РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Опасный отдых в Крыму

3526 просмотров

Правда о "всесоюзной здравнице"...

 

Сегодня на календаре 1 июля и лето 2012 года находится в своем апогее! В связи с чем миграция населения стан входящих в СНГ в эту пору года сориентирована на ЮГ!

В Крым – эту "всесоюзную здравницу"!



И поскольку не все сегодняшние жители стран СНГ помнят, откуда явилось сие определение "всесоюзная здравница", то я вынужден напомнить, что тут свою руку приложил незабвенный и как утверждают еще некоторые вечные коммунисты, "вечно живой" – В.Ленин.

Он в свое время подписал декреты "О лечебных местностях общегосударственного значения" (20 марта 1919 г.) и "Об использовании Крыма для лечения трудящихся" (21 декабря 1920 г.), которые явились определяющими в развитии тогдашних советских курортов.

И вот в связи с этим уже более 90 лет как наступает очередное лето, все трудящиеся желающие отдохнуть и желающие "потрудится" во время курортного сезона летят, едут и даже идут пешком на ЮГ!

К Черному морю!

Ну, а кому Черное море "не по карману" тот стремится к Азовскому.

Но при этом все желающие "оздоровится" не учитывают одно важное обстоятельство, что за прошедшие 92 года, от издания ленинских декретов мире, не говоря уже о бассейне Черного или Азовского морей очень многое изменилосьи крым давно перестал быть всесоюзной здравницей!

.

И эти изменения, увы, не лучшую сторону.

И в первую очередь, это уже давно назревшая проблема "ЦВЕТЕНИЯ МОРЯ"

Это тот случай когда отдыхающие прибыв на Юг к Черному морю, видят, что морская вода вместо зелено-синего оттенка приобретает необычный оттенок – красноватый, бурый, желтый или темно-зеленый.

Ученные давно пояснили этот явление как такое, что происходит из-за массового размножения мелких живых существ в поверхностном слое моря.

Чаще всего цветение скажем того же Черного моря создают микроскопические водоросли – синезеленые, диатомеи, перидинеи, реже – планктонные рачки, еще реже – медузы, мелкие и крупные. В Черном море иногда появляется и огромное количество крупных медуз – аурелий.
 



СправкаN1: Медуза аурелия.

"Ранней весной и поздней осенью в наших широтах наиболее сильно перемешиваются глубинные слои морской воды с поверхностными.

При этом на поверхность моря поднимаются накопившиеся в глубине соли фосфора и азота, необходимые для развития растительных организмов. В связи с этим в прибрежной зоне и над малыми глубинами начинается массовое размножение диатомей и синезеленых водорослей. Перидинеи не так нуждаются в солях, идущих с глубин, поэтому массовое развитие перидиней случается и летом или даже зимой.

Подавляющее большинство перидиней светится ночью при малейшем механическом раздражении. Один из видов перидиней так и называется ночесветками. Они встречаются в Черном, Японском, Охотском морях.

Ночесветка – хищник, хотя представляет собой крошечный слизистый шарик диаметром всего около 1 мм.

В Токийском заливе ночесветки появляются в таком количестве, что вода днем выглядит коричневой и непрозрачной, а по ночам ярко светится.

У берегов Флориды, Калифорнии, Кубы почти каждый год, а иногда по нескольку раз в году из-за ночесветок бывает "красный прилив": днем вода бывает красной, а ночью светится.

Отмирая, перидиней губят рыб и морских беспозвоночных; вдобавок, разлагаясь, они выделяют острый, едкий запах, который раздражает людям ноздри, горло, глаза.

Синезеленая водоросль триходесмиум иногда покрывает поверхность тропических морей на сотни миль и размножается в таком количестве, что волны утихают, а вода приобретает запах, похожий на запах хлора. Цветение синезеленых водорослей летом в Азовском и Балтийском морях создает при штиле впечатление, будто на водной глади появились темно-зеленые луга. Отмирая, синезеленые водоросли идут ко дну. Там начинается их разложение. При этом выделяются ядовитые газы и расходуется кислород, находящийся в воде. Оттого иногда гибнут донные рыбы – камбала и бычки.

В некоторые годы поздней осенью Азовское море становится похожим на тихое болото с темно-коричневой, отливающей на солнце зеленоватым золотом водой, издающей характерный болотный запах.

Это означает, что происходит массовое размножение диатомовой водоросли ризосолении.

Один из видов диатомей размножается у тихоокеанского берега Северной Америки в таком количестве, что вода кажется смоляной или кровавой

Характер цветения, протяженность и очертания "цветущих" участков моря зависят прежде всего от распределения вод разного происхождения и от их движения. Пятна диаметром в сотни метров и полосы шириной до десяти метров и длиной в несколько километров встречаются чаще, чем сплошные многокилометровые "поля цветения". Корабль, прошедший по такому полю, оставляет за собой долго не закрывающиеся просветы. Толщина охваченного цветением слоя воды колеблется от нескольких сантиметров до нескольких метров, реже – до десятков метров.

Под цветущей поверхностью моря могут укрываться целые косяки рыб. Их не видно и трудно обнаружить даже гидроакустическими приборами, так как растительный планктон выделяет пузырьки газа, затрудняющие прохождение в воде ультразвуковых колебаний.

Внимательный штурман всегда встревожится, увидев, что окраска моря изменилась или что волнение морской поверхности стало другим, так как это бывает обычно связано с мелями или рифами. Однако такие тревожные сигналы могут оказаться и ложными: просто в этих местах цветет море. И в то же время цветение моря иногда создает на его поверхности непроницаемую для глаз пелену, под которой могут таиться рифы, мины и даже укрываться подводные лодки.
 



Справка N2. "Нитчатая цианобактерия Nodularia spumigena (нодулярия пенорожденная) характерна, в частности, для Балтийского моря и считается потенциально токсичным организмом. В 2005 году вспышка развития таких водорослей была зафиксирована в Каспийском море, где они редки.

Цветение воды – это массовое развитие фитопланктона. Оно вызывает изменение окраски воды, которая может стать зеленой (зеленые водоросли), сине-зеленой (зеленые и сине-зеленые водоросли), желто-бурой (диатомовые водоросли), красной (багрянки) и так далее.

Почему происходят цветения водорослей и заморы рыбы? Что такое эвтрофикация, или переудобрение Черного моря?

И в научной литературе можно найти вот такой ответ на этот вопрос:

"В Черное море впадает очень много больших полноводных рек – самая большая река западной Европы – Дунай, Днепр, Днестр, Буг, через Азовское море в него стекают воды Дона и Кубани.

И много-много других рек, которые не только опресняют поверхностный слой Черного моря до солености вдвое меньшей, чем в океанах, но и приносят в его воды огромное количество биогенных минеральных соединений (ионов солей, содержащих азот, фосфор, кремний), нужных для размножения и роста микроскопических водорослей планктона – основы всей жизни в море; поэтому, Черное море значительно продуктивней, урожайней большинства других морей – например, соседнего Средиземного моря.

Но во второй половине ХХ века приток биогенных – питательных веществ в Черное море возрос очень сильно; это привело к частым вспышкам численности фитопланктона – цветениям, "красным приливам" – которые в, свою очередь, стали причиной повторяющихся случаев массовой гибели морской флоры и фауны и долговременных изменений структуры прибрежных сообществ.

Эвтрофикация (переудобрение) Черного моря.

Морским растениям (главные из них – микроскопичеcкие одноклеточные водоросли – фитопланктон) для их роста необходимо много разных веществ, растворенных в воде, но более всего нужны азот- и фосфор-содержащие соли; диатомовым водорослям нужно еще много солей кремния, из которого они строят свои микроскопические домики. Именно концентрация азот- фосфор- и кремний- содержащих соединений обычно ограничивает рост и размножение фитопланктона в морях и океанах. Из-за их важности для жизни в море, соли азота, фосфора и кремния называют биогенными (то есть, дающими жизнь) элементами.

В Черном море, особенно в его прибрежных водах, недостатка в биогенных элементах обычно нет – приносимые множеством рек, они попадают в море с частицами почвы, смываемыми с берега дождями, с городскими сточными водами, объем которых постоянно растет.

Избыток биогенных элементов приводит к эвтрофикации (переудобрению) морских вод – это вредное, губительное для морской экосистемы явление.

Первая фаза процесса переудобрения:

– повышение концентрации биогенных элементов – азот- и фосфорсодержащих элементов в поверхностном слое моря способствует росту и размножению микроскопических планктонных водорослей – фитопланктона.

– рост населения в прибрежной зоне (и растущий объем сточных вод), увеличение сельскохозяйственных площадей приводит к увеличению сброса биогенных элементов в реки – и в море;

– из-за этого возникают цветения фитопланктона;

Вторая фаза процесса переудобрения:

– масса микроскопических водорослей лишает света растущие на дне многоклеточные водоросли, они начинают чахнуть.

– каждое цветение заканчивается смертью массы микроводорослей, они начинают гнить; при разложении останков водорослей расходуется весь растворенный в воде кислород – из-за этого гибнет вся местная морская флора и фауна – происходит массовый замор.

Замор рыбы, пос. Осовины, берег Азовского моря, апрель 2005 г.
 



Вот как это произошло.



В 50 – 80-х годах XX века резко возрос сток удобрений в море – считалось, что чем больше удобрений внести на поля, тем больше будет урожай. После весенних паводков удобрения оказывались в речной воде, и с потоками Дуная, Днепра, других больших рек, выносились в море.

В конце 1950-х годов концентрация азота в стоках Дуная, самой большой реки из тех, что впадают в Черное море, была 1.4 мг/л, а к 1990 году достигла 7.2 мг/л – увеличилась в несколько раз; концентрация фосфора увеличилась с 0.10 до 0.33 мг/л. Это произошло, в первую очередь, из за того, что для увеличения урожаев на сельскохозяйственные поля в придунайских странах стали вносить больше азот- и фосфорсодержащих удобрений; с речным стоком они попадали в Черное море.

В результате переудобрения начались массовые цветения фитопланктона. Но любое цветение заканчивается умиранием: после каждого массового цветения микроводорослей наступает не менее массовое гниение их останков, истощающее запас кислорода в воде. В безкислородной среде погибают вообще все животные и растения. Так происходили массовые заморы морской биоты.

Кроме того, даже в случае менее мощных и не столь губительных цветений, слой цветущего фитопланктона перехватывал большую часть солнечного света, и его оказывалось недостаточно для роста живущих на дне многоклеточных, многолетних водорослей – филлофоры, цистозиры.

Больше всего пострадала от переудобрения мелководная северо-западная часть моря, куда впадают такие могучие реки, как Дунай и Днепр.

С их водами в море попадают удобрения с сельскохозяйственных полей. Одним из следствий этого потока стало почти полное исчезновение уникальной донной экосистемы – филлофорного поля Зернова – располагавшегося к западу от Крымских берегов гигантского подводного леса красной водоросли филлофоры, в котором жили десятки животных.

Начиная с 2004 г. украинские биологи сообщают о начале возрождения этой уникальной экосистемы.

От цветения планктонных микроводорослей в 1980-х годах пострадало не только филлофорное поле в северо-западной части моря.

Сильный ущерб был нанесен главной прибрежной морской экосистеме у Кавказского берега – лесам бурой водоросли цистозиры.

В первую очередь, пострадали водоросли, растущие на глубине больше десяти метров – там и так всегда не хватает света. Ветви цистозиры покрыты эпифитами – быстро растущими нитчатыми водорослями – зеленой кладофорой, красным церамиумом, бурым эктокарпусом и другими.

Они есть всегда, и они всегда мешают расти цистозире, перехватывая у нее и свет, и питательные вещества из воды.

Но, когда в "переудобренные" 80-е годы они получали мощную минеральную подкормку, их чрезмерный рост стал уже по-настоящему удушать кусты цистозиры.

Быстрорастущие в условиях переудобрения нитчатые водоросли обволакивают кусты цистозиры, лишая ее света. Бурая нитчатая водоросль экткарпус полностью закрывает кусты цистозиры от света. Южный берег Крыма, июль 2005.

Заморы морской биоты вследствие цветений фитопланктона, вызванных переудобрением моря обычны и сейчас – в мелководных, более опресненных и эвтрофированных стоком больших рек (Дунай, Днепр, Днестр, Буг) Западной и Северо-Западной частях Черного моря, а также – в еще более мелком и переудобренном Азовском море; цветения там начались очень давно – задолго до пика черноморской эвтрофикации в конце двадцатого века.

Дон, Кубань, и другие реки опресняют и удобряют воду Азовского моря еще сильнее, чем в Черном море.

В результате, все теплое время года Азовское море – цветет, причем низкая соленость водыблагоприятствует зеленым микроводорослям и цианобактериям (многие из которых токсичны).

В июльской экспедиции по Азовскому морю в 2001 годуэкологи наблюдали цветение фитопланктона почти по всей его акватории, и, как результат – на каждую морскую милю пути им встречалось по одному погибшему осетру, помимо массы более мелкой погибшей рыбы".

Теперь посмотрите на этот снимок Черного моря, сделанный из космоса 14 мая 2002 года. Это естественные цвета.
 



Густо-зеленые волны цветения фитопланктона вдоль всего западного берега моря – следствие выноса переудобренных днепровских и дунайских вод, мелово-белые разводы цветения кокколитовых микроводорослей в южной и центральной части моря, яркое цветение в Азове".

А теперь посмотрим на цветение морской воды в Черном Море, 3 июня 2012. Фотография сделана со спутника Terra.
 



И как видим даже на взгляд не специалиста, проблема только возросла.

Купаться и есть морепродукты, выловленные в Азовском море уже опасно.

А Черное море не цветет только в районе прибрежных зон Болгарии и Румынии.

Департамент здоровья АР Крым ежегодно напоминаем всем отдыхающим, правда очевидно напоминает очень тихо, если его никто не слышит! об опасности появления сине-зеленых водорослей на черноморских пляжах.

И наибольшую опасность эти водоросли представляют для аллергиков и детей отдыхающих на детских курортах Азовского моря.

Вероятность появления сине-зеленых водорослей ежегодно наиболее возрастает в июле-августе.

Но если вы и не слышали вышеприведенные мною предупреждения чиновников МОЗ Украины то и сами можете легко определить есть ли в воде сине-зеленые водоросли, труда не составляет.

Если вы видите, что в морской воде плавают микроскопические желтовато-зеленые организмы, а берег покрыт плотной зеленой массой, источающей затхлый запах, то, скорее всего, это сине-зеленые водоросли.

Вероятность, что вы имеете дело именно с этими водорослями, возрастает, когда эти микроскопические организмы не остаются на ветке, опущенной в воду.

Теперь поговорим о том, что вы уважаемый читатель, уже как бы искупались пару раз искупались в Черном море и после этого с вашим здоровьем начались некоторые проблемы в связи с отравлением вашего орпганизма.

Признаки отравления

Симптомы отравления сине-зелеными водорослями схожи с симптомами гриппа.

Обычно все начинается с покраснения кожи и глаз, трескаются губы. Плохое самочувствие усугубляется мышечными болями, температурой, нарушением равновесия. Возможны понос, насморк, кашель.

Если у человека нет предрасположенности к аллергическим реакциям, он может плавать в воде, содержащей небольшое количество сине-зеленых водорослей. Главное, не глотать такую воду. У маленьких детей даже небольшое количество воды, содержащей водоросли, может стать причиной болезненных реакций организма.

Если же вы все-таки проглотили воду с сине-зелеными водорослями, постарайтесь как можно быстрее вызвать рвоту, можно также принять и таблетки активированного угля.

Отравиться водой, содержащей сине-зеленые водоросли, могут и домашние животные. Например, собака может отравиться, если станет вылизывать шерсть после купания в такой воде.

Ведь яд, содержащийся в сине-зеленых водорослях, не распадается даже при кипячении, поэтому содержащую их воду вообще не рекомендуется использовать.

Не надо использовать воду, содержащую сине-зеленые водоросли, даже для стирки или в бане.

Если в воде много сине-зеленых водорослей она может быть опасна для купания.

Попадание ее на кожу может вызвать аллергию, жжение в глазах, насморк и стать причиной резкого ухудшения самочувствия.

Поэтому во время активного цветения воды нельзя пускать на пляж детей и домашних животных.

Ну и чтобы не размазывать отсебятину я сразу уважаемый читатель хочу ознакомить вас с одном важным документом. Он составлен компетентными специалистами.

Но в виду противодействия, со стороны "крымской курортной мафии" не получил своего широкого распространения и не был доведен до сведения всех граждан Украины.

Теперь переходим к ответу главному вопросу.



Представляют ли научно доказанный факт цветения Азовского и Черного морей опасность для лиц придающих там морские ванны или употребляющие в пищу морепродукты, выловленные в этих морях?

"К проблеме вредоносных "цветений воды" в Азовском море"

Матишов Г.Г. (matishov@ mmbi.info) (1) Фуштей Т.В. (fushtey@mmbi.krinc.ru) (2)

(1) -Мурманский морской биологический институт КНЦ РАН,

(2) – Азовский филиал Мурманского морского биологического института

КНЦ РАН

Азовское море – гипертрофный солоноватый бассейн, образовавшийся около 9000 лет назад в результате трансгрессии Черного моря (Ryan et al., 1997).

При этом была затоплена плодородная аллювиальная равнина, и с самого начала своего существования водоем был эвтрофным. Дон, Кубань и многочисленные малые реки выносят в Азовское море гумус и другие растворенные органические вещества.

Концентрация биогенов в данном бассейне практически никогда не достигает аналитического нуля, то есть азот, фосфор, кремний постоянно присутствуют в форме, доступной для микроводорослей

(Гидрометеорология и гидрохимия..., 1991). В Азовском море сложились все условия для "цветений воды".

"Цветение воды" – явление, признанное во всем мире грозным стихийным бедствием. ЮНЕСКО финансирует долгосрочную научную программу по исследованию вредоносных "цветений", действующую в рамках Международной океанографической

комиссии. Достоверно установлена токсичность десятков видов динофлагеллат,диатомовых, примнезиевых, рафидофитовых, синезеленых водорослей.

Ведется широкомасштабная работа по оповещению научных организаций и населения, создаются центры мониторинга "вредоносных цветений", общепринятой мировой практикой стала проверка рыбы и морепродуктов на наличие токсинов. Однако в Российской Федерации "цветениям воды" как виду экологических катастроф уделяют внимание только на Дальнем Востоке, где зарегистрированы случаи гибели людей на побережье Камчатки (Коновалова, 1992, 1995, 1999) и ряде других акваторий региона.

Основной причиной "цветния" воды служит эвтрофирование.

В водоемах, перешедших из мезотрофного в эвтрофный тип недавно, на памяти одного поколения, изменения экологической обстановки замечают быстро. У населения побережий Азовского моря, водоема изначально бывшего гипертрофным, изменение цвета воды, развитие пленок микроводорослей на поверхности, появление неприятного запаха вошло в привычку. Не настораживает даже массовая гибель рыбы, повторяющаяся ежегодно в летние месяцы, а на реках нередко и весной, после паводка.

Мы не склонны кого-либо пугать, но ощущение безопасности, в данном случае, по меньшей мере, ложно.

Прежде всего, скопление фитопланктона при плотности популяции свыше 1 млн кл/л по определению вредоносно. Микроводоросли с одной стороны – источник пищи для гидробионтов, с другой – активные потребители кислорода в ночное время суток.

Растворенное органическое вещество и отмирающие клетки служат пищей бактериям. В Азовском море соотношение азот-фосфор смещено в сторону азота.

Это позволяет утверждать, что в данном водоеме действует механизм гиперпродукции растворенного органического вещества, детально исследованный в Средиземном море (Herndl, 1991).

Прогрев водной массы до +30 С в летние месяцы снижает растворимость кислорода.

В таком случае "цветение воды" не благо, а экологическое бедствие, так как кислород, образующийся в процессе фотосинтеза, в воде не удерживается, но микроводоросли расходуют его больше, чем производят. Водоем изначально "заряжен" на замор.

Ущерб от "цветений" не ограничивается дефицитом кислорода. Микроводоросли сами по себе могут быть причиной заболеваний и гибели гидробионтов. Щетинки Chaetoceros Ehr., клетки Pseudosolenia Sundström, колонии Sceletonema Grev. вызывают отек жабр рыб и, как результат, – удушье. "Цветение воды", вызванное представителями этих родов, может быть губительно и для моллюсков. Pseudosolenia calcar-avis – типичнейший

доминант летнего планктона, развивающийся при плотности популяции свыше 1,5-2 млн. кл./л, Sceletonema costatum обильно вегетирует на протяжении всего календарного года на акватории с солености свыше 5‰.

Многие виды микроводорослей определенно ядовиты. Среди доминантов фитопланктона Азовского моря таких по меньшей мере 50% (Табл.).

Синезеленые водоросли Microcystis aeruginosa, Aphanizomenon flosaquae, Anabaena spp. вызывают "цветения" в опресненной зоне Таганрогского залива (Ластивка, 1999). При отмирании этих организмов в воде появляется анатоксины a и а (с), действующие на нервную систему.

Ранее предполагалось, что отравление разлагающимися клетками синезеленых водорослей вызывает так называемую Гаффскую болезнь (Горюнова, Демина,

1974).

Впоследствии было установлено, что представители рода Microcystis Lemm. и Nodularia Mert. ex Born. et Flah. синтезируют циклические пентапептиды, которые разрушают цитоскелет гепатоцитов и синусоидальных капилляров печени, что приводит к летальной геморрагии этого органа (Carmichael, Falconer, 1993, Carmichael, 1994).

Особенно хорошо исследована химия и биологическое действие микроцистина, яда, который выделен из Microcystis.

Установлено, что, помимо гепатотоксичности, это вещество вызываетизменения в двигательной активности рыб, что негативно сказывается на их кормовом и

репродуктивном поведении (Baganz et al., 1998).

Существуют данные о том, что длительное поступление токсинов микроцистиса и

нодулярий в организм человека приводит к онкологическим заболеваниям (Falconer, 1996).

То же действие оказывают токсины Nostoc Vaucher ex Bornet et Flah. и Oscillatoria Vaucher ex Gomont (Potentially harmful microalgae, 2001). Микроцистин накапливается в клетках и появляется в воде в конце лета (Welker et al., 1999), и по срокам вспышка "цветения воды", вызванная Microcystis aeruginosa, приходится на наиболее опасный период.

Учитывая, что титр данного токсина находится в прямой зависимости от биомассы Microcystis, Таганрогский залив, безусловно относится к районам возможного экологического бедствия, так как количественное развитие M. aeruginosa здесь экстремально, и в отдельные годы может достигать 400 г/м3.

Aphanizomenon flosa-quae, вызывающий ежегодные "цветения воды" с июля по октябрь на всей акватории Таганрогского залива и нередко – в северной части собственно моря, вырабатывает неосакситоксин, а Anabaena circinalis – сакситоксин. Существуют свидетельства того, что Anabaena flos-aquae также синтезирует ядовитое вещество, аналогичное неосакситоксину (Potentially harmful microalgae..., 2001). Эти вещества относятся к группе так называемых паралитических ядов моллюсков. Но титр яда настолько низок, что отравление человека напрямую маловероятно. Иной результат возможен, если из водорослей готовят кормовые добавки для рыб или домашних животных. Паралитический яд слабо токсичен для беспозвоночных и может накапливаться в тканях кормовых объектов рыб-бентофагов.

Существуют данные о том, что длительное поступление токсинов микроцистиса и

нодулярий в организм человека приводит к онкологическим заболеваниям (Falconer, 1996).

То же действие оказывают токсины Nostoc Vaucher ex Bornet et Flah. и Oscillatoria Vaucherex Gomont (Potentially harmful microalgae, 2001). Микроцистин накапливается в клетках и появляется в воде в конце лета (Welker et al., 1999), и по срокам вспышка "цветения воды", вызванная Microcystis aeruginosa, приходится на наиболее опасный период. Учитывая, что титр данного токсина находится в прямой зависимости от биомассы Microcystis, Таганрогский залив, безусловно относится к районам возможного экологического бедствия, так как количественное развитие M. aeruginosa здесь экстремально, и в отдельные годы может достигать 400 г/м3.

Aphanizomenon flosa-quae, вызывающий ежегодные "цветения воды" с июля по октябрь на всей акватории Таганрогского залива и нередко – в северной части собственно моря, вырабатывает неосакситоксин, а Anabaena circinalis – сакситоксин. Существуют свидетельства того, что Anabaena flos-aquae также синтезирует ядовитое вещество, аналогичное неосакситоксину (Potentially harmful microalgae..., 2001).

Эти вещества относятся к группе так называемых паралитических ядов моллюсков. Но титр яда настолько низок, что отравление человека напрямую маловероятно.

Иной результат возможен, если из водорослей готовят кормовые добавки для рыб или домашних животных.

Паралитический яд слабо токсичен для беспозвоночных и может накапливаться в тканях кормовых объектов рыб-бентофагов.

Следующую группу токсинов цианопрокариот синтезируют Cylindrospermopsis raciborskii и Aphanizomenon ovalisporum. Цианоспермопсин, их действующее вещество, блокирует биосинтез белка. В результате отравления им люди страдают от боли в кишечнике, кровяной диареи, гепатоэнтерита, в крови появляются белок и кетоны (Falconer, 1996).

Не все популяции цианопрокариот способны синтезировать яды, но количество токсигенных популяций всегда существенно, например, в водоемах Швеции оно достигает 47% (Willén, Mattsson, 1997). Использование массы синезеленых водорослей в качестве пищи и корма для животных возможно только при контроле наличия токсинов (Carmichael et al., 2000). Рыбы и беспозвоночные – не исключение, и отравление их ядовитыми цианопрокариотами так же вероятно, как отравление других живых существ. Даже в случае, если токсины не обнаружены в воде и микроводрослях, их зачастую находят в донном иле (Vasconcelos, Pereira, 2001).

Таким образом, без мониторинга токсичности цианопрокариот Таганрогский залив не может считаться безопасным водоемом для рыбного промысла и отдыха населения.

Еще одна группа ядов, опасных для здоровья человека – токсины динофлагеллат из

рода Dinophysis.

Действующее вещество – окаевая кислота (ocaic acid) в комплексе с динофизинотоксином и полиэфирами (Potentially harmful microalgae, 2001).

К той же группе относят пектинотоксин и есотоксин. Отравление проявляется как сильная диарея, сопровождающаяся болями в животе, коликами. Симптомы напоминают кишечную инфекцию и при отсутствии медицинского вмешательства заболевание проходит через несколько дней.

Причина отравления – употребление в пищу моллюсков-фильтраторов, накопивших токсин в печени или сифоне. При отравлении пектинотоксином и есотоксиномдело ограничивается болями в желудочно-кишечном тракте, но эти вещества гепатотоксичны (Quilliam, Wright, 1995). Dinophysis acuminata Clap. et Lachm. и D. sacculus Stein обычны в Азовском море, но изменения цвета воды не вызывают.

Однако плотность популяции 150-200 тыс. кл./л, наблюдаемая нами в восточной части Азовского моря ежегодно, в другом водоеме считалась бы крайне высокой, близкой к "цветению".

Исследование мелких пророцентрид, вызывающих "цветение воды" в осолоненной зоне Азовского моря при солености свыше 5‰, показало, что вид, ранее цитировавшийся как Prorocentrum cordatum полностью идентичен с Prorocentrum minimum (Фуштей, Матецкая, 2002), токсичность которого давно доказана. Ранее было установлено, что Prorocentrum cordatum (Ostf.) Dodge Черного моря в действительности является P. minimum (Marasovic et al., 1999). Анализ причин таксономической путаницы вокруг этих названий

одного и того же вида подробно изложен в литературе (Фуштей, Матецкая, 2002).

Особняком стоят диатомовые Pseudonitzschia pseudodelicatissima и Amphora coffaeformis (Ag.) Kütz. Представители Pseudonitzschia Hasle выделяют в окружающую среду домоевую кислоту (domoic acid) (Horner, Postel, 1993). Аналогичный яд выделен в Канаде из A. coffaeformis. Появление токсичных штаммов этого вида в других районах Мирового океана – вопрос времени.

Действующее вещество является агонистом глутамата и разрушает нервные клетки (Skov et al., 1999).

Последствия отравления для выжившего человека – в лучшем случае потеря памяти, в худшем – рассудка и способности передвигаться.

Scenedesmus F. J. F. Meyen вырабатывает и выделяет в окружающую среду гистамин,

триптамин и пиперазин (Klein, Kneifel, 1978). Рафидофитовые водоросли в полном объеме – группа, выделяющая токсины, губительные для рыб. Они выделяют в воду яд, близкий к бревитоксину и действующий в первую очередь на нервную систему.

В Азовском море отдел представлен массовым видом – Heterosigma akashiwo.

Наконец, гаптофитовые водоросли из рода Prymnesium J. Massart являются продуцентами ихтиотоксинов, которые увеличивают проницаемость клеточных мембран для ионов Ca2+.

Параллельно падает барьерная функция мембраны, и в клетку начинают поступать из окружающей среды многие соединения, которые в норме задерживаются (Moestrup, Larsen, 1992). Среда, в которой предельно-допустимые концентрации токсических веществ не достигнуты, становится непригодной для существования отравленных гидробионтов. В итоге даже в том случае, если хлор-органические пестициды и тяжелые металлы находились в следовых количествах, это может привести к гибели рыбы, если в воде развиваются гаптофитовые водоросли. Существуют свидетельства в пользу того, что Phaeocystis pauchetii G. Lagerheim, встречающийся в Азовском море, также

токсичен.

Поскольку изменение цвета воды, накопление сероводорода в придонном слое воды и гибель рыбы наблюдают практически одновременно, долгое время никто не пытался искать действительного "убийцу" среди видов микроводорослей, составляющих "пятно".

Между тем, от момента, когда зарегистрирована гибель рыбы, до приезда специалистов, оценивающих размер ущерба, проходит несколько дней. За это время "красное цветение" благополучно заканчивается, а в грунте накапливается сероводород. На него списывают

факт гибели рыбы.

Единственный документально зарегистрированный факт токсического "красного

цветения" – с 25 по 31 июля 1998 г. на Кубанском взморье. Шторм размыл песчаную

пересыпь Талгирского гирла в корневой части Ачуевской косы. В Азовское море поступила порция богатой гумусом пресной воды из лимана. Затем установилась жаркая погода.

Температура воды на поверхности достигла +26,8-28°С. Температурная стратификация увеличила вертикальную устойчивость водной массы. Северо-западный ветер и течение, действующее вдоль берега, прижало прибрежные опресненные воды к Ачуевской косе.

Сложились все условия для "красного цветения". На берегу между Авдеевым и Талгирским гирлами в полосе прибоя образовался вал из мертвой молоди осетровых и карповых рыб.

Спустя 3 дня после гибли рыбы, к моменту начала исследований, проведенных одним из авторов данной работы в составе экспедиции Азовского НИИ рыбного хозяйства, пятно имело вид капли, протянувшейся вдоль берега на 15 км. Плотность популяции фитопланктона составляла 8-15 млн экз./л.

Доминировали синезеленые водоросли Oscillatoria amphibia и Lyngbya limnetica. Руководящим видом динофлагеллат была Scrippsiella aff. trochoidea (Stein) Loeblich из порядка Peridiniales. О токсичности этого рода доказанных данных до сих пор нет, но установлено, что перидиниевые динофлагеллаты имеют ядовитых представителей. Массовая гибель жемчужниц и других двустворчатых моллюсков в прибрежных водах Японии во время массового "цветения" Heterocapsa circularisquama была вызвана присутствием в воде токсина, который до сих пор не изучен (Matsuyama et al., 1996).

Исследования суточной динамики кислорода в водной толще показали, что дефицит кислорода проявлялся во второй половине ночи в придонном слое воды. В предрассветные часы в центре пятна замор "поднялся" на три метра над грунтом. Однако уже в 9 часов в придонном слое зафиксирован кислород. Следовательно, аноксия в районе пятнанеустойчива.

Среда в грунте оставалась окислительной. Создается впечатление, что и гибель рыб, и дефицит кислорода обусловлены цветением, и между "замором" и выбросом мертвой молоди не было непосредственной причинно-следственной связи. Низкая рН грунта также свидетельствует в пользу данного предположения.

Какие именно из выявленных видов микроводорослей были причиной гибели рыб, установить невозможно. Не исключено, что каждый из них внес лепту в это экологическое бедствие.

На замор можно списать только гибель бычков. Среднее количество этих придонных рыб, выброшенных на берег, составляло 30-40 на погонный метр береговой линии. Общее количество на отрезке 11 км между Авдеевым и Талгирским гирлами составляло 330 тыс. шт.

Было проведено пять пробных тралений 19-метровым тралом на ширину заморной зоны. Они показали, что в пятне не было мертвой рыбы, исключая молодь камбалы 10-16 см в длину, а также двух парализованных представителей севрюги трехлетнего возраста.

Вероятно, взрослая рыба благополучно покинула район бедствия. Судя по наблюдениям рыбаков, рыба избегает пятен "цветения". В районах "красной воды" уловы редки.

Реакция избегания в какой-то мере служит механизмом адаптации, но эффективность его невелика, так как "пятна цветений" могут быть либо очень большими, что уменьшает площадь ареала, либо могут перекрывать рыбам путь к отступлению из акватории, где сложились неблагоприятные температурные условия. О бентосных организмах, имеющих ограниченную способность к передвижению, речь вообще не идет, так как из пораженной

зоны они не уходят.

В июле 1996 г. в западной части Таганрогского залива было зарегистрировано скопление мертвого судака. Косяк рыб, уходивших из зоны цветения токсических синезеленых водорослей, остановился перед пятном "цветения" Prorocentrum micans,

охватившим всю северную часть Азовского моря, включая Белосарайский залив,

Бердянский залив, пролив Горло.

Судак погиб, но в пятно цветения условно "безвредного" вида динофлагеллат не пошел.

Мы не склонны считать, что длительное сосуществование популяций токсичных микроводорослей и гидробионтов, которые становятся их жертвой, гарантирует даже снижение риска отравления, не говоря о гибели животных.

Токсины безусловно смертельны уже в малых дозах, и все, что оказывается в области их распространения в воде, превращается в мертвую органику, которая разлагается и пополняет запас фосфора к моменту следующего "цветения".

Определение наличия токсинов, к сожалению, до сих пор не проведено, однако это

не доказывает, что в среде их нет. Возникает вопрос: почему все-таки люди пренебрегают

очевидной опасностью?

Здесь вырисовывается целый ряд проблем.

Первая является чисто технической: до конца прошлого века на водоеме не работали

Специалисты – альгологи, знакомые с проблемой и владеющие методиками идентификации видов из таксономических групп, представляющих особую опасность.

Выражая мысль проще, вредоносных видов не было, потому что их никто не искал. Аналогичная ситуация характерна и для других морей, как в России, так и за рубежом.

Но в странах Европы, Северной Америки и Восточной Азии, терпящих наибольший ущерб от "красных цветений", проблему идентификации и мониторинга вредоносных видов успешно решают, чего нельзя сказать о странах СНГ.

Вторая проблема – медицинская: в нашей стране не определяют альготоксины в продуктах марикультуры и рыбного промысла, в Южном федеральном округе не ведется отдельная статистика о пострадавших от отравлений такими продуктами. Наконец, случае

отравления люди не всегда обращаются в медицинские учреждения, предпочитая лечиться домашними средствами. На рыболовецких судах, ведущих промысел в Азовскомморе, попросту нет врачей. Таким образом, пострадавших нет, потому что их никто не учитывает.

Третья проблема – гуманитарная.

Очень трудно объяснить рыбаку, для которого промысел служит единственным источником средств к существованию, что продукты этого промысла могут быть опасны для людей. Это же касается и владельцев хозяйств, занимающихся разведением мидии у побережья Крыма. Если учесть, что по рекомендации

Межправительственной океанографической комиссии в районах "красных приливов" в течение трех месяцев после прекращения "цветения" нельзя ловить рыбу и использовать в

пищу другие морепродукты, безопасный для нашего здоровья период промысла ограничивается тремя месяцами: с января по начало апреля.

Четвертая проблема – экологическая.

"Цветения воды" в Азовском море всегда были вредоносными для экосистемы этого водоема.

Но в современный период, когда биота испытывает возрастающую нагрузку, прежде всего связанную с вселением гребневика Mnemiopsis leidii, который практически полностью уничтожает зоопланктон в летние месяцы, последствия массового развития фитопланктона, в том числе ядовитых видов, непредсказуемы.

Гибель десятков тысяч особей в многомиллионной популяции осетровых в прошлом веке сказывалась не так болезненно, как может отразиться отравление несколькихсотен рыб на генофонде видов, практически истребленных в результате переловов, браконьерского промысла и подрыва кормовой базы.

Открыт вопрос о том, как влияют "цветения" на бентосное сообщество, с которого снят пресс выедания рыбами.

Азовское море – единственное в мировом океане, где регулярные "цветения" неизбежны, так как они вызваны не антропогенным эвтрофитрованием, а естественным высоким уровнем трофности.

В России оно – наиболее опасный водоем с точки зрения развиия ядовитых видов. В наших силах только наблюдать, стараться предотвратить ущерб здоровью людей и прогнозировать изменения в экосистеме.

Для выполнения такой задачи жизненно необходимо создание службы мониторинга "цветений воды", имеющей государственную поддержку и работающей в тесном контакте с организациями здравоохранения, рыбоохраны и охраны природы".

Выше процитированный документ был впервые опубликован в 2003 году http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2003/022.pdf.

И с тех пор положение дел в цветением воды в Азовском и Черном морях только ухудшилось.

Дикий капитализм утвердившиеся за это время в АР Крым, занят только одним. "накоплением первоначального капитала". Вся остальная красивая картинка хорошего отдыха в Крыму это обычная рекламная обертка давно просроченного продукта.

Здоровье отдыхающих уже давно никем из крымских властей расчет не берется.

А теперь, когда вы уважаемый читатель, уже как бы сидящий на чемоданах в предвкушении хорошего отдыха на южном берегу Крыма настало время задуматься над почти гамлетовским вопросом:

Быть или не быть?

Ехать в Крым или не ехать?

И вот тут решать только вам.


 



 
Теги: Крым , отдых

 Комментарии

Валерий Митрохин120.73
02 July 2012 03:28
Фундаментально.Справедливо.И как раз в самый разгар сезона.Пусть едут на Средиземноморье. Там вода еще хуже.Особенно у турецких берегов.
в ОДЕССУ, ОДЕССУ ЕЗЖАЙТЕ! ТАМ КАЙФ! один микроб правда имеется=Прынц Дацкий.