РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Западная Белоруссия под властью НКВД СССР ч. 9

1283 просмотра

Приемные пункты для военнопленных. Первая ФИЛЬТРАЦМЯ и ее последствия.

                         ч.9

Приемные пункты для военнопленных. Первая ФИЛЬТРАЦМЯ и ее последствия.

       Итак, продолжаем наше посвистывание. Для забывчивых читателей напоминаю, что 17 сентября 1939 г. Красная Армия перешла советско-польскую границу и быстро заняла территорию Восточной Польши ( в советской интерпретации - Западной Украины и Западной Белоруссии).
      И вот первый документ свидетельствующий о том какие перспективы изначально ожидали польских военнопленных.
     Теперь когда мы знаем о красном терроре в БССР давайте внимательно и без эмоций вчитаемся в этот документ. А когда вчитаемся то нам станет понятным почему в РККА с первые дней вторжения в Восточную Польшу начались на польскими военнослужащими внесудебные расправы.
       1939 г., СЕНТЯБРЯ 16, СМОЛЕНСК. — ПРИКАЗ № 005 ВОЕННОГО СОВЕТА БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА ВОЙСКАМ ФРОНТА О ЦЕЛЯХ ВСТУПЛЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ НА ТЕРРИТОРИЮ ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ
№ 005 Секретно
Приказ Военного совета Белорусского фронта
16 сентября 1939 г. № 005 г. Смоленск
Товарищи красноармейцы, командиры и политработники!
Польские помещики и капиталисты поработили трудовой народ Западной Белоруссии и Западной Украины.
Белым террором, полевыми судами, карательными экспедициями   они подавляют революционное движение, насаждают национальный гнет и эксплуатацию, сеют разорение и опустошение.
Великая социалистическая революция предоставила польскому народу право на отделение. 
Польские помещики и капиталисты, подавив революционное движение рабочих и крестьян, захватили Западную Белоруссию и Западную Украину; лишили эти народы своей Советской Родины и заковали их в цепи кабалы и угнетения.
Правители панской Польши бросили теперь наших белорусских и украинских братьев в мясорубку второй империалистической войны.
Национальный гнет и порабощение трудящихся привели Польшу к военному разгрому.
Перед угнетенными народами Польши встала угроза полного разорения и избиения со стороны врагов.
В Западной Украине и Белоруссии развертывается революционное движение. Начались выступления и восстания белорусского и украинского крестьянства в Польше. 
Рабочий класс и крестьянство Польши объединяют свои силы, чтобы свернуть шею своим кровавым угнетателям.
Товарищи бойцы, командиры и политработники Белорусского фронта, наш революционный долг и обязанность оказать безотлагательную помощь и поддержку нашим братьям белорусам и украинцам, чтобы спасти их от угрозы разорения и избиения со стороны врагов.
Выполняя эту историческую задачу, мы не намерены нарушать договор о ненападении между СССР и Германией. 
Мы не должны допустить, чтобы враги белорусского и украинского народа одели на них новое ярмо эксплуатации и разорения, подвергли их избиениям и издевательству.
Мы идем не как завоеватели, а как освободители наших братьев белорусов, украинцев и трудящихся Польши.
П р и к а з ы в а ю:
1. Частям Белорусского фронта решительно выступить на помощь трудящимся Западной Белоруссии и Западной Украины, перейдя по всему фронту в решительное наступление.
2. Молниеносным, сокрушительным ударом разгромить панско-буржуазные польские войска и освободить рабочих, крестьян и трудящихся Западной Белоруссии.
Под лозунгом за нашу счастливую советскую родину, за Великого Сталина выполнить военную присягу, свой долг перед родиной.
Приказ прочесть во всех ротах, батареях, эскадронах, эскадрильях и командах, начиная с 16.00 16.9.39.
Командующий войсками
Белорусского фронта
Командарм 2-го ранга Ковалев
Члены Военного совета
Белорусского фронта:
Корпусной комиссар Сусайков1
Дивизионный комиссар Смокачев
Комдив Гусев2
 Пономаренко3
РГВА, ф. 35086, оп. 1, д. 4, л. 8. Типографский экз.

     Ну а дальше больше!!!
         1939 Г., СЕНТЯБРЯ 17, МОСКВА. — ЗАПИСКА НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР КОМИССАРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ 1-го РАНГА Л. П. БЕРИИ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВНАРКОМА СССР В. М. МОЛОТОВУ О НАПРАВЛЕНИИ ПРОЕКТА ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОМИТЕТА ОБОРОНЫ ПРИ СНК СССР О ПЕРЕВОДЕ НА ВОЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОНВОЙНЫХ ВОЙСК НКВД СССР НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛОРУССКОГО И КИЕВСКОГО ОСОБЫХ ВОЕННЫХ ОКРУГОВ И ЛЕНИНГРАДСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА И ОТКРЫТИИ ТАМ ПРИЕМНЫХ ПУНКТОВ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ
№ 4271/Б Сов, секретно
Председателю Совета Народных Комиссаров 
Союза ССР товарищу Молотову
Генеральный штаб РККА просит открыть в Белорусском и Киевском особых военных округах восемь приемных пунктов военнопленных1 и два лагеря-распределителя военнопленных в Козельске (БССР) и Путивле (УССР).
Охрана приемных пунктов, а также лагерей-распределителей и конвоирование военнопленных возлагается на конвойные войска НКВД.
         Для обеспечения охраны и конвоирования военнопленных НКВД просит утвердить представляемый при этом проект Постановления Комитета Обороны при СНК СССР о переводе на положение военного времени и об отмобилизовании, по действующему мобилизационному плану, частей конвойных войск НКВД, расположенных в Белорусском, Киевском особых и Ленинградском военных округах.
         Приложение: Проект Постановления КО при СНК СССР.*
          Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л.Берия
         АПРФ, ф. 3, оп, 5, д. 614, л.75. Подлинник. На бланке НКВД СССР.
             Теперь следующий документ!
1939 г., СЕНТЯБРЯ 18, МОСКВА. - ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА № 7 (ПУНКТ 150) ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) О ПЕРЕВОДЕ НА ПОЛОЖЕНИЕ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КОНВОЙНЫХ ВОЙСК НКВД СССР НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛОРУССКОГО И КИЕВСКОГО ОСОБЫХ ВОЕННЫХ ОКРУГОВ И ЛЕНИНГРАДСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА И ПЕРЕДАЧЕ ПОД ИХ ОХРАНУ ПРИЕМНЫХ ПУНКТОВ ВОЕННОПЛЕННЫХ
Строго секретно 
Из о[собой] п[апки]
Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков). 
Центральный Комитет
№ П 7/150
18 сентября 1939 г.
Выписка из протокола №7 заседания Политбюро ЦК от *...193... г.*
Решение от 18.IX.39 г. 
О переводе на положение военного времени конвойных войск НКВД СССР.
           Утвердить следующее решение КО:
        1.   Перевести на положение военного времени с 20 сентября 1939 г. конвойные войска НКВД в Белорусском, Киевском особых и Ленинградском военных округах.
        2.   Принять под охрану конвойных войск НКВД все приемные пункты военнопленных, расположенные в Белорусском и Киевском особых военных округах и лагеря-распределители военнопленных в Козельске (БССР) и Путивле (УССР).
Секретарь ЦК
АПРФ, ф. 3, оп. 50, д. 410, л. 64. Копия. На бланке выписки из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б)
        Далее идет документ о том чем должны занимается отмобилизованные по венному времени конвойные войска! 
        И тут мы имеем первый юридический казус! 
      А ведь на эту дату (18 сентября 1939г.)  СССР ни с одном государством в мире, не   находился в состоянии войны! 
       Следующий документ приказывает нам куда и как были направлены взятые в Восточной Польщу, польские военнослужащие.
      1939 г., СЕНТЯБРЯ 19, МОСКВА. — РАСПОРЯЖЕНИЕ ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА РККА ВОЕННЫМ СОВЕТАМ БОВО И КОВО С ИЗЛОЖЕНИЕМ ПРИКАЗА НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР О ТРАНСПОРТИРОВКЕ И ПЕРЕДАЧЕ ВОЕННОПЛЕННЫХ ОРГАНАМ НКВД СССР
№ 574970 Сов, секретно
Немедленно по прямому проводу через о[перативного] д[ежурного]
Военному совету БОВО, КОВО.
        Копия: Народному комиссару внутренних дел тов. Берии.
       Народный комиссар обороны СССР приказал транспортировку военнопленных производить:
1.   До границы военнопленные направляются распоряжением Военных советов фронтов.
2.   Для движения военнопленных выделяются специальные маршруты-пути, отнюдь не допуская движения военнопленных по основным маршрутам движения наших войск.
       На выделенных маршрутах для движения военнопленных организовать временные питательные пункты. Вместо походных кухонь на этих питательных пунктах использовать пищевые котлы.
4. Для конвоирования военнопленных создать особые команды за счет выделения стрелковых рот и кавэскадронов стрелковых дивизий и кавэскадронов кавдивизий.
5.   Сдачу военнопленных органам НКВД производить в пунктах передач.
6.   Пункты передачи военнопленных НКВД устанавливаются:
а) для БОВО — Ореховно, Радошковичи, Столбцы, Тимковичи, Житковичи;
б) для КОВО — Олевск, Шепетовка (пограничная), Волочиск, Ярмоли[н]цы, Каменец-Подольск.
7.  Дальнейшая эвакуация с пунктов передачи НКВД производится — Козельск и Путивль обратным железнодорожным порожняком распоряжением нач[альника] ВОСО РККА по заявкам НКВД Отправка первых эшелонов — вечером 20.9.
8.  О принятых мерах и об отданных распоряжениях донести Шапошников, Гусев
Верно: Начальник 12-го отдела Генерального штаба РККА Утки
Итак мы на основании этого документа, точно установили, что все польское военнопленные в общем количестве 60.2 тыл чел были размещены в пунктах приема военнопленных в следующих населенных пунктах:
Ореховно, Радошковичи, Столбцы, Тимковичи, Житковичи;
          А теперь прочитаем еще один документ! 
          Но, в уме держим все пять вышеперечисленных мною пунктов приема польских военнослужащих взятых в плен в так называемой Западной Белоруссии

1939 г., СЕНТЯБРЯ 24, О ЧАС.ЗО МИН., МОСКВА. — РАЗНАРЯДКА ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ НАЧАЛЬНИКА УПРАВЛЕНИЯ ПО ДЕЛАМ О ВОЕННОПЛЕННЫХ НКВД СССР МАЙОРА П. К. СОПРУНЕНКО О МАРШРУТАХ ОТПРАВКИ ВОЕННОПЛЕННЫХ ИЗ ПРИЕМНЫХ ПУНКТОВ В ЛАГЕРЯ
Разнарядка
№№п/п Из каких пр. пунктов Кол-во вое-ных Кол. Ваг. Наз. лагеря До какой станции
1. Шепетовка          3000 120 Южский Вязники
2. Волочиск          7000 280 Козельщанск[ий] Козельщанск
3. Каменец-Подольск 3000 120 Старобельск[ий] Старобельск
4. Ярмолинцы          4000 160 Старобельск[ий] Старобельск
5. Ярмолинцы          3000 120 Оранский             Зименки  800
Начальник Управления по делам о военнопленных НКВД СССР
Майор П. Сопруненко
ЦХИДК, ф. 1/п, оп. 2е, д. 16, л.4. Отпуск.
        И сразу вопрос: А почему мы тут, не видим польских военнопленных их Западной Белоруссии???
         А ответ содержится вот в этом документе!
       И он свидетельствует, что систематическое уничтожение польских военнослужащих, был начат задолго до того, как в марте 1940 г. состоялся Пленум ЦК ВКП (б) где по так называемой записке Л. Берия, было принято решение о расстреле 14 000 польских офицеров и прочих приравненных к ним «врагов СССР»!
И вот этот документ!
1939 г., ОКТЯБРЯ 3, МОСКВА. — РЕШЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) "О ПОРЯДКЕ УТВЕРЖДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ ВОЕННЫХ ТРИБУНАЛОВ В ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ И ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ"
От З.Х.39г.
270. — О порядке утверждения приговоров военных трибуналов в Западной Украине и Западной Белоруссии.
Предоставить право Военным советам Украинского и Белорусского фронтов утверждать приговора трибуналов к высшей мере наказания по контрреволюционным преступлениям гражданских лиц Западной Украины и Западной Белоруссии и военнослужащих бывш, польской армии.
Выписки посланы:
т.т. Калинину, Ворошилову, Ульриху, Мехлису, Берия, Полякову, Панкратьеву.
Козельский лагерь предназначен для размещения военнопленных солдат — жителей немецкой части Польши. 
           Все остальные военнопленные подлежат отправлению согласно директивы НКВД № 4441/Б от 3 октября 1939 г.
       Предлагаю провести по лагерю следующие мероприятия:
1)   сохраняя установленный для лагеря режим, обеспечить хорошее обращение с военнопленными лагеря и их культурное обслуживание, для чего Вам будут направлены политработники, кинопередвижки, редакция газеты, походная типография и культ имущество.
2)   организовать тщательное изучение и проверку личности каждого военнопленного, установление точного места его постоянного жительства до призыва в армию и выявление возможно скрывающихся среди солдат офицеров, государственных чиновников, агентов разведывательных органов и членов зарубежных антисоветских организаций.
3)   разъяснить всем военнопленным, что они оставлены временно до решения вопроса о порядке возвращения — всем им будет обеспечено возвращение на родину.
4)   в помощь Вам командируется старший инспектор Управления по делам военнопленных тов. Карелин.
          Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин
Теперь о Директиве: № 4441/Б  
Вот ее текст.
1939 г., ОКТЯБРЯ 3, МОСКВА. - ДИРЕКТИВА ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ Л. П. БЕРИИ НАРКОМАМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ БЕЛОРУССКОЙ ССР И УКРАИНСКОЙ ССР, НАЧАЛЬНИКАМ УНКВД И ЛАГЕРЕЙ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ОБ ОТПРАВКЕ НА РОДИНУ СОЛДАТ - УРОЖЕНЦЕВ ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ И ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ И О ПОРЯДКЕ СОДЕРЖАНИЯ ДРУГИХ КАТЕГОРИЙ ВОЕННОПЛЕННЫХ В ЛАГЕРЯХ НКВД СССР

№ 4441/Б Сов. Секретно
Вручить немедленно 
С изъятием ленты



Вологда УНКВД т. Кондакову, ст. Заоникеево, Северной ж. д., лагерь НКВД Матвееву; ст. Грязовец, Северной ж.д. лагерь НКВД Филиппову;
Калинин УНКВД т. Токареву, г. Осташков, лагерь НКВД Борисовцу; Смоленск УНКВД т. Куприянову, г. Юхнов, лагерь НКВД Кадышеву; г. Козельск лагерь НКВД Королеву;
Сумы УНКВД т. Вещеникину, г. Путивль, лагерь НКВД Смирнову; Полтава УНКВД т. Бухтиарову, Козельщаны, лагерь НКВД Соколову; Ворошиловград УНКВД т. Череватенко, г. Старобельск, лагерь НКВД Бережкову;
Горький УНКВД т. Губину, Богородский район, село Оранки, лагерь НКВД Сорокину;
Иваново УНКВД т. Блинову, г. Южа, лагерь НКВД т. Кию; Минск НКВД т. т. Бочкову, Цанаве, Решетникову; Львов т.т. Меркулову, Серову; Киев, НКВД т. Горлинскому. Приказываю:
1.   Военнопленных солдат украинцев, белорусов и других национальностей, жителей Станиславовского, Львовского, Тарнопольского и Луцкого воеводств Западной Украины и Новогрудского, Виленского, Белостокского и Полесского воеводств Западной Белоруссии распустить по домам.
2.   Военнопленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, т. е. жителей воеводств, отошедших к Германии, содержать в Козельском лагере Смоленской области и в Путивльском лагере Сумской области, впредь до особых указаний.
3.   Военнопленных генералов, офицеров, крупных военных и государственных чиновников сосредоточить в Старобельском лагере Ворошилов-градской области.
4.   Разведчиков, контрразведчиков, жандармов, тюремщиков и полицейских сосредоточить в Осташковском лагере Калининской области.
5. Выполнение данных указаний провести в следующем порядке: начальнику УНКВД, начальнику и комиссару лагеря в трехдневный срок с момента получения директивы проверить документы каждого пленного и дополнительным личным опросом и свидетельскими данными установить принадлежность каждого пленного к нижеследующим группам:
а) солдаты военнопленные, жители Станиславовского, Львовского, Тарнопольского и Луцкого воеводств Западной Украины и Новогрудского, Виленского, Белостокского и Полесского воеводств Западной Белоруссии. 
Этих солдат сгруппировать по признаку их местожительства по воеводствам и подготовить к отправке;
б) солдаты военнопленные, родина которых находится в немецкой части Польши, т. е. жители воеводств, отошедших к Германии. Эти военнопленные подлежат отправке в Козельский и Путивльский лагеря.
Территорией немецкой части Польши считаются Люблинское, Варшавское, Келецкое, Краковское, Лодзинское, Поморское, Познаньское и Силезское воеводства, а также некоторые населенные пункты Белостокского и Львовского воеводств Западной Украины и Западной Белоруссии, по которым проходит линия государственной границы между СССР и Германией.
в) разведчики, контрразведчики, жандармы, полицейские и тюремщики. Эти военнопленные подлежат отправке в Осташковский лагерь;
г) генералы, офицеры, крупные военные и государственные чиновники, подлежащие отправке в Старобельский лагерь;
д) при проверке документов и отборе военнопленных по вышеуказанным признакам, необходимо учесть, что многие из военнопленных, особенно разведчики, контрразведчики, полицейские, а также офицеры и крупные чиновники, будут скрывать свое настоящее лицо; а в некоторых случаях будут иметь поддельные документы. Задача состоит в том, чтобы не допустить освобождения из лагерей кого-либо из вышеназванных лиц под видом солдата.
6. Вся работа по отбору, группированию и подготовке к отправке военнопленных должна быть закончена к 8 октября.
К этому же сроку начальники УНКВД и начальники лагерей должны телеграфно представить Управлению по делам военнопленных сводные данные о количестве военнопленных по всем указанным выше категориям и заявки на их перевозку.
Заявки на перевозку должны быть представлены с учетом доставки эшелонами отпускаемых домой военнопленных солдат в два пункта: жителей Западной Белоруссии до Барановичи и жителей Западной Украины до ст. Тарнополь.
7.   Отправка эшелонов распускаемых военнопленных производится по особому указанию Управления по делам военнопленных. При этом необходимо группировать отправляемых по признаку местожительства.
8.   В помощь начальнику лагеря для проведения данной директивы командируется ____________


НКВД СССР Л. Берия



   Из его содержания однозначно вытекает следующий вывод. Что личные дела значительной части польских военнопленных при первоначальной фильтрации в приемных пунктах военнопленных сразу были направлены на рассмотрения военных трибуналов Белорусского фронта и естественно, что все они были приговорены за «контрреволюционные преступления» к высшей мере наказания - расстрелу!
           Но, до сих пор ни один из независимых историков, так и никогда не был допущен в архивы БОВО чтобы там изучить все данные о том, где, кого, и за что из числа польских военнослужащих с сентября 1939 по март 1940 годов  было приговорено к смертной казни!
          А после того как, по приёмным   пунктам была проведена так называемая «фильтрация» и все «отсеянные» сотрудниками НКВД СССР, были расстреляны по приговорам Военных Трибуналов, то в живых, из общего количества польских военнопленных оказалось и- 452 000 по состоянию на 19 ноября 1941 г., если верить официальным данным примерно 125 000 польских военнопленных.
        Но, и   эта цифра тоже вызывает у нас большие сомнения!
        Рядом криминалистов, , «нанятых» не побоюсь так их назвать руководством КПРФ было «доказано», что в отношении некоторой части документов «Особой папки» можно высказать версию о их позднейшей фальсификации.
          И в первую очередь, с целью сведения всего вопроса по убитых в 1939-1941 г. поляках о гибели польских военнопленных в 1939-1941 годах, только исключительно к Катынскому расстрелу!
         А, что же нам известно о судьбе польских солдат и офицеров собранных в Ореховно, Радошковичи, Столбцы, Тимковичи, Житковичах? 
       То, вам уважаемый читатель пусть не кажется их тамошнее пребывание, таким себе нахождением на курорте или в спортивном лагере!
        Но, сначала о том как в СССР в 1939 г. документально оформили прием военнопленных
       Временная инструкция о работе пунктов НКВД по приему военнопленных
Москва. 29 декабря 1939 г. *
Секретно
«Утверждаю»
Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комдив Чернышов
Временная инструкция о работе пунктов НКВД по приему военнопленных
I. Общая часть
1. Пункты НКВД СССР по приему военнопленных (приемные пункты) организуются по приказу или распоряжению Народного комиссара внутренних дел Союза ССР.
2. Организацию пунктов и дальнейшее руководство их деятельностью проводит Управление НКВД СССР по делам о военнопленных через НКВД, УНКВД республик, краев и областей, на территории которых расположен пункт.
3. Начальник приемного пункта в своей работе руководствуется настоящей инструкцией, распоряжениями и указаниями Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и начальника УНКВД (НКВД союзной и автономной республики).
4. Охрану военнопленных на приемных пунктах несут части конвойных войск НКВД.
Взаимоотношения начальника приемного пункта с командиром войскового подразделения, несущего охрану пункта, определяются приказом НКВД СССР от 19 ноября 1939 г. за № 0390, а именно:
1) Войсковое подразделение, несущее службу охраны приемного пункта, в административно-строевом отношении командованию приемного пункта не подчиняется, но выполняет требования последнего в отношении:
а) временного усиления наружной охраны на отдельных секторах или постах; 
б) выделения боесостава для ликвидации массовых беспорядков или бунта военнопленных, для пресечения готовящегося массового побега их или для отражения нападения на приемный пункт извне, а также при производстве внезапных массовых осмотров помещений военнопленных.
2) Право вызова караула по тревоге и дежурного подразделения имеют начальник приемного пункта и дежурный по приемному пункту.
3) Командир дежурного подразделения по прибытии в приемный пункт по вызову начальника приемного пункта или дежурного по приемному пункту поступает в их распоряжение до прибытия командира войскового подразделения.
4) По прибытии в приемный пункт командир войскового подразделения принимает командование караулом и дежурным подразделением и действует по плану, разработанному совместно с начальником приемного пункта.
Начальник приемного пункта не вмешивается в распоряжения командира войскового подразделения, отдаваемые последним караулу и дежурному подразделению. Однако командир войскового подразделения обязан выполнять оперативные задания начальника приемного пункта по восстановлению порядка.
Предварительные устные оперативные задания начальник приемного пункта подтверждает письменно.
5) Командование приемного пункта не имеет права требовать от войскового подразделения выделения боевого состава:
а) для конвоирования военнопленных в баню и лечебные заведения, а также для конвоирования в другие пункты;
6) для охраны военнопленных на работах, проводимых вне пункта (если по этому вопросу не имеется специальных указаний Главного управления конвойных войск);
в) для охраны новых пунктов (отделений), не предусмотренных при организации приемного пункта.
6) Конвоирование военнопленных в другие пункты производится конвоями по распоряжению штаба конвойных войск НКВД СССР.
7) За побег военнопленных, совершенный через вахтерские проходные пункты приемного пункта, состав караула ответственность не несет.
II. Прием военнопленных
5. Прием военнопленных от частей РККА и РККФ 1) производится в любое время дня и ночи по спискам, заверенным командованием части.
Прием производится лично начальником приемного пункта или его помощником.
6. Приему на пункт не подлежат:
а) больные и раненые военнопленные как подлежащие направлению в военные госпитали;      беженцы.
7. При приеме на пункт военнопленные до размещения их в отведенных помещениях тщательно обыскиваются.
При обыске подлежат изъятию:
1) все виды оружия,2) бинокли,3) фотоаппараты,4) карты игральные,
5) карты военные (планы местности),6) финские ножи,7) спиртные напитки,
8) литература,9) служебные документы и различные записи,
10) электрические фонарики,11) свистки, 12) компасы,           
13) противогазы,14) военное снаряжение (сверх одного комплекта),
15) лекарства (различные — порошком и в жидкости),16) крупные суммы денег (свыше 1000 руб.
Не подлежит изъятию:
1) обмундирование,
2) постельные принадлежности,
3) белье,
4) котелки и другая посуда,
5) деньги,
6) табак (папиросы),
7) спички (зажигалки),
8) часы, 9) кольца,
10) портсигары,
11) личные письма и фотокарточки (за исключением военных фотографий),
12) предметы религиозного культа,
13) ордена и значки,
14) предметы туалета, 
15) спички,
16) канцелярские принадлежности.
           На изъятые при обыске деньги военнопленному выдается квитанция. По окончании обыска составляется акт, в котором обозначаются все изъятые при обыске предметы. Акт составляется в 3-х экземплярах, из которых 1-й экземпляр с изъятыми предметами направляется в райвоенкомат (трофейная комиссия), 2-й экземпляр— в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и 3-й экземпляр остается в делах пункта.
8. При обнаружении при обыске предметов, не обозначенных в п. 7 настоящей инструкции, вопрос об изъятии или оставлении на руках военнопленных этих предметов решается по усмотрению начальника пункта.
Если обнаруженные предметы не могут являться собственностью военнопленного (части и детали от машин и т.п.) — такие вещи подлежат изъятию.
9. Все прибывающие на пункт военнопленные до размещения их в отведенные помещения должны пройти санобработку (баня, дезинфекция). Военнопленные, заявившие жалобы на болезненное состояние, подвергаются медосмотру.
10. В случаях, когда среди направленной на приемный пункт партии военнопленных выявлен больной эпидемическим заболеванием или поступившая партия имела контакт с таким больным, при приеме на прибывших накладывается карантин и по указанию врача приемного пункта проводятся противоэпидемические мероприятия.
В каждом случае эпидемического заболевания посылается телеграфное сообщение в УНКВД СССР и Управление по делам о военнопленных.
Отправление военнопленных с пунктов, где наложен противоэпидемический карантин, впредь до указаний из Управления НКВД СССР по делам о военнопленных, временно прекращается.
III. Учет военнопленных
11. Немедленно по поступлении военнопленного на приемный пункт начальник пункта организует регистрацию прибывших в специальной книге.
12. Все графы книги регистрации военнопленных должны заполняться полностью и четко.
Особое внимание должно быть обращено на то, чтобы фамилия, имя и отчество заполнялись правильно. Если военнопленный носит несколько фамилий— все они заносятся в книгу регистрации.
Звание или чин записываются полностью, например капитан артиллерии, командир такой-то части, поручик кавалерии, командир такой-то части, рядовой пехоты.
13. На группу военнопленных, направленную в лагерь, составляется этапный список за подписью начальника пункта.
14. Этапный список составляется в 3-х экземплярах. Два экземпляра списка выдаются начальнику конвоя (один для лагеря), третий экземпляр с распиской начальника конвоя в приеме этапа остается в делах пункта.
15. После отправки этапа из пункта на основании этапного списка в книге регистрации заполняются графы —дата убытия из приемного пункта и место убытия.
16. Об отправке этапов из пункта в лагерь начальник пункта телеграфно сообщает в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных по установленному коду.
17. Б случае убытия военнопленного из пункта не в лагерь в книге регистрации делается об этом соответствующая отметка.
18. Приемный пункт ведет ежедневную строевую записку о движении военнопленных, и ее содержание в зашифрованном виде ежедневно сообщает по телеграфу в Управление по делам о военнопленных НКВД СССР.
IV. Режим
19. Военнопленные офицеры, государственные чиновники, полицейские, жандармы и члены контрреволюционных партий размещаются отдельно от солдат и младшего начсостава. Военнопленные женщины размещаются отдельно от мужчин.
20. Военнопленные размещаются в помещениях, обнесенных сплошным забором или оградой из колючей проволоки в 2,5 метра высотой и находящихся круглые сутки под вооруженной охраной.
Проживание военнопленных за зоной пункта без охраны категорически воспрещается.
21. Начальник пункта на основании настоящей инструкции, в зависимости от местных условий, устанавливает время подъема и отхода ко сну и распорядок дня военнопленных, руководствуясь прилагаемым примерным распорядком дня (приложение № 3).
22. Военнопленным разрешается свободное перемещение внутри охраняемой зоны пункта от подъема до отбоя. После отбоя всякое передвижение по территории пункта без разрешения администрации воспрещается.
23. Военнопленных разрешается привлекать к работам по хозяйственному обслуживанию нужд пункта, причем вывод их на работы за зону пункта производится только под конвоем.
24. Военнопленные, выводимые на внешние работы, сдаются дежурным по пункту по списку старшему конвоя и по списку же принимаются от старшего конвоя обратно на пункт.
25. На территорию пункта имеют право входить по своим удостоверениям сотрудники пункта и работники НКВД, командированные на пункт.
Для пропуска, в случаях необходимости, на территорию пункта устанавливаются разовые пропуска единого образца, которые могут быть выданы только за подписью начальника пункта, а в его отсутствие ответственным дежурным по пункту и только лицам, пребывание которых на пункте вызвано служебной необходимостью (приложение № 126. 
С внутренней и наружной стороны зоны обозначается предупредительная зона, проходить через которую к основной зоне кому бы то ни было категорически воспрещается.
          Часовые, сотрудники пункта и находящиеся в наряде вахтеры должны немедленно пресекать всякую попытку военнопленных установить связь с окружающим населением.
27. С военнопленными со стороны администрации, охраны и сотрудников приемного пункта должно быть вежливое обращение.
28. Всякое использование труда военнопленных в личных целях, покупка вещей у военнопленных, равно как прием от военнопленных подарков или услуг в иной форме, сотрудникам пункта категорически воспрещается и должно рассматриваться как связь с военнопленными со всеми вытекающими отсюда последствиями.
29. Свидания, переписка, посылки и передачи находящимся на пункте военнопленным воспрещается.
30. Военнопленным разрешается чтение газет и книг, игра в шашки, шахматы и другие неазартные игры.
Военнопленные могут подавать жалобы и заявления в адрес любого вышестоящего органа НКВД или правительственного учреждения.
Жалобы и заявления, адресованные в Президиум Верховного Совета СССР и союзных республик, Совнарком СССР. Комиссию Советского Контроля. ЦК ВКП(б), комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б), Народному комиссару внутренних дел СССР, а также в Управление по делам о военнопленных, поданные в закрытом виде, немедленно направляются адресатам с их содержанием.
31. Среди военнопленных, содержащихся на пункте, проводится политико-массовая работа по указаниям политотдела Управления НКВД СССР по делам о военнопленных.
32. Для лучшей организации учета военнопленных и управления ими все военнопленные, находящиеся на приемном пункте, разбиваются на сотни и из их числа назначаются старшие сотен.
33. Курение в занимаемых военнопленными помещениях категорически воспрещается. Для курения отводится специальное место во дворе пункта, а в холодное время — в специально отведенном помещении, снабженном бочкой, наполненной водой.
34. Питание военнопленных проводится по установленным нормам. Выдача горячей пищи должна проводиться два раза в сутки, кипяток по потребности.
35. Врач приемного пункта ежедневно проводит обход помещений военнопленных, осуществляет текущий санитарный и пищевой надзор и оказывает нуждающимся необходимую медицинскую помощь. В случаях, когда выявляется эпидемическое заболевание, принимаются меры, указанные в п. 10.
36. Для поддержания порядка в помещениях и наблюдения за военнопленными внутри зоны устанавливаются вахтерские посты.
37. Отправка военнопленных с приемного пункта производится только по нарядам Управления по делам о военнопленных. Перед отправкой врач приемного пункта отсеивает лиц, не могущих по состоянию здоровья следовать с этапом, и визирует эшелонные списки с указанием об отсутствии на приемном пункте эпидемических заболеваний.
38. В составе эшелона численностью от 1000 чел. и выше выделяется один санитарный вагон, который оборудуется по прилагаемым нормам (приложение №2)  
39. О всех происшествиях на пункте (побег, смерть военнопленного, пожар, беспорядок и т.п.) начальник приемного пункта немедленно доносит начальнику УНКВД и одновременно в Управление по делам о военнопленных НКВД СССР.
Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных 
Майор Сопруненко
Комиссар Управления НКВД СССР по делам о военнопленных полковой комиссар
Нехорошев
Приложение № 3 (к п. 21 инструкции)
Примерный распорядок дня приемного пункта
Подъем 7 час
Утренний туалет и уборка помещений 7 час. - 7 час 30 мин
Утренняя поверка 7 час. 30 мин - 8 час.
Завтрак 8 час 30 мин -9 час 30 мин
Работа на территории пункта 9 час 30 мин -16 час 30 мин
Обед 16 час 30 мин -18 час 30 мин
Культурно-массовая работа 18 час -21 час
Ужин 21 час. -22 час
Вечерняя поверка 22 час -22 час 30 мин
Отбой 23 час
ГА РФ. Ф. 9401. on. 1, д. 533, л. 510-526. 
Подлинник. ЦХИДК. Ф. 1п, on. 5е, д. 1, л. 4-16, 23. Копия. Русский архив. С. 25-31.
   По сути это все же не, приемный пункт для военнопленных, а полноценный концентрационный лагерь созданный в полевых условиях!
    Теперь тоже наверно впервые для всех лиц изучавших историю польских военнопленных   давайте пройдёмся по всем вышеперечисленным пунктам приема польских военнопленных в Белоруссии и посмотрим где же они находятся и чем еще знамениты!
         Ореховно 
         Теперь в Республике Белоруссия времен правления там бацьки Лукашенко, это историческое место под названием «Усадьба ОРЕХОВНО» и находится оно в Ушачский районе Беларуси
           А знаменито это место тем, что там жил   граф Забелло.
          Род Забелло (герб «Топор») был одним из самых знатных в Великом княжестве Литовском. Представители рода Забелло происходили из польского рода Топорчиков и рода Збылутув. В ХIV-XV веках этот род поселился в Великом княжестве Литовском.
         Следующей остановкой в нашей виртуальной экскурсии является Радошковичи.
         Радошковичи (белор. Радашко;вічы), городской посёлок Белоруссии, в Молодечненском районе Минской области, в пределах Минской епархии. Расположен у слияния рек Вязынка и Гуйка в Рыбчанку, на Вилейско-Минской водной системе, в 32 км от Молодечно, в 41 км от Минска и в 10 км от железнодорожной станции Радошковичи, на автомобильной дороге Минск—Молодечно. Население 5,7 тыс. (2006).
           26 июня 1941 во время бомбёжки вражеской танковой колонны па дороге Радошковичи — Молодечно у самолёта Г. был пробит бензобак и возник пожар. Экипаж (лейтенанты А. А. Буденюк, Г. Н. Скоробогатов и старший сержант А. А. Калинин) во главе с Г. не покинул самолёт на парашютах и Г. направил горящую машину на скопление танков, автомашин и бензоцистерн. Сейчас многие историки оспаривают этот факт и подвиг тарана приписывают другому экипажу под командованием Маслова!
http://ru.wikipedia.org/wiki/,_
         Затем идут Столбцы.
          Столбцы; (белор. Стоўбцы) — город в Минской области Белоруссии, административный центр Столбцовского района. Расположен на правом берегу реки Нёман. Население — 15,4 тыс. человек (2011). Расположен в 65 км к юго-западу от Минска на автомобильной дороге Минск — Барановичи.
      Столбцы и прилегающие леса являются местом действия романа-бестселлера Владимира Богомолова «Момент истины» («В августе сорок четвёртого»)
      Следующая наша остановка Тимковичи.
          Ти;мковичи — посёлок в Копыльском районе Минской области Белоруссии. Административный центр Тимковичского сельсовета.
        Расположен на реке Мажа в 25 км к юго-востоку от Несвижа. С севера от Тимковичей проходит железнодорожная линия Барановичи—Слуцк.
      И последним пунктом является Житковичи.
        Жи;тковичи — город в Беларуси, административный центр Житковичского района Гомельской области. Расстояние от Гомеля — 223 км
          Население — 15,9 тыс. человек (2010). Первое упоминание относится к 1500 году. С 1938 года — городской посёлок, с 1971 года — город.
   Так же читателю будет интересно узнать, как происходил сам процесс сбора пленных в приемные пункты.
       В соответствии с этими приказами НКВД СССР началась ускоренная отправка польских военнослужащих в Ярмолинцы и другие пункты передачи военнопленных НКВД. 
         Этим делом были первоначально заняты два кавалерийских полка, преобразованные в дорожно-этапные службы. Однако при дальнейшем продвижении Красной Армии часть пленных, количество которых резко возросло, оставляли в городах, располагавшихся по пути движения частей. По мере развертывания эвакуационной сети — т.е. разбивки пути на «грунтовые участки» с необходимыми для конвоирования соединениями, пунктами питания, ночлега — польских военнослужащих передавали в ближайшие дорожно-комендантские районы.
        Специальные дорожно-комендантские полки — 30-й, 31-й и др. — пешком и по железной дороге переправляли людей к приемным пунктам НКВД.
        Но тыловые службы работали с перебоями, походных кухонь было недостаточно, питание пленных зависело главным образом от местных, иногда очень скудных, ресурсов. Войска оказались неспособными обеспечить размещение, содержание, питание и эвакуацию более 250 тыс. человек, взятых ими в плен. Как констатировалось в одном из отчетов об операции, «питание и содержание (военнопленных. — Н.Л.) с первого до последнего дня было организовано плохо»4.
           О том, как проходила доставка военнопленных на приемные пункты, и об обстановке, царившей там, рассказывает в своей книге «Старобельские воспоминания» бывший узник, известный польский художник Юзеф Чапский.
Но он содержался в приемных пунктах для польских военнопленных на территории УССР. И тем не менее его и других выживших пленных воспоминания представляют большой интерес и могут быть экстраполированы и на белорусские приемные пункты.
            «Вместе с бойцами двух кавалерийских эскадронов 3-го полка 27 сентября в Хмелеке  он сдал оружие, получив от парламентеров КОВО обещание сохранить всем свободу.
           Люди надеялись, что это условие будет выполнено — ведь победа Германии, по логике, не могла отвечать интересам СССР. Казалось, что Советскому Союзу выгодно, чтобы поляки перешли границу и продолжили борьбу против фашизма во Франции, в Англии или других странах.
          Но, у Сталина была своя логика, доминантой которой являлось тесное советско-германское сотрудничество, подрыв влияния Англии.
            Поэтому надеждам художника, менее месяца назад сменившего штатское платье на мундир ротмистра, и его друзей не суждено было сбыться. В этом они убедились, когда их отправили в Волочиск — сначала на машинах, а затем пешком. 
            По пути к колонне присоединяли многочисленные группы конвоируемых офицеров, среди которых был и генерал бригады Константин Плисовский, руководивший в 1939 г. обороной Бреста, мужественно сопротивлявшегося натиску немцев.
               Вереница людей становилась все длиннее, многие в пути теряли сознание. Перейдя мост через реку Збруч, оказались по другую сторону границы, в Волочиске, где находился приемный пункт НКВД. 
          «На грани крайнего психического и физического истощения, — пишет Чапский, — в пронзительный холод нас, около 2000 офицеров, загнали  в  коровник к находившимся уже там более 2000 рядовых.
           Первая ночь за пределами Польши. Польское войско — это оглушенная несчастьем, психически раздавленная толпа. 
           Было совершенно темно. Когда закрывали двери, становилось невыносимо душно, особенно для тех, кто расположился в глубине коровника, если же двери открывали — находившихся поблизости сковывал невыносимый холод. 
             В темноте раздавались крики: «Закройте двери, от вони еще никто не умер»; «Откройте двери, нам нечем дышать»; «Хамы, видно, в хлеву родились».
     Униженные до предела, мы слушали эти вопли, и вдруг кто-то затянул:
Под твою защиту, Отче, на небе 
Круг твоих детей свою вверяет судьбу, 
Благослови их, спаси от нужды, 
Защити от зла и занесенного удара.
И весь коровник, до единого человека, подхватил песню. В пении этом был какой-то детский порыв, полный веры и слез, зовущий на помощь крик:
Ты наша защита, Боже, Отче наш...»
Но, увы Бог их не услышал….
          «На Волочиском приемном пункте военнопленные, как правило, находились пару дней. Получали полкотелка жидкого супа, страдали от холода. Здесь проводилась первая регистрация военнопленных. Затем отправка в товарных вагонах по 40 и более человек в каждом, многодневные мытарства, прежде чем люди попадали в стационарный лагерь.
            Описание другого приемного пункта — Подволочиского — дано в воспоминаниях профессора Виленского университета, специалиста по экономике Германии и Советского Союза Станислава Свяневича, а также в дневнике Августина Дыяса.
           Людей разместили за колючей проволокой в конюшне и даже под открытым небом. 
           После двухдневного пребывания в неотапливаемом помещении, на ветру и морозе солдат и офицеров погрузили в замусоренные товарняки и погнали в глубь страны. 
           «Мы узнали и почувствовали на себе и липкую грязь вагонов, и холод, и голод, недостаток воды и полнейшую невозможность отправления естественных потребностей иначе как прямо на пол вагона», — писал Свяневич.
          Но при всем трагизме описанных ситуаций, надо сказать, что это были      еще   «счастливчики» которые прошли первую фильтрацию  оперуполномоченных НКВД ССРР.
         Но было очень много и тех, кому не повезло и они остались   лежать на вечно в безвестных могилах на территории Белоруссии и Украины, как раз в районах своих «приемных пунктов для военнопленных». 
Тут я имею в виду тех, кто был расстрелян по приговорам военных Трибуналов БОВО!
     С времен этих событий, прошло 74 года, но никто на территории Белоруссии не проводил ни никаких архивных исследование деятельности вышеперечисленных пунктов приема польских военнослужащих с определением общего численного состава поляков прошедших через них, ни поиск их захоронений в безвестных братских могилах.
Ну, а к ноябрю 1939 г. потом вытопленных стал иссякать и появился вот такой документ.
1939 г., НОЯБРЯ 9, МОСКВА. - РАСПОРЯЖЕНИЕ ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ П. К. СОПРУНЕНКО НАЧАЛЬНИКАМ ПРИЕМНЫХ ПУНКТОВ В ОЛЕВСКЕ, ШЕПЕТОВКЕ, ЖИТКОВИЧАХ, НЕГОРЕЛОМ О ЗАПРЕЩЕНИИ ПРИЕМА НОВЫХ ВОЕННОПЛЕННЫХ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ УПВ НКВД СССР
Сов, секретно
Записка [по] проводу
Без разрешения Управления по делам о военнопленных ни одного человека больше на приемные пункты не принимать, вне зависимости от чина или звания.
Сопруненко. №2067099.
                    (конец ч.9)
Все фоток этой части находятся  тут:
http://h.ua/story/373965/

 Комментарии

Комментариев нет