакам Киевское княжество.

Первыми в поход отправились Даниил и Василько, к ним на помощь должны были прийти посланные Миндовгом литовцы и новогрудцы во главе с Романом.

Однако Даниил и Василько, не дожидаясь литовцев, взяли и сожгли город Возвягль (г.Новогорад-Волынский-автор), после чего войско Даниила прекратило поход на Киев и повернуло домой.

Пришедшие к Возвяглю литовцы нашли лишь пустое городище; разозлившись, на обратном пути они опустошили окрестности Луцка, но войско волынян настигло и разбило литовцев под Луцком, обратив их в беспорядочное бегство, после чего волыняне прижали литовцев к озеру и перебили.

После 1255 года Даниил прекратил отношения с папой, однако сохранил королевский титул для себя и право на этот титул для своих преемников, которые именовали себя "Rex Russiae" и "duces totius terrae Russiae, Galicie et Ladimirie" ("король Руси" или "князь всей земли русской, галицкой и владимирской")!

И тут надо следать важное уточнение! Оно особенно будет актуально для так называемых русофилов.

На Руси было два города, носившие имя Владимир.

Для них оно будет таким себе напоминанием, того, что подлинная история Руси начинается и заканчивается на Украине. И, что именно здесь был основан подлинный славянский город Владимир.

Тот город Владимир, что существует ныне в России, это просто исторический репликат – копия постороные позднее на землях никогда не входивших в территорию распостранения славянских племен!

Это равносильно тому, что ныче в США существуют официально 9 городов носящих название "Париж"!

И первый г. Владимир (был центром Владимиро-волынского княжества) находится на териирии нынешней Украины и носит название Владимиро-Волынск.

(Первое летописное упоминание о городе Владимире относится к 988 году – когда киевский князь Владимир Святославич, на землях волынян и бужан, на правом берегу реки Луги покорил языческий город под названием Ладомир[источник не указан 207 дней]. И в 988 году назвал его своим именем – Владимир и передал город одному из своих сыновей – Всеволоду. Таким образом, Владимир-Волынский является одним из древнейших городов Украины)

А второй г.Владимир (столица Владимиро-суздальского княжества) в Российской федерации. Основание Владимира традиционно связывается с летописным известием о том, что Владимир Мономах заложил город в 1108 году.

В прошлом употреблялись также варианты Владимир-на-Клязьме и Владимир-Залесский, но закрепилось название как Владимир.

Так же, кстати, как и наличие двух древнерусских городов под одним названием "Галич" в Ивано-Франковской области в Украине.

Древнерусский город (ныне близ с. Крылос) в 5 км к С. от современного Г. Впервые упомянут в Ипатьевской летописи в 1140. С 1144 столица Галицкого княжества.

И "Галич" в Костромской области нынешщней РФ. Известен с 1237 года, когда в Лаврентьевской летописи прошло сообщение: "

"В лѣто 6745... Татаровеи... плѣнеша все по Волзѣ доже до Галича Мерьского"
 



1256 г. Р.Х.



Но, вот настал 1256 год. Он для нас, интересн тем, что князь Александр Невский совершл военный поход против шведов и их собзников напавших на город Нарву.

И тут в русской официальной истоигорафии, почему нет подробного описания этого похода.

Тот же С.М. Соловьев описав бунт в Новогороде против сына Александра Невского сразу переходит к теме проведения татаро-монголами переписи на Северо-Восточной Руси.

Причной такого нежелания историков описывать поход по мнению автора было то, что это был типичный для того времени грабительский поход на более слабых соперников в район крепости Копорье.

Который, к тому и закончился бесславным отступлением войск Александра Невского.


Но завершил этот год для Алесандра Невского хорошо. Он новь вместо себя назначил новгродским выборным князем своего сына Василия......

"НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ МЛАДШЕГО ИЗВОДА

В лЂто 6764 [1256].


Приидоша СвЂя и Емь и Сумъ и Дидманъ со своею волостью и множество рати и начаша чинити город на НаровЂ.

Тогда не бяше князя в НовЂгородЂ, и послаша новгородци в Низъ ко князю по 3полкы, а сами розослаша по своеи волости, такоже копяще полкы.

Они же, оканнии, услышавше, побЂгоша за море. В то же лЂто, на зиму, прииха князь Александръ, и митрополит с нимъ; и поиде Александръ на путь, и митрополит с нимъ; и новгородци не вЂдяху, гдЂ князь идет; друзии творяхуть, яко идет на Чюдь.

И дошед Копорьи, поиде Александръ на Ђмь, а митрополит поиде в Новъгород, а инии мнози новгородци въспятишася от Копорьи.

И поиде князь съ своими полкы и с новгородци; и бысть золъ путь, якоже не видаша ни дни. ни нощи; и многымъ шестьникомъ бысть пагуба, а новгородцовъ богъ соблюде.

И пришед на землю Ђмъскую, овыхъ избиша, а другых изима силою честнаго креста и святыя СофЂя; приидоша новгородци съ княземь Александромъ вси здрави.

Тогда же поиде князь на Низъ, поим послы новгородчкыя Елеуферья и Михаила Пинещиница, а сына своего Василья посади на столЂ.

ЛЂТОПИСЬ ПО ЛАВРЕНТЬЕВСКОМУ СПИСКУ

В лѣт̑.[6764 (1256) ]

Поѣхаша кнѧзи на Городець. да в Новъгородъ. кнѧз̑ же Борисъ поѣха в Татаръı. а Ѡлександръ кнѧз̑ послалъ даръı.

Борисъ же бъıвъ Оулавчиӕ Ж. даръı давъ. и приѣха в свою ѡч҃ину с чс̑тью.

Тоє же зимъı. Поѣха З кнѧзь Ѻлександръ на Ѥмь с Суждалци. и с Нооугородци. и Ѥмь побѣди. и много полона приведе. и приѥха с честью въ свою ѻчину:: -

Ипатьевская же летопись нам ничего не рассказывает о Александре Невском и его делах.

Тут, летописец сосредоточтился на военной кампании Данилы Галицкого, которую он проводил совместнос поляками против Литвы и успешно завершил ее...

ЛЕТОПИСЬ ПО ИПАТЬЕВСКОМУ СПИСКУ

В год 6764 [1256].



Затем двинулся Даниил на ятвягов с братом [Васильком], и [с] сыном Львом, и с Шварном, что был еще молодым, и послал [гонца] по Романа в Новгородок. И пришел к нему Роман со всеми новгородцами и с тестем своим Глебом, [князем Волковыйск], и с Изяславом, с [князем] свислоцьким, а из этой стороны пришел Сомовита, [князь лядский], с мазовшане и подмога от Болеслава [стыдливо ] с судомирцямы и краковчан. И рать была [такая] велика, что можно было наполнить болота ятвяжские войском.

Когда сделали совет все князья и панские, сказали мужи ратные [Даниилу]: "Ты король, голова всем войскам. Если ты нас пошлешь кого заранее, кто ослушается? Но ты знаешь воинское дело, на ратях тебе привычно бывать, и всякий тебя постыдится и убоится. Выступай ты наперед".

И Даниил, снабдив войска и [сказав], кому [из] войском ходить, сам вышел вперед, и стрельцов тоже пустил вперед, а других [послал] обочине дороги. Дворовом же [Андрей] повелел за собой ходить, а сам ехал с небольшим [отрядом] вооруженной отроков.

И когда он ехал, приехал к нему сын Лев, один, и сказал ему:

"Никто с тобой нет. Я поеду с тобой". [И] король сказал: "Пусть будет так". И шел он по своей пути.

Анкад же, [князь ятвяжских], поводарем ему, и пообещал [Даниил] ему, что село его не будет сожжено.

Приехал также к нему сын Роман, один. И, приехав в деревню, которая называется Болдикы, [Даниил] послал Льва с братом | [его Романом], и Лев, тихо окружив село, перебил [его] все, а одного [ятвяжина] привел. Король тогда допросил его, и тот один сказал: "В деревне, которая называется Привища, собрались ятвяги".

Услышав [это], король послал отрока Андрея, говоря дворовом [Андрею]: "Если ты увидишь, что мы помчались, скорее вслед за нами погони". И распустил [Даниил] войско, как вот может гнать, а Василько князь сказал другим полкам и своему полку также, чтобы они пошли потихоньку на рысях. Он, [отрок Андрей], был молодым и сказал слово наоборот – приказал дворовом не распустить людей и задержать войско.

Между тем один ятвяжин бежал из деревушки [Б] олдикищи, [сообщил своих], и они, оружившись, встрилы стрелков конец села, называемого Привища, и прогнали их.

Тогда Даниил и Лев бросились на них, [стрельцов], крикнули оба громким голосом: "Бегут, бегут ятвяги"

И ятвяги, увидев, что они скоро пришли, не выдержали и повернули наутек, но когда они были посреди села, возвратились назад. Даниил же и Лев все равно налегали на них вдвоем, и они, бросив сулицями, вернули наутек.

Стрельцы же стреляли, потому оружникам не было с ними, [Даниилом и Львом]. И когда прибежали они, [ятвяги], к воротам, то произошло смятение: и они прибежали в ворота, и другие [ятвяги] обратились, и многие [их] попадало друг на друга, ибо лед скользкий, а Даниил и Лев уборзе напали на них возле ворот. И побежали и опять не вернулись.

И была великая милость [божья] в тот день над королем [Даниилом] и над воинами его, с такой [небольшой] дружиной победил он гордых ятвягов – и злинцив и крисменцив и покинцив. Как вот пишет [Соломон] в [святых] книгах: "Не от силы в бою, а от Бога зависит победа"

Тем временем король [Даниил] хотел дальше гнать, за ними идти, и сдержал его Лев, говоря: "Пошли мне за ними". Но отец не пустил его.

А один воин протянул десницу свою [и], вынув булаву из-за пояса своего [и] далеко бросив, сбил князя ятвяжского с коня его.

И полетел он к земле, [и] вышла душа его [из тела] с кровью в ад. Даниил же и Лев тех вязали, а другие из кустов выводили [и] рубили их.

Пришел также дворцовый [Андрей] с войском, Данило король сказал ему:

"Плохо ты мне сделал ты".

А дворцовый ответил:

"Не я, ни воля моя. А плохо сделал нам посол. Он не передал нам правильно приказ".

Потом же король и Лев забрали пленников, и возвратился [Даниил] в Василька и Сомовита. И когда встретились они, это была большая радость, что погибли плохие.

И пожгли дома их и грабили села их. Став же на [селе] Привищах на ночь и взяв имущество их, они сожгли дома их, а назавтра отправились [дальше], грабя землю [их] и сжигая.

Зажгли [село] Таисевичи, и [дворы князей] Буряля и Раймочи и Комати, и Дора, и огороды грабили, и также дом Стекинт зажгли.

И стали они на селе Корковичах и Дивно было, что [здесь] таком множеству воинов [удалось] насытиться, лошадям и [им] самым, на двух дворах. Даже не смогли они [всего] поесть сами и кони их, потому остаток сожгли.

А на другой день приехал от ятвягов [князь] Юндил, [и] сказал так: "Даниил! Хорошую жену ты держишь и большое войско твое".

А назавтра пошли [ной Даниилу], грабя и сжигая их землю. И не было потери в воях его, потому что хотя [ятвяги] иногда сильные были, [но] вложил бог страх в сердце их.

Той же ночью стал [Даниил] в болотах на островах, а назавтра приехали ятвяги, давая заложников, и мир, [и] умоляя, чтобы не перебил он колодников.

Потом же божьей милостью пришел в землю свою с честью и славой, преодолев врагов. И был он намерен снова выступить против них на битву, и собирал воинов, но ятвяги, узнав об этом, послали своих и детей своих, и дани, и обещали покориться ему и города ставить в земле своей".

(конец ч.17)
 



(Пример исторических пластов российской истории. Раскопки улицы в Новогороде. Верх это XV век а нижний єто IX век)

 

 

25 April 2012

Немного об авторе:

СТАРЫЙ СОЛДАТ....... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет