РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Западная Белоруссия под властью НКВД СССР ч. 8

2774 просмотра

Вторжение войск Белорусского особого военного округа РККА в Восточную Польшу

   ч.8
    Вторжение  войск  Белорусского  особого  военного  округа  РККА 
в Восточную Польшу

       Начиная с этой части, мы уважаемый читатель, собственно и приступаем наконец к исследованию вопроса о судьбах польских военнослужащих взятых в плен войсками РККА в сентябре 1939 г.
       А их, общее число, как было установлено на основе   рассекреченных документов СБ Украины украинскими историками, (а не из своих личных и зачастую субъективных оценок проведённых другими независимыми  историками) составило 60,2 тыс. человек, из  которых  было   2,1 тыс. офицеров.

        Но, главным трофеем для СССР были не эти, несчастные польские военнослужащие, а геополитический рывок  совершенный СССР на Запад.
        Именно тогда под    власть СССР попали несколько миллионов   белорусов, поляков, евреев и латышей из числа мирных граждан независимого государства Речи Посполитой. 
         До этого, они мирно, может быть и не все ( в экономическом плане), хорошо  но спокойно жили в  восточных воеводствах Речи Посполитой.

        В результате так называемого «объединения» (или вернее будет сказать АНЕКСИИ  территории Польши), общая площадь БССР составила 225,7 тыс. км, а население — 10,2 млн человек. 
         Кстати до этого термин «Западная Белоруссия» нигде в историко-географическом плане не употреблялся. И был придуман, только в СССР в связи с территориальными претензиями к Литве и Польше!

           А я ещё хочу напомнить, что до аннексии польских территорий, в БССР было около  всего 4.9 мил, человек!
          «Западная Белоруссия» была разделена на 5 областей — Барановичскую, Белостокскую, Брестскую, Вилейскую и Пинскую.

           Так у НКВД СССР в лице его белорусского Наркомата, вновь появился невиданный ранее  по  размаху  и объёму  « кровавой работы» из  выявления новых  врагов СССР!

          И тут лучше, чем в свое время написал И. Тольков, если эти слова перенести на   событиях 17 сентября 1939 г. не скажешь…

Разверзлись с треском небеса, 
И с визгом ринулись оттуда 
Срубая головы церквям 
И славя красного царя, 
Новоявленные иуды. 

Тебя  ( Речь Посполитая –автор)связали кумачом 
И опустили на колени, 
Сверкнул топор над палачом, 
А приговор тебе прочел 
Кровавый царь-великий...гений. 


            И первыми в Восточную Польшу, вслед за войсками РККА,  буквально на солдатских плечах, прибыли сотрудники НКВД СССР.
            А вы уважаемый читатель, из числе тех кто прочитал все предыдущие части этой работы, уже сами знаете, что это были за НЕЛЮДИ!
 
          Так же я, в предыдущих частях, на примере 5 наркомов внутренних дел   БССР, я уже надеюсь достаточно показал, что   собой представляли   и    сами    высшие   кадры УНКВД БССР с 1934 - 1939 года. 
        А если была бы реальная возможность описать что творилось в районных отданиях НКВД БССР с 1934 по 1941 года, то тогда бы мировому сообществу пришлось бы если собирать новый Нюренбергский процесс для СССР, то предать дело в Гаагский трибунал  по военным преступлениям!

         А возвращаясь же к событиям   сентября 1939 г., надо сказать, что сотрудники УНКВД БССР подгоняемые с Москвы,  сумели   быстро сформировать  свои структуры на новых территориях и начали «привычную» для них работу по выявлению и уничтожению:

       Контрреволюционеров, шпионов, диверсантов и вообще всех тех лиц, которые по советским меркам можно было подвести под обобщающую характеристику «врага народа».

                              А вот и подтверждающие мои слова документы:
№ 1 
Приказ НКВД СССР № 001337 
«Об организации органов НКВД Западной Белоруссии»

2 ноября 1939 г. Сов. секретно 

В соответствии с решением Верховного Совета Союза ССР о включении Западной Белоруссии в состав Союза ССР с воссоединением с Белорусской ССР, приказываю: 
1. Организовать: 
а) Управление НКВД по Белостокской области, с дислоцированием в г. Белостоке; подчиненные ему городской и уездный отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 1; 
б) Управление НКВД по Новогрудской области, с дислоцированием в г. Новогрудок; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 2; 
в) Управление НКВД по Пинской области, с дислоцированием в г. Пинске; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 3; 
г) Управление НКВД по Вилейской области, с дислоцированием в г. Вилейки; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 4. 
2. Утвердить объявляемые в приложении временные штаты перечисленных выше Управлений НКВД с подчиненными им органами НКВД. 
3. В отмену существующих объявляются в приложении новые штаты 2,3,5 и 7 отделов УГБ, 1 и 3 отделов ЭКУ, Водного отдела, 3 Транспортного отдела, Следственной части, 1 Спецотдела, 
Отдела кадров и аппарата Особо уполномоченного НКВД Белорусской ССР.

4. Укомплектование вновь организованных органов НКВД произвести за счет 650 человек, ранее посланных в Западную Белоруссию, некомплект остающихся 315 человек оперативного состава покрыть за счет:
        Действующего кадра сотрудников НКВД республик, 
        УНКВД краев-областей — 100 человек, согласно объявляемой разверстки;
        Особых органов НКВД БВО — 150 человек и погранотрядов НКВД -65 человек. 

( В общем   как говорится в пословице «С миру по нитке ,а была собрана  очевидно  «элитная  команда  палачей»!-автор)

      5. Народному комиссару внутренних дел Белорусской ССР — старшему майору государственной безопасности тов. Цанава произвести расстановку личного состава по объявляемым штатам. 
      Расстановку представить в Отдел кадров НКВД СССР на утверждение. 
Всех лиц, ранее направленных для работы в органах НКВД Западной Белоруссии, считать на постоянной работе, в соответствии с чем этим сотрудникам командировочные вознаграждения отменить. 

7. Моему заместителю — комиссару государственной безопасности 3-го ранга тов. Круглову направить в распоряжение тов. Цанава на укомплектование административно-хозяйственных должностей органов НКВД Белоруссии 20 человек на должности секретарей отделов и 50 чел. машинисток. 
       Вахтерский и комендантский состав в количестве 137 человек тов. Цанава выделить из личного состава батальонов погранвойск НКВД, приданных оперативным группам НКВД БССР. 
Приложения разослать по принадлежности. 

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия 

   (Ну, и пару слов в отношении  «вахтерского и комендантского состава».  Это не просто сторожа или завхозы при НКВД! )

            Это и есть, как раз те нелюди, что осуществляли в Белоруссии массовые казни заключенных!

                            Сов. секретно 
Приложение к приказу НКВД СССР № 001337-1939 г.
Перечень № 1 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Белостокской области
1. Белостокский городской отдел НКВД. 
2. 2. Высоко-Мозовецкий уездный отдел НКВД. 
3. 3. Вельский уездный отдел НКВД. 
4. 4. Сокольский уездный отдел НКВД. 
5. 5. Гродненский уездный отдел НКВД. 
6. 6. Ломженский уездный отдел НКВД. 
7. 7. Волковыский уездный отдел НКВД. 
8. 8. Щучинский уездный отдел НКВД. 
9. 9. Августовский уездный отдел НКВД. 

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР 
Капитан госбезопасности Бабкин 

      Сов. секретно 

Приложение к приказу НКВД СССР № 001337-1939 г. 

Перечень № 2 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Новогрудской области
1. Щучинский уездный отдел НКВД. 
2. Воложинский уездный отдел НКВД. 
3. Столпецкий уездный отдел НКВД. 
4. Барановичский уездный отдел НКВД. 
5. Несвижский уездный отдел НКВД. 
6. Слонимский уездный отдел НКВД. 
7. Лидский уездный отдел НКВД. 

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР 

Капитан госбезопасности Бабкин 

             Сое. секретно 
Приложение к приказу НКВД СССР № 001337-1939 г. 

Перечень № 3 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Пинской области
1. Камень-Каширский уездный отдел НКВД. 
2. 2. Столинский уездный отдел НКВД. 
3. 3. Дрогичинский уездный отдел НКВД. 
4. 4. Кобринский уездный отдел НКВД. 
5. 5. Косовский уездный отдел НКВД. 
6. 6. Лининецкий уездный отдел НКВД. 
7. 7. Брест-Литовский уездный отдел НКВД. 
8. 8. Пружанский уездный отдел НКВД. 
9. Начальник 15отделения ОК НКВД СССР 
Капитан госбезопасности Бабкин 

Сов. секретно 
Приложение к приказу НКВД СССР № 001337-1939 г. 

Перечень № 4 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Вилейской области
1. Свентянский уездный отдел НКВД. 
2. 2. Диснянский уездный отдел НКВД. 
3. 3. Ошмянский уездный отдел НКВД. 
4. 4. Браславский уездный отдел НКВД. 
5. 5. Поставский уездный отдел НКВД. 
6. 6. Молодеченский уездный отдел НКВД. 
7.
Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР 
Капитан госбезопасности Бабкин 
ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 526, Л. 206–212, подлинник. 


             № 3 
Приказ НКВД СССР № 001441 

«Об организации УНКВД по Брест-Литовской области Белорусской ССР»


29 ноября 1939 г. Сов, секретно 

1. В дополнение к приказу НКВД СССР № 001337 от 2 ноября 1939 года[8] организовать Управление НКВД по Брест-Литовской области Белорусской ССР, с дислоцированием в городе Брест-Литовске, по объявляемым штатам. 

2. Подчинить Управлению НКВД по Брест-Литовской области Пружанский и Кобринский уездные отделы НКВД, одновременно исключив их из подчинения УНКВД по Пинской области. 
3. Брест-Литовский уездный отдел НКВД Пинской области расформировать. Приложение разослать по принадлежности. 

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР 
Комиссар государственной безопасности 3-го ранга Круглов 

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1а, Д. 37, Л. 119, типографский экземпляр.

      Ну, а пока чекисты собраные с миру по нитке, едут на свои новые  «рабочие места» во вновь возданных областных и районных подразделениях УНКВД БССР, нам   пора посмотреть  на то, что же, в это время делала Рабоче-крестьянская Красная Армия? 

    Когда? Где и Кого она брала в плен?

     Ну, а в послевоенной истории СССР, все эти события получили название как «Польский поход РККА»!

     Кратко о нем можно сказать так.

      «Польский поход РККА (17 сентября — 29 сентября 1939 года) — военная операция Рабоче-крестьянской Красной армии в восточных областях Польской Республики, вошедших в её состав по итогам Рижского мирного договора 1921 года, и в Виленском крае, преобразованном в Виленское воеводство, находившемся под управлением Польши с 1923 года». 

       Фактический это был еще один раздел Польши.  Только в этот раз, вместо Российской империи в нем принял участие СССР и Германия.
        Само « присоединение Западной Украины и Западной Белоруссии»   (на тот момент Восточной Польши) с соответствующими республиками СССР   осуществлялись в соответствии с секретным протоколом к Договору о ненападении между Германией и СССР!

       А пока Германия воевала с Польшей, советские дипломаты напустив вокруг себя дипломатическую дымовую завесу, быстро сговорились Германией о разделе Польши и в РККА были отправлены соответствующие приказы для проведения мобилизации и др. мероприятий.

          На их основе, войска БОВО и начали военные приготовления для вторжения в Польшу.

          14 сентября Военным советам БОВО (командарм 2-го ранга М. П. Ковалев, дивизионный комиссар П. Е. Смокачев и начштаба комкор М. А. Пуркаев) и КОВО (командующий войсками округа С. К. Тимошенко, члены ВС В. Н. Борисов, Н. С. Хрущев, начальник штаба комкор Н. Ф. Ватутин) направляются директивы Народного комиссара обороны СССР Маршала Советского Союза К. Ворошилова и Начальника Генерального штаба РККА — командарма I ранга Б. Шапошникова 

за № 16633 и 16634 соответственно «О начале наступления против Польши».

Директива для БОВО
№ 16633
Приказываю:
1. К исходу 16 сентября 1939 г. скрытно сосредоточить и быть готовым к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника:

а) Полоцкая группа — командующий Витебской армейской группой комкор тов. Кузнецов, в составе 50-й и 5-й стр. дивизий, 27-й стр. дивизии, 24-й кав.дивизии, 25-й и 22-й танк. бригад 205-го и 207-го корп. артполков сосредоточить в двух группах:
1) в районе Ореховно, Ветрино и
2) в районе Березино, Лепель.

Задача — отбрасывая противостоящие войска противника от латвийской границы действовать в общем направлении на ст. Свенцяны и к исходу 17 сентября выйти на фронт Шарковщизна, Дуниловичи, Куренец; к исходу 18 сентября овладеть районом Свенцяны, Михалишки. Впредь до выдвижения резервов армии обеспечивать свой правый фланг. В дальнейшем иметь в виду овладение Вильно.

б) Минская группа — командующий группой — командир 3-го кав. корпуса комдив тов. Черевиченко, в составе 2-й и 100-й стр. дивизий, 7-й и 36-й кав. дивизий, 6-й танк бригады, 73-го и 152-го корп артполков в районе Изяславль, Городок.
Задача — мощным ударом прорвать фронт противника и наступать в направлении на Ошмяны, Лида и к исходу 17 сентября выйти на фронт Молодечно, Воложин, к исходу 18 сентября овладеть районом Ошмяны, Ивье. В дальнейшем иметь в виду оказать содействие Полоцкой группе в овладении г. Вильно, а остальными силами наступать на г. Гродно.

в) Дзержинская группа— командующий группой — командующий КалВО комкор тов. Болдин, в составе 13-й и 4-й стр.дивизий, 6-й, 4-й и 11-й кав. дивизий, 15-го танк. корпуса, 130-го и 156-го корп. артполков в районе Кайданов, Узда, ст. Фаниполь.

Задача — мощным ударом по войскам противника разгромить их и решительно наступать в направлении на Новогрудок, Волковыск и к исходу 17 сентября выйти на фронт Делятичи, Турец; к исходу 18 сентября выйти на р. Молчадь на участке от её устья до м. Молчадь. В дальнейшем иметь в виду наступление на Волковыск с заслоном против г. Барановичи.

г) Слуцкая группа — командующий группой — командующий Бобруйской армейской группой комдив тов. Чуйков, в составе 8-й стр.дивизии 29-й и 32-й танк[овых] бригад в районе Грозов, Тимковичи, Греск.

Задача — действовать в направлении на г. Барановичи и к исходу 17сентября выйти на фронт Снов, Жиличи.

2. Действия групп должны быть быстры и решительны, поэтому они не должны ввязываться во фронтальные бои на укрепленных позициях противника, а, оставляя заслоны с фронта, обходить фланги и заходить в тыл, продолжая выполнять поставленную задачу.

3. Разграничительная линия с войсками Киевского особого военного округа — устье р. Словечна, Домбровица, Влодава, Коцк и далее по р. Вепрш до её устья все для Белорусского особого военного округа исключительно.

4. Граница наших действий по глубине устанавливается — м. Дрисса и далее граница с Латвией, Литвой и Восточной Пруссией до р. Писса, р. Писса до впадения её в р. Нарев, левый берег р. Нарев от устья р. Писса до впадения её в р. Буг, правый берег р. Буг от впадения р. Нарев до её устья, правый берег р. Висла от устья р. Буг до устья р. Вепрш.

5. Войскам групп решительное наступление с переходом государственной границы начать на рассвете 17 сентября.

6. Авиационные части округа рассосредоточить на оперативные аэродромы в полной боевой готовности. По действиям авиации задачи ставятся командованием округа.

7. Сосредоточение групп прикрыть сильной истребительной авиацией и зенитной артиллерией. Наступление вести под прикрытием истребителей во взаимодействии с бомбардировочной, штурмовой авиацией. Избегать бомбардировки открытых городов и местечек, не занятых крупными силами противника.

8. Организовать бесперебойное снабжение групп БОВО всеми видами довольствия, не допуская никаких реквизиций и самовольных заготовок продовольствия и фуража в занятых районах.
9. Получение директивы подтвердить и план действий представить нарочным к утру «17» сентября.
БОВО (командарм 2-го ранга М. П. Ковалев, дивизионный комиссар П. Е. Смокачев и начштаба комкор М. А. Пуркаев)

       Теперь я подаю более подробные данные, по каждой из вышеназванных «военных групп» БОВО.
    Они нужны как для характеристики вторжения в Польщу, так в принципе и для лиц интересующихся версией В. Суворова, о том, что СССР пытался первым напасть на Германию. 
     И в этом смысле «Польский поход» был как бы «генеральной репетицией похода на Германию А. Гитлера! И он показал И. Сталину, что СССР не готов к войне!

         Полоцкая группа (она же Витебская армейская группа, затем — 3-я армия); командующий комкор В. И. Кузнецов:

4-й стрелковый корпус
50-я стрелковая дивизия
27-я стрелковая дивизия
5-я стрелковая дивизия
24-я кавалерийская дивизия
22-я легкотанковая бригада (Т-26)
25-я легкотанковая бригада (Т-26)
Действия группы поддерживала авиационная группа (всего 136 самолётов) в составе:
15-й истребительный авиаполк (И-16)
5-й легкобомбардировочный авиаполк (Р-5/Р-Z)
6-й легкобомбардировочный авиаполк (Р-5/Р-Z)
4-я истребительная эскадрилья (И-15 бис)
10-я истребительная эскадрилья (И-15 бис)
4-я дальне разведывательная эскадрилья (СБ)

       Минская группа (она же Минская армейская группа, затем — 11-я армия); командующий комдив Н. П. Медведев:
16-й стрелковый корпус
2-я стрелковая дивизия
100-я стрелковая дивизия
3-й кавалерийский корпус
7-я кавалерийская дивизия
36-я кавалерийская дивизия
6-я легкотанковая бригада (БТ-7)

        Дзержинская группа (она же Дзержинская конно-механизированная группа); командующий комкор И. В. Болдин
5-й стрелковый корпус
4-я стрелковая дивизия
13-я стрелковая дивизия
6-й кавалерийский корпус
4-я кавалерийская дивизия
6-я кавалерийская дивизия
11-я кавалерийская дивизия
15-й танковый корпус
2-я легкотанковая бригада (223 БТ-7, 30 бронеавтомобилей (БА))
27-я легкотанковая бригада (234 БТ-7, 31 БА)
20-я моторизованная стрелково-пулемётная бригада (61 БА)
          Фронтовой резерв
21-я тяжёлая танковая бригада (98 Т-28, 30 БТ-7, 10 ХТ-26 и 19 БА) — двигалась во втором эшелоне.

       Слуцкая группа — (она же Бобруйская армейская группа, затем 4-я армия)); 
Командующий комдив В. И. Чуйков
8-я стрелковая дивизия
29-я легкотанковая бригада (Т-26)
32-я легкотанковая бригада (Т-26)
23-й стрелковый корпус
52-я стрелковая дивизия
143-я стрелковая дивизия
Днепровская военная флотилия

         Второй эшелон (начало выступления 19 сентября)
10 армия
11 стрелковый корпус
6-я стрелковая дивизия
33-я стрелковая дивизия
121-я стрелковая дивизия

Пограничные войска БССР — командующий комбриг И. А. Богданов

        Для взаимодействия с армейскими группами было выделено 7 истребительных авиаполков (на И-16), 2 легкобомбардировочных АП (Р-5/Р-Z), 2 скоростных бомбардировочных полка (СБ), 2 штурмовых авиаполка (ДИ-6/Р-5) и 3 отдельные авиа эскадрильи (2 истребительные и разведывательная).
Всего по БОВО: 378 610 человек личного состава, 3167 орудий и 2406 танков. Уже в ходе боевых действий фронт получил дополнительно 3 стрелковых корпуса, 17 стрелковых дивизий и одну танковую бригаду.

       А вот тот противник, против которого выступила вышеперечисленная «советская армада»!

Польша
Группировке РККА противостояли весьма незначительные силы Корпуса Охраны Пограничья (КОП) под командованием бригадного генерала Вильгельма Орлика-Рюкермана:
Пограничный полк «Сарны»
Пограничный полк «Дубно»
Пограничный полк «Подолье»

         Всего 10 батальонов, 3 дивизиона и 1 кавалерийский эскадрон. Практически на один батальон КОП приходился целый корпус РККА. 
      И при всем этом польская армия какая покажу далее все же сумела организовать определенное сопротивление. 
      Но, в общей массе польские войска своим руководством и их приказами не вступать в бой с войсками СССР а отходить в Литву, Румынию и Болгарию деморализовали личной состав     польских войск.
      Если бы был отдан приказ сражаться до последнего патрона, а при невозможности - отступать леса и переходить к партизанской войте то еще неизвестно что бы в СССР получилось в этом «походе» в конечном итоге!


          В некоторых районах (Ровно, Тернополе и других) находились также отдельные польские подразделения, прибывшие на переформирование после тяжёлых боев с вермахтом. 

       В общей сложности около 10 дивизий пехоты неполного состава. 

       Всего же на 15 сентября в Восточных воеводствах, если считать и Украину находилось около 340 тысяч польских военнослужащих, 540 орудий и около 70 танков (из них 50 французских R-35 поступивших в июле 1939 года, 5 бронепоездов, Пинская военная флотилия, около 160 самолётов.

        Непосредственно на границе находилось до 25 батальонов и 7 эскадронов Корпуса Охраны Пограничья (КОП) — около 12 тысяч человек.

        Как показали дальнейшие события, в боевых действиях наиболее активное участие приняли подразделения КОП, жандармерии, осадников и военизированных организаций. 

        Основные польские силы (за исключением группы «Полесье») представляли собой преимущественно остатки разбитых немцами частей или формируемые территориальные дивизии.

           Интересна нам будет и реакция польских официальных лиц.
          Она поясняет почему даже при таком ограниченном, но вполне боеспособном и хорошо обученном состава польская армия не вступила в боевые действий с РККА!

          В 8 часов командир полка КОП «Подолье» подполковник М. Котарба доложил командованию, что «части советской армии перешли границу и заняли Подволочиск, Гусятин и Скала-Подольска.
         На Борщев движется кавалерия». 
         Начальник штаба главкома генерал бригады В. Стахевич доложил об этом Рыдз-Смиглы и после беседы с находившемся в Коломые министром иностранных дел Беком, не имевшим никаких известий из Москвы, приказал выслать в расположение советских войск парламентеров с вопросом, в каком качестве Красная армия перешла границу Польши. 

         Около 14 часов была получена телеграмма от командира гарнизона в Луцкегенерала бригады П. Скуратовича:
         «Сегодня в 6 часов границу перешли три советские колонны — одна бронетанковая под Корцем, другая бронетанковая под Острогом, третья кавалерии с артиллерией под Дедеркалами. 
           Большевики едут с открытыми люками танков, улыбаются и машут шлемами. 

        Около 10 часов первая колонна достигла Гощи. Спрашиваю, как мы должны поступить?»

        17 сентября польское руководство оказалось поставлено перед свершившимся фактом и, исходя из заявлений советского правительства и его ноты, полагало, что Красная армия вводится с целью ограничить зону германской оккупации.
        Главнокомандующий польской армией Рыдз-Смиглы вечером 17 сентября по радио отдал приказ следующего содержания:

        «Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей. 
       Задача для Варшавы и Модлина, которые должны защищаться от немцев, без изменений. 
Части, к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию. …
      Частям КОП и частям, прикрывавшим «румынское предмостье» — продолжать сопротивление.»

        Президент Польши Игнацы Мосьцицкий, находясь в городке Косов, обратился к народу.

        Он обвинил СССР в попрании всех юридических и моральных норм и призвал поляков «сохранять твёрдость духа и мужество в борьбе с бездушными варварами». 

         Мосьцицкий также объявил о переносе своей резиденции и всех высших органов власти «на территорию одного из наших союзников».

          Вечером 17 сентября он вместе с польским правительством во главе с премьером Фелицианом Складковским пересёк границу Румынии, а после в ночь с 17 на 18 сентября территорию Польши покинули и главнокомандующий Войском Польским маршал Эдвард Рыдз-Смиглы. 

          Также были эвакуированы 30 тысяч польских военнослужащих в Румынию и 40 тысяч — в Венгрию.  Под давлением Германии часть из них была интернирована.

            Но, это общая картина. А нам нужны детали и именно по Белоруссии!

     И вот как развивались действий войск БОВО по дням с 17 по 29 сентября 1939 г. 

            Нам это будет важно, чтобы подчитать сколько польских солдат и офицеров было взято во время боевых действий,  а сколько было взято в плен без оказания вооруженного сопротивления.

17 сентября
БОВО
          Полоцкая группа

        В 5 часов утра 17 сентября войска 4-го стрелкового корпуса и подвижной группы в составе 24-й кавалерийской дивизии и 22-й танковой бригады под общим командованием комбрига П. Ахлюстина перешли границу и при содействии пограничников уничтожили польскую пограничную стражу: были убиты 21 и пленены 102 польских пограничника.

      Наступавшие от Ветрино 5-я стрелковая дивизия и 25-я танковая бригада к вечеру через Плиссу подошли к северной окраине Глубокого.
       Наступавшие на направлении главного удара части подвижной группы в 8 часов заняли Докшицы, к 18 часам — Дуниловичи; дальнейшее продвижение танковые части остановились по причине отсутствия горючего. Пехотные соединения значительно отстали: 27-я стрелковая дивизия заняла в 12 часов Парафианово и подходила к р. Сервечь, а 50-я стрелковая дивизия заняла Крулевщизну. 
      Потери советских войск составили 3 человек убитыми, 24 ранеными и 12 солдат утонули.

          Минская группа
6-я танковая бригада в 12 часов заняла Воложин, соединения 16-го стрелкового корпуса в это же время вошли в Красное, а к 19 часам достигли Молодечно, Бензовец. Соединения 3-го кавкорпуса уже к 15 часам достигли района Рачинеты, Порыче, Маршалки.

           Дзержинская конно-механизированная группа
15-й танковый корпус в 5:00 перешел границу и, сломив незначительное сопротивление польских пограничников, двинулся на запад. К вечеру 17 сентября 27-я танковая бригада форсировала р. Сервечь, 2-я танковая бригада — р. Ушу, а 20-я мотобригада подтягивалась к границе. К исходу 17 сентября 6-й кавкорпус форсировал р. Ушу. 
Отставание тылов и отсутствие серьёзного сопротивления противника привели к тому, что было решено создать мотомеханизированные группы из танковых полков дивизий, чтобы ускорить продвижение. 
5-й стрелковый корпус в 5 часов 17 сентября перешел границу и, сломив слабое сопротивление, взял в плен 29 польских пограничников, потеряв 6 человек убитыми и 2 ранеными. 

К 17 часам соединения корпуса вышли на железнодорожную линию Столбцы — Барановичи, а к 23 часам достигли р. Уша. Передовой отряд 11-й кавалерийской дивизии в ночь на 18 сентября занял Новогрудок.

                 Слуцкая группа
Наступление войск началось в 5 часов утра 17 сентября. В 22 часа 29-я танковая бригада заняла Барановичи и расположенный здесь же укрепленный район, который не был своевременно занят польскими войсками. 
          В районе Барановичей было пленено до 5 тысяч польских солдат, советскими трофеями стали 4 противотанковых орудия и 2 эшелона продовольствия. 8-я стрелковая дивизия заняла Несвиж и продвинулась до Снова, а 143-я стрелковая дивизия заняла Клецк.

                                                                      18 сентября
В связи отсутствием сопротивления и тем самым высокими темпами продвижения в механизированных частях стала отмечаться нехватка бензина вызванной отставанием и неудовлетворительной работой не до конца отмобилизованного тыла. Для поддержания высоких темпов продвижения в частях КОВО и БОВО были созданы небольшие подвижные мото-механизированные группы которые, получив остаток бензина от других машин, продолжили движение вперед.

        БОВО
Полоцкая группа: 25-я танковая бригада была включена в состав подвижной группы, получившей задачу наступать на Свенцяны.
Однако в 3.55 18 сентября штаб группы получил приказ в течение дня занять Вильно, но в связи с тем что приказ передавался делегатами связи до бригады он дошел только к вечеру. В 7 часов утра разведгруппа 22-й танковой бригады заняла Поставы, а в 14 часов достигла Свенцян и остановилась там без горючего. 
В 15.30 к Свенцянам подошли разведгруппы 25-й танковой бригады и 24-й кавалерийской дивизии, основные же силы которых ещё только продвигались к Свенцянам. 25-я танковая бригада вышла в район Годуцишек, 27-я стрелковая дивизия вышла в район озёр Мядель и Нарочь, 50-я стрелковая дивизия находилась между Поставами и Мяделем, а 24-я кавдивизия сосредоточивалась у Свенцян. 
На крайнем правом фланге 10-я стрелковая дивизия продвигалась южнее р. Западная Двина в сторону Дриссы.

Минская группа продвигалась в направлении Лиды, выйдя к 10 часам на фронт Рыновиче, Постоянны, Войштовиче. 
В это время 3-му кавкорпусу и 6-й легкотанковой бригаде была поставлена задача наступать на Вильно. Ошмяны, были заняты без боя в 14 часов. К исходу 18 сентября соединения кавкорпуса достигли района Ошмяны — Курмеляны. 

Там из танковых эскадронов мехполков обеих дивизий корпуса был сформирован подвижной мотоотряд, направленный для овладения Вильно и к семи часам достигший его юго-западной окраины. 6-я тб, форсировав р. Березину, прошла Гольшаны и в 20 часов 18 сентября достигла южной окраины Вильно, установив связь с подразделениями 8-го тп.

Ещё до прибытия частей РККА, утром 18 числа комендант города отдал приказ: «Мы не находимся с большевиками в состоянии войны, части по дополнительному приказу оставят Вильно и перейдут литовскую границу; небоевые части могут начать оставление города, боевые — остаются на позициях, но не могут стрелять без приказа». 

После появления вечером первых советских танков он выслал парламентёра в расположение советских войск с тем, чтобы уведомить их, что польская сторона не хочет с ними сражаться и потребовать их ухода из города, после чего сам покинул город. 
В это время в городе шла беспорядочная стрельба, в которой большую роль играла виленская польская молодёжь получившая оружие. 
Часть польских войск приняли решение о сопротивлении, но уже к концу дня начали отход в сторону литовской границы. 
В 18 часов 18 сентября передовые части 100-й сд заняли Крево.

Дзержинская конно-механизированная группа — Около 16 часов 18 сентября 2-я лтбр вступила в Слоним, население которого радостно встретило Красную армию. Передовой отряд 11-й кд в ночь на 18 сентября занял Новогрудок. Подвижные отряды подразделений 5-го ск продвинулись до р. Сервечь.

Слуцкая группа — К исходу 18 сентября 29-я и 32-я лтбр, двигавшиеся по шоссе Барановичи — Кобрин, вышли на р. Щара, 8-я сд прошла Барановичи, а 143-я сд продвинулась до Синявки.
23-й ск — дислоцировался в Полесье и ранее ему было запрещено до особого распоряжения переходить границу. Во второй половине дня приказ о переходе границы был получен, и около 17:00 корпус начал переход на польскую территорию.




Действия войск 20-28 сентября

21 сентября в штабы КОВО и БОВО поступил приказ наркома обороны № 16693, требовавший остановить войска на линии, достигнутой передовыми частями к 20:00 20 сентября.
Перед войсками ставилась задача подтянуть отставшие части и тылы, наладить устойчивую связь, находиться в состоянии полной боеготовности, быть бдительными и принять меры для охраны тылов и штабов. 
Командованию БОВО разрешалось продолжить наступление в Сувалкском выступе. 22:15 21 сентября в штабы обоих округов поступил приказ наркома обороны № 156, в котором излагалось содержание советско-германского протокола от 21.09.1939 и разрешалось начать движение на запад с рассветом 23 сентября.


                                                                 20-23 сентября
БОВО
3 армия (Полоцкая группа). 20;23 сентября пехотные и отставшие механизированные подразделения подтягивались к Вильно, попутно занимаясь очисткой города и прилегающих районов от польских частей.
Всего были взяты в плен около 10 тыс. человек, трофеями советских войск стали 97 паровозов, 473 пассажирских и 960 товарных вагонов (из них 83 с продовольствием, 172 с овсом, 6 с боеприпасами, 9 цистерн с бензином и 2 со спиртом), бронепоезд и пять самолётов.

К вечеру 21 сентября 144-й кавполк 36-й кавалерийской дивизии, вышедший в районе Мейшагола к литовской границе, рассеял мелкие группы польских войск. 
         При приближении разъездов кавалерийской дивизии к литовской границе литовские пограничники выбросили белый флаг и заявили: «Мы с вами воевать не хотим, мы держим нейтралитет». 
22 сентября немецкие войска С 23 числа стрелковые части приступили к организации охраны латвийской и литовской границ.

         11 армия (Минская группа). Моторизованной группе 16-го стрелкового корпуса под командованием комбрига Розанова находившейся в Лиде была поставлена задача наступать на Гродно. Продвигаясь к Гродно, мотогруппа у Скиделя столкнулась с польским отрядом (около 200 человек), подавлявшим антипольское выступление местного населения.

В результате боя Скидель был взят к 18:00, при поддержке местного населения. 
Группа потеряла 1 бойца раненым, 1 бронемашина была подбита, 1 танк повреждён. Основные силы 16-го стрелкового корпуса к исходу 22 сентября достигли линии Радунь — Лида. Соединения 16-го стрелкового корпуса продолжали продвигаться к Гродно и 21 сентября заняли Эйшишки. 

Поздно ночью 23 сентября 22-я танковая бригада, переданная в состав 11-й армии, достигла Щучина на шоссе Лида — Гродно. 
В 15 часов 23 сентября 3-й кавкорпус выступил из Вильно на Гродно, имея задачу прочесать территорию вдоль литовской границы.
Дзержинская конно-механизированная группа. В 4 часа 20 сентября мотогруппа 119-го стрелкового полка вошла в Волковыск, где была подчинена 15-му танковому корпусу.

В 3 км западнее города она столкнулась с двумя эскадронами поляков и, потеряв 1 убитым, взяла в плен 150 человек. 
21 сентября основные силы 5-го стрелкового корпуса находились у Зельвы, а 119-й и 101-й полки были направлены на занятие Гродно. 

Гродно защищали очень небольшие подразделения местного гарнизона.
Все основные силы несколькими днями раньше вошли в состав 35-й дивизии пехоты и были переброшены на защиту Львова, осаждённого немцами. 
К частям гарнизона присоединились добровольцы (в том числе харцеры). 
По мере поступления горючего (часть из которого перебрасывалась на ТБ-3) части 15-го танкового корпуса с 7 часов 20 сентября начали двигаться на Гродно. 

20 сентября к часу дня передовой отряд 27-я легкотанковой бригады в составе 50 танков подошел к южной окраине Гродно. К исходу дня к городу подошли мотоотряд 4-й стрелковой дивизии и батальоны 20-й моторизованной стрелково-пулемётной бригады. 

Оборону северной части города по реке Неман осуществляли польские офицерские, жандармские отряды и добровольцы из различных частей общей численностью до 3000 человек. 

Мосты через Неман были частично разобраны. Первым на штурм Гродно пошёл разведывательный батальон 27-й лтбр в составе 12 танков и одного бронеавтомобиля. Несколько позже к нему присоединились роты 1-й танкового батальона в составе 17 танков и роты 2-го танкового батальона — 19 танков.

К 7 часам вечера к городу подошли два батальона 119-го стрелкового полка, а к утру 21 сентября — два батальона 101-го стрелкового полка и мотоотряд 16-го стрелкового корпуса. К концу дня 20.09 была захвачена южная часть города. В течение следующего дня основное сопротивление в Гродно было сломлено, крупные очаги сопротивления подавлены.

Остатки разбитых польских войск в течение ночи отошли в направлении Сопоцкин-Сувалки. 

Потери советских войск составили 57 убитых, 159 раненых, было подбито 19 танков и 4 бронемашины (из них потери 27-й лтбр в танках в боях за Гродно составили 2 сгоревших и 12 подбитых танков БТ-7, и 2 БА-10 потеряла 20 мсбр — из них один безвозвратно (сгорел)). 

Отряд 2-й легкотанковой бригады 15 мехкорпуса выступив в 7 часов из Волковыска, в 14 часов 20 сентября занял Сокулку, оставленную утром немецкими частями. 11-я кавдивизия и 5-й стрелковый корпус продвигались на запад и юго-запад от Волковыска. 21 сентября на переговорах в Волковыске представителями германского командования и 6-го кавкорпуса была согласована процедура отвода вермахта из Белостока. 

В это время соединения корпуса находились на линии Большая Берестовица, Свислочь. С утра 22 сентября в Белосток был направлен передовой отряд в 250 человек под командованием полковника И. А. Плиева, достигший города в 13 часов. 

К 16 часам процедура приёма Белостока у немцев была завершена, и германские части покинули город. К вечеру в город вошла 6-я кавдивизия, тепло встреченная местными жителями, а 11-я кавдивизия достигла района Крынки-Бялостоцкие, Городок.

Для разгрома остатков польских войск в Августовских лесах из состава 2-й лтбр был выделен отряд численностью 470 человек под командованием майора Чувакина, имевшем 34 танка БТ-7, 6 бронемашин и 34 автомашины, приданных КМГ.
22 сентября в районе Сопоцкина отряд вступил в бой с частями 102-го и 101-го кп противника, а также с остатками уланского полка Домбровского и 13-го и 10-го пп, отходивших из Гродно.

В бою были убиты 11 (из них 3 — расстрелянные поляками пленные) и ранены 14 красноармейцев, подбито 4 танка и 5 автомашин. 

Были взяты в плен 60 польских военнослужащих, остальные ушли в леса.

Противник активных действий не предпринимал, а отходил, минируя дороги и оставляя отряды прикрытия. В ходе преследования отряд потерял 4 танка БТ-7, подорвавшиеся на минах.
После боя у Сопоцкина отряд выступил на Сейны и к часу ночи 23.09 подошел к Августовскому каналу у г. Вулька, где был остановлен противником, оборонявшим левый берег. 

Мост через канал был сожжён. В 6 часов утра переправившаяся вброд рота танков, разгромила противника, заставив его отступить.

23 сентября 20-я мсбр была выведена к Даброву, где ликвидировала остатки польских частей, пытавшихся уйти в Августовские леса. Мототряд 16-го стрелкового корпуса в 20.20 23 сентября занял без боя Августов.

10-я армия. Продолжая выдвижение во втором эшелоне Белорусского фронта, войска армии к исходу 20 сентября вышли на рубеж Налибоки, Деревна, Мир, где получили задачу выдвигаться на фронт Сокулка. Большая Берестовица, Свислочь, Новый Двор, Пружаны. 

Вечером 10-й армии были подчинены войска 5-го стрелкового, 6-го кавалерийского и 15-го танкового корпусов. Однако уже 21 сентября было решено оставить 6-й кавалерийский и 15-й танковый корпуса в составе КМГ.

4-я армия (Слуцкая группа). 20 сентября 32-я танковая бригада вошла в Кобрин, 8-я стрелковая дивизия — в Ружаны, а 143-я стрелковая дивизия — в Ивацевичи. 29-я легкотанковая бригада, с 19 сентября находящаяся в Пружанах, занималась техническим осмотром танков и вела разведку в сторону Бреста. 20 сентября её разведкой у Видомля были встречены первые немецкие подразделения (2-й механизированной дивизии XIX корпуса Гудериана). 

В ночь на 21 29-я лтбр получила приказ выступить к Бресту для принятия его от немецких частей. К полудню 21-го передовые подразделения вышли в район Бреста, в который они вошли к ночи того же дня. 22 сентября Брест был передан советской администрации. Местные коммунисты собрали людей и вручили хлеб-соль красноармейцам в предместьи Бреста на ул. Шоссейной (сейчас ул. Московская) перед Кобринским мостом под «брамой» (деревянной аркой), которую накануне воздвигли и украсили цветами, еловыми ветками и транспарантами. 

23 сентября у Видомля, части 10 танковой дивизии немцев обстреляли конный разъезд разведбатальона 8-й стрелковой дивизии. 

«В результате обстрела были убиты 2 и ранены 2 человека и убиты 3 лошади… В ответ на это, из бронемашин разведбатальона был открыт огонь по германским танкам, ответным огнем разбит один германский танк и уничтожен экипаж».

В течение 21 сентября подразделения 32-й танковой бригады, с приданными ей пехотными отделениями, в результате боя с отрядом поляков в 300 человек, с пулемётами и противотанковыми орудиями, заняли Городец на Королевском (Днепровско-Бугском) канале, потеряв 6 человек убитыми, 2 ранеными и 3 танка (из них 1 был сожжён поляками вместе с отказавшимся сдаться экипажем).

8-я стрелковая дивизия в тот же день вошла в Пружаны, а 143-я дивизия — в Берёзу-Картузскую.
23-й стрелковый корпус.
В 19 часов 20 сентября мотоотряд 52-й стрелковой дивизии вошел в Пинск, полный контроль над которым удалось установить лишь с подходом основных сил дивизии, взяв в плен 205 польских солдат. 

Потери дивизии составили 4 человека убитыми, 5 ранеными, а 2 красноармейца попали в плен, но были 23 сентября отбиты у противника. 
В 16 часов 20 сентября в районе Дубовичи с помощью местных жителей был окружён и взят в плен польский пограничный отряд численнстью в 130 человек. С 21 сентября 23-й стрелковый корпус был подчинён 4-й армии.
В 14 часов 22 сентября советские войска заняли Иванове (Яново

Продвижение и действия войск 24-29 сентября

Белорусский фронт
11-я армия (Минская группа) — Мотоотряд 16-го ск в 24 сентября в 14.30 вступил в Сувалки. Другие механизированные и конно-механизированные подразделении (отряд 27-й лтбр, 77 и 109 кп) занимались прочесыванием местности и ликвидацией вооружённых групп и сбором брошенного и спрятанного вооружения и боеприпасов.
3-я армия (Полоцкая группа) Войска 3-й армии продолжали нести охрану латвийской и литовской границ от Дриссы до Друскининкая.

Дзержинская конно-механизированная группа С 26 сентября 6-й кавкорпус был переподчинен 4-й армии. Вечером 25 сентября 20-я мсбр выделила отряд в составе 15 БА-10 для приёма у немцев крепости Осовец, которая переходила в советскую зону.
10-я армия — Утром 24 сентября соединения 5-го ск (переданного из КМГ 20 сентября) двинулись на линию Свислочь — Порозово, а передовые отряды в 13 часов 25 сентября заняли Бельск-Подляски и Браньск. 

На следующий день в районе ст. Гайновичи были взяты в плен 120 польских солдат и обнаружен польский склад, в котором находилось 30 тыс. снарядов, 10 млн патронов и 2 орудия. В тот же день в районе Чижева немецкий арьергардный отряд был обстрелян поляками и, потеряв 1 человека убитым и 4 ранеными, вернулся в Цехановец, в расположение советских частей, оказавших немцам медицинскую помощь.

27 сентября передовые отряды 5-го ск заняли Нур и Чижев, а в районе Гайнуйки ими был захвачен склад, в котором находилось около 14 тыс. снарядов, 5 млн патронов, 1 танкетка, 2 бронеавтомобиля, 2 автомашины и 2 бочки горючего.

Позже на другом складе было также захвачено 936 снарядов, 168 520 винтовочных патронов, 2 мотоцикла, 2 бронемашины, 1 танкетка, 4 прицепа, 2 автомашины и другое имущество. В 19 часов 29 сентября соединения корпуса заняли Малкина-Гурна и Косув-Ляцки. К этому времени войска10-й армии находились на линии Щучин — Кольно — Ломжа — Мадкина-Гурна — Косув.

4-я армия (Слуцкая группа) 24 сентября войска армии очищали занятую территорию от мелких групп польских войск. 143-я сд и 32-я лтбр заняли Малорита, где взяли в плен до 6 тыс. польских военнослужащих. Соединения 23-го ск достигли района Антополь, Городец, а 8-я сд переправилась через р. Западный Буг у Бреста. С 25 сентября 8-я и 143-я дивизии были подчинены управлению 23-го ск, а 52-я сд вела бой с 78-м польским пехотным полком в районе Дрогичина.

На следующий день 4-й армии был подчинен 6-й кавкорпус. К 18 часам 26 сентября соединения 6-го кавкорпуса вошли в Высоке-Мазовецк, оказавшийся практически полностью сожжённым немцами как наказание за убийство одного немецкого солдата. К вечеру 26 сентября 8-я сд заняла Бяла-Подляску и Янув-Подляски, 143-я дивизия форсировала Буг у Кодень, а 52-я дивизия вступила в Малорита, где 27 сентября перешла в подчинение 15-го ск 5-й армии Украинского фронта.

27 сентября В 16 часов 411-й тб и 54-й противотанковый дивизион 52-й сд заняли Шацк, взяв в плен 429 польских военнослужащих. К вечеру 27 сентября кавалерийской дивизии 6 кавкорпуса достигли берега р. Западный Буг у Нур, Цехановец, а в 19.30 28 сентября вышли в район Соколув-Подляски. В 24 часа 27 сентября командир 23-го ск издал приказ согласно которому требовалось к 12 часам 28 сентября выслать представителей с отрядом для приёма городов Седльце и Лукув. 
«Высланные представители должны в корректной форме потребовать от представителей немецкой армии освободить 29.9 города Седлец, Луков и предупредить, что Красная армия эти пункты 29.9 займет, если даже они и не будут полностью освобождены частями немецкой армии. 

Конфликтов с немецкой армией избегать, но требовать увода немецких войск настойчиво и с полным достоинством, как подобает представителям Великой Непобедимой Рабоче-Крестьянской Красной армии». 

В 8 часов 29 сентября передовые отряды войск 23-го ск заняли линию Соколув-Подляски — Седльце — Лукув, где в 18 часов были остановлены. В Седльце вступили разведывательный, танковый и один стрелковый батальоны, а в Лукув один стрелковый батальон и артиллерийский дивизион 8-й сд.

На левом фланге корпуса 143-я сд 29-30 сентября севернее и северо-восточнее Парчева вела бой с частями оперативной группы «Полесье», отходившими от Влодавы на запад. К 29 сентября войска Белорусского фронта продвинулись до линии Щучин — Стависки — Ломжа — Замбрув — Цехановец — Косув-Ляцки — Соколув-Подляски — Седльце — Лукув — Вохынь.

Последние боестолкновения 30 сентября — 5 октября 1939

Белорусский фронт
В полосе Белорусского фронта в районе Рудня, Радче, Яблона части 143-й сд натолкнулись на крупный отряд польских сил из группы «Полесье». Разведбатальон дивизии в ночь на 29 сентября двинулся из Вишнице на Яблонь и Парчев. В движении батальон был практически в упор обстрелян малокалиберной артиллерией и пулемётами.

Сразу же было выведено из строя 3 танка и 3 грузовика, личный состав залег в придорожных канавах. 

Разведбатальон перешел к обороне и около 2.30 известил о случившемся штаб дивизии. Ему на помощь были высланы стрелковая рота и взвод противотанкового дивизиона. Тем временем противник отошёл на юго-запад, но с востока на разведбатальон натолкнулся другой польский отряд, с которым завязался бой. 

Тогда из состава 635-го сп на помощь были двинуты 1-й батальон и 1-й дивизион 287-го артполка. В Рудне подразделения 635-го полка были обстреляны противником. Тогда командир полка майор Шварев двинул туда отряд из состава 3-го батальона. 

Пока стрелковые подразделения продвигались на Яблонь, разведбатальон отошёл на север и вышел из боя. Около 18 часов советские части атаковали засевшего в Яблони противника, но польская кавалерия предприняла контратаку, и красноармейцы отошли на исходные позиции. В результате боя ночью 30 сентября Яблонь была занята, а от преследования отходящего противника отказались.

             В 2 часа ночи 30 сентября 1-й батальон 635-го сп был атакован конницей противника. Отбив атаку и сосредоточив силы, 1-й, 3-й батальоны и дивизион 287-го артполка в 3 часа сами перешли в атаку и после боя в 10 часов вновь вступили в Яблонь.
         После этого противник стал отходить в сторону Парчева, хотя отдельные столкновения продолжались до вечера. В 12 часов вызванная авиация бомбила отходящие польские колонны. 30 сентября в 7 часов в районе Грабово, Милянов в наступление на Парчев с севера перешел и 487-й полк дивизии.
          В 16 часов советская авиация бомбила противника, а в 16:30 полк двумя батальонами двинулся в наступление, заняв Милянов. Однако на опушке леса южнее Копии разведдозоры 2-го батальона не обнаружили противника, который, подпустив батальон практически вплотную, открыл ружейно-пулемётный огонь. 
         Не поддержанный огнем артиллерии 2-й батальон отошел на север. Пришлось отойти и 3-му батальону. В ночь на 1 октября польские части отошли на юго-запад, а советские части получили приказ 4-й армии перейти к обороне на достигнутых рубежах. Командование корпуса полагало, что противник будет стараться прорваться на Бялу-Подляску, и приказало 143-й сд перейти к обороне на достигнутом рубеже, а 151-му сп 8-й сд — занять оборону на южных подступах к Бяла-Подляска. 

       Советские потери в этих боях составили 36 человек убитыми, 41 ранеными и 9 были пленены, 3 танка, 3 автомашины, 4 пулемёта и 1 орудие. 
        Были взяты в плен 189 польских военнослужащих, на поле боя насчитали 20 трупов противника, а советскими трофеями стали 14 винтовок, 4 лошади и 1 походная кухня.

         В общем по примерным подсчетам, в боях с оружием в руках, в плен войсками РККА  в Белоруссии  было взято около 16 000 военнослужащих!

Отход на восток 5- 12 октября 1939

Вывод войск на новую границу

В 8:00 29 сентября штабы Белорусского и Украинского фронтов получили распоряжение об остановке войск на достигнутых рубежах не позднее 18:00. В приказе войскам Белорусского фронта № 15/оп от 30 сентября 1939 г. давалось примерное описание границы, установленной договором от 28 сентября, и указывалось, что примерно с 5 октября намечается начать отвод войск, находящихся «к западу от установленной и указанной линии границы».

5 октября протокол с описанием границы от р. Игорка до Ужокского перевала был доведён до сведения войск Белорусского и Украинского фронтов телеграммой начальника Генштаба № 090. С 5 по 12 октября происходил отвод советских войска за линию новой границы. Из Сувалкского выступа на демаркационную линию к 16 часам 9 октября были отведены части 16-го стрелкового корпуса. 

«Отвод частей корпуса проходил точно по плану», «никаких инцидентов к конфликтов с немцами за время отхода наших войск не было, кроме преждевременного прихода немцев в Сувалки и споров за отдельные населенные пункты на границе (Жилины, Чарны Бруд, Яблоньска, Иванувка), которые были ликвидированы в частных переговорах на месте и официальных переговорах в Сувалках — 9.10.39».

Сувалки были переданы вермахту 6 октября. Войска 10-й армии в 22 часа 5 октября двинулись на восток и к вечеру 6 октября эвакуировались за р. Западный Буг, оставив Косув и Малкина-Гурна. Дольше продолжался отвод 4-й армии: Седльце и Лукув были переданы немцам 6 октября, Бяла-Подляска — 10 октября, а полностью советские войска ушли за Буг в 16 часов 12 октября.
В полосе 5-й армии на Влодаву двинулись части 4-й пехотной дивизии вермахта, а 9 октября в Хелм вступили войска 27-й пехотной дивизии. К вечеру 13 октября германские войска вышли к демаркационной линии на всем её протяжении После отвода Красной армии за линию новой границы, которая с 16 октября была передана под охрану пограничным войскам НКВД.

Эвакуация трофеев и военного имущества или просто грабеж Польши!

Командующий Белорусским фронтом приказывал «теперь же начать отвод всех обозов, транспортов и машин к востоку от границы, без ущерба для нормального питания войск».

Разрешалось «вывести из районов, расположенных к западу от границы, военное имущество, орудия, пулемёты, винтовки, боеприпасы, а также танки, бронемашины, автотранспорт и горючее. Необходимо перегнать на восток от границы весь подвижной состав, для чего спешно погрузить в вагоны военное, подчеркиваю ВОЕННОЕ имущество и немедленно направить на нашу территорию». 

Требовалось наметить районы, рубежи и маршруты отвода войск и «организовать безотказную связь с отводимыми частями, с тем, чтобы всегда точно знать их положение.» Аналогичные приказы издавались и командованием и частями Украинского фронта: «немедленно приступить к эвакуации имущества в своих границах. Вывоз военного имущества произвести скрытно без шума, не создавая впечатления о массовой эвакуации, и закончить работу 3.10.39.
Вывозить только военное имущество, не трогая имущества, не относящегося к военному». Всех военнопленных предписывалось немедленно эвакуировать по железной дороге с соответствующей охраной и питанием.

Как указывалось в приказе 5-й армии № 007 от 30 сентября, следовало эвакуировать железнодорожный состав, грузы из железнодорожных пакгаузов, хлеб из элеваторов, помещичьи гурты скота и продовольствия, конные заводы и фермы, продукцию сахарных заводов, весь автотранспорт, все трофейное имущество (оружие, горючее, обозно-вещевое, химическое имущество и имущество связи, продовольствие и т. п.). 

Общие точные размеры трофеев неизвестны.
По 5-й армии имеются сводные данный о вывозе за р. Западный Буг 64 паровозов, 70 пассажирских, 1130 крытых вагонов, 534 платформы, 609 углярок, 104 цистерны и различных грузов (артимущество, сахар, овес, зерно, мука, спирт, железнодорожные материалы, конный завод, руда, железо, уголь, кокс, скот и т. п.) общим объёмом 2174 вагона. 

Из Седльце было эвакуировано 110 паровозов, 137 классных и 1515 товарных вагонов, доставлено «много ценных грузов». Соединения 6-го кавкорпуса привели 494 лошади.

Трофеи военные:

Осмотр бойцами РККА сваленного грудой трофейного ружия: зенитных пулемётов и орудий
Только Украинский фронт заявил о захвате 1084 орудий и миномётов, 285 814 карабинов и винтовок, 135,9 млн патронов, 42,5 тысяч единиц автоматического оружия (пулемёты и т. п.), 65 танков, танкеток и бронеавтомобилей, 8063 автомашин, 254 самолётов (из них 155 исправных), и т. д. 
      На р. Припяти были захвачены 51 военный корабль и свыше 113 вспомогательных судна. В заявлении, сделанном в октябре 1939 года, Молотов назвал следующие цифры: «свыше 900 орудий, свыше 10 тыс. пулемётов, свыше 300 тыс. винтовок, более 150 млн патронов, около 1 млн снарядов и до 300 самолётов».

           Эвакуация населения- это по сути, первая депортация в СССР  гражданского   населения захваченного государства проведенная под благовидным  предлогом!

      2 октября Политуправление Украинского фронта издало директиву об организации эвакуации населения через местные временные управления. 
         В 1:30 3 октября Политуправления Белорусского и Украинского фронтов получили директиву Политуправления РККА № 0271, в которой сообщалось, что нарком обороны дал указание пропустить через определенные пункты на территорию СССР желающих эвакуироваться. Беженцев следовало размещать в сёлах и городах, эвакуацию провести так, чтобы она не мешала движению войск. 

       «Никакой агитации за уход населения с освобождаемой нами и занимаемой немцами территории не допускать». 
        В тот же день в 17 часов командующие фронтов получили аналогичный приказ наркома обороны № 084. 
Эвакуировались члены временных управлений, народные милиционеры и активисты. 
Однако желающих уехать в СССР было много больше, и они сами двинулись на восток. 
         Особенно значительным было число еврейских беженцев. Только за 6-7 октября во временных управлениях на территории восточнее Западного Буга зарегистрировалось 7 тыс. семей (около 20 тыс. человек). 

       Для них были организованы специальные пункты приёма эвакуированных с питанием и медицинским обслуживанием. В целом по 5-й и 6-й армиям было эвакуировано почти 42 тыс. человек. 
Регистрировался и незначительный отток населения (преимущественно этнических поляков) в зону немецкой оккупации.



                                                        Потери сторон
                                                           СССР
     Официальная цифра боевых потерь РККА, по данным Молотова, составила 737 убитых и 1862 раненых. В современном источнике указывается общее число безвозвратных потерь в количестве 1475 и раненых 3858 человек.

       При этом признавалось, что значительное число потерь произошло по причине недисциплинированности и неорганизованности, нежели от действий противника.

       Боевые потери РККА во время польской кампании 1939 года, по данным российского историка Григория Кривошеева, составили 1173 человека убитыми, 2002 ранеными и 302 пропавшими без вести. В результате боевых действий потеряно 17 танков, 6 самолётов, 6 орудий и миномётов и 36 автомашин. 

       Потери в технике танковых и механизированных бригад РККА (в том числе безвозвратные) составили 42 бронеединиц — из них 26 по Белорусскому фронту и 16 по Украинскому, было потеряно до 9 самолётов (в том числе в результате аварийных посадок) различных типов[источник не указан 1072 дня].
       По данным польских историков, Красная Армия также потеряла 150 бронеавтомобилей и 20 самолётов.
                                                             Польша

    Польские потери в боях с РККА точно неизвестны. 
Они оцениваются в 3,5 тысячи погибших военнослужащих и гражданских лиц, а также 20 тысяч раненых и пропавших без вести.
   Российский историк Михаил Мельтюхов называет цифры в 3500 убитых, 20 000 пропавших без вести и 454 700 пленных. 
    М. Мельтюхов, назвав цифру в 20 000 пропавших без вести сделал хорошее дело. Но это только первый шаг. 
        В действительности большая часть таких   вот «пропавших без вести», были убиты восками РККА сразу после взятия   их в плен!

      И вот подтверждением моим словам. Несколько общеизвестных фактов убийств польских военнопленных, до их передачи, в НКВД БССР.

       Сразу же после вторжения в Польшу 17 сентября 1939 года ""…Красная армия совершила ряд насилий, убийств, грабежей и других беззаконий, как по отношению к захваченным в плен частям, так и по отношению к гражданскому населению" " [http://www.krotov.info/libr_min/m/mackiew.html Юзеф Мацкевич. "Катынь", Изд. "Заря", Канада, 1988] ] 
       Всего, по общим оценкам, было убито около 2500 военнослужащих и полицейских, а также несколько сот гражданских лиц.
        Анджей Фришке. "Польша. Судьба страны и народа 1939 - 1989, Варшава, изд. "Искры", 2003, стр. 25, ISBN 83-207-1711-6] 
        Одновременно командиры РККА призывали народ "бить офицеров и генералов" (из обращения командарма Семена Тимошенко). [http://www.krotov.info/libr_min/m/mackiew.html Юзеф Мацкевич. "Катынь", Изд. "Заря", Канада, 1988] ]
        Польские военнослужащие, сумевшие оказаться на Западе, дали показания сотрудникам британской военной контрразведки. Эти показания были тщательно запротоколированы и ныне представляют собой огромный архив. 
        "Когда нас взяли в плен, нам приказали поднять руки вверх и так гнали нас бегом два километра. При обыске нас догола раздели, хватая все, представляющее собой какую-либо ценность… после чего погнали за 30 км, без отдыха и воды. Кто был слабее и не поспевал, получал удар прикладом, падал на землю, и, если не мог встать, его прикалывали штыком. Я видел четыре таких случая.
        Точно помню, что капитана Кшеминского из Варшавы несколько раз пихнули штыком, а когда он свалился, другой советский солдат выстрелил ему два раза в голову…" (из показаний солдата КОП) [http://www.krotov.info/libr_min/m/mackiew.html Юзеф Мацкевич. "Катынь", Изд. "Заря", Канада, 1988] ] 

       Самые тяжкие военные преступления РККА имели место в Рогатине, где были зверски убиты военнопленные вместе с гражданским населением (т.н. "Рогатинская резня") Владислав Побуг-Малиновский. "Новейшая политическая история Польши. 1939 - 1945", изд. "Платан", Краков, 2004, том 3, стр. 107, ISBN 83-89711-10-9] Катынское преступление в документах. Лондон, 1975, стр. 9-11] ] Войцех Рошковский. "Новейшая история Польши 1914 - 1945". Варшава, "Мир Книги", 2003, стр. 344-354, 397-410 (том 1)ISBN 83-7311-991-4] , в Гродно, Новогрудке, Сарнах, Тернополе, Волковыске, Ошмянах, Свислочи, Молодечно и Коссово Владислав Побуг-Малиновский. "Новейшая политическая история Польши. 1939 - 1945", изд. "Платан", Краков, 2004, том 3, стр. 107, ISBN 83-89711-10-9] ".

       ..Террор и убийства приняли огромные размеры в Гродно, где были убиты 130 школьников и подхорунжих, добивались на месте раненые оборонцы. 12-летнего Тадзика Ясинского привязали к танку и протащили по мостовой. После занятия Гродно начались репрессии; арестованных расстреливали на Собачьей Горе и в роще "Секрет". На площади под Фарой лежала стена трупов..." Юлиан Седлецкий. 
         "Судьбы поляков в СССР в 1939 - 1986", Лондон, 1988, стр. 32-34] Кароль Лишевский. "Польско-советская война 1939", Лондон, Польский Культурный фонд, 1986, ISBN 0-85065-170-0 (Монография содержит подробнейшее описание сражений на всем польско-советском фронте и показания свидетелей о военных преступлениях СССР в сентябре 1939) ] 
      Институт Национальной Памяти Польши. Следствие по факту массового убийства гражданских лиц и военных защитников Гродно военнослужащими РККА, сотрудниками НКВД и диверсантами 22.09.39 ] 
            "В конце сентября 1939 г. часть польской армии вступила в бой с советским подразделением в окрестности Вильно. Большевики послали парламентеров с предложением сложить оружие, гарантируя взамен свободу и возвращение по домам. Командир польской части поверил этим заверениям и приказал сложить оружие. Весь отряд сразу окружили, и началась ликвидация офицеров…" (из показаний польского военнослужащего J.L. от 24 апреля 1943 года) [http://www.krotov.info/libr_min/m/mackiew.html Юзеф Мацкевич. "Катынь", Изд. "Заря", Канада,

           "Советские войска вошли около четырех часов дня и сразу приступили к жестокой резне и зверским издевательствам над жертвами. Убивали не только полицейских и военных, но и так называемых "буржуев", в том числе женщин и детей. 

          Тем военным, которые избежали смерти и которых только разоружили, было приказано лечь на мокром лугу за городом. 

       Там лежало около 800 человек. Пулеметы были установлены таким образом, что могли стрелять низко над землей. Кто поднимал голову, погибал. Так продержали их всю ночь. На следующий день их погнали в Станиславов, а оттуда в глубь Советской России…" (из показаний по "Рогатинской резне") [http://www.krotov.info/libr_min/m/mackiew.html Юзеф Мацкевич. "Катынь", Изд. "Заря", Канада, 1988] ] 

    "22 сентября во время боев за Гродно около 10 часов командир взвода связи младший лейтенант Дубовик получил приказ отконвоировать 80—90 пленных в тыл. Отойдя на 1,5—2 км от города, Дубовик устроил допрос пленных с целью выявить офицеров и лиц, принимавших участие в убийстве большевиков. 

        Обещая отпустить пленных, он добивался признаний и расстрелял 29 человек. Остальные пленные были возвращены в Гродно. Об этом было известно командованию 101-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии, но никаких мер в отношении Дубовика принято не было. 
       Более того, командир 3-го батальона старший лейтенант Толочко отдал прямой приказ о расстреле офицеров…"Мельтюхов М. И. [http://militera.lib.ru/research/meltyukhov2/index.html Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг.] М., 2001.] конец цитаты

       Часто польские подразделения сдавались, поддавшись на обещания свободы, которую им гарантировали командиры РККА. На деле данные обещания никогда не выполнялись. Как, например, в Полесье, где из 120 офицеров часть расстреляли, а остальных отправили в глубь СССР [http://www.krotov.info/libr_min/m/mackiew.html Юзеф Мацкевич. "Катынь", Изд. "Заря", Канада, 1988] ] 

          22 сентября 1939 года командующий обороной Львова генерал Владислав Лангнер подписал акт о капитуляции, предусматривающий беспрепятственное прохождение воинских и полицейских подразделений к румынской границе сразу же после того, как они сложат оружие.

           Договоренность эта была нарушена советской стороной. Все польские военнослужащие и полицейские были арестованы и вывезены в СССР. Войцех Рошковский. "Новейшая история Польши 1914 - 1945". Варшава, "Мир Книги", 2003, стр. 344-354, 397-410 (том 1)ISBN 83-7311-991-
           Так же точно командование РККА поступило с защитниками Бреста. Причем, все захваченные пограничники 135-го полка КОП были расстреляны на месте Войцех Рошковский. "Новейшая история Польши 1914 - 1945". Варшава, "Мир Книги", 2003, стр. 344-354, 397-410 (том 1)ISBN 83-7311-991-4] 

          Одно из самых тяжких военных преступлений РККА было совершено в Великих Мостах на территории Школы подофицеров государственной полиции. В то время в этой самой крупной и современной полицейском учебном заведении Польши находились около 1000 кадетов. Комендант Школы инспектор Витольд Дунин-Вонсович собрал кадетов и преподавателей на плацу и отдал рапорт прибывшему офицеру НКВД. 

        После чего последний приказал открыть огонь из пулеметов. Погибли все, включая коменданта [http://www.lwow.com.pl/policja/policja.html Кристина Балицка "Уничтожение польской полиции"] ] 

        Расправа над генералом Ольшиной-Вильчинским

         11 сентября 2002 года Институт Национальной Памяти приступил к расследованию обстоятельств трагической гибели генерала Юзефа Ольшины-Вильчинского и капитана Мечислава Стшемеского (акт S 6/02/Zk). В ходе запросов в польских и советских архивах было установлено следующее:

            "22 сентября 1939 года бывший командующий оперативной группой "Гродно" генерал Юзеф Ольшина-Вильчинский, его жена Альфреда, адъютант капитан артиллерии   Мечислав  Стшемеский, водитель и его помощник оказались в городке Сопоцкин под Гродно. Здесь они были остановлены экипажами двух танков РККА. Танкисты приказали всем покинуть автомобиль.
    Жену генерала отвели в находящийся поблизости сарай, где уже находилось более десятка других лиц. После чего оба польских офицера были расстреляны на месте. 

    Из находящихся в Центральном Военном архиве в Варшаве ксерокопий советских архивных материалов следует, что 22 сентября 1939 года в районе Сопоцкина моторизованный отряд 2-й танковой бригады 15-го танкового корпуса вступил в бой с польскими войсками. 
    Корпус входил в состав Дзержинской конно-механизированной группы Белорусского фронта, которой командовал комкор Иван Болдин…" [http://www.pl.indymedia.org/pl/2005/07/15086.shtml Акт S6/02/Zk 
    Вот они и числятся до сих ор  по польским военным архивам, как без вести пропавшие.

    Но все же около 80 000 польских военнослужащих сумели эвакуироваться в соседние нейтральные государства — Литву, Латвию и Эстонию (12 000), Румынию (32 000), Венгрию (35 000).

               (конец ч.8)

Все фото к этой части находятся тут:
http://h.ua/story/373899/

 

 Комментарии

Комментариев нет