РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Херсонес Таврический - Корсунь - Севастополь ч.5

2899 просмотров

Митридатовы войны.....

 

ч.5

Херсонес Таврический в составе Боспорского и Понтийского царств

Рассмотрев в предыдущих частях этой работы ранний период истории города Херсонеса Таврического, а так же его внутреннее обустройство и управление, нам уважаемый читатель пора продолжить повествование в нашей, еще очень далекой от своего завершении истории.

Но при этом я надеюсь, что вы помнит, почему Херсонес Таврический, стоял на 110 г. до н.э. на краю своей гибели.?

И то, что от своего порабощения скифами, херсонеситов, спас их союзник – понтийский царь Митридат VI Евпатор (132-63 гг. до н.э.).

Но за спасение надо было платить!

И Херсонес, потерял свою независимость, но взамен получил реальные гарантии безопасности. И уже под властью Митридата город начал быстро возрождаться как территориально, так и экономически.

Но, это "благословенное время" спокойствия и роста, быстро закончилось уже в 89 г. до н.э...

Именно в это время в решающую схватку за власть тогдашней Окуймене (известном грекам обитаемом мире) вступили римляне и понтийцы.

И вступить в войну понтийского царя Митридата VI Евпатор вынудили именно римляне, который к тому времени уже завоевал всю балканскую Грецию и половину Малой Азии. И на очереди оставалось Понтийское царство.

Это тяжелое для обеих сторон, военное противостояние длилось 25 лет, и далее читатель сам увидит, как в него втянулись почти все известные ему римские полководцы: Сулла, Помпец и Цезарь старавшиеся победить Митридата.

За этот период случились три кровавых войны, в ходе которых на стороне Митридата принимали самое активное участие и херсонеситы.

В основном в качестве опытных моряков обеспечивающих транспортирование войск понтийцев и организацию в снабжениям и связи.


Но, тут нам, вновь надо сделать очередное отступление в описании боевых действий трех митридатовских войн и сначала рассказать о том, как Херсонес Таврический попал под "опеку" Боспосрского, а затем и Понтийского царств.

Тем более что этот вопрос сильно переплетен с одним из основных мифологических моментов в российской истории.

И тут, надо вначале сказать несколько слов о Боспорском царстве.
 



Ведь неискушенный читатель обычно путают Босфорский пролив и Боспорское царство.

А Боспорское царство находилось не на берегах Босфорского пролива там, где сейчас стоит Стамбул, а Боспора Киммерийского (Керченского пролива), в Крыму и его столицей был город Пантикапей – ныне это украинский город Керчь.





И это было в то время что никакой такой Москвы и даже Киева "матери городов русских" еще как говорится не было в даже историческом проекте!

И в связи, с чем история Украины, была обогащена становлением на ее территории первого государства, которое хотя и вошло с 107 г. до. н. э. в состав Понтийского царства, но по своей военной и экономической моще, со временем стало соперничать с Великим Римом и даже чуть не стало его победителем!


И вот тут надо обязательно сказать, что если в Московии, сначала в лице Российской империи, а сейчас путинской России, продолжают и до ныне считать себя "Третьим Римом" – через византийские династические связи, то украинцы на более веских основаниях, чем "поддельная шапка Мономаха" или насильственная женитьба киевского князя Владимира на одной из византийских принцесс, теперь могут считать себя наследниками Понтийского царства, которое возникло задолго до того как вообще на картах мира появилась Византийская империя!



Ну, и раз мы уже затронули тут "византийскую тему", то нам тут самое время углубится в нее, чтобы разобраться с вопросами:

"Как, когда и где родилось "Византия"?

"Как потом в этих краях появился город Константинополь, и возникла Византийская империя, покорившая и предмет нашего исследования город Херсонес Таврический?"

А все началось с появление на берегах Босфорского пролива города Византия – греческой колония на европейском берегу Босфора.

Существует две версии основания города.

Согласно первой, возлюбленная главного олимпийского бога Зевса по имени Ио нашла себе пристанище в бухте Золотой Рог, здесь она родила свою дочь Кероэссу, которая позднее также продолжила род.



Её сын Визант и стал в будущем основателем города. Сама же Ио была превращена в белую корову, после чего она нырнула в пролив, который с тех пор стал, называется "коровьим бродом" или Босфором.

По второй, более реальной версии, считается, что первой известной датой в истории города считается 680 год до нашей эры, когда на азиатской стороне Босфора появились первые греческие поселенцы из Мегара (мегарейцы) – их колонией стал Халкедон, ныне район города Кадыкёй.

Непосредственно сам город Византий основал Визант (Визас) из Мегара в 667 году до нашей эры.

Согласно второй версии, Дельфийский оракул дал напутствие Византу, в котором было предсказано поселиться в том месте, откуда "будет плохо видно людей напротив" или "напротив слепых".

Основав город на полуострове, образованным проливом Босфор, бухтой Золотой Рог и Мраморным морем, Визант вскоре прослышал про цивилизацию, живущую на противоположной стороне залива, которая называлась Халкидон.

Визант посчитал их слепцами, что при выборе места поселения они не смогли разглядеть удачный европейский полуостров.
 



Но, именно сюда в 330 году н.э. римский император Константин Великий перенёс столицу Римской империи, переименовав Византий в Новый Рим, (Второй Рим) позднее за городом закрепилось неофициальное название Константинополь.



Под именем "Византия" Восточная часть Римской империи, просуществовавшей как самостоятельное государство с 395 до 1453 года, получила в историографии название Византийская империя, или просто Византия.

Но, сами римляне в Византии появились гораздо ранее.



Ведь еще в 74 году до н. э. город, попадает под власть Рима, но, римляне при этом чуть и не погубили город. Так во время гражданской войны 193-197 г.г. до н. э., он был взят войсками Септимия Севера, который приказал разрушить все укрепления и отменить все политические и торговые привилегии. Это положило начало сильному упадку Византия.

Поэтому с 324 года н. э императору Константину Великому в Византии пришлось все начинать сначала.

Вот так и возникла в 330 году на месте небольшого Византия новая столица Восточной Римской империи – г. Константинополь.
 



Теперь, когда мы разобрались с понятием Второй Рим, давайте снова вернемся на 600 лет назад от основания Константинополя и посмотрим да ход дел в Боспорском царстве.

А возникло и развивалось оно постепенно. Его укрепленные первые поселения появились в Крыму, уже начиная с VI веке до н.э. когда греки-переселенцы с островов Эгейского моря, из малоазийских городов Клазомен, Теоса и особенно Милета основали несколько колоний в Северном Причерноморье от устья Днестра до Таманского полуострова.



Греческая колонизация, как раз совпала по времени или может быть ускорила распад родового строя у местных скифских и таврских племен.

Самыми крайними северными поселениями греческих колонистов на Керченском полуострове были Порфмий и Парфений, а на юге Мирмекий, на месте нынешней Керчи город Пантикапей.



Само место для Пантикапея было предоставлено колонистам – милетцам на договорных началах скифским царем Агаэтом.

Южнее Пантикапея находились города: Тиритака (ныне пос. Аршинцево), Нимфей (село Героевское), Акра и Китей (южнее Тобечикского озера), у горы Опук – город Киммерик. На черноморском побережье была основана и Феодосия.

Во второй половине VI века Пантикапей первым из боспорских городов, стал чеканить свою монету, это и определило его главенствующую политическую и экономическую роль.

В 480 году до н.э. боспорские города объединились в государство.

Объединение основывалось на общности территориальных, экономических, политических интересов и агрессивными намерениями расширения государства, за счет земель местных племен.



Столицей Боспорского государства стал Пантикапей и в течение полувека правил им род Археанактидов. Эти первые правители Боспора, предположительно, избирались общиной колонистов Пантикапея, но власть правителя переходила по наследству.

В 437 г. до н.э. Археанактидов сменила династия Спартокидов, возглавлявшая племена окружавшие Боспорское государство и игравшие не малую роль в экономике и политике Боспора.

В период правления Спартокидов, территория государства значительно расширилась.

В середине IV века до н.э. были включены земли расположенные к западу от Пантикапея до Феодосии включительно, Таманский полуостров, восточное побережье Азовского моря до устья Дона, где был основан город Танаис, и кавказское побережье Черного моря примерно до Новороссийска.

На монетах Боспора изображались символы Пантикапея: грифон, лев и главные продукты экспорта хлебный колос, бык, баран, осетр.

Эти пантикапейские монеты по технике исполнения, являются подлинными произведениями искусства.

Особой статьей дохода была работорговля.

Но и тут не все было в порядке и одно из восстаний резко изменило судьбу царства.

Так в 107 году до н.э., началось восстание скифов. Возглавил восставших, скиф по происхождению и раб по положению – Савмак, но выросший и воспитанный при царском дворе.

Восстание охватило все города и селения Керченского полуострова. А центром восстания стали Пантикапей и Феодосия.

Восставшие убили царя Перисада
 



и хотели убить понтийского полководца Диофанта, который вел переговоры о передаче власти понтийскому царю Митридаду VI.

Но, Диофант успел сбежать на корабле, присланным за ним из Херсонеса.

Захватившие власть, восставшие скорее провозгласили Савмака царем.

Справка: Савмак - организатор и руководитель государственного переворота в Боспорском государстве в 107 г. до н. э.

По происхождению – скиф. Претендуя на боспорский престол, поддержанный боспорскими скифами, Савмак собственноручно убил боспорского царя Перисада V.

После поражения от понтийского полководца Диофанта, Савмак был отправлен в Понтийское царство.

Известен Савмак да и сам царь Персад V в первую очередь по декрету херсонеситов в честь Диофанта

Где сказано:

"...когда же скифы с Савмаком во главе подняли восстание и убили выкормившего их (то есть скифов) боспорского царя Перисада, а против Диофанта составили заговор, он, избежав опасности, сел на отправленный за ним гражданами корабль и, прибыв [к нам] и упросив граждан, [а также] имея ревностное содействие [со стороны] пославшего его царя Митридата Евпатора, в начале весны явился с сухопутным и морским войском, а кроме того взял и отборных из граждан на трёх судах и, отправившись из нашего города, взял Феодосию и Пантикапей, виновников восстания наказал, а Савмака, убийцу царя Перисада, захватив в свои руки, выслал в царство Митридата и [таким образом] восстановил власть царя Митридата Евпатора"

Но, херсониты, умолчали или просто не поняли важного обстоятельства, о том, что восставшие скифы, по своей сути были первыми "коммунистами"!

Ведь именно эта часть боспорских граждан, не только мечтали, но и пыталась при Савмаке, построить на основе Боспорского царства новое и ранее не виданное в греческой истории – "солнечное свободное царство".

Они, даже официально называли себя гелиополитами, то есть гражданами солнечного государства!

И вот по этому, считается, что именно они, впервые на практике попытались реализовать тут коммунистическую идею.


Предвосхищая события гелиополиты на своих монетах, стали изображать Савмака в образе Гелиоса – бога Солнца.

И связи с этим, можно считать, что итальянский писатель-утопист ТОММАЗО КАМПАНЕЛЛА со своей книгой "ГОРОД СОЛНЦА", которую он сочинил в заключении, "мотая" свой 27 летний тюремной строк, просто исторический фантазер.

Ведь задолго до этого, в Пантикапее (Керчи) уже впервые была реализована на практике и проверена на прочность – коммунистическая идея.

Правда, жителей города Солнца Кампанелла назвал, почему то "СОЛЯРИЯМИ", а боспорские скифы и рабы называли себя "ГЕЛИОПОЛИТАМИ",

Но и там и там правитель носил титул "Солнце".

И в связи с этим можно провести неожиданную историческую параллель, ведь если отсчитывать от 107 г. до н.э то до начала так называемой Великой октябрьской социалистической революции в Российской империи в 1917 г. прошло 2024 года.

И эту революцию, но уже на новом эволюционном витке своего развития, с замашкой, на захват уже целого мира, тоже совершили, потомки все тех же боспорских скифов.

Но вот тогда в 108-107 г.г до н.э. наш МИР впервые был спасен именно благодаря активной поддержке понтийцев жителей Херсонеса Таврического
.

"а против Диофанта составили заговор, он, избежав опасности, сел на отправленный за ним гражданами корабль и, прибыв [к нам] и упросив граждан, [а также] имея ревностное содействие [со стороны] пославшего его царя Митридата Евпатора, в начале весны явился с сухопутным и морским войском, а кроме того взял и отборных из граждан на трёх судах и, отправившись из нашего города, взял Феодосию и Пантикапей, виновников восстания наказал..."

Так, что установленный вскоре в Херсонесе памятник понтийскому полководцу Диофанту им был вполне заслужен и даже предвосхищал для потомков, его основную заслугу – спасения древнего мире от "коммунистической эпидемии"!

И вот тут, самое время, наконец, рассказать о том, что собой представляло Понтийское царство и кто такой Великий Митридат VI. (134 – 63 до н. э.) – царь Понта, правивший в 121 – 63 до н. э.
 



Справка: Митридат VI Эвпатор, царь Понта в 121-63 гг. до Р. Х., царь Боспора в 109-81, 65-63 гг. до Р. Х. Сын Митридата V Эвергета. Род. ок. 134 г. до Р. Х. + 63 г. до Р. Х.

Юность и начало царствования Митридата VI – это сложный и малоизученный период в истории Понтийского царства, слабо освещенный источниками.

Где провел Митридат годы своего изгнания, неизвестно, хотя существуют косвенные данные, свидетельствующие, что он жил в то время при дворе боспорского царя Перисада V.

Около 117 г. до Р. Х. Митридат вернулся в Понт из изгнания, сместил регентшу-мать, заточил ее в темницу, а затем велел умертвить. Вскоре был убит и его младший брат.

Одним из первых военных предприятий Митридата стало присоединение Боспора и греческих городов Северного Причерноморья, которые изнемогали тогда в борьбе со скифами.

Поначалу военные действия против скифов развивались не очень успешно.

Только после того как около 111 г. до Р. Х. во главе понтийских войск стал энергичный полководец Деиофонт, в войне наступил перелом.

Переправившись на другую сторону современной Севастопольской бухты, Деиофонт нанес царю скифов Палаку серьезное поражение и отогнал его от Херсонеса.

Затем с помощью ополчения граждан Херсонеса Деиофонт предпринял поход в глубь Скифского царства, взял царскую столицу Неаполь и поставил скифов в зависимость от понтийского царя.

Тогда же (как город, находившийся под скифским протекторатом) в состав Понтийской державы вошла Ольвия.

Вскоре Палак, призвав на помощь роксаланов, возобновил войну, но был опять наголову разбит Деиофонтом.

Об обстоятельствах перехода под власть Митридата Боспорского царства почти ничего неизвестно.

По-видимому, Митридат в юности (как об этом говорилось выше) жил у Перисада V, и бездетный царь, собираясь усыновить его, завещал ему свое государство.

Но вскоре Перисад был убит заговорщиками во главе с Савмаком.

Противники объединения подняли мятеж и призвали на помощь скифов. Однако сил, для того чтобы противостоять Понту, у них было недостаточно.

Понтийский военоначальник Деиофонт взял Феодосию и Пантикапей, расправился с восставшими, а Савмака захватил в плен и отправил в Синопу к царю.

Точно так же очень фрагментарны сведения об обстоятельствах подчинения Митридату Колхиды и Малой Армении. Они вошли в состав Понтийской державы сразу после присоединения Боспора в последнее десятилетие II в. до Р. Х. Малую Армению Митридат получил по завещанию от ее последнего царя Антипатра, сына Сисина.

Вместо него Митридат сделал здесь царем своего сына Акафия.

А теперь рассказ о войнах царя Митридата.

Который в последней компании мог бы победить Римскую империю и изменить ход мировой истории, если бы не был предан родным сыном.

О самом Митридате, его войнах и их целях, в школьный учениках истории пишут мало или как в российский вообще не пишут ничего.

Хотя перед нами истинный герой античного времени – греческий полководец сравнимый по славе с самим Александром Македонским

 



А вся началось с того, что в 109-108 гг. до н.э. Митридат инкогнито совершил поездку в Вифинию и римскую провинцию Азию с целью узнать состояние дел у римлян и отношение к их власти на западе Малой Азии.

Справка: Вифиния – историческая область, древнее государство и римская провинция, существовавшая на северо-западе Анатолии (Малой Азии) между проливом Босфор и рекой Сангариус. Крупнейшими городами Вифинии считались Никомедия и Никея.

Свое название страна получила от фракийского племени вифинов, которые переселились сюда вместе с другими фракийцами с Балканского полуострова ок. 700 г. до н.э. Аппиан свидетельствует, что ранее эта местность называлась Бебрикией.



В политическом отношении, местные племена покорялись сначала Лидийскому царству VII-VI вв. до н.э., потом персам VI-IV в.в до н.э., однако во все времена в Вифинии существовала своя местная династия.

По свидетельству гераклейского историка Мемнона, когда около 435 до н. э. в Азии была основана афинская колония Астак, в Вифинии правил царь Дидалс.

Ему наследовал Ботир, а того сменил Бас. Он вел успешные войны с полководцами Александра Македонского и сумел отстоять независимость своего государства.

Следующим царям приходилось править в весьма сложной международной обстановке, когда на Востоке, завязался целый узел противоречий и интриг, и маневрировать между слабеющей державой Селевкидов, Македонией, Понтийским царством, и усиливающей с каждым годом Римской республикой.

Одним из результатов этой поездки Митридата стало заключение союза с царем Вифинии Никомедом III.
 





Цари договорились о совместных действиях против Рима с целью завоевания Фригии и Пафлагонии.

В 103 г. до Р. Х. Пафлагония была захвачена и разделена между победителями, причем Митридату достались земли по побережью до Гераклеи Понтийской и реки Амний, а Никомеду – внутренние районы страны.

Вскоре понтийцы присоединили к своим владениям также и Галатию но затем бывшие союзники рассорились из-за Каппадокии.

Справка: Каппадокии ведёт своё начало с 5 тыс. до н. э. Все это время регион находился на перекрёстке цивилизаций, входя поочерёдно в состав Хеттской, Персидской, Римской и Османской империй и иных государственных образований, и служа ареной многочисленных войн.

В 302 г. до н. э., воспользовавшись помощью приютивших его армян, Ариарат II разбил македонского полководца Аминту и, изгнав войска греков, восстановил владения, хотя страна все ещё оставалась в зоне влияния Селевкидов. Первое время Каппадокия признавала над собой власть понтийских царей, хотя фактически была независима. Окончательный раздел между двумя царствами произошёл около 255 г. до н. э., когда Ариарат III принял царский титул.

К началу III века до н. э. Каппадокия была разделена на 10 провинций, названия которых сохранены Страбоном.

Пять из них находились на Тавре: Мелитена, Катаония, Киликия, Тианитида и Гарсавритида. Названия других пяти были: Лавинсена, Саргаравсена, Саравена, Хаманена, и Моримена.

Ариарат III Благочестивый в 193 до н. э. участвовал в войне против римлян в союзе с Антиохом, за что должен был выплатить часть возложенной на Сирию контрибуции. С тех пор он стал верным союзником пергамцев и римлян. Дружба с римлянами, как отмечает Тит Ливий, была заключена в 189-187 гг.[15] В 182 до н. э. его ссора с Фарнаком Понтийским развязала общую войну всех малоазиатских государств. Фарнак напал на Каппадокию, но цари Пергама Евмен и Аттал неожиданно выступили на стороне Ариарата.

В борьбе против этой коалиции Фарнак потерпел поражение и в 179 г. до н. э. был вынужден подписать мир на невыгодных для себя условиях: расторгнуть все неравноправные договоры с галатами, возвратить Пафлагонию и захваченную часть Каппадокии, а также выплатить победителям 1200 талантов контрибуции.

Как отмечает Тит Ливий, в 160 – 153 гг. царь Ариарат, с помощью хитрости и силы изгнанный из своего царства Деметрием, волею Сената был восстановлен на престоле. Свои армянские владения Ариарата вынудили уступить вновь возникшим государствам – Великой Армении и Софене.

В смутное время после смерти Ариарата IV (156-131) Каппадокия оказалась во власти Понта, что произошло благодаря активной деятельности вышеупомянутого понтийского царя Фарнака I.

Ариарат V Филопатор воевал с Аристоником Пергамским, поднявшим в 133 г. до н. э. восстание против римлян, и погиб в этой войне, зато к владениям его наследников благодарными римлянами были присоединены Ликаония и Киликия.

Вдова Ариарата V Филопатора Лаодика (Ниса?), чтобы продлить время своего правления, убила одного за другим пятерых своих сыновей. В 130-129 гг. до н. э. власть в стране фактически оставалась в её руках, чтобы затем перейти к её шестому сыну Ариарату VI.

Царь соседнего Понта Митридат V Эвергет ввёл в Каппадокию войска, "чтобы поддержать малолетнего наследника", а затем женил его на своей дочери Лаодике.

Как отмечают историки, одним из источников дохода страны являлась работорговля, которую организовали цари Каппадокии и Вифинии, заполняя, например, невольничий рынок острова Делос, поставлявшего рабов в Рим.

О каппадокийских рабах упоминают поэты Гораций, Персий, Марциал, Ювенал.

Никомед попытался в 101 г. до Р. Х. захватить это царство, но Митридат изгнал вифинцев, после чего сверг и убил правившего в Каппадокии царя Ариарата VII и возвел на престол своего сына (Ариарата VIII).

Последний, в свою очередь, был изгнан римлянами, предоставившими престол Ариобарзану I. В 90 г. до н.э. Митридат в союзе с армянским царем Тиграном II опять вторгся в Каппадокию и изгнал оттуда Ариобарзана.

Римляне ответили на этот захват объявлением Митридату войны и так началась так называемая Первая Митридатова война.

Митридат уже много лет кропотливо готовился к единоборству с Римом и сумел выставить против него внушительные силы: 190 тысяч пехоты, 10 тысяч конницы и большое число боевых кораблей.

Военные действия начались в 89 г. до Р. Х. вторжением в Понт союзника римлян вифинского царя Никомеда IV, которому помогали римские легионы и римский флот.

Однако численно римская и вифинская армии значительно уступали понтийской.

В битве при реке Амний войска Митридата одержали победу.

После этого Митридат перешел в наступление и быстро занял Пафлагонию, Вифинию, Фригию, Памфилию, Ликаонию, Лидию, Ионию, Карию и Галатию.

Греческое и местное азиатское население, страдавшее от римских налогов, встретило понтийцев как своих освободителей.

В 88 г. до Р. Х. уже вся Малая Азия подчинялась Митридату, который перенес столицу в Пергам.
 



Находясь в Эфесе, царь послал всем подвластным ему наместникам и городам приказ умертвить в один и тот же день всех находившихся на их территории италиков – свободных и несвободных, без различия пола и возраста.

Под угрозой суровой кары запрещалось оказывать помощь обреченным.

Трупы убитых Митридат велел бросать на съедение птицам, их имущество конфисковывать, причем половину оставлять убийцам, половину же доставлять царю.

Пишут, что за один день было перебито не менее 80 тысяч римлян и их союзников.

В 87 г. до Р. Х. понтийская армия пересекла проливы и развернула наступление в Европе.

Сын Митридата Ариарат вторгся из Фракии в слабо защищенную Македонию.

Понтийский флот под предводительством лучшего из полководцев Митридата – Архелая – появился в Эгейском море, где не было почти ни одного римского судна.


Был захвачен остров Делос – главная торговая база римлян в этих водах.

Здесь было перебито около 20 тысяч человек, большей частью италиков.

Такая же участь постигла Эвбею.

В скором времени все острова к востоку от Малейского мыса, кроме Родоса, оказались в руках понтийцев.

После этого они высадились в материковой Греции. Афины одни из первых отпали от Рима и призвали войска Митридата.

К 87 г. до Р. Х. Митридату покорились Южная Фракия, Македония, Беотия, Пелопоннес и Аттика.

Но в 86 г. до Р. Х., когда на берегу Эпира высадилась римская армия Суллы, успехам понтийцев сразу пришел конец.
 



Справка: Лу́ций Корне́лий Су́лла Счастли́вый (Фе́ликс, с 27-28 января 81 до н. э. лат. Lucius Cornelius Sulla (Felix); (138-78 гг. до н. э.) – древнеримский государственный деятель и военачальник, бессрочный диктатор "для написания законов и укрепления республики" (82-79 до н. э.), консул 88 и 80 годов до н. э., император, организатор кровавых проскрипций и реформатор государственного устройства.

От ионического побережья Сулла двинулся в Беотию и разбил Архелая у Тильфосской горы.

Последний отступил в Афины, а римляне в короткий срок восстановили свой контроль над Грецией.

Один римский отряд захватил Фессалию и проник в Македонию, другой занял позиции в Халкиде.

Сам Сулла возглавил осаду Афин и Пирея. Она была трудной, но успешной – 1 марта 86 г. до Р. Х. Афины были взяты штурмом и разграблены.

После этого Архелай сам ушел из Пирея. Между тем из Азии в Фессалию переправилась еще одна понтийская армия под командованием Таксилы.

Сулла смело выступил ей навстречу и в ожесточенной битве при Херонее разгромил втрое превосходившего его по численности противника.

В 85 г. до Р. Х. из Азии на Эвбею прибыла третья понтийская армия под командованием Дорилая.

Объединившись с остатками войск Архелая, она переправилась в Беотию. На этот раз противники встретились при Орхомене.
 



Результат битвы был тот же – небольшая римская армия одержала полную победу.

Большинство понтийцев было перебито, лишь немногим удалось спастись бегством на Эвбею. Сулла двинулся на север и к концу 85 г. до Р. Х. очистил от противника Фессалию и Македонию.

Другая римская армия под командованием Фимбрия переправилась из Фракии в Азию.

При Мелетополе Фимбрий ночью внезапно напал на армию царского сына Митридата Младшего, который шел ему навстречу, и разбил ее наголову.
 



Эта победа открыла римлянам дорогу к Пергаму. Митридат VI в последний момент успел покинуть свою новую столицу.

В Питане он сел на корабль и переправился в Митилену. В Эгейское море прибыл римский флот Лукулла, захвативший господство в прибрежных водах. Сулла вскоре тоже переправился в Азию.

Митридат вступил с ним в переговоры и должен был исполнить все требования римского полководца:

очистить захваченные земли,

уплатить 2 тысячи талантов контрибуции,

отдать 70 боевых кораблей и вернуть на царствование в Вифинии и Каппадокии законных правителей.

Заключив мир, Сулла с основной частью армии отплыл в Италию, где шла гражданская война, а в Азии он оставил своего полководца Мурену.

Между тем Митридат еще не был окончательно побежден.

Он усмирил восставших против него жителей Колхиды и стал готовить поход в Боспорское царство.

Мурена потребовал отменить эту экспедицию, а когда Митридат отказался, вторгся в 83 г. до Р. Х. в его владения.

Однако сил у него оказалось недостаточно. Римляне были разбиты и с большими потерями отступили во Фригию.

В 81 г. до Р. Х. мирные отношения между двумя государствами были восстановлены.

Через семь лет, в 74 г. до Р. Х., умер последний царь Вифинии Никомед IV, не оставивший законных наследников. Но он завещал свою страну Риму. А Митридат оспорил это завещание и в 73 г. до Р. Х. и ввел в Вифинию свою армию.



Вторая Митридатова война, 83~82 гг. до н. э.

После того как Сулла удалился с Востока и вернулся в Рим, на Митридата напал римский полководец Луций Лициний Мурена, под предлогом того, что понтийский царь не соблюдает условий Дарданского мира.

Мурена выступил во главе трех легионов и примкнувших к ним войск вифинского и каппадокийского царей.

Римский полководец вторгся на территорию Понтийского царства, разоряя города и села Пафлагонии и Понта.

В ожесточенном сражении под Синопой (столица Понтийского царства) Митридат использовал против римских легионов свою новую армию, которая сумела опрокинуть знаменитую римскую пехоту и загнать ее в лагерь.

Борьба продолжалась еще несколько дней, но ни один из противников не смог одержать победы.

Мурена решил отступить в Вифинию. Его преследовала армия Митридата, которая, дойдя до границ Вифинии, остановилась. Митридат не решился идти дальше из опасения, что римляне пришлют новую армию.

Тогда Митридат обратился к Сулле, благодаря вмешательству которого Дарданский договор был полностью восстановлен.

Один из героев этой войны – известный фригийский полководец Гордий был впоследствии казнен по ложному обвинению.

Кстати, самые опытные полководцы Митридата Архелай и Неоптолем со временем бежали к римлянам, опасаясь расправы со стороны своего царя

Третья Митридатова война, 74-64 гг. до н. э.

Третья война Митридата с Римом произошла спустя значительное время после первых двух войн.

Митридат никогда не оставлял мысли о новом завоевании малоазиатского побережья, утерянного им.

Нестабильное внутреннее положение Римского государства в 70-х гг. I века до н. э. благоприятствовало понтийскому царю. Предлогом к новой войне стала ситуация в Вифинии, которую вифинский царь завещал Риму. Митридат выступил защитником интересов сына вифинского царя и объявил Риму войну.

Понтийский царь собрал большое войско, укрепил при помощи пиратов флот и заключил договор с Серторием, боровшимся в то время в Испании против римских властей.

Также союзником Митридата являлся его зять – царь Армении Тигран II, значительно расширивший к тому времени свои владения.

Митридат имел к началу войны 120 – 150 тысяч пехоты, 12-16 тысяч всадников и 400 кораблей. Свою армию он организовал в 12 корпусов, вооружив их по римскому образцу.

Среди командиров корпусов восемь человек были подданными Понтийского царства (но разного происхождения), а четверо – римлянами.

Всеми римскими корпусами командовал Марк Варий – сенатор Сертория.

Митридат послал 10 тысяч воинов под командованием Диофанта в Каппадокию, а сам с остальным войском двинулся к Вифинии.

Двумя колоннами армия Митридата прошла через Пафлагонию, опрокинув слабые отряды римлян, и встретились на границе с Вифинией. В конце мая 74 г. до н. э. Митридат вступил в Вифинию и разбил только прибывшего в Малую Азию консула Марка Аврелия Котту, имевшего всего 24 тысячи пехотинцев и 1 800 всадников. Понтийцами командовал сам Митридат.

По его приказу атаку начали стоявшие в центре его войск наемники из племени бастарнов.

Они с такой яростью набросились на легионеров, что те, неся огромные потери, вынуждены были сначала отступить в боевом порядке, но, когда все понтийское войско обрушилось на римлян, обратились в бегство, не слушая призывов командиров.

Римляне потеряли 5 300 человек, понтийцы – 700 человек.

Котта отступил к берегам Босфора и укрылся в крепости Халкедон, где находилась стоянка римского флота. Там Котта надеялся дождаться войск второго консула Луция Лициния Лукулла.

Таким образом, Митридат быстро занял Вифинию, Каппадокию и римскую провинцию Азию (бывший Пергам), которая по договору с Серторием должна была остаться за римлянами-марианцами.

При Халкедоне состоялись новые битвы Третьей Митридатовой войны.

Римский флот из 200 кораблей под командованием Рутилия Нудона при появлении на море понтийского флота, попытался выйти из гавани и выстроиться в боевую линию, чтобы не пропустить понтийцев в Мраморное море.

Понтийцы оттеснили римлян назад в укрепленную гавань Халкедона. Казалось, что на этом морское сражение и закончилось.

Но понтийцы думали иначе, чем их противник. Они разрушили вражеские заграждения у входа в халкедонскую гавань, в которую незамедлительно ворвались их боевые корабли.

В ходе яростных абордажных схваток 70 кораблей Рутилия Нудона были уничтожены. 8 тысяч римлян погибли, а 4 500 человек попали в плен.

Лукулл высадился 10 июля с одним легионом и 1 200 всадниками в Эфесе, где включил в состав своей армии два легиона, находившиеся там. 24 июля он уже был в Киликии, где соединился еще с двумя киликийскими легионами, и в начале августа выступил против Митридата через Писидию и Фригию.

Тем временем четыре корпуса Митридата продолжали осаждать Халцедон, корпус Гермократа осадил город Кизик, который оказывал помощь Халкедону и препятствовал прохождению понтийских судов.

Навстречу Лукуллу двинулись 4 корпуса Митридата – два понтийских и два римских численностью в 40 тысяч пехотинцев и 5 200 всадников под общим командованием римлянина Мария.

У Лукулла было по официальным (но не значит, что точным) данным 30 тысяч пехотинцев и 2 500 всадников. Лукулл и Марий встретились 20 августа 74 г. до н. э. во Фригии в 480 километрах от Халкедона.

Не успела начаться битва, как между двумя армиями на землю упал огромный (размером с бочку) метеорит. Стороны сочли это плохим предзнаменованием и от сражения отказались.

Марий двинулся назад к Халкедону, а Лукулл последовал за ним. В качестве аналога можно вспомнить 585 г. до н. э. когда солнечное затмение остановило битву на реке Галис (также в Малой Азии) и окончило войну между Лидией и Мидией.

Котта, узнав о приближении Лукулла, самонадеянно решил атаковать противника, и был разгромлен, потеряв 16 тысяч человек из своей 20-тысячной армии. Корабли римлян также потерпели неудачу и были почти полностью уничтожены понтийским флотом под командованием Архелая.

Лукулл прибыл к Халкедону в середине сентября и расположился лагерем. Хотя численность понтийской армии у Халкедона достигала 100 тысяч человек, Митридат никак не мог навязать Лукуллу решительную битву, и все ограничивалось мелкими стычками.

Более того, конница римлян постоянно атаковала продовольственные транспорты понтийцев и вынуждала противника голодать.

Так же успешно действовали на море и корабли Лукулла. Из-за недостатка продовольствия Митридат решил оставить Халкедон и сосредоточиться на взятии Кизика. Лукулл последовал за ним и атаковал арьергард, уничтожив до 10 тысяч солдат противника и еще 13 тысяч взяв в плен

.

Затем Лукулл расположился неподалеку от лагеря Митридата под Кизиком. Вскоре ему удалось склонить на свою сторону одного из римских военачальников в лагере Митридата – Магия.

Но измена раскрылась, и Магий бежал к Лукуллу, успев дать Митридату ряд преднамеренно неправильных советов, ухудшивших положение понтийской армии.

В результате этой измены понтийцы, осаждавшие Кизик с суши, были сами отрезаны от материка земляными укреплениями, построенными римскими легионерами.

Битва за Кизик, зима 73 г. до н. э.



Под Кизиком Митридат попал в тяжелое положение. Взять город он не мог, а его армия оказалась в окружении менее численной, но лучше организованной армии Лукулла. Солдаты Митридата гибли не только от оружия противника, но также от голода, холода и болезней.

Гарнизон Кизика, которым командовал Писистрат, часто совершал удачные вылазки против понтийцев. Митридат, не будучи полководцем, отказался полностью довериться своим военачальникам, предлагавшим снять осаду Кизика, и настаивал на своем плане.

Согласно этому плану 10-тысячный корпус Гермократа вместе со всем обозом армии, при котором было 40 тысяч человек, и кавалерией должен был прорваться в Вифинию.

Лукулл немедленно начал преследование с одним легионом и 2 тысячами всадников. Несмотря на неприязнь римлян к ведению боевых действий в зимнее время, рейд Лукулла увенчался успехом.

В феврале 73 г. до н. э. при температуре минус 10 Лукулл настиг Гермократа и разгромил его в битве у реки Риндак. 15 тысяч понтийских воинов попали в плен, а сам Гермократ и лучшие его войска погибли.

Военачальники Митридата опять предложили царю отступить, но он вновь отказался, надеясь одержать победу с помощью интриг.

Однако все его хитроумные планы провалились. Потеряв время и понеся большие потери, Митридат согласился на отступлении ранней весной. Битва за Кизик была проиграна им вчистую.

Армия Митридата двумя колоннами двинулась от Кизика на запад, намереваясь переправиться на Крит, а оттуда атаковать Италию, которая была практически без защиты, поскольку лучшие войска сражались в Малой Азии и Испании.

План был не самый удачный, особенно учитывая предыдущий печальный опыт высадки понтийских войск в Европе.

Лукулл настиг арьергард одной из колонн, которым командовал парфянин Таксил, и в битвах на переправах через реки Эсеп и Граник нанес понтийцам новые поражения, уничтожив до 20 тысяч врагов. Остатки этой колонны добрались до Лампсака, где и стали лагерем.

Сам же Митридат взял и разграбил расположенный неподалеку от Кизика город Приап, затем переправился на полуостров Херсонес Фракийский и безрезультатно попытался взять город Перинф.

После этого он все-таки направился на Крит, сделав остановку на острове Парос (240 км от Крита).

Лукулл с триумфом вошел в Кизик, а вскоре двинулся к Лампсаку и осадил его. Митридату пришлось вывезти солдат из Лампсака на Парос.

Римские полководцы Митридата отговаривали его от высадки в Европе, тем более – в Италии, приводя в пример неудачи Пирра и Ганнибала.

Митридат решил все-таки послать в Италию часть своих войск (40 тысяч), а с другой частью вернуться в Понт и защищать его от Лукулла.
 



При высадке на острове Лемнос близ малоазиатского побережья Митридат из-за бури потерял огромное количество солдат.

Из-за этого он потребовал прислать ему 30 тысяч солдат с Пароса, оставив для высадки в Италии всего 10 тысяч человек под командованием Мария – смех, да и только.

Впрочем, для такого бездарного стратега, как Митридат, это вполне обычно.

Не дождавшись прибытия войск с Пароса, Митридат двинулся морем в Вифинию и занял ее столицу Никомедию.

Тем войскам, которые прибыли с Пароса на Лемнос уже после его ухода, был оставлен приказ дожидаться Лукулла и покончить с ним в решительном сражении.

Вскоре и 10 тысяч воинов, предназначенных для высадки в Италии, также получили приказ плыть на Лемнос.

Однако из-за бури высадка произошла не на Лемносе, а в Ахейской гавани на азиатском побережье.

Узнав об этом, Лукулл немедленно собрал 70 кораблей, посадил на них войска и атаковал понтийцев, приплывших на 50 кораблях.

Битва в Ахейской гавани закончилась победой Лукулла, захватившего 13 пентер неприятеля. Остальные понтийские корабли бежали к Лемносу.

Но Лукулл настиг их и в битве у островка Найт (у северо-западной оконечности Лемноса) нанес новое поражение, захватив в плен командира этого отряда Мария, который первым из военачальников Митридата столкнулся с Лукуллом во Фригии.

После этого Лукулл, отправив часть своих войск против Митридата в Никомедию, атаковал в сухопутном сражении на Лемносе находившиеся на острове понтийские войска, разбил их и загнал остатки войск на корабли. Но суда римлян заставили беглецов причалить и вновь оказаться на суше, где солдаты Лукулла довершили разгром.

Один из командиров понтийцев – Дионисий отравился, а двое других – Варий и Александр Пафлагонец попали в плен. Марий и Варий вскоре были казнены как предатели Рима.

После победы на Лемносе Лукулл вернулся к Лампсаку. А Митридат, узнав о гибели своих войск, решил оставить Вифинию и уйти в Понт.

Так блестяще начатая война развивалась совсем не по сценарию Митридата.

После этого поражения Митридат окончательно лишился своих морских сил. В конце мая 73 г. до н. э. Триарий взял Никомедию, где собрались с войсками все римские военачальники.

Лукулл, стремившийся покончить с Митридатом раз и навсегда, отклонил все предложения своих соратников об отдыхе и приказал атаковать Понтийское царство.

Атака была произведена двумя колоннами. Первая из них под командованием Мурены Младшего пошла через Вифинию и Пафлагонию вдоль берега Черного моря, направляясь к столицам Понта Синопе и Амису (у Митридата было три столицы, третья – Евпатория), а вторая колонна, которой командовал сам Лукулл, вошла через Вифинию и Галатию с юго-запада, переправившись через реку Галис. Неудачник Котта остался осаждать Гераклею.

Митридат оказал упорное сопротивление войскам Мурены в Пафлагонии, впрочем, до решающего сражения дело так и не дошло. Когда в середине июля Лукулл подошел к Амису, Митридат был вынужден бежать на юго-восток в сторону Армении.

Лукулл не стал его преследовать, сосредоточившись на осаде понтийских городов.

В конце 73 г. до н. э. Митридат появился на севере своего царства – у побережья Черного моря – с 40 тысячами пехоты и 4 тысячами конницы. Лукулл вышел ему навстречу, но после нескольких стычек Митридат испугался и отступил.

Зиму 73-72 гг. до н. э. Митридат провел в 150 км от римлян, расположившись к востоку от реки Лик в области Кабиры.

К весне он собрал армию в 60 тысяч пехоты и 8 тысяч конницы. Ни о каком значительном численном превосходстве над римлянами не могло быть и речи. В конце апреля 72 г. до н. э. Лукулл выступил на юг, имея 30 тысяч римлян, 30 тысяч вспомогательных войск и 5 тысяч кавалерии.

Правда, по пути Лукулл направил часть войск для осады понтийских городов. Митридат выслал навстречу противнику большую часть своих сил – 50 тысяч пехоты и 5 тысяч кавалерии под командованием Диофанта. Битва в долине реки Лик завершилась победой римлян. Уже в ходе боя Лукулл уговорил военачальников армии Митридата Метрофана и Фания открыть фронт и тем самым обратить понтийские войска в бегство.

Однако сподвижники Митридата (в первую очередь Таксил) сумели довольно быстро собрать новую армию в 40 тысяч пехоты и 4 тысячи кавалерии и послать ее на помощь разбитым частям.

На сей раз Таксил решил бить Лукулла его же оружием и склонил на свою сторону командиров фракийских конных частей, которые раньше сражались за Митридата, но затем попали в плен и были включены римлянами в свою армию.

Когда противники сошлись в кавалерийском сражении, фракийцы внезапно перешли на сторону Митридата и ударили по римлянам.

Бегство римлян было столь поспешным, что на поле боя остался брошенным даже раненый начальник конницы Помпоний – весьма редкий случай для римской армии.

После этого Лукулл двинулся к Кабирам, рассчитывая там дождаться подреплений. Туда же прибыли и войска Митридата под общим командованием Диофанта. В июне 72 г. до н. э. в битве у Кабир противостояние сторон было очень упорным, но в итоге знаменитая римская пехота все-таки сумела погнать противника с поля боя, и понтийский царь потерпел сокрушительное поражение.

Митридат бежал с небольшой свитой в город Коману, едва не попав по пути в плен к кавалерийскому отряду галатов, бывших на стороне римлян. В Комане он взял отряд в 2 тысячи всадников, и стремительно бежал дальше на восток – в Армению.

Лукулл тем временем оставил часть войск для осады Кабир, а сам поспешил к границе с Арменией.

Однако он решил пока не вступать в конфликт с армянским царем, а отправился разорять земли союзных Митридату халдеев и тибаренов, а также Малую Армению.

Оттуда Лукулл вернулся под Кабиры, которые вскоре сдались. Другие важные понтийские города – Амис и Евпатория – продолжали сопротивление.

Итак, Митридат был полностью разбит и изгнан из своего царства. Царь Армении Тигран, опасаясь вторжения римлян, не встречался с ним, предоставив для проживания один из дворцов.

Парфянский царь также проигнорировал призывы Митридата начать войну против Рима.

Тем не менее, Рим не мог быть спокоен, пока Митридат был жив-здоров и находился на свободе.

Пожалуй, со времен Ганнибала у римлян не было такого ненавистного врага. Рим опасался, что рано или поздно Митридат уговорит Тиграна оказать ему помощь и начнет новую войну. Пока же в боевых действиях наступила пауза.

Помощь, оказанная понтийскому царю Митридату бастарнами и сарматами, дала Риму повод вторгнуться в земли фракийских племен.

Наместник Македонии Марк Лициний Лукулл (брат победителя Митридата Луция Лициния Лукулла) разбил в 72 г. до н. э. фракийское племя бессов и некоторые другие племена Добруджи.

Он дошел до Дуная и захватил все греческие города на юго-западном побережье Черного моря, которые перешли под контроль Рима.

А теперь небольшой рассказ о Великой Армении и из него вы узнаете, почему она стала такой (в тех же границах что и сейчас)

Царь Армении Тигран II
 



связанный родственными узами с Митридатом все-таки решил вступить в войну с Римом, оскорбленный тем, что при переговорах о выдаче Митридата Лукулл не назвал его "царем царей"!

К тому же настойчивые уговоры самого Митридата сделали свое дело.

Царь Понта упирал на то, что многие понтийские города продолжали оказывать сопротивление римлянам при поддержке кораблей прибывавших из Боспора (Крыма).

Пока Тигран и Митридат готовились к войне, Лукулл взял Синопу, а сын Митридата Махар, управлявший Боспором решил заключить мир с Римом.

Ввиду такой благоприятной для него ситуации Лукулл решил опередить противника и атаковать на чужой территории.

Осенью 69 г. до н. э. небольшое римское войско под командованием Луция Лициния Лукулла вступило в Месопотамию, переправилось через Евфрат и Тигр и вступило в Армению.

Первому вестнику, сообщившему Тиграну о вторжении Лукулла, отрубили голову, не поверив в это.

Но когда угроза стала реальной, то приближенный армянского царя Митробарзан, осмелился доложить не желавшему в это верить Тиграну, что римские легионы стоят лагерем в Армении.
 



Тигран поручил Митробарзану выступить против Лукулла, дав ему 3 тысячи тяжелой конницы и множество пехоты, приказав самого Лукулла взять живым, а остальных уничтожить.

Митробарзан внезапным нападением принудил римлян вступить в сражение, но сам пал во время атаки, а его воины были почти все перебиты.

Немногие спасшиеся известили Тиграна о поражении его войска, и он решил оставить свою огромную столицу Тигранокерт, чтобы отправиться к горам Тавра и там собирать войска. Легат Лукулла Секстилий разгромил отряд подвластных Тиграну арабов, шедших ему на помощь, а другой легат Мурена, улучив момент, когда Тигран с отступающим армянским войском вошел в узкое и длинное ущелье, напал на арьергард царя.



Сам Тигран бежал, бросив свой обоз. Солдаты Мурены уничтожили многих врагов, а еще больше захватили в плен.

Сам же Лукулл после этих побед подошел к Тигранокерту, осадив его. Осаждавшие были атакованы огромной армией под командованием Тиграна, у которого было 150 тысяч пехотинцев, 25 тысяч всадников (в том числе – 17 тысяч тяжелой кавалерии) и 20 тысяч лучников и пращников.

Лукулл оставил Мурену осаждать Тигранокерт с 6 тысячами пехотинцев, а сам двинулся против Тиграна, имея всего 10 тысяч пехотинцев, 3 тысячи всадников и тысячу лучников и пращников.



Наблюдая за римлянами, Тигран самоуверенно заявил:


"Если они идут послами, то их слишком много; если же они идут сражаться, то их слишком мало".

Полководческие способности царя явно проигрывали его красноречию. Он не потрудился занять господствовавший над его правым флангом холм, и Лукулл воспользовался этим.

Он отправился на этот холм во главе своих галльских и фракийских всадников. Смелая атака небольшой горсти всадников под личным начальством Лукулла, поддержанная двумя когортами отборных пехотинцев, увенчалась полным успехом. Тяжеловооруженные и неповоротливые латники противника, атакованные с фланга, были первым же ударом приведены в беспорядок и отброшены на свою пехоту, и не прошло нескольких минут, как все войско побежало. Одним из первых бежал удивленный Тигран.

После этого римские легионы напали на пехоту противника и стали истреблять ее.

По свидетельству римских источников, явно преувеличивавших победу римской армии в битве при Тигранокерте, войска Тиграна потеряли около 100 тысяч человек, сами же победители – всего 5 (пять) человек убитыми и 100 ранеными! Тигранокерт был взят, разграблен и разрушен.

Из-за вторжения римлян Тиграну пришлось оставить Сирию, где вскоре воцарился наследник династии Селевкидов – Антиох Азиатский, сын Антиоха Благочестивого и его бывшей мачехи – египетской принцессы Селены.

В следующем 68 г. до н. э. Лукулл двинулся во главе римской армии на вторую столицу Армении Артаксату (Арташат), построенную по плану самого Ганнибала, и выиграл битву при реке Аредний.

На этот раз Тигран поставил перед фронтом своего войска сильный отряд своей лучшей конницы, поддержанный несколькими эскадронами конных мардийских лучников и иберийских копейщиков, на храбрость и ловкость которых он возлагал большие надежды.

Лукулл перевел свою конницу через реку с целью атаковать эти выдвинутые вперед части и этим прикрыть переправу пехоты. Римская конница сразу же опрокинула и обратила в бегство всадников противника, но Лукулл не позволил ей произвести преследование, поскольку конница должна была помогать пехоте во время боя. Через некоторое время Лукулл устремился на царских телохранителей, разбил их и выиграл сражение.

На этом удачи Лукулла закончились. Римские легионеры стали требовать покинуть Армению и возвращаться в Понт, куда, по слухам, собирался вторгнуться Митридат. Лукуллу пришлось послушаться своих солдат.

После ухода армии Лукулла, Митридат вторгся из Армении в Каппадокию и быстрым маршем двинулся на Понт, сопровождаемый армянским отрядом, который должен был по плану отвлечь часть сил Лукулла из Армении.

Легат Лукулла Фабий, узнав о движении войска под началом Митридата в Понт, решил блокировать его и выступил со своим легионом и отрядами союзников из вифинцев и галатов.

В произошедшем сражении римляне были разбиты и бежали в лагерь, где им пришлось выдержать несколько штурмов, предпринятых понтийцами. Фабий, дождавшись ночи, тайно покинул укрепленный лагерь и засел в крепости Кабиры, где был осажден понтийцами. Митридат шел за ним следом, восстанавливая по пути свою власть. Сын Митридата Фарнак захватил власть в Боспоре, а правивший там другой сын Митридата Махар, предавший отца, покончил жизнь самоубийством.

Лукулл в это время задержался в Армении и взял приступом большой и богатый город Нисибиды, где правителем был Гур, брат Тиграна.

Затем он отправился в Гордиену, где его настигла весть о поражении Фабия. Римский полководец, боясь, что Митридат отвоюет назад свое царство, послал вестников к легатам Триарию и Сорнатию с известием, что он оставляет Армению и идет им на помощь.

Триарий, имевший всего 15 тысяч солдат, решил не дожидаться подхода Лукулла, и повел свои войска против Митридата.

В жестокой и упорной битве при Зеле римляне потерпели поражение, потеряв 7 тысяч человек (среди убитых был и Сорнатий).

Интересно, что 19 лет спустя на том же самом месте сын Митридата Фарнак был разгромлен Юлием Цезарем.

Лукулл, подошедший к месту сражения через несколько дней, безрезультатно пытался вызвать на новый бой Митридата, уклонявшегося от сражения в ожидании подхода армянской армии во главе с Тиграном.

Тогда Лукулл решил вести свои легионы против Тиграна, шедшего с армией из Каппадокии. Но солдаты отказались ему повиноваться. Уговоры Лукулла не помогли – солдаты показывали ему свои пустые кошельки и предлагали одному биться с врагом, так как он один сумел разбогатеть за счет неприятеля.

Лукуллу с большим трудом с помощью преданных ему легионеров удалось уговорить бунтовщиков прослужить до конца лета 67 г. до н. э. Произведя раздачу денег солдатам и офицерам своей армии, он стал лагерем в Галатии, не решаясь идти войной на Митридата. Лукулл не надеялся больше на своих солдат и был занят в основном отправкой в Рим сокровищ, награбленных им в Понте и Армении, что сделало его одним из самых богатых людей той эпохи. Митридат в течение лета сумел вернуть себе Понт и выбить остатки римских гарнизонов из приморских городов.

Помпей против Митридата, финальный этап войны, 66-65 гг. до н. э.

Лукулл был отстранен по политическим причинам от командования армией, которую принял Помпей. Молодой и энергичный римский полководец стал тщательно готовиться к войне. Под его власть переходило все Восточное Средиземноморье, он собрал 50-тысячную армию, к которой присоединил такое же количество союзных войск.

На морях от Кипра до Понта действовало 400 военных кораблей римлян.

Плохой новостью для Митридата стало известие о союзе, заключенном Римом и Парфией.

Этот союз был направлен против Армении. Тигран Великий перед лицом парфянской угрозы теперь уже не мог оказать серьезной военной поддержки Митридату, и вынужден был отвести свои отряды из Каппадокии.

Помпей переправил свою армию из Италии в Азию, присоединил к себе остатки войск Лукулла и двинулся в Понт через Вифинию.

Митридат же имел всего лишь около 30 тысяч пехоты и 2 тысячи кавалерии. Он стал отступать в глубь своего царства на восток, чтобы избежать удара во фланг со стороны союзной римлянам Галатии.

Разоряя местность и уничтожая запасы продовольствия, понтийская армия уходила от легионов Помпея по горным дорогам, так как на побережье господствовали корабли римлян и их союзников.

Митридат, наконец, решил, что пора дать бой римлянам, и остановился. Подошедшая армия Помпея сразу же окружила лагерь Митридата земляным валом.

В течение полутора месяцев понтийцы отбивали штурмы римлян, после чего Митридат прорвался с отборными частями и бежал к Евфрату, надеясь переправиться через реку и уйти в Армению.

Однако Помпей сумел настичь противника.



Ночное сражение у Евфрата закончилось победой римлян.

Луна светила римлянам в спину и длинные тени от них падали в сторону понтийцев. Понтийцы, думая, что враги достаточно близки от них, при атаке римлян впустую метали дротики, никого не поражая.

Когда понтийцы израсходовали метательные снаряды, почти не причинив вреда римлянам, легионеры Помпея с громким криком бросились на войско Митридата. Понтийцы дрогнули и началось паническое бегство.

Видя, что битва проиграна, Митридат с отрядом всадников в 800 человек сумел прорваться сквозь ряды легионеров. Римляне взяли без штурма лагерь, перебив до 10 тысяч понтийцев.

Отряд кавалерии, с которым Митридат уходил от римлян, быстро рассеялся в ночи, и царь остался всего с тремя спутниками.

Митридат прибыл в Армению, но Тигран отказался предоставить ему убежище, не желая вступать в борьбу с Римом из-за Митридата.

Узнав об этом, Митридат проследовал на север в Колхиду, входившую в состав его государства. За ним двинулись и римские войска.

В то же время в самой Армении начались серьезные конфликты. Сын Тиграна II Тигран Младший в начале 66 г. до н. э. бежал к парфянам.

Царь Парфии Фраат III (правил в 69-57 гг. до н. э.), воспользовавшись смутами, вторгся в Армению и осадил Арташат.

Однако, зимой 66-65 гг. до н. э. парфянские войска были вынуждены снять осаду и уйти, а Тигран II нанес поражение войскам Тиграна Младшего.

Тот обратился за помощью к Помпею, который в это время находился со своей армией в Колхиде.

Помпей не упустил случай, чтобы установить свое влияние еще и в Армении. Его войска немедленно появились в долине Аракса.

Тигран II был вынужден заключить с Помпеем мир, согласно которому Тиграну оставались только Армянское нагорье и часть земель, захваченных им у Парфии в 80-х гг. до н. э.

Правда, он получил восточную часть Малой Армении, которая входила в державу Митридата VI.

Но Сирия, Киликия и Коммагена же перешли под власть Рима, а Тиграну пришлось выплатить еще и контрибуцию.

Чтобы еще больше ослабить Тиграна, Помпей отдал Софену в управление его сыну Тиграну Младшему, а когда позднее тот поссорился с Римом, Софена была отдана Каппадокии.

В 65 г. до н. э. Помпей появился в Закавказье и дошел до района современного города Поти.

Римляне выиграли несколько сражений с местными племенами (иберийцы, албанцы), но не смогли перейти Кавказский хребет и вернулись в Армению.

После этого похода Помпей продолжил завоевание Понтийского царства
.

В ответ Митридат решил нанести удар по самому Риму.

Он в Боспоре, в Пантикапее, заручился союзом со многими скифскими и кельтскими царями, собрал несметные полчища, во много раз превосходившие войска империи, которые были измотаны войнами в Европе и Азии и подавлением восстаний рабов (в Риме было подавлено восстание Спартака).

Но вторжению Митридата в первую очередь помешала так называемая непреодолимая сила, а именно небывало сильное землетрясение в Боспоре Киммерийском случившееся 63 г. до н. э.

Об этом землетрясении сообщил Дион Кассий Коккериан, уроженец города Никеи в Вифинии (II в. н. э).

Он написал 80 книг "Римской истории" и описал Митридатовы войны: "...Митридат ослабевал (кроме других причин его слабости, землетрясение, сильнейшее из всех когда-либо бывших, разрушило у него многие города) ".

Ещё одно упоминание о том землетрясении можно найти у Павла Оросия из Тарраконы (V век н.э.), пресвитера, ученика блаженного Августина.

Он написал "Семикнижье", в котором излагал римскую историю. "В то время как Митридат справлял в Боспоре праздник Цереры (Деметры), внезапно произошло такое сильное землетрясение, что, говорят, за ним последовали большие бедствия для городов и полей".

Столица Пантикапей была разрушен землетрясением необыкновенной силы.

Следы его видны и сегодня – это и оползни в районе мыса Утриш на Кавказе, и брошенные в море на несколько десятков метров скалы размером с пятиэтажный дом.

Как показывают данные геологов и археологов, это было крупнейшее землетрясение, мощность которого достигала девяти баллов.

Города Боспорского царства были – одни частично, другие полностью – разрушены.

В Пантикапее после землетрясения заново отстраивали здания и делали перепланировку террас на склоне горы Митридат.

Причём, очевидно, кроме землетрясения была и сероводородная катастрофа (выход сероводорода и метана со дна Чёрного моря, сопровождавшийся взрывами на море и кислотными дождями).

Сам же Митридат продолжавший настаивать на новом походе на Рим небыл поддержан армией и стал жертвой нового восстания, которое возглавил его собственный сын Фарнак.

В итоге оставленный всеми во дворце Пантикапея Митридат решил принять сильный яд, но тот не подействовал, видимо, оттого, что понтийский царь всю жизнь принимал противоядия.
 



Тогда Митридат приказал Битоиту, начальник галлов, добить его мечом.

Фарнак отослал труп Митридата к Помпею в Синопу, а тот велел достойно похоронить его в царской гробнице.

Сам Фарнак заявил римлянам о капитуляции, за что ему были оставлены боспорские владения в Крыму в том числе и город Херсонес Таврический.


Итогом Третьей Митридатовой войны, стало превращение Вифинии, Понта и Сирии в римские провинции.

Поражение Митридата и его гибель привели к значительному расширению владений Рима в Азии.

Смерти Митридата радовались только римляне! И вот что писали современники о Митридате!

На его могиле была написана вот такая эпитафия:

"Митридат, царь Понта, муж, о котором нельзя ни умолчать, ни говорить с пренебрежением, в войне полный решимости, выделяющийся воинской доблестью иногда великий своей удачливостью, но всегда – храбростью, замыслами был вождь, в битвах воин, по ненависти к римлянам – второй Ганнибал" (Vel., Pat., II, 18)

А античный автор Аппиан о Митридате VI Эвпаторе писал:

"Он прожил 68 или 69 лет, из них 57 лет он был царем. Власть перешла к нему, когда он был сиротой.

Он подчинил себе соседние варварские народы, и из скифов ему повиновались многие; с римлянами он упорно вел 40 лет войну... Духом он, даже в несчастьях, был велик и не поддавался отчаянию.

Он не оставлял ни одного пути, чтобы не попытаться напасть на римлян, даже будучи побежденным...

Раненный часто врагами или по злому умыслу кем-либо другим, он даже в этом случае не прекращал предприятия, хотя и был уже стариком. Действительно, ни один из заговоров от него не скрылся, даже последний, но, по собственной воле оставив его без внимания, он погиб от него...

Он был склонен к убийству и свиреп по отношению ко всем; он убил свою мать и брата и из своих детей трех сыновей и трех дочерей.

Телом он был крупен, насколько можно судить по оружию, которое он послал в Немею и в Дельфы; крепок настолько, что до самого конца ездил верхом, мог кидать копья и проезжать в день тысячу стадий, меняя на известных расстояниях лошадей. Он правил колесницей, запряженной сразу 16 лошадьми.

Он любил эллинскую культуру, поэтому он знал и выполнял эллинские религиозные обряды; любил и музыку. Будучи столь благоразумен и вынослив, он имел только одну слабость – в наслаждениях с женщинами".

Но и сын Митридата Фарнак не смотря на всю видимую покорность Риму, не смирился с потерями власти над Понтийским царством.

И вот в 47 г.до н.э. он вновь начал войну с Римом, захватил внезапным нападением столицу бывшего понтийского царства Синопу.


Пока Цезарь находился в Египте, Фарнаку удалось нанести поражение войскам армянского царя Дейотара и захватить западную часть Армении.

Затем он напал на Каппадокию, союзную Риму, и разбил в битве при Никополе, который был основан в 63 г. до н. э. Помпеем в Малой Армении в память о победе над Митридатом, войска цезарианского наместника Азии Домиция Кальвина (командовал центром армии Цезаря при Фарсале).

В этой битве Домиций располагал римским легионом, легионом понтийцев и двумя легионами армянского царя Дейотара.

Понтийский легион почти весь погиб, армянские части понесли значительные потери, и лишь римским солдатам удалось организованно отступить, потеряв около 250 человек. После этой победы Фарнак занял Вифинию, принадлежавшую Риму.

Цезарь счел выступление Фарнака очень серьезным, быстро прибыл из Египта в Азию и одержал легкую победу над противником.

Фарнак стоял лагерем неподалеку от понтийского города Зела на том самом месте, где его отец одержал в 67 г. до н. э. крупную победу над римлянами. Цезарь разбил свой лагерь сначала на расстоянии около 7 километров от расположения Фарнака, а затем, убедившись в удобстве местности, перенес его гораздо ближе.

Сражение произошло по инициативе слишком самоуверенного Фарнака. В ожесточенной рукопашной схватке отличился 6-й легион римлян, состоявший из ветеранов, действия которых и решили исход сражения.

Армия Фарнака была разгромлена, укрепленный лагерь взят штурмом, сам Фарнак едва успел спастись бегством.

Цезарь сообщил в Рим об этой победе в письме своему другу Матию вошедшими затем в поговорку тремя краткими словами: "Вени, веди, вици" (пришел, увидел, победил).

Ну и нас осталось под конец рассмотреть ситуацию в Боспорском царстве после битвы при Зеле

Отправляясь в Малую Азию, Фарнак оставил управлять Боспорским царством своего вельможу Асандра.

Тот же, полностью уверенный в будущих неудачах Фарнака, еще до битвы при Зеле, объявил царя низложенным, и захватил власть.


Разбитый при Зеле Фарнак бежал из осажденной Синопы с небольшим отрядом, пересек Черное море и высадился в Феодосии.

Набрав наспех войска из скифов, Фарнак сразился с Асандром, потерпел поражение и скончался от полученных в бою ран.

Хотя Асандр, в отличие от Фарнака и его отца Митридата, был ориентирован на Рим, но Цезарь не признал его.

В Крым был направлен соратник Цезаря Митридат Пергамский, которому было поручено завоевать Боспорское царство.

Однако в этом он не преуспел. Двинувшись с большим войском через Кавказ, Митридат Пергамский был встречен Асандром и разбит.

В дальнейшем Риму, погрязшему в междоусобных войнах, было уже не до Боспорского царства.

(конец ч.5)
 


 

 Комментарии

Комментариев нет