РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Западная Белоруссия под властью НКВД СССР ч. 2

1464 просмотра

НКВД Белорусской ССР в ЛИЦАХ

 

                         ч.2
             НКВД Белорусской ССР   в ЛИЦАХ

        Продолжая свое повествование об истории захвата (аннексии) СССР в сентябре 1939 г части территории Восточной Польши, названой в советских документах «Западной Беларусью» я уважаемый читатель, в этой и последующих частях хочу вам представить НКВД  БСС так сказать  в лицах и без грима. 
         Говоря о «лицах» я имею в виду биографии наркомов и начальников областных управлений НКВД БССР которые занимали свои посты с 1934 до 1941 годов. Чтобы через их судьбы документально точно показать какие и для чего вторглись в Польшу в 1939г. эти «освободители» да и какой «режим» они установили для гражданского населения.
        А руководители наркомата и областных управлений НКВД как раз и были теми «кадрами» руками которых насаждалась кровавая коммунистическая диктатура.

         Именно через их окровавленные руки и застенки, прошли в сентябре 1939 г. и 60 польских военнопленных.
         Пишу же  я эти строки в день 60-летия со смерти тирана И. Сталина. 
        И в Интернете особенно в его полностью подцензурном секторе. ru  и в первую очередь   благодаря  взятию под контроль компьютеров пользователей   так называемым  «Антивирусом Касперского» который по сути своей является «отмычкой»  для соответствующих служб  ФСБ РФ по отношении к любому  компьютеру подключённому  к сети Интернет,  если на нем установлен «Каспеский»,  сегодня можно наблюдать целую вакханалию под названием: 

          «Восстань из могилы великий Сталин! И наведи у нас порядок!!
          На, это остается неосталинистам, ответить одно.
          Если ваши дедушка и бабушка не сгинули в сталинских лагерях, то это не их заслуга, а недоработка НКВД СССР!
          И вот вам первый наглядный пример! 
         Он свидетельствует что даже если бы вы жили в те времена и вошли в партийную некоммунистическую. Элиты, никто в СССР за вашу жизни не  дал бы и ломаного гроша!

          И вы неразумные внуки и правнуки теперь хотите повторение этих событий????
          Но давайте от голословных утверждений возвратимся на время в БССР, по состоянию на 1934 год.
          И тут надо сказать, что белорусы еще не ожили после   зверств и разрухи Гражданской войны и жить было трудно и страшно.
           В постсоветской истории его называю годы «Большого террора в СССР».
          Но, все началось не в 1937 году, а на три года раньше! И главной предпосылкой «Большого террора» на котором были опробованы первоначальные методы несудебных репрессий в СССР было   убийство Кирова 1 декабря 1934 г.
        По мнению тогдашнего руководства СССР ( в первую очередь И. Сталина) , убийца Кирова Николаев Л. В. якобы действовал не по собственной инициативе, а был связан с остатками разгромленных в 1920-е годы внутрипартийных оппозиционеров, которые после своего вытеснения из легального поля якобы перешли к прямо террористическим методам (в настоящее время всё чаще начинает звучать версия «бытового» мотива убийства в порядке ревности и мести за своё увольнение; судя по своим дневникам, Леонид Николаев находился под влиянием советской литературы, прославлявшей революционный террор в царской России, и высказывал недовольство «бюрократическим перерождением» большевистской партии в 1920-е годы).
           Идеологической же основой для Большой Чистки 1937—1938 годов послужила разработанная самим Сталиным доктрина «усиления классовой борьбы по мере завершения строительства социализма», впервые высказанная им на пленуме ЦК ВКП(б) 9 июля 1928 года. 
          В остальном же террор опирался на уже сложившиеся ранее механизмы. Внесудебные «тройки» и «ревтрибуналы» широко применялись коммунистами во время Гражданской войны, а «образцом» для «московских процессов» стали показательные процессы 1922 года над эсерами и меньшевиками.
          1 декабря 1934 г. ЦИК СССР приняли постановление «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик» следующего содержания:
          Внести следующие изменения в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик по расследованию и рассмотрению дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти: 

1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней;
2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде;
3. Дела слушать без участия сторон;
4. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать;
5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора.

              Постановление ЦИК и СНК СССР 1 декабря 1934 г

      При расследовании дела об убийстве Кирова Сталин приказал разрабатывать «зиновьевский след», обвинив в убийстве Кирова Г. Е. Зиновьева, Л. Б. Каменева и их сторонников.
      Через несколько дней начались аресты бывших сторонников зиновьевской оппозиции, а 16 декабря были арестованы сами Каменев и Зиновьев.
       28-29 декабря 14 чело¬век, непосредственно обвинённых в организации убийства, были приговорены к расстрелу. 
      В приговоре утверждалось, что все они были «активными участниками зиновьев¬ской антисоветской группы в Ленинграде», а впоследствии — «под¬польной террористической контрреволюционной группы», которую возглавлял так называемый «Ленинградский центр».
      9 января 1935 г. в Особом совещании при НКВД СССР по уголовному делу «ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и других» были осуждены 77 человек. 
       16 января были осуждены 19 обвиняемых по делу так называемого «Московского центра» во главе с Зиновьевым и Каменевым. 

       В течение нескольких последовавших лет Сталин использовал убийство Кирова как повод для окончательной расправы с бывшими политическими противниками, возглавлявшими различные оп¬позиционные течения в партии в 1920-е годы или принимавшими в них участие. Все они были уничтожены по обвинениям в террористической деятельности.

      В закрытом письме ЦК ВКП(б) «Уроки событий, связанных с злодейским убийством тов. Кирова», подготовленном и разосланном на места в январе 1935, помимо предъявления Каменеву и Зиновьеву повторных обвинений в руководстве «Ленинградским» и «Московским центрами», которые являлись «по сути дела замаскированной формой белогвардейской организации», Сталин напоминал и об иных «антипартийных группировках», существовавших в истории ВКП(б) — «троцкистах», «демократических централистах», «рабочей оппозиции», «правых уклонистах» и др. Это письмо на местах следовало рассматривать как прямое указание к действию.
 
        26 января 1935 г. Сталин подписал постановление Политбюро о высылке из Ленинграда на север Сибири и в Якутию 663 бывших сторонников Зиновьева. 

      Одновременно 325 бывших оппозиционеров были переведены из Ленинграда на партийную работу в другие районы.

        Всего в январе-феврале 1935 в Ленинграде были арестованы 843 «зиновьевца». 

          По плану Управления НКВД по Ленинградской области (циркуляр от 27.02.1935 «о выселении контрреволюционного элемента из Ленинграда и пригородных районов в отдалённые районы страны») в течение одного месяца выселению из Ленинграда подлежали 5 тысяч семей бывших дворян и т. п. «бывших людей». 

        С 28 февраля по 27 марта 1935 г. были отправлены в ссылку 11 072 человек (4 833 глав и 6 239 членов семей), в том числе: бывших князей — 67, графов — 44, баронов — 106, бывших офицеров императорской и белой армий — 1177, священнослужителей — 218. 

        С 1.04.1935 г. началась новая операция, в ходе которой к 25 апреля было выселено ещё 5 100 семей (22 511 человек). Позднее до 15.06.1935 за пределы Ленинграда, погранзоны и 100 км режимной местности дополнительно было выслано свыше 8 тысяч человек. 

        В марте-апреле 1935 г. Особое совещание при НКВД СССР осудило ряд известных партийных деятелей (А. Г. Шляпников и др.), поддержавших в 1921 г. во время дискуссии по материалам X съезда партии платформу «рабочей оппозиции», по сфальсифицированному делу о создании «контрреволюционной организации — группы „рабочей оппозиции “».

           В январе-апреле 1935 г. органы НКВД «раскрыли» так называемое «кремлёвское дело», в рамках которого была арестована группа служащих правительственных учреждений в Кремле по обвинению в создании террористической группы, готовившей покушения на руководителей государства. 

       Началом «Большого Террора» было решение февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП (б) (23 -02.- 03.05 1937 г), в котором с докладом «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» выступил И.В. Сталин, повторивший свой известный вывод об обострении классовой борьбы. 

      Он заявил: «…чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться останки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее будут они идти на более острые формы борьбы, тем больше они будут пакостить Советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последние средства обреченных». 

        Главными врагами советского государства были объявлены троцкисты, превратившихся, по мнению Сталина, « …беспринципную и безыдейную банду вредителей, диверсантов, шпионов, убийств, работающих по найму у некоторых разведывательных органов». 

        Он призвал «в борьбе с современным троцкизмом» применять…» не старые методы, не методы дискуссий, а новые методы, методы выкорчевывания и разгрома»

       Фактически это была четко сформулированная перед НКВД СССР задача на уничтожение «врагов народа».

         В первую очередь были репрессированы те, кто принимал участие на этом пленуме. Из числа 72 выступивших, 52 человека высшего партийного и советского руководства были расстреляны. 
       В пост сталинском СССР период репрессий 1937—1938 гг. было принято называть «ежовщиной» по имени народного комиссара внутренних дел Н. И. Ежова.

      Массовые репрессии периода «ежовщины» осуществлялись руководством страны на основании «спущенных на места» Николаем Ежовым цифр «плановых заданий» по выявлению и наказанию т. н. «врагов народа».

       Согласно оперативному приказу от 30 июля 1937 г. № 00447 (п. 2 и 3 ч. II приказа), цифры на утверждение представлялись местными органами согласно имевшейся у них информации об опасности тех или иных лиц. В том числе особо выделялись уголовники. 

       Приказ № 00447 был следствием резолюции Сталина от 2 июля 1937 «Об антисоветских элементах».
        А всего в 1937-1938 гг. было арестовано более 1, 7 млн. человек, казнено более 700 тысяч. 
         В годы «Большого террора» резко увеличилось «население» лагерей, колоний и тюрем. В 1937 году количество заключенных увеличилось на 685 201 человек. 1 января 1939 года только по ИТЛ, ИТК и тюрьмах насчитывалось 2 022 976 заключенных

         2 июля 1937 года вышло Постановление Политбюро «Об антисоветских элементах». Этим постановлением ЦК ВКП (б) предложил «всем секретарям областных и краевых партийных организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и расстреляны в порядке административного проведения их дел через «тройки», а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД».

          «Тройки», как внесудебный орган были созданы 29 октября 1929 года циркуляром ОГПУ для предварительного рассмотрения следственных дел и доклада на судебных заседаниях. С 5 июля 1937 года «тройки» имели право выносить смертные приговоры. 

      В состав «троек» входили руководитель областного или краевого УНКВД, областные или краевые прокуроры, секретари крайкомов, обкомов). Персональный состав «троек» утверждал Политбюро ЦК. На заседании Политбюро были утверждены контрольные цифры на арест и расстрел врагов народа.

     Репрессии в годы Большого террора проводились планово! 

    Помните,  все жившие во временна  СССР,  ленинское  выражение « Социализм есть  учет и контроль»!
     В секретных указаниях партии, в приказах НКВД определялись сроки проведения отдельных операций, группы и категории населения, подлежащие арестам и расстрелам. Выделялись «лимиты» ---плановые цифры арестов и расстрелов по каждому региону. Изменения «контрольных цифр» в сторону увеличения должны были согласовываться с Москвой и получить одобрение.
         И тут самое время задаться вопросом «А как же с «ежовщиной» обстояли дела в Белоруссии? «
          И в качестве ответа на поставленный вопрос я предлагаю вам, уважаемый читатель ознакомится с биографией первого Наркоме внутренних дел БССР Замовского Л.М,( до этого полпреда ОГПУ по БССР — пред. ГПУ БССР) тому самому   «Почетному  чекисту» СССР,    которому принадлежит крылатая фраза 
  ” Попади ко мне в руки Карл Маркс, он бы тут же сознался, что был агентом Бисмарка”. 
         Сам же  НКВД Белорусской ССР  был образован 13 июля 1934 г. Приказом НКВД № 001) 
   ЗАКОВСКИЙ ЛЕОНИД МИХАЙЛОВИЧ   он же (ШТУБИС  ГЕНРИХ  ЭРНЕСТОВИЧ 

       (1894, усадьба Рудбаржи, Курляндская губ. — 29.08.1938, Москва). Родился в семье лесника. Латыш. В КП с 19131. Депутат Верховного Совета СССР 1 созыва. 
        Образование: 2 класса Либавского гор, училища, исключен 1909. 
        Жил с родителями; в доме Заковских была организована конспиративная квартира Либавской организации РСДРП; ученик ремесленника в частной медно-жестяной мастерской Ансона, г.Либава 1909—19112; матрос на пароходе «Курск» Русско-Восточно-Азиатского пароходства на линии Либава—Нью-Йорк 1911—1912; подмастерье в медно-механической мастерской Ансона, Либава 
       1912—1913; арестован и обыскан полицией 
       27.02.13 вместе с братом Фрицем Штубисом; через 3 дня освобожден под гласный надзор полиции; вновь арестован 06.11.13, 
       Содержался в Либавской, а с 29.11.13 в Митавской тюрьме; в постановлении нач. Курляндского губ, жандармского упр. от 01.12.13 указано, что Г.Штубис (Заковский) политически неблагонадежен и принадлежит к Либавской группе анархистов, виновным себя не признал;
       по решению Особого Совещания МВД от 03.01.14 выслан на 3 года под гласный надзор полиции в Олонецкую губ.; находился в ссылке в Олонецкой губ. 05.14—04.01.17; 
       по окончании ссылки прибыл в Петроград; от мобилизации в армию уклонился; в 02.17 принял участие в уличных боях; примкнул к Центру объединенных латышских групп РСДРП(б) Северного р-на Петрограда; 
       после 07.17 скрывался от властей; рабочий-металлист в кустарных мастерских, Петроград 02.17—07.17; 
       Рабочий на з-де «Скороход», Петроград 1917; член Красной гвардии Василеостровского р-на, участвовал с отрядом матросов в захвате петроградской телефонной станции 10.17; участвовал в боях под Гатчиной. 

         В органах ВЧК—ОГПУ—НКВД3: разведчик, нач. разведки и комендант ВЧК 12.17—03.18; особоуполн. президиума ВЧК на Западном, Южном и Восточном фронтах 03.18—1918; 
   нач. ОО Каспийско-Кавказского фронта 1918—01.19; 
   нач. осведомит. отд-я ОО МЧК 02.19—12.19; нач. ОО Одесской губ. ЧК 01.20—1920;

          член коллегии Одесской губ. ЧК 17.03.20—03.21; нач. СОЧ Одесской губ. ЧК 1920—03.21; пред. Подольской губ. ЧК 03.21—02.22; 
       нач. Подольского губ. отд. ГПУ 02.22—03.23; нач. Одесского губ. отд. ГПУ 06.03.23—01.08.25; уполн. ГПУ УССР по Молдавской АССР 27.11.24—04.25; 
        нач. Одесского окр. отд. ГПУ 01.08.25—27.10.25; полпред ОГПУ по Сибирскому краю 06.02.26—16.08.30;
        нач. ОО Сибирского ВО 06.02.26—08.30; полпред ОГПУ по Западно-Сибирскому краю 01.08.30—10.04.32;
       полпред ОГПУ по БССР — пред. ГПУ БССР 10.04.32—10.07.34; 
       нач. ОО ОГПУ—НКВД БВО 11.05.32—10.12.34;

      Нарком внутр. дел БССР 15.07.34—10.12.34; 
                                                     Примечания: 
     1 Партийный стаж вызывает сомнения, поскольку на основании данных царской охранки принадлежность Заковского к РСДРП не установлена. Однако официально партийный стаж Заковского не изменялся даже после его ареста. 
   2  В биографии, опубликованной газетой «Большевистская трибуна» (1937. 16 нояб.), дореволюционный период жизни Заковского освещался так: «За участие в революционной работе Леонид и его старший брат арестованы, брат сослан в Сибирь. 
    Леонид работал учеником в медно-жестяной мастерской, в 1909 г. арестован. С 1912 г. юнга и кочегар на пароходе «Курск»; работал на лесозаготовках, с 1913 г. подручный в мастерской; осенью 1913 г. арестован, сидел в Либавской тюрьме в одиночке, переведен в тюрьму г.Митавы, осужден и в январе 1914 г. сослан на 3 года в Олонецкую губернию. 
     С января 1917 г. в армии. От рабочих з-да «Скороход» лично сдал деньги В.И.Ленину на газету «Правда». Эта версия биографии Заковского противоречит данным охранного отделения (приведены нами в тексте биографии). 
      3    Деятельность Заковского в первые годы работы на «незримом фронте» в той же газете описана следующим образом: «Уполномочен от ВЧК составлять протоколы на торговые заведения, где производилась незаконная продажа хлеба, арестовывал бывшего военного министра Верховского и Рябушинского, ликвидировал бандитизм в Петрограде, был направлен ВЧК в Казань для ликвидации «Союза спасения Родины» под видом белого офицера, арестовал руководителя Союза генерал-майора Попова, в 1918 г. ликвидировал кулацкое восстание в Саратовской губернии, ликвидировал восстания в Астрахани и Рязани». 

Звание: комиссар ГБ 1 ранга 26.11.35. 

Дальнейшая служба:

нач. ОО ГУГБ НКВД ЛВО 12.34—17.11.35;
нач. УНКВД Московской обл. 20.01.38—

28.03.38; зам. наркома внутр. дел СССР 29.01.38—16.04.38; нач. Упр. ОО НКВД СССР 
28.03.38—20.04.38; нач. строительства Куйбышевского гидроузла НКВД СССР 20.04.38—30.04.38. 

Арестован 30.04.38; приговорен ВКВС СССР 29.08.38 по ст. 58-6, 58-8, 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян. 

Не реабилитирован. 

Награды: орден Красного Знамени (Прик. РВСР № 148) 1922; орден Красного Знамени 20.12.32; знак «Почетный работник ВЧК—ГПУ (V)» № 14; знак «Почетный работник ВЧК—ГПУ (XV)» 26.05.33; орден Красной Звезды 14.02.36; орден Ленина 25.06.37; медаль «XX лет РККА» 22.02.38. 
нач. УНКВД Ленинградской обл. 10.12.34—20.01.38; 

          Но, это как бы вежливо сказать очень краткая и до минимума, вихолощена кадровиками с НКВД - КГБ СССР биография. 

        Белорусские историки более точно изучили его биографию Заковского Л.М. (http://www.homoliber.org)
         И вот, что было установлено: 

         «Но, были и другие «успехи». На объединенном пленуме ЦК и ЦКК КП(б)Б, который проходил 17-20 февраля 1933 г., Л.Заковский, выступивший первым, сообщил участникам заседания о том, что подчиненные ему службы за период с мая 1932 по февраль 1933 года забрали из деревень и выслали за пределы БССР до 30 тысяч крестьян, которых, будто бы, подпольные шпионские и эсеро-«прищеповские» организации готовили к восстанию, намеченному на весну 1933 г. 
         Срыв хлебозаготовок – это, по словам Заковского, яркое свидетельство массовой контрреволюционной деятельности.
         Оперативные сводки, которые посылались в ЦК Компартии Беларуси из ГПУ, сообщали (как во время войны) о “раскрытии” контрреволюционных организаций и групп в руководящих земельных органах, МТС, совхозах, сельскохозяйственных научных и высших учебных заведениях, в Наркомземе, Трактороцентре. Число арестованных идет на сотни. 
         За утрату политической бдительности увольняются наркомы земледелия, просвещения, заменены их заместители, уволены многие ответственные работники аппарата. В Наркомпросе, например, уволили 12 ответственных работников; из Белгосиздата, подчиненного этому наркомату, - 16.
        В литературных объединениях и общественно-литературных журналах чистка проходила под лозунгом борьбы против проникновения в художественную литературу национал-демократических влияний.
        Классовые вылазки враждебных элементов находят “на фронте белорусской художественной литературы”. 
        Творческая интеллигенция подвергается репрессии на всех уровнях. В одной только Белорусской Академии наук было “вычищено” более 60 научных сотрудников. Репрессиями охватываются те отрасли, которые не успели «охватить» предшественники Л.Заковского в области террора собственного населения республики Г.Рапопорт и С.Реденс.
          В апреле 1933 г. за подписью Л.Заковского на стол заместителя председателя ОГПУ СССР Генриха Ягоды легла   секретная телеграмма. 
          В ней сообщалось о ликвидации в БССР контрреволюционной диверсионно-шпионской организации в области животноводства. 
          Она, оказывается, охватила своей деятельностью весь центральный и низовой аппарат Наркомата земледелия, а также сеть высших учебных заведений, большинство совхозов и ряд колхозов республики.
           “Своей ближайшей задачей разветвленное подполье считало уничтожение поголовья колхозных лошадей, молочного и мясного продуктивного скота, а окончательной - свержение советской власти вооруженным путем с последующим установлением буржуазно-демократического строя”.
         В телеграмме отмечалось, что руководство деятельностью организации осуществлялось политическим центром, находящемся в  Наркомземе,  во главе с заместителем наркома Масюковым. Организация имела связь с подпольем в Белтрактороцентре и с Польским генеральным консульством в Минске. 
         По мнению Л.М.Заковского, организацию возглавлял директор Витебской биофабрики, заведующий кафедрой Витебского бактериологического института профессор В.Крылов, который якобы имел тесные контакты с директором Московского института болезней свиней Р.А.Ционом и подчиненной ему контрреволюционной организацией. 
          Путем пыток, угроз и шантажа Крылова были добыты показания на 51 человека.
          По своему составу они распределялись следующим образом: профессоров – 8  человек, научных сотрудников – 6,  ветеринарных врачей – 156, служащих Наркомзема – 11,  зоотехников – 8,  агрономов – 1, представителей  других профессий – 2.  

           После целенаправленной “разработки” арестованных были получены сведения еще на 32 человека, которых также арестовали.

          В 1933 г. в официальной пропаганде БССР официально объявлялось, что, если в масштабе СССР и ВКП(б) главной опасностью остается великодержавный русский шовинизм, то в БССР главную опасность представляет «местный национализм, который смыкается с империалистическими интересами».

          Сфабриковав в 1933 г. очередное дело «контрреволюционной повстанческой и шпионско-диверсионной организации», Л.Заковский и его сотрудники придумали ей название: “Беларускi нацыянальны цэнтр” (“БНЦ”).  
              Согласно версии ОГПУ, “БНЦ” была создана в сентябре 1932 г. проникшими в БССР деятелями национально-освободительного движения в Западной Беларуси  С.А.Рак-Михайловским, П.В.Метлой,  М.П.Бурсевичем,  И.С.Дворчанином,  Ф.И.Волынцом,  П.П.Волошиным,  И.Е.Гавриликом  и другими. 

          Цель, которую якобы ставил этот «центр», была глобальной: свержение в БССР советской власти путем вооруженного восстания при военной поддержке Польши и создание Белорусской буржуазно-демократической республики под протекторатом Польши.

          В августе-ноябре 1933 г. органы ОГПУ “обнаружили” ячейки “БНЦ” в Госплане БССР, наркоматах просвещения, здравоохранения, связи, Академии наук, БГУ, Белорусской сельскохозяйственной академии, Союзе писателей, Белорусском военном округе и др. «БНЦ» охватило своим движением, оказывается, 9 городов и 25 районов республики. 
          Следствие “раскрыло” 59 “повстанческих” ячеек, 19 диверсионных групп, 4 террористические группы, 20 шпионских ячеек и резидентур, филиалы в Горках, Березино, Гомеле, молодежную организацию. 
         Подробности дела раскрыла 10 декабря 1933 г. редакционная статья газеты “Звязда” “За бальшавiцкую  нацыянальную  палiтыку!” 

         Основная концепция строилась на том, что ядро организации составляли лица, прибывшие из Западной Беларуси в качестве политэмигрантов и пользовавшиеся  репутацией честных революционных борцов. 

          На деле же они оказались предателями, переброшенными в БССР с целью “провокаций и шпионажа”. 
         Фамилии в газете еще не назывались – их обнародовали в постановлении декабрьского (1933) объединенного пленума ЦК и ЦКК КП(б)Б. Перечислялись бывшие известные деятели Компартии Западной Белоруссии и западно-белорусского национально-освободительного движения, узники польских тюрем и концлагерей, которые стали членами Компартии Беларуси и работали в разных учреждениях:
       С.А.Рак-Михайловский был директором Белгосмузея, П.П.Волошин – помощником заведующего Государственной библиотеки, А.Г.Капуцкий – заведующим сектором печати ЦК КП(б)Б, П.В.Метла – председателем комиссии по изучению Западной Беларуси БАН, И.Е.Гаврилик – заведующим сектором контроля и исполнения Наркомпроса БССР, И.С.Дворчанин – заместителем  директора Института языкознания БАН. 

        Всего по делу “БНЦ” был репрессирован 161 человек, из них 97 было осуждено в 1934 г. Часть расстреляли, оставшиеся в живых были отправлены в Соловецкие лагеря (Архангельская область), Коми АССР. 
       (На протяжении 1950 х гг. все, кто проходил по этому  делу, были реабилитированы «из-за отсутствия в их действиях состава преступления».
          Деятельность Л.Заковского, на постах председателя ГПУ и наркома внутренних дел БССР получила полное одобрение и поддержку со стороны наркома НКВД СССР Г.Ягоды и самого И.Сталина: 
           10 декабря 1943 г. ему поручили престижный в то время в системе НКВД СССР пост начальника УНКВД Ленинградской области, а спустя три дня – одновременно и пост начальника Особого отдела (контрразведки) Главного управления государственной безопасности НКВД СССР по Ленинградскому военному округу.
          Вступив в должность, Л.Заковский немедленно перетащил к себе бывших своих сослуживцев из других регионов страны, расставив их на ключевые посты.
         Своим заместителем он сделал Натана Евновича Шапиро-Дайховского, уроженца мест. Деречин Слонимского уезда Гродненской губернии, с которым он работал еще в Белоруссии.

         Тот стал известен в чекистских кругах по крылатому выражению: «Бить по мелочам!», имея в виду, что в ходе массовых репрессий наверняка может всплыть и что-нибудь крупное. 

  Справка:  Натан Евнович Шапиро-Дайховский  (1901, местечко Деречин Слонимского уезда Гродненской губернии — 29 августа 1938 (расстрелян)). Почетный работник ЧК-ГПУ, старший майор Государственной Безопасности, кавалер орденов Ленина и Красной Звезды, член КПСС с декабря 1924 года.
                 Биография
Происходит из семьи столяра.
    Образование: 2 класса 4-классного городского училища в городе Слоним.
Работал: каменщиком на строительстве шоссейных дорог в Деречине в 1913—06.1920.
    С 1920 — секретный сотрудник (сексот) ЧК (завербован уполномоченным Особого отдела 15-й армии Карлом Тениссоном, впоследствии наркомом внутренних дел Карелии).

   С июня по сентябрь 1920 — начальник Слонимской уездной милиции.
Перешел на штатную работу в Особый Отдел 16-й армии, пограничных особых отделениях Западного фронта. Затем на службе в Витебском губернском отделе ОГПУ, полномочном представительстве (ПП) ОГПУ по Западному фронту. В 1924 года — начальник контрразведывательного отдела (КРО) ПП ОГПУ по Западному фронту.

    В 1925 — уполномоченный Особого Отдела Западного фронта. После возглавил контрразведывательное отделение Особого отдела Западного фронта,

     Особый Отдел 11-го стрелкового корпуса, Отдел контрразведки (КРО) Смоленского губернского отдела ГПУ, 4-го и 2-го отделений КРО ПП ОГПУ по Белорусскому военному округу (БВО). В 1930 году помощник и замначальника ОО ПП ОГПУ по БВО.

     В 1934—1935 — начальник Особого и Инистранного отделов УГБ НКВД БССР.
     С января 1935 в Ленинграде — заместитель начальника и начальник ОО УГБ УНКВД Ленинградской области (по совместительству начальник ОО Ленинградского военного округа).
     С декабря 1936 — начальник КРО (3-го отдела) УГБ и помощник (с июля 1937 — заместитель) начальника УНКВД Ленинградской области.

    С марта 1938 — заместитель начальника 2-го управления (Управления особых отделов) НКВД СССР (одновременно начальник 5-го отдела того же управления).
14 апреля 1938 года арестован, расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 29 августа того же года.
       Впоследствии не реабилитирован.
         Государственные награды и звания
Орден Ленина (1937)
Орден Красной Звезды (1936)
Орден Трудового Красного Знамени БССР (№ 102, 1932)
Знак Почётный  чекист (дважды)
         Не, случайно его подпись можно обнаружить на большинстве постановлений о расстрелах.
         Тепрь снова о  Л. Заковском. Он  развернул в Ленинграде беспрецедентный террор, превосходивший даже “мероприятия” Г.Е. Зиновьева. 

        Только за 28 дней в январе-марте 1935 г. были “изъяты” из города 11 072 человека “бывших”. 
        Под его руководством проводились аресты, а затем и расстрелы партийно-хозяйственного актива Ленинграда. Одновременно было арестовано еще большее количество представителей “эксплуататорских классов”. 
        По ряду воспоминаний, именно Заковскому принадлежит фраза: 
       ” Попади ко мне в руки Карл Маркс, он бы тут же сознался, что был агентом Бисмарка”. 
        Всего, по приблизительным подсчетам, в Ленинграде в 1934-1938 гг. были расстреляны около 45 тыс. человек. 

       Выступая 10 июня 1937 г. на Ленинградской областной партийной конференции, Заковский сказал: «Мы должны уничтожить врага до конца. И мы его уничтожим».
      26 ноября 1935 г. Л.Заковскому было присвоено звание комиссара государственной безопасности 1-го ранга, что соответствовало современному званию генерала армии или маршала рода войск. 
       Г.Ягоде Заковский был обязан всем, но когда его «шеф» был арестован и попал на скамью подсудимых, он его «сдал». 
       3 марта 1937 г. на утреннем заседании процесса он показал: «Неверно, что у Ягоды были связаны руки и он не мог управлять аппаратом государственной безопасности… В нашем аппарате в течение нескольких лет отсутствовали партийность, большевистские принципы, и на этой почве создавались интриги, склоки, подбор своих людей…»

      Ежов и Сталин использовали Заковского для выполнения особо секретных заданий и “деликатных поручений”, в частности, по подготовке процесса над маршалом Тухачевским и другими военачальниками Красной Армии летом 1937 г.  Р.Бракман в своей книге “Секретная папка Иосифа Сталина. Скрытая жизнь” (М., 2004) отмечает:

“...Гитлер… распорядился изготовить компрометирующие Тухачевского документы и подбросить их Сталину... Помощник Гейдриха Беренс поехал в Прагу, чтобы передать их президенту Чехословакии Бенешу, но тот поблагодарил и направил его к Израиловичу, работнику советского посольства в Берлине... 
     Беренс показал Израиловичу два документа за подписью Тухачевского и предложил доставить остальные. Израилович поинтересовался ценой, но Беренс только передернул плечами. Через несколько дней Израилович пригласил к себе Беренса и познакомил его с приехавшим из Москвы Леонидом Заковским, который сказал, что представляет Ежова. Заковский просмотрел все документы и спросил о цене. 
      Гейдрих, желая поднять престиж этих документов в глазах Сталина, дал Беренсу указание просить 3 млн. рублей, “но если они будут настаивать на меньшей цене, вы можете ее сбавить”. Заковский кивком головы дал свое согласие, и в начале мая (1937 г. – Э.И.) 15 фальшивок были в руках Сталина (3 млн. рублей в крупных купюрах способствовали провалу немецких шпионов, поскольку серийные номера банкнот были известны НКВД)”.

   В октябре 1937 г. Партиздат при ЦК ВКП(б) издал миллионным тиражом брошюру Л.М.Заковского под грозным названием “Шпионов, диверсантов и вредителей уничтожим до конца”. 

    По этой книжке в то время проводили занятия молодых следователей системы НКВД.
   С 20 января 1938 г.  Леонид Заковский работает начальником УНКВД Московской области, а через девять дней его одновременно назначают на очень высокий пост заместителя наркома внутренних дел СССР Николая Ежова.

   28 марта 1938 г.  к этому высокому посту прибавилась еще должность начальника Управления Особых отделов НКВД СССР.

    Да и было за что продвигать! Это ведь по личному поручению Сталина и Ежова 17 февраля 1938 г. в кабинете 1 го заместителя наркома внутренних дел СССР М.П.Фриновского  Заковский при помощи сотрудника НКВД СССР майора госбезопасности М.С.Алехина отравил шефа советской внешней разведки  А.А.Слуцкого.

    Ягода, Ежов и Сталин высоко ценили “заслуги” Леонида Заковского: 
    Он был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалью 20 лет РККА”, двумя знаками “Почетный работник ВЧК-ГПУ”. В 1937 г. этот “пламенный борец со шпионами” был “избран” депутатом Верховного Совета СССР. 

    Но, вот далее римская богиня Фортуна очевидно изменила Заковскому? 

   «В апреле 1938 г. он уже не был нужен ни Сталину, ни тем более Л. Берии и  был снят со всех постов и направлен начальником строительства Куйбышевского гидроузла НКВД СССР, а 30 апреля - арестован по обвинению в “шпионаже и участии в деятельности правотроцкистской организации”. 

    Судом Заковский был признан виновным в том, что “являлся агентом германской и польской разведок, передавал им сведения об экономическом положении СССР и боеспособности Красной Армии, оберегая от разоблачения агентуру спецслужб, а также входил в правотроцкистскую организацию и проводил провокационную и вредительскую деятельность”.

   На предварительном следствии Л.Заковский признал себя виновным, но в суде от этих показаний отказался. 
   Тем не менее, 29 августа 1938 г. Военной коллегией Верховного суда СССР он был приговорен к высшей мере наказания. 
   Приговор был приведен в исполнение в тот же день.
   Родственникам Л.Заковского было отказано в его реабилитации».
  
  Да,  Бандерлоги,  то есть совки, вы и теперь готовы  кричать 
  Да здравствует великий Сталин! ?

(конец ч.2)
Все фото к этой части находятся тут:
http://h.ua/story/373329/

 Комментарии

Комментариев нет