РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Херсонес Таврический - Корсунь - Севастополь ч. 9

1333 просмотра

Русские идут!

ч. 9

Русские идут!

В предыдущей части мы с вами, уважаемый читатель, подробно разобрались с историей пребывания в городе Херсонес Таврический святого Климента, а так же других христианских апостолов и великомучеников.

Теперь давайте пойдем далее и посмотрим на то, как же херсонеситам жилось в последующее столетие.

А жилось им, в общем, то если сравнивать с остальной Византийской империей, часто подвергавшимися вторжение иностранных армий, не неплохо.

Ведь Херсонес, находился далеко от основной имперской территории и был надежно укрытым за своими крепостными стенами. К ому же город, располагая полнокровным (энергичным) населением, по-прежнему придерживавшим греческой культуры, являлся "главным рынком" в торговле между Византией и той территорией, что раньше у греков называлась "Скифия", а теперь была заселена различными славянскими племенами и окружившими их хазарами с печенегами.

Город процветал и по-прежнему чеканил свою монету.

Население богатело и казалось, ничто не предвещало близкой погибели города.

И, тем не менее, для Херсонеса Таврического, уже грянул первый гром.

И я не зря озаглавил эту часть "Русские идут!".

И дело тут не в том, что многим читателям дальнейший текст может показаться русофобией.

Это просто небольшая попытка обратить внимание думающего читателя, на корни этой давней проблемы, постоянно вовлекающий мир во все новые мировые войны.

И автор хотел тут показать, так сказать, ту самую точку отсчета, на исторической шкале времени с которой окружающий мир, начал бояться "русских", присвоивших себе со временем взятую из иудейской религии – идею "богоизбранного народа" и всячески блокировать их дальнейшее развитие.

Само же выражение "Русские идут" обычно приписываются министру обороны США Д. Форресторелу, как сказанное им в 1949 г., но он в своем предвидении-предупреждении, был прав, но, увы, был не первым.

Справка: Джеймс Форрестол (15 февраля 1892 – 22 мая 1949) – министр военно-морских сил США и первый министр обороны США (17 сентября 1947 – 28 марта 1949).

Был активным сторонником создания боевых групп и сопровождаемых ими авианосцев, но созданное в 1947 Министерство военно-воздушных сил США отклонило его планы по строительству новых кораблей, постановив, что военные операции должны поддерживаться авиацией наземного базирования.

Конфликт Форрестола и ВВС является наиболее вероятной причиной его психической болезни и самоубийства. Через год после смерти его правота была доказана в ходе Корейской войны, показавшей важную роль авианосцев в новых войнах.

Авианосец нового класса USS Forrestal (CVA-59) назван в его честь.
 



Этот сигнал "тревоги"- "Русские идут" уже были на слуху еще у жителей Византии в 860 году н.э!

А поскольку, история появления на исторической арене "русских" очень "длинная", поэтому она будет разбита мною на несколько отдельных частей. Чтобы в них рассказать обо всех перипетиях появления "русской угрозы", вначале для Византийской и Османской империй, а затем и для всей Европы в целом,

Но, при этом освещая при этом, только историю города Херсонеса Таврического – Корсуня – Севастополя, как одной из исходных точек приложения усилий, в реализации геополитического плана по захвату мирового господства, инициируемого из Московского Кремля на протяжении последних 1200 лет.

И вот если, придерживаться канвы официальной историографии в рассматриваемом вопросе, то у нас получается вот такая, может быть упрощенная, но верная картина.

А все начинается около 800 г. н.э, когда впервые на историческую сцену в тогдашнем цивилизованном мире, вышли или вернее будет сказать ворвались силой, несколько славянских племен, успевших осесть при своей очередной миграции из района реки Дунай, в районе р.Днепр.
 



Именно они впервые объедены в государственное образование под руководством своих князей (выходцев из варяжского племени "россов" Аскольда и Дира) которые сумели в короткий срок "поставить на колени" Византийскую империю и даже заключить с ней выгодный мирный договор.

Центр этого славяно-варяжского государственного объединения находился в г. Киеве
 



А победив в серии военных столкновений Византию, князь Аскольд Киевский заключил с ней первый мирный договор.

И в его тексте, упоминается город Херсонес Таврический, хотя его славяне успевшие присвоить себе общее название "росы" трансформировавшиеся затем в "русские", пока еще и не пытались захватить, но, зато уже обязались его охранять!

Но, самое важное в истории похода Аскольда и Дира на Византию в 860 г. это не сам факт нападения на Константинополь и разграбления его пригородов. Это с городом было и раньше и будет еще много раз после них.

Тут еще успеют, отметятся и другие киевские князья Олеги Игорь (рассказ о которых впереди), но нам важен факт принятия Аскольдом и Диром, вместе со всем пришедшим к Константинополю войском христианской веры!

Это есть так называемое "первое крещение Руси", сам факт которого российскими историками как "бельмо в глазу" тщательно скрывается в официальной историографии и до настоявшего времени.

Ведь, его наличие, полностью подрывает официальную версию о крещении Руси князем Владимиром, имевшим место через более 100 лет в Херсонесе – Корсуне – Севастополе, от описываемых мною событий.

Но, давайте от общих фраз вернемся в русло нашего повествования и гачнем разбератсяя со всей этой запутанной историей.

.

И тут, вначале надо сказать, что в то время как беспечные все херсонеситы были увлеченные поисками равноапостольными братьями Кириллом и Мефодиев мощей святого Климента, армия доселе невиданных в Византии, северных варваров, называвших себя "росами"-"русью", приблизилась к Константинополю.

Это были, нисколько сот кораблей (200) на каждом из которых было от 50 до 100 воинов и 18 июня 860 г. вся эта армия, под руководством Аскольда и Дира, которые неожиданно подступили к Константинополю, где пользуясь внезапностью нападения, быстро высадив на берег, десант, обложили, как могли столицу с моря и с суши.
 



Сам город, славяне не пытались взять штурмом, хотя в одном месте и начали возводить штурмовую насыпь.

Вначале росы, увидев богатства и роскошь византийцев соредоточеных в пригородных дворцах и храмах, начали разграбления его окрестностей.

Вследствие чего, из организованной военной силы, превратились в орду грабителей.
 



В византийских документах того времени, это появление россов – "русских" было отмечена как явление "свирепого варварского народа рос, пришедшего от берегов северного Тавра".



Но то, что такой народ существует, в Византии уже знали. Купцы успели, донесли о "росах" вот такие данные.

Царя русов называют каган. Русы – народ многочисленный.

Русы нападают на славян, продают их в качестве рабов в Хазаране и Булгаре, грабят припасы славян, чтобы этими припасами кормиться самим.

У русов – обычай оставлять в наследство имущество только дочери; если у руса, рождается сын, отец вручает ребёнку меч, заявляя: это – твоё наследство, отец приобрел, мечём своё достояние, так и ты должен поступать.

Русы – один из разделов славян, они возят Меха к Румскому морю, а отправляются от Хамлиджа, хазарской столицы, затем плывут по морю Горгана и оттуда уже везут на верблюдах свои товары до Багдада; переводчиками им служат славянские евнухи. Русы называют себя христианами и платят подушную подать.

Переплыв море Горган, русы иногда направляются в Балх, оттуда в Маверанахр к кочевьям тогузов и в Китай.

У русов нет недвижимого имущества, деревень, пахотных полей, их занятие – меховая торговля; за меха они берут чеканные монеты, которые прикрепляют к своим поясам.

Русы, опрятны, заботятся о своей одежде, так как занимаются торговлей; мужи их носят золотые браслеты.

Страна русов богатая, в ней большие города.

Русы оказывают почёт гостям и хорошо обращаются с чужеземцами, которые ищут у них приюта, они не позволяют никому обидеть гостя или чужеземца, защищают их.

У русов мечи соломоновы; когда русы, начинают войну; то прекращаются усобицы и все действуют единодушно, пока не победят врага.

Если русы, не согласны с судебным решением царя, то вступают в поединок на мечах; кто возьмёт вверх – тот победитель в споре.

Знахари у русов занимают привилегированное положение, они имеют власть даже над царём; в качестве жертвы богу русы, убивают женщин, мужчин и лошадей. Знахарь указывает кого следует принести в жертву, и самолично вешает того на дереве.

Русы, мужественны и смелы, походы совершают не на конях, а на кораблях.

На шаровары, которые носят, русы, идёт до сотни зар (или араш) материала; русы, носят шапки со спущенными по затылку хвостами.

Вероломство среди русов – обычное явление, а потому даже за нуждой они ходят в сопровождении друзей.

При похоронах знатного руса в могилу, наподобие обширного дома, кладут одежду, пищу, вино, деньги; вместе хоронят живую жену, которую любил покойный.

Одежда русов и славян из льна.

Русы делятся на три разряда:

куйаба, славийа, арса; особенно страшен разряд арса; в страну арса никто не проникает, так как они убивают всякого иноземца, кто ступил на их землю.

Сами русы-арса спускаются вниз по реке для торговли, но никому ничего не сообщают о себе, ни о своих товарах, никого не допускают в свою страну.

Русы сжигают своих покойников вместе с жёнами; некоторая часть русов хоронит покойников стоя.

Русы бреют бороды, а некоторые завивают, одежда их – короткие архалуки, а одежда хазар, булгар, печенегов – длинные архалуки.

К востоку от области русов находится гора печенегов, к югу – река Рута, к западу – славяне, к северу – безлюдные земли севера.

А вот рассказ о поведения "росов" при ведении им войн с Византией, (при нападение ими на малоазийский город Амастриду, описанный в житие св. Георгия из Амастриды).


 



"Было нашествие варваров, росов – народа, как все знают, в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия.

Зверские нравом, бесчеловечные делами, обнаруживая свою кровожадность уже одним своим видом, ни в чём другом, что свойственно людям, не находя такого удовольствия, как в смертоубийстве, они – этот губительный и на деле и по имени, народ – начав разорение от Пропонтиды и посетив прочее побережье, достигнул наконец и до отечества святого [т.е. отечество Георгия Амастридского – город Амастриду], посекая нещадно всякий пол и всякий возраст, не жалея старцев, не оставляя без внимания младенцев, но противу всех одинаково вооружая смертоубийственную руку и спеша везде пронести гибель, сколько на это у них было силы.

Храмы ниспровергаются, святыни оскверняются: на месте их [нечестивые] алтари, беззаконные возлияния и жертвы, то древнее таврическое избиение иностранцев, у них сохраняющее силу. Убийство девиц, мужей и жён; не было никого помогающего, никого, готового противостоять..."



Так же, росы повели себя и в 860 г. в предместьях Константинополя.

И их невиданные до селе среди византийцев (видевших, кстати, уже немало варваров) зверства, учиненные над захваченным в врасплох мирным населением, вынудили византийского очевидца этих событий патриарха Фотия, написать вот эти свои впечатления:

""Жизнь наша догорала с последними лучами солнца, а заря бытия нашего поглощалась глубоким мраком смерти... вся надежда человеческая убыла из человеков и единственная надежда оставалась только на Бога"

И время для нападения росами на Византию было выбрано очень удачно. Ведь в городе, не было войск могущих дать бой варварам, поскольку все боеспособные части были уведены императором Михаилом в Малую Азию, в походе против арабов.

А городом управлял стратег Никита Орифа.

В самом этом нашествии "россов"- русских византийская церковь впервые увидели "Кару Божию"!

Да и чего было ожидать от народа, который совсем недавно возглавил конунг Рюрик, прозванный на Западе – "Язвой христианства"!



Вот, что писал тот же патриарх Фотий:

"Развратная столица- переменилась. Ростовщики стали творить милостыню; забывшие о храме сделались вдруг богомольными.

Вместо веселия-всюду угрюмые лица, поникшее взоры. Плач и рыдания оглашали воздух. Изредка разносился хотя и ложный, но страшный слух: Варвары (т. е. тавроскифы или русские) уже перелезли через стены и взяли город".

"Не теперь надлежало рыдать, – а быть благоразумными во всю жизнь:

не теперь раздавать богатства, когда и сам не знаешь, будешь ли владеть ими, а раньше воздерживаться от чужого, когда настоящая кара еще не постигла нас;

не теперь оказывать милость, когда жизнь готовы отнять у нас, а раньше, когда у нас была власть;

не теперь ходить ко всенощным службам, ударяя себя в грудь, воздавать руки к небу и стенать, когда на нас направлены острые жала смерти, а раньше упражняться в добрых делах, и раскаиваться в злых деяниях.

Горе многим, что вижу, как туча варваров увлажняет кровью, варвары расхищают городские предвестия Проливайте слезы, ибо умножилось зло, -и нет спасителя, нет помощника!

Настало, братия, время прибегнуть к Матери Божий, единой нашей надежд; и прибежищу.

К ней воззовем с благоговением: спаси город Твой, как сама знаешь, Владычица! Помолимся Ей, дабы развеяла тучи врагов и озарила нас лучами спасения. Ея молитвами да избавимся от настоящая погиба!"

Византийский император Михаил III был извещен о происходящем, но, по-видимому, недооценил размеры грозящей городу опасности, и хотя сам быстро возвратился в столицу, но войска с собой не привел, тем более, что оно было занято боевыми действиями.
 



Да и не был он, как утверждают византийские историки не способным к воинским подвигам.

Ибо прослыл в историографической традиции Византии как распутный тиран, с прозвищем Мефист (Пьяница). Вот что писал о нем очевидец – Симеон Метафраст:

"За столом в пьяной компании товарищи его пиршеств состязались в бесчинствах, а царь любовался этим и выдавал награду до ста золотых монет самому грязному развратнику, который умел испускать ветры с такой силой, что мог потушить свечу на столе".

Михаил сам выступал на ипподроме в качестве возницы под цветами "голубых", а когда многие стали открыто выражать недовольство этим, устроил закрытый ипподром и состязался там".

Такое правление в Византии, продолжатся долго не могло и 24 сентября 867 года заговорщики ворвались в спальню Михаила и зарезали его, а на трон взошел глава заговорщиков Василий I Македонянин.

И тут у нас возникает первый важный вопрос:

"Почему Аскольду и Диру не удалось взять штурмом беззащитный город, с полностью деморализованным населением, не способным организовать опор хотя бы методами самообороны, используя свое численное преимущество, над осаждавшими город войсками варваров?"

И ответ на этот вопрос содержится в византийской исторической хронике!

"Тогда мы, – (писал патриарх Фотий), – оставшись без всякой защиты и не имея помощи от людей, воодушевлялись надеждами на Матерь Слова и Бога нашего, Ее просили умолить Сына и умилостивить за грехи наши, Ее дерзновение призывали во спасение, Ее умоляли покрыть нас покровом Своим, как стеною нерушимою, и сдержать дерзость варваров, смирить их гордость, защитить отчаявшийся город и побороть врага и уберечь собственную паству Ее, когда Ее ризу носили все до одного со мною для отражения осаждающих и защиты осажденных, усердно совершали прилежные моления и литии.

Тогда по неизреченному человеколюбию, при Материнском дерзновенном ходатайстве, Бог приклонился и гнев Его утих, и помиловал Господь достояние Свое. Поистине эта пречестная риза есть одежда Матери Божией. Носилась она вокруг этих стен – и неприятели, непостижимо как, обращали к ней тыл свой.

Покрывала она город – и осадная насыпь их осыпалась, как по данному знаку.

Приосеняла она осажденных – и осада неприятелей не удалась, сверх чаяния, которым они окрылялись.

Ибо, как только девственная риза эта обнесена была по одной стене, варвары сняли осаду города, и мы избавились от ожидаемого плена и сподобились неожиданного спасения.

Нечаянно было нашествие врагов, неожиданно совершилось и удаление их. Чрезмерно негодование Божие, но неизреченна и милость.

Невыразим был страх от них, но презренно было и бегство их"

По свидетельству другого очевидца тех событий Георгия Амартола, все было немного по другому.

"18 июня 860 года, когда патриарх Фотий во главе крестного хода обошел стены осажденного города и, приблизившись к морю, на глазах у неприятеля опустил в волны залива Золотой Рог край ризы Божией Матери, взятой из Влахернской церкви, внезапно поднялась сильная буря.

Флот россов стал терпеть бедствие, многие их ладьи были разбиты о скалы или, опрокинувшись, потонули.

Это страшное "чудо" заставило россов не только немедленно снять осаду и отступить, но побудило их, затем прислать в Константинополь новое посольство с предложением заключить с империей мир и союз и с "просьбой сделать их участниками в святом крещении, что и было исполнено".

Уже вскоре после похода, в октябре-ноябре 860 года, в Константинополь прибыло русское посольство для заключения договора "любви и мира".

В условия мирного договора входили положения о выплате Византией русским ежегодной дани (обычно это были подарки князю и его ближайшему окружению), о разрешении руссам вступать в византийскую армию (обоюдовыгодная договоренность)!, вести торговлю на территории империи, прежде всего в столице, а также обмениваться дипломатическими миссиями.

Важнейшим в договоре был пункт о Крещении.

Упоминание о принятии россами крещения содержится в знаменитом Окружном послании Константинопольского патриарха Фотия 867 года.
 



Где вслед за рассказом о крещении Болгарии (865) патриарх сообщает:

"И не только этот народ [болгары] променял прежнее нечестие на веру во Христа, но даже многими многократно прославленные и в жестокости и скверноубийстве всех оставляющие за собой, так называемые россы, которые... возомнив о себе высоко, подняли руку против Ромейской державы [Византии].

А в настоящее время даже и они променяли языческое нечестивое учение, которое содержали прежде, на чистую и неподдельную христианскую веру, с любовью поставив себя в чине подданных и друзей наших, вместо ограбления нас и великой против нас дерзости, которую имели незадолго перед тем.

И до такой степени разгорелось в них желание и ревность веры, что приняли епископа [ и пастыря и лобызают святыни христиан с великим усердием и ревностью"
.

Ну, а теперь давайте посмотрим, что о явлениях "РОСОВ" и частности что об Аскольде и Дире написано в "ПОВЕСТИ О МИНУВШИХ ГОДАХ ЧЕРНОРИЗЦА ФЕОДОСЬЕВА МОНАСТЫРЯ ПЕЧЕРСКОГО, ОТКУДА ПОШЛА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ КТО В НЕЙ СТАЛ ПЕРВЫМ КНЯЖИТЬ, И ОТКУДА ВОЗНИКЛА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ".

Эти данные нам будут важны и далее. Поэтому прощу читателя все же обновиь свои познания в этом вопросе, перечитав летопись.

Читая эту "летопись" мы сразу замечаем расхождения в датах похода Аскольда и Дира на Константинополь!

"В год 6368 (860). В год 6369 (861).

В год 6370 (862). И изгнали варягов за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом.

И сказали: "Поищем сами себе князя, который бы владел нами и рядил по ряду и по закону". Пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные – норманны и англы, а еще иные готы – вот так и эти.

Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами".

И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли прежде всего, к славянам.

И поставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а другой – Синеус, – на Белом озере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля.

Через два года умерли Синеус и брат его Трувор.

И принял всю власть один Рюрик и пришел к Ильменю, и поставил город над Волховом, и назвал его Новгород, и сел тут княжить, и стал раздавать мужам своим волости и города ставить – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах – находники, а коренные жители в Новгороде – славяне, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик.
 



И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: "Чей это городок?"

Те же ответили: "Были три брата, Кий, Щек и Хорив, которые построили город этот и сгинули, а мы тут сидим, родичи их, и платим дань хазарам". Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде.



В год 6371 (863). В год 6372 (864).

В год 6373 (865). В год 6374 (866). Пошли Аскольд и Дир на греков, и пришли к ним в четырнадцатый год царствования Михаила.

Цесарь же был в это время в походе на агарян, дошел уже до Черной реки, когда епарх прислал ему весть, что Русь идет на Царьград, и возвратился цесарь.

Эти же вошли внутрь Суда, множество христиан убили и осадили Царьград двумястами кораблей. Цесарь же с трудом вошел в город и всю ночь молился с патриархом Фотием в церкви святой Богородицы Влахернской, и вынесли они с пением божественную ризу святой Богородицы и погрузили в реку.

Была в это время тишина и море было спокойно, но тут внезапно поднялась буря с ветром, и встали огромные волны, и разметало корабли безбожной Руси, и прибило их к берегу, и переломало, так что немногим из них удалось спастись от этой беды и вернуться домой.

В год 6375 (867).

В год 6376 (868). Начал царствовать Василий.

В год 6377 (869). Крещена была вся земля Болгарская.

В год 6378 (870). В год 6379 (871). В год 6380 (872). В год 6381 (873). В год 6382 (874). В год 6383 (875). В год 6384 (876). В год 6385 (877). В год 6386 (878).

В год 6387 (879). Умер Рюрик и передал княжение свое Олегу- родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот еще очень молод".

Тут я прерву рассказ Нестора, к которому нужно относиться крайне осторожно, в связи с чем, что текст летописи еще очень много раз, после Нестора корректировался последующими летописцами и тут я считаю уместным рассказвть читателю о том, что удалось установить о личности Рюрике историкам на день сегодняшний.



И оказалось, что во первых сама формула "Рюрик, Синеус и Трувор" у Нестора получилась в результате русского произношения шведской фразы "Рюрик со своим родом и дружиной" (Sim hus, thru waring).

Так, что Синеус и Трувор это не исторические персонажи, а ошибка переводчика, сделанная в стиле литературного персонажа "порутчика Киже".

А вот сам Рюрик был личностью давно, известной в Западной Европе под именем Рориха графа Ютландского из клана Скъёдлунгов по прозвищу "Язва христианства" (Jel Christianitatis).

Неплохой основоположник династии православный российских царей "Рюриковичей"!

 



Впервые это сопоставление Рюрика Новгородского и Рориха Ютландского сделал в 1836 году профессор Дерптского университета Ф.Крузе, установивший, что время, когда Рорих исчезал из поля зрения западных хронистов в точности совпадает со временем его появления на востоке.

О Рорихе известно, что родился он в 800 году.



Его отец Хемминг неудачно оспаривал в 810 гг. трон у наследников первого датского короля Годфрида, вместе с братом Годфридом бежал к Карлу Великому и получили лен во Фрисландии (Голландия).

После смерти Хеминга в 837 году Рюрик унаследовал вместе с дядей лен Рустинген в Фрисланде.

Будучи наследником и соправителем Рюрик почти беспрерывно воевал с королями Дании, защищая своё и, захватывая чужое.

В сорок три года в результате раздела империи Карла Великого он был обвинён королём франков Лотарем в измене, лишён лена и схвачен. Рюрику удаётся бежать к королю Людовику, получившему при разделе германские земли, но служба королю его не удовлетворяет – он сам хочет быть как король.

Рюрик уходит от императора. После чего и становится Jel Christianitatis.

Почти двадцать лет он воевал в Германии, Франции, Англии, Скандинавии, где также пытался создать собственное государство, его эскадры достигают 300 кораблей.

Он заключал и разрывал договоры с Германским императором и королём Франции, получал земли и изгонялся своими подданными, крестился и возвращался к язычеству.

В конце концов, Лотарь вынужден был пойти на компромисс с Рюриком и дать ему новое владение, с условием защищать побережье от других викингов.

Не добившись короны на западе, он уже шестидесятилетним начал всё с начала на востоке.

Рюрик принадлежал к тому типу людей действия, которых в большом количестве порождало молодое феодальное общество.

Эти люди в угоду своим амбициям и благодаря личной энергии и таланту разрушали и творили тот мир, в котором жили. Создавали и уничтожали государства, становились апостолами церкви и основателями ересей, шли до самого края Земли.

Приход Рюрика во главе варягов-руси на землю словен (будущих новгородских славян), кривичей и их союзников – чуди и мери (племён, родственных современным эстонцам и финнам) с целью создания собственного королевства был бы одним из примеров подобных авантюр, если бы это было простой завоевательный поход.

Но Рюрик пришёл не незваным гостем.

Рюрик с дружиной был приглашён "новгородцами" на княжение. Во главе партии, пригласившей варягов, стоял Гостомысл.

Призвание Рюрика не было ни первым, ни единственным. Под тем же 862 годом в ПВЛ записано:

И они [словене] изгнали варягов за море и не дали им дани и начали править сами. Но так эти сведения предваряют рассказ о призвании Рюрика, то их можно отнести на более раннее время и сопоставить с эпизодом в Житии Св. Анскария.

Известны другие князья из варягов: в Полоцке на Западной Двине Рогволод, в Турове на реке Припять, притоке Днепра – Труа.

В Киеве обосновались "мужи Рюрика Аскольд и Дир", как их называет Нестор, откуда они в 860 году совершили военный поход на Константинополь.

Поскольку в Киеве варяжские правители появились раньше, чем Рюрик в Новгороде, то в действительности они были самостоятельными и независимыми конунгами.

Ну, а теперь снова летопись Нестора:



В год 6388 (880). В год 6389 (881).

В год 6390 (882). Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов своих: варягов, чудь, славян, мерю, весь, кривичей, и овладел городом Смоленском и посадил в нем своего мужа. Оттуда отправился вниз, и придя, взял Любеч, и также посадил мужа своего. И пришли к горам киевским, и увидел Олег, что княжат тут Аскольд и Дир, спрятал он воинов в ладьях, а других оставил позади, а сам приступил, неся отрока Игоря.

И подошел к Угорской горе, спрятав своих воинов, и послал к Аскольду и Диру, говоря им, что-де "мы купцы, идем в Греки от Олега и княжича Игоря, Придите к нам, к родичам своим". Когда же Аскольд и Дир пришли, выскочили все из ладей, и сказал Олег Аскольду и Диру: "Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода", и вынесли Игоря: "А это сын Рюрика".

И убили Аскольда и Дира, отнесли на гору и погребли – Аскольда на горе, которая называется ныне Угорской, где теперь Ольмин двор; на той могиле Ольма поставил церковь святого Николая; а Дирова могила – за церковью святой Ирины.

И сел Олег княжить в Киеве, и сказал Олег: "Да будет это мать городам русским".

И были у него славяне и варяги, и прочие, прозвавшиеся русью.

Тот Олег начал ставить города и установил дани славянам, и кривичам, и мери, и установил варягам давать дань от Новгорода по триста гривен ежегодно ради сохранения мира, что и давалось варягам до самой смерти Ярослава".

Но, прошло время и около 1913 года в Российской империи появилась книга Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, где была и статья о Аскольде и Дире, в которой как бы была сформулирована тогдашняя официальная точка зрения на наших героев.

Отрываем и читаем.


"Аскольд и Дир Аскольд (Оскольд, Скальд) и Дир – два дружинника Рюрика, о которых упоминается в истории начала русского государства.

Предание говорит, что у Рюрика было двое "мужей", А. и Д., не родных ему, которые выпросились у него идти к Царю-граду с родом своим (есть известия, что А. и Д. оставили Рюрика по неудовольствию, так как он, размежевывая своим "мужам" земли веревкой на волости, или "верви", обделил А. и Д., которые в обиде ушли).

Завидев на Днепре городок Киев, плативший дань хазарам, А. и Д. остались в нем, собрав около себя много варягов, и начали владеть землею полян. Надо полагать, что Киев в то время был притоном варягов и всяких искателей приключений, чем впоследствии были Тмутаракань и Берлад.

По некоторым известиям сюда, в Киев, перебежало из Новгорода много людей, недовольных Рюриком.

А. и Д. стали вождями довольно многочисленной шайки, и поляне должны были им подчиниться. А. и Д. воевали со степными варварами, с соседними славянскими племенами – древлянами и угличами, и с дунайскими болгарами.

Имея в своем распоряжении немалое число ратных людей, А. и Д. с дружиной предприняли поход на Византию. Заветная мысль варяга исполнилась, и Русь оказалась у стен Царьграда, приплыв на 200 парусных ладьях в 866 г.

Здесь Русь нажила себе славное имя, впервые отмеченное в Византийских хронографах.

Аскольдов поход не удался, по греческим свидетельствам, вследствие чудесного заступничества Богородицы: поднявшаяся буря разбила русские ладьи, и остатки дружины возвратились со своими князьями назад в Киев.

Византийцы вслед за этим передают о принятии христианства некоторыми русскими, о посылке к ним из Царьграда епископа.

Таким образом, этот поход доставил в Киев первые семена христианства: так уже рано обнаружилось значение Киева в нашей истории вследствие столкновения Руси с Византией.

В 869 г. умирает Рюрик, оставив малолетнего Игоря, передал княжение Олегу, как старшему в роду. Олег, продолжая стремление Рюрика к сосредоточию власти, двинулся на Ю. с войском, составленным из всех подвластных ему племен – чуди, славян (ильменских), мери, веси и кривичей. Закрепив за собою Смоленск и Любеч, Олег прибыл в Киев, где княжили А. и Д.

Здесь, рассказывает предание, Олег велел скрыть лодки, на которых приплыл, а в них спрятал дружину свою и послал сказать А. и Д., что земляки их – купцы, идущие в Грецию, хотят повидаться с ними. А. и Д. пришли, но тотчас же были окружены скрытыми ратниками Олега, который будто бы сказал им: "Вы не князья, ни роду княжеского" и, указывая на младенца Игоря, прибавил: "вот сын Рюриков". А. и Д. были убиты и погребены на горе на берегу Днепра на холме, уступами спускающемся к реке и увенчанном храмом св. Николая.
 



Место это называется Аскольдовой могилой. Относительно эпизода об А. и Д. некоторые писатели русской истории высказывают сомнения, как, например, Байер, Татищев и др. Д. Иловайский в своих "Разысканиях о начале Руси" (Москва, 1882 г.) полагает, что А. и Д. – продукт народной фантазии.

Основывается Д. Иловайский на том обстоятельстве, что византийцы, описывая поход Руси, нигде не упоминают о предводителях его; они рассказывают об обращении этих руссов, об их посольстве в Рим и Константинополь по вопросу о вере, о чуде с Евангелием, причем говорят постоянно об одном князе, а не о двух.

Наши летописцы, говорит Д. Иловайский, рассказ о нападении на Константинополь в 866 г. целиком взяли из византийских хронографов, но присоединили к нему имена А. и Д.

Очень может быть, что названия каких-либо киевских урочищ вроде "Аскольдова могила" и "Дирова могила" могли послужить основанием к сказанию об этих двух витязях, подобно тому, как название Киев, Хоревщина и Щековина послужили основою для легенды о трех братьях, когда-то княживших у полян.

То обстоятельство, что на могиле А. поставлена церковь, а Дирова могила, как свидетельствует летописец, находилась за церковью св. Ирины, указывает, что А. и Д. были христиане. Шлёцер ("Oskold und Dir" и "Нестор", в переводе Языкова, т. II, 15) опровергает мнение предшествовавших ему писателей. Морошкин считал А. и Д. хазарскими воеводами.

"Аскольдова могила – место убиения храбрых витязей Аскольда и Дира, на уступе Печерской возвышенности г. Киева, обращенном к В. Дир был погребен за Ирининским монастырем, а Аскольд – на месте его кончины.

Местность эта с древних времен ограждена стеной, и здесь с издавна существует кладбище. Над самой могилой Аскольда, принявшего при крещении имя Николая, существовала небольшая деревянная церковь, взамен которой иждивением воронежского купца Мещерякова сооружена в 1809 году каменная церковь во имя св. Николая.

Могила Аскольда находится под церковью, в подвальном помещении, в которое ведет спуск с наружной стороны церкви, и имеет вид каменного саркофага глубокой древности. В том же помещении покоится прах князя Димитрия Кантакузена (+ 1820 г.).

Со времени исполнившегося в 1866 году тысячелетия кончины Аскольда к его могиле ежегодно совершается 2 июля крестный ход из близлежащего Никольского мужского монастыря, в ведении которого и состоит Аскольдова могила".

Вот такая неувязка в двух документах. Причем по второму, вообще ставит под сомнение существования Аскольда и Дира.

Они вроде бы, как и были, а вроде бы их и не было!

Но, слава Богу, после 1917 года историческая наука все таки окончательно признала историчность личностей князей Аскольда и Дира.


А разница во времени в 60 лет тоже легко прояснилась, тем, что походов Аскольда и Дира на Византию было несколько.

Первый был в 860 г., при императоре Михаиле III, когда Русь внезапно напала на Константинополь, что закончилось громкой победой киевского кагана. Источники ничего не сообщают о заключении в том году договора, но какое-то соглашение было достигнуто, хотя, возможно, и не имело юридического оформления в виде письменного документа.

Нетрудно догадаться и о его содержании: Византия откупилась от опасного врага контрибуцией и данью, как это она привыкла делать в подобных ситуациях. Главный политический смысл похода заключался, однако, не в материальной выгоде.

Наибольшим достижением Аскольда стало дипломатическое признание Руси как великой державы и достойного контрагента Византии. Этим походом Киевская Русь утвердила свою международную позицию в Эйкумене.

Второй поход, по-видимому, состоялся около 863 г. [86, с. 291-2951]. Греческие источники (Никита Пафлагонский) упоминают о нападении Руси на Принцевы острова в Мраморном море.

Через три года состоялся новый поход, который, однако, закончился трагически для Руси. Неожиданная буря раскидала киевский флот – и кампания обернулась жестоким поражением. "И бысть въ Киеве плачь велій", – констатирует древний летописец под следующим 867 г.

А уже потом был подписан мирный договор и росы приняли крещение!



В 874 г. Аскольд организовал четвертый поход, имевший положительные результаты. До решительной битвы, правда, не дошло, поскольку император Василий I Македонянин поспешил заключить с киевским каганом мирное соглашение.

На этот раз договор оформлен с соблюдением всех необходимых формальностей.

Сам факт подписания соглашения четко зафиксирован в источниках – как византийских (Константин Багрянородный и др.), так и древнерусских (в частности, в Никоновской летописи)

Теперь давайте вникнем в историю "крещение руссов" при князе Аскольде Киевском

В энциклике Фотия (главном источнике, имеющемся в нашем распоряжении) отмечено, что в 60-е годы IX в. крестилась именно та Русь, которая угрожала Константинополю, то есть Аскольдова (Киевская). А князя Владимира еще как говорится и в проекте не было!

То же самое содержится и в летописях: Никоновской, Густинской, в Киевском Синопсисе, в трудах В.Н.Татищева и др. Но процесс христианизации Руси (как любой другой страны) был сложным и длительным.

Далеко не сразу новая религия была воспринята народом и преодолела старое, отжившее "паганство" и христианами в середине IX в. стали главным образом представители древнерусской социальной элиты.

Еще в 1958 г. академик Б.А.Рыбаков признал, что "Акт крещения" есть кульминационным пунктом в истории Аскольдова государства.

"Редактор "Повести временных лет" (1118 г.), – писал он, – по каким-то соображениям утаил от нас это событие (может, потому, что в договоре Олега с греками не упоминается о христианстве) и приписал крещение Руси князю Владимиру Святославичу (988 г.).

При этом летописный рассказ оказывался в противоречии с включенным в летопись текстом договора 944 г., где прямо говорится о христианской Руси и о церкви св. Ильи в Киеве".

Виновным в фальсификации Б.А.Рыбаков считает Мстислава Владимировича, автора или вдохновителя третьей редакции "Повести временных лет", выполненной около 1118 г.

Именно тогда "из рукописи Нестора исчезли все данные о христианстве русов в 860-870-е годы при патриархах Фотии и Игнатии, которые должны были в его повествовании корреспондировать с рассказами о христианстве в Моравии и Болгарии.

На их место выдвигалось крещение Руси равноапостольным Владимиром, тезкой Владимира Мономаха, а первыми христианами до общего крещения названы варяги".

Но, кроме русских летописей у нас в распоряжении есть еще один важный исторический документ – "Книга Велеса" где тоже затрагивается вопрос об Аскольде.

И вот что по этому поводу писал А.И.Асов в своей работе "Свято-Русские Веды. Книга Велеса"


"Согласно "Книге Велеса", Аскольд и Дир совершили поход на Киев, видимо, из Новгорода, в коем Рюрик появился в 870 году.

По русским летописям, Рюрик остался в Новгороде, а в Киев пришли "бояре Рюриковы": Аскольд и Дир (сведения летописей в данном случае менее достоверны, Дир уже был в Киеве).

И тогда Аскольд "захотел править нами". Надо полагать, Аскольд и Рюрик поделили Русь: Аскольду достался Киев, а Рюрику – Новгород.

Поначалу киевляне не хотели покоряться Аскольду, ибо "Дира имели у себя". Но Дир сказал, чтобы киевляне с этим смирились. И какое-то время Дир и Аскольд правили вместе ("И было так сначала").

В 872 году Аскольд совершил поход на болгар. Тогда, согласно "Никоновской летописи": "Убиенъ бысть от болгар Осколдов сынъ". Кстати, сие свидетельство говорит также и о том, что в 872 году Аскольду было не менее сорока лет.

В тот же год (по "Никоновской летописи") Рюрик убил в Новгороде Вадима Храброго, а также многих иных новгородцев и советников его. "Книга Велеса" содержит призыв к свержению Рюрика, относящийся к этим временам.

Надо полагать, тогда от насилий, свершаемых Рюриком, часть жрецов Новгорода бежала в Киев, ибо последние тексты "Книги Велеса" содержат только описание правления Аскольда и Дира в Киеве.

Да и в "Никоновской летописи" мы находим: "того же лета (874) избежаша от Рюрика из Новагорода в Киев много новогородцкых мужей".

В 873 году Аскольд и Дир воевали с полочанами и, по замечанию летописца, "много зла сотвориша". А уже в следующем, 874 году, Аскольд двинулся на Царьград. (Замечу, почти всегда дают неверный 866 год. Разница в восемь лет получилась из-за разных отсчётов "от Сотворения Мира", есть византийский 5508-й до Р.Х. и болгарский 5500-й до Р.Х.)

Согласно летописям, на Царьград Аскольд пошёл вместе с Диром, а в "Книге Велеса" говорится только об одном Аскольде (возможно, он только выступал от имени Дироса Эллинского). Аскольд "посадил воинов своих на ладьи и пошёл грабить в другие места". Далее сказано, что он "пошёл на греков, чтобы унизить их города и приносить жертвы богам в их землях".

Поход, судя по сохранившимся известиям, был крайне неудачным.



Буря разметала суда варягов и русов. Сия буря была приписана чуду, свершившемуся после окунания патриархом Царьграда в море края ризы Богородицы Влахернской. Когда Аскольд и Дир вернулись из-под Царьграда "в мале дружине", в Киеве был "плач велий" (по "Никоновской летописи").

Но уже в 875 году Аскольд и Дир воевали с печенегами на Волге. Как видим, военные походы Аскольда и Дира охватывали чуть не всю Восточную Европу: они ходили от Новгорода, Полоцка, Болгарии до Волги и Царьграда (впрочем, возможно, имя Дира было присоединено к имени Аскольда летописцами, тем более что при именах сих правителей глаголы часто стоят в единственном числе).

Чудо с ризой Богоматери Влахернской не прошло для Аскольда бесследно.

Он уже стал подумывать о принятии крещения. И тут (около 875 года) император Византии Василий Македонянин призвал русов на переговоры.

На сей встрече Василий щедро раздавал золото, серебро и шелковые одежды. Тогда же был заключен мирный договор и русы во главе с Аскольдом были убеждены принять крещение. Им было показано Евангелие, не горящее в огне (думаю, книга была пропитана огнеупорным составом).

Увидев "чудо", Аскольд принял крещение. Поскольку его могила пото
м находилась в церкви Святого Николы, полагают, что Аскольда окрестили Николаем.

Вернувшись в Киев после крещения, согласно "Книге Велеса" (III 29, II бе), Аскольд убил Дира и "один занял его место".

"Аскольд силою разгромил нашего князя и победил его. Аскольд после Дира уселся у нас как непрошеный князь. И начал княжить над нами, и стал вождём самого Огнебога, очаги хранящего.

И потому Он отвратил свой лик от нас, что мы имели князя, крещённого греками".

Итак, крещённый Аскольд – "тёмный воин", стал жрецом Огнебога и одновременно первокрестителем.

То есть он решил соединить почитание св.Николая и Велеса-Огнебога, кои уже сливались в народном сознании. Но это вызвало возмущение со стороны жречества. И тогда Аскольд изгнал из Киева жрецов, стал насильно крестить киевлян.

Так состоялось Аскольдово Крещение Руси (уже второе после Фотиева Крещения). На сём событии прерывается "Книга Велеса".

Последние её слова такие: "Наши праотцы идут по высохшей земле... И так мы не имеем края того и земли нашей. И крещена Русь сегодня".
 



И, подводя итог, мы теперь можем утверждать, что Херсонес-Таврический – Корсунь, а ныне Севастополь, не является местом крещения Киевской Руси!

Это более поздний и искусственно созданный в РПЦ миф.

Истинное Крещение Руси произошло при князе Аскольде Киевском, но он пошел в распространении христианской веры эволюционным путем в ходе чего попытался совместить новую христианскую веру с важными элементами старой.

А в отличие от Аскольда или княгини Ольги, князь Владимир сразу перешел к силовому методу внедрения христианской веры среди народов составивших Киевскую Русь.

На этом, я прерываю повествование. В следующей части мы рассмотрим явление в Киеве вещего Олега и все его деяния...

(конец ч. 9)
 



 

 

 Комментарии

Комментариев нет