РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Новые данные о количестве и личном составе польских военнопленных в СССР ч.1

2254 просмотра

Магические надписи на конвертах прошлого продолжают завораживать нас..»

 Новые данные о количестве и личном составе польских военнопленных в СССР за период

с сентябрь 1939 г. по август 1941 г.

 

           В 1999 году в Москве под редакцией академика А. Яковлева впервые вышел в официальной печати сборник документов под названием «Катынь. Пленники необъявленной войны» в котом российские официальные историки впервые вынуждены были под давлением неопровержимых доказательств, (в виде документов о пленении и расстреле в СССР польских офицеров выявленных в архивах Политбюро и Секретариата ЦК КПСС, Министерства обороны, Федеральной службы безопасности, а также в федеральных архивах), признать два факта.

          Первый - была названа цифра польских военнопленных находившихся в СССР с сентября 1939 г. по август 1941 года в 250 000 человек и признано, что все массовые расстрелы 22 000 польских военнопленных (не только в Катыне), а в других местах Российской Федерации, Беларуси и Украины были совершенны сотрудниками НКВД СССР по решению Советского правительства.

           Но не все читатели знают, как собственно в СССР в последние годы его существования осуществлялся поиск документов о польских военнопленных. И тут по моему мнению будет уместным привести отрывок из воспоминай академика А. Яковлева:

 

Так получилось, что я причастен к поискам документов по Катыни.

Польская сторона, особенно Войцех Ярузельский, не раз и не два ставила перед руководством СССР вопрос о Катыни. М. Горбачев, несмотря на хорошие личные отношения с В. Ярузельским, все время затягивал практическое решение проблемы. Только позднее я понял, почему это происходило.

В конце концов под давлением польской стороны Политбюро пошло на создание советско-польской комиссии по Катыни. Советскую часть возглавил Георгий Смирнов, директор Института марксизма-ленинизма. Я должен был курировать работу этой комиссии по линии Политбюро.

Началась длительная поисковая "волынка". Польская часть объединенной комиссии нажимала на Г. Смирнова, он в свою очередь звонил мне и просил помочь в поиске документов.

Каждый раз я обращался к Михаилу Сергеевичу, который отвечал на мои неоднократные просьбы одним словом: "Ищите!"

Неоднократно спрашивал у заведующего общим отделом ЦК Валерия Болдина, хранителя архивов, где же могут быть хоть какие-то документы по Катыни. Он уверял, что таковых у него нет, но говорил это с легкой усмешкой.

Иногда у меня появлялись сомнения в искренности ответов на мои просьбы, которые разделял и заведующий международным отделом ЦК Валентин Фалин.

Но я гнал от себя эти сомнения, ибо не видел каких-либо понятных причин, почему надо скрывать правду.

Так продолжалось достаточно долго.

Но однажды вся эта невнятица была взорвана. Ко мне пришел Сергей Станкевич и сказал, что историк Н. С. Лебедева, работая с документами конвойных войск, неожиданно обнаружила сведения о Катыни.

— Как лучше ими распорядиться? — спросил Станкевич.

Я попросил передать их мне.

       На другой или третий день ко мне пришел профессор А. О. Чубарьян и принес пачку документов. С большим волнением я начал их перелистывать.

      Старые, холодные листы повествовали о трагедии более 12 тысяч поляков, расстрелянных по приказу Джугашвили-Сталина.

      Уже тогда было ясно, что это только часть документов. Мы поговорили обо всем этом с Александром Огановичем и договорились, что эти документы должны увидеть свет.

Я стал думать, как поступить с ними. Интуиция останавливала меня от того, чтобы направлять их сразу же в общий отдел ЦК и докладывать М. Горбачеву.

Подумав, я решил размножить документы в пяти экземплярах и направить их в международный отдел, в КГБ, в МИД куда еще — не помню.

Когда пакеты с документами были отправлены, я позвонил В. Болдину и рассказал о находке.

 И вот тут я понял, что со мной хитрят. Ответ Валерия Ивановича был не только озабоченным по тону, но и каким-то растерянным, торопливым. Он сказал:

— Это очень интересно, направь их мне немедленно. С курьером, — добавил
он.

И снова мне пришлось подумать. Я отправил документы, но не с нарочным, а обычным путем — через канцелярию, рассчитывая на то, что на документах появятся, как и положено, красные печати и номера, что и сделало бы их "бюрократически защищенными".

После этого я позвонил Михаилу Сергеевичу и рассказал о случившемся, подчеркнув, что теперь есть о чем говорить в советско-польской комиссии. Горбачев встретил информацию без эмоций.

Я бы сказал, без особого интереса. Но, как я понимаю, он позвонил В. Ярузельскому. Об этом я узнал от самого Ярузельского, к которому всегда относился с огромным уважением.

Лед тронулся, но половодья, как оказалось, не получилось.

События неслись вскачь, и я отошел от катынской проблемы, полагая, что она решена. Но случилось так, что Михаил Горбачев и Борис Ельцин в декабре 1991 года пригласили меня присутствовать на их встрече, когда Михаил Сергеевич как бы передавал власть Борису Николаевичу.

Беседа была достойной, взаимоуважительной и продолжалась более восьми часов. Один ничем не показывал, что он расстроен, другой не демонстрировал особой радости.

И вот среди других особо важных бумаг М. Горбачев передал Б. Ельцину конверт с документами, добавив, что необходимо посоветоваться, как с ними поступить дальше.

Боюсь, могут возникнуть международные осложнения. Впрочем, тебе ре
шать,
— заметил Горбачев.

Б. Ельцин почитал и согласился, что об этом надо серьезно подумать.

Я был потрясен.

Это были сверхсекретные документы по Катыни, свидетельства преступления режима.

Я был потрясен еще и потому, что Михаил Сергеевич передавал эти документы с поразительным спокойствием, как если бы я никогда не обращался к нему с просьбой дать поручение своему Архиву еще и еще раз поискать документы. В растерянности я смотрел на Горбачева, но не увидел какого-либо смущения. Такова жизнь.

Впрочем, не могу не сказать о своем недоумении и в связи с тем, что переданные документы далеко не сразу получили огласку.

 Причины мне неизвестны, а еще более — непонятны. Как же все-таки трудно пробивается правда — и не только через бюрократические бастионы, но и через инерционную психологию политиков.

Магические надписи на конвертах прошлого продолжают завораживать нас..»

     К словам А. Яковлева можно добавить одно, что власти России, особенно после начала правления там В. Путина сделали все, чтобы все найденные документы о польских военнопленных так и никогда не увидели свет и использовали для этого обычный бюрократский процесс формально возбудив вначале уголовное дело, потом его закрыв по незаконным обстоятельствам, а само дело засекретили и сдали в архив лет так   на 50!

 

           Но независимые историки в Польше, России, Украине ведет свои исторические расследования тайны гибели в советском плену польских военнопленных.

          К примеру мною в двух своих работах: «Польские военнопленные в Украине (1939-1941 года) ( http://h.ua/story/372814/#ixzz2YLhpgLNe)  и «К вопросу о количестве лагерей для польских военнопленных созданных в СССР в 1939-1941годах» ( http://h.ua/story/373055/#ixzz2YLjBmbXI)  было  доказано иную  цифру  польских военнопленных и найдены новые места заключения и гибели  поляков.

   Из вышеназванных работ видно, что    войсками РККА, из состава подразделений «Украинского фронта» в период с 17 сентября по 2 октября 1939 года было взято в Западной Украине, в плен  392,3 тыс. человек, в том числе 16,7 тыс. офицеров.

 

       Одновременно другими войсками РККА, уже из числа подразделений входивших в состав «Белорусского фронта» с 17 по З0 сентября того же года, было взято в плен в Восточной Польше еще 60,2 тыс. человек, из них 2,1 тыс. офицеров.

 

      Что, в итоговой сумме, составляет не 180 000 - 250 000 военнопленных, как считалось ранее, а уже  453 500 человек из которых 18 800 были офицерами.

      Известно, что в СССР для размещения польских военнопленных, заблаговременно, еще до вторжения в Польшу было подготовлено только 2 концентрационных лагеря! А после вторжения дополнительно созданы еще шесть стационарных концентрационных лагерей.

      Но, эти, признаваемый российскими историками 8 лагерей, даже при максимальном, теоретически-расчетном плане наполнения в 10 000 человек на 1 лагерь, никак не смогли разместить даже на цифре в 180 000 тысяч человек (на которой и настаивают ряд польских историков), не говоря уже о больших цифрах пленных. В связи с чем даже российские историки понимая эту проблему вынуждены были признать тот факт, что не все польские военнопленные по разным причинам, из приемных пунктов так были переведены в лагеря для военнопленных, а были разосланы в СССР по другим местам заключения.

 

         Что же касается точного количества польских военнопленных, оказавшихся в советском плену в сентябре-октябре 1939 г., то до 2009 г. когда в Украине, когда вышла в свет книга «Советские органы государственной безопасности в 1939-июнь 1941 года. Документы ГА СБ Украины», т.е  через 10 лет  после выхода вышеуказанного российского сборника документов,  в ней  впервые была документально подтверждена цифра в 453 500 человек.

       И тут, если исходить из новой общей цифры военнопленных, попавших в СССР, в 453 500 человек, у нас, в первом случае: если вычесть 250 000 как бы «лишними» являются: 185 500 человек, во втором если вычесть 180 000 уже 273 500, а в третьем случае, а это советские официальные (135 000) данные: 323 500 человек!

 

       Такое положение, с разночтением в количестве  польских военнопленных, объективно можно пояснить  только  тем, что кроме польских солдат и офицеров взятых в плен частями РККА, еще и  органы НКВД СССР (так называемые опергруппы НКВД СССР действовавшие независимо от частей РККА в  «брали  в плен» т.е.,  арестовывали, не только обнаруженных ими  военнослужащих  из состава Войска Польского (как кадрового состава так и из числа  мобилизованного в связи с началом войны и даже списанных в отставку инвалидов), но и значительное число других  лиц  приравненных ими  к «военнослужащим» -  по изначальным понятиям  советской идеологии  относящимся к  «подрывным и  контрреволюционным элементам».

       Этот факт упорно не признается прежде всего в России потому что тогда по международному праву речь может идти не только о военном преступлении, а и полномасштабном ГЕНОЦИДЕ в отношении польских граждан, захваченных СССР в ходе аннексии территорий Восточной Польши, совершенному по сговору с фашистской Германией в ходе Четвёртого раздела Польши.

   

      В первую очередь в число «военнопленных» попали граждане Польши из числа: судей, полицейских, прокуроров, сотрудники разведки, тюремной стражи, священников, лесников, помещиков.

      Среди арестованных было значительное число молодежи, из числа лицеистов, студентов последних курсов и выпускников школ, проходивших практику в вооруженных силах, лесничествах или полиции, а так же много детей подростков и жен из числа семей высокопоставленных польских беженцев, при эвакуации в Восточную Польшу, попавших в советский плен вместе с главами семейств.

 

      Но, была и особая категория польских «военнопленных», так называемые «осадники» т.е. польские крестьяне, из числа убывших в запас польских солдат и младших офицеров и получивших за свою службу, земельные наделы в Восточной Польше.

      Ныне же, эта исконно польская территория, даже постсоветскими историками (не говоря про «радетелей» идеи восстановления СССР в его прежних границах) стыдливо именуется «Западной Беларусью» и «Западной Украиной».

 

       О трагедии этой категории польских граждан мною будет рассказано в следующих частях этой работы, а пока, по ходу повествования я хочу ознакомить читателя с первым, так сказать подтверждающим мои слова документом (изданном в НКВД СССР) за 2 дня до вторжения в Польшу):

 

      Директива наркома внутренних дел СССР Я Берии о задачах оперативных групп НКВД при вступлении советских войск на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии

15 сентября 1939г.

 

Расшифровать немедленно

15 IX 39 18 25 23 50 Москвы

 

     Киев, замнаркома внутренних дел СССР т. Меркулову наркому внутренних дел УССР тов. [Серову), наркому внутренних дел БССР [Цанава] нач. особого отдела Бочкову наркому внутренних дел [БССР] Цанава

 

        Обязываю Вас лично ознакомить всех руководителей групп НКВД с настоящей директивой и тщательно их проинструктировать вместе с руководителями групп НКВД.

 

        Ознакомить с директивой также весь оперативный состав работников групп НКВД и обеспечить точное проведение в жизнь настоящей директивы.

 

        Директиву: по продвижению наших войск и занятии тех или иных городов будут создаваться временные управления (временный орган власти), в состав которых войдут руководители опергруппы НКВД.

 «Работники НКВД всю свою работу должны проводить в теснейшем контакте с военным командованием и под руководством временных управлений.

         При выполнении специальных задач по обеспечению порядка пресечению подрывной работы и подавлению контрреволюции опергруппы НКВД, по мере продвижения войсковых частей должны создавать на занятой территории во всех значительных городских пунктах аппарат НКВД за счет выделения из состава основной опергруппы НКВД небольших групп, численностью в зависимости от важности населенного пункта, с небольшим отрядом красноармейцев-пограничников выделенная опергруппа работников должна стать ядром будущих органов НКВД.

 

       Опергруппы НКВД должны провести следующие мероприятия:

Немедленно занять все учреждения связи: телеграф, телефон, радиостанции и радиоузлы, почты, поставив во главе органов связи надежных людей.

 

        Немедленно занять помещения государственных и частных банков, казначейств и всех хранилищ, государственных и общественных ценностей и взять на учет все ценности, обеспечив их хранение.

       Оказать всяческое содействие Политотделам армии и прикомандированным к ним работникам в немедленном занятии типографий, редакций газет, складов бумаги и в налаживании изданий газет.

        Немедленно занять все государственные архивы в первую очередь архив жандармерии и филиалов 2 Отдела Генштаба (экспозитуры, пляцувок - органов разведки).

 

      В целях предотвращения заговорщической предательской работы - арестуйте и объявите заложниками крупнейших представителей из помещиков, князей, дворян и капиталистов.

      Арестуйте наиболее реакционных представителей правительственных администраций (руководителей местных полиций, жандармерии, пограничной охраны и филиалов 2 Отдела Генштаба), воевод и их ближайших помощников, руководителей к/р партий - ППС - польской партии социалистов, «стронництво народове» национальной партии (бывшей национал-демократической партии), «стронництво праци», христианской демократической партии О.Н.Р.

 

      Повторяю: О.Н.Г. национально-радикальный лагерь (организации польской националистической молодежи). УНДО - Украинского националистического демократического объединения, О.У.Н. - организация украинских националистов, У.С.Р.П. - украинская социалистическая радикальная партия, Ф.Н.Е. - фронт национального единства, БНСО - Белорусская национальная социалистическая организация, Б.Н.О - Белорусского национального объединения (до 1934 г. именовалась Белорусской христианской демократией), Б.Р.П. - Белогвардейская эмигрантская монархическая организация, РОВС - Российский общевоинский союз (белогвардейская эмигрантская монархическая организация).

 

         Аресты духовных лиц пока не производить, особенно католиков.

         Занять тюрьмы, проверить весь состав заключенных.

 

      Всех арестованных за революционную и проч. антиправительственную работу освободить, использовав эти мероприятия для вербовки агентуры и проведения политработы среди населения. Организовать новую тюремную администрацию из надежных людей, во главе с одним из работников НКВД, обеспечив строгий режим содержания арестованных.

            Одновременно с проводимыми операциями разверните следствие заключенных к/р организаций, с задачей вскрытия подпольных к/р организаций, групп и лиц, ставящих целью проведение диверсии, террора, повстанчества и к/р саботажа. Лиц, изобличенных следствием в организации политических эксцессов и открытых к/р выступлениях, арестовывать немедленно.

              Приступите к созданию агентурно-осведомительной сети с расчетом охватить в первую очередь государственный аппарат, к/р буржуазные помещичьи круги и политические партии.

            Особое внимание уделить быстрой организации осведомительной сети в редакциях газет, в культурно-просветительных учреждениях, продскладах, в штабах, рабочих гвардиях и крестьянских комитетах.

 

      Принять меры к выявлению и аресту агентов-провокаторов, жандармерии, политической полиции и филиалов 2 Отдела Генштаба, использовав для этого также изъятый архив.

 

        Обеспечить четкую организацию охраны общественного порядка. Организовать надежную охрану электрических станций, водопроводов, продовольственных складов, элеваторов и хранилищ горючего. Организовать борьбу с грабежами, бандитизмом, спекуляцией. Организовать работу по противопожарной охране, назначив начальниками] пожарных команд надежных людей.

          Провести регистрацию и изъятие у всего гражданского населения огнестрельного оружия (нарезного) взрыв веществ и радиопередатчиков.

         Опергруппам НКВД необходимо занять помещения, соответствующие требованиям работы НКВД. Для содержания подследственных арестованных организуйте внутренние тюрьмы, обеспечив их охрану и обслуживание.

          В целях обеспечения безопасности и бесперебойности работы ж. д. транспорта, работникам дорожно-транспортных групп НКВД на каждой крупной станции организуйте агентурно-оперативную работу по борьбе с диверсией, шпионажем и к/р саботажем, проводя эту работу под руководством начальников опергрупп НКВД. Совместно с комендантом и комиссаром станции организуйте охрану станции, депо ремонтных заводов, станционных складов, водокачек, желдормостов, путей и связи.

          Работникам НКВД принять активное участие в подготовке и проведении временных Управлений народных собраний - украинского, белорусского и польского.

 

          Для обеспечения усиленного проведения народных собраний наладить необходимую агентурно-оперативную работу по выявлению и репрессированию к/р организаций, групп и лиц, противодействующих и срывающих организацию новой власти.

          Принять активное участие в организации временного управления рабочей гвардии и крестьянских комитетов, обратив при этом серьезное внимание на предотвращение проникновения в их состав, во враждебных целях, к/р и провокаторских элементов.

          Конфискации фуража и продовольствия у населения избегайте. Необходимый фураж и продовольствие покупайте у населения за наличные в советских рублях, объявив населению, что стоимость (курс рубля) равняется стоимости (курсу) злотого.

 

       Настоящая директива размножению не подлежит и находится только у товарищей

Меркулова, Серова, Бочкова и Цанава.

 Ознакомьте товарищей Хрущева, Пономаренко, Тимошенко и Ковалева.

№ 20177        Берия

Верно:

ГДА СБ України. - Ф. 16. - Оп. 32 (1951 р.). - Спр. 33. - Арк. 10-15.

       Через четыре дня от издания первого, выше процитированного документа и на второй день вторжения СССР в Польщу т.е. 19 сентября 1939 г., Нарком обороны СССР К.Е. Ворошилов приказал военным советам Белорусского и Киевского особых военных округов передавать всех военнопленных органам НКВД, для чего создать специальные пункты передачи в Ореховне, Радошковичах, Столбцах, Тимковичах, Житковичах, Олевске, Шепетовке, Волочиске, Ярмолинцах и Каменец-Подольском.

          Уже сам этот приказ, как установили послевоенные независимые историки, являлся грубым нарушением законов и обычаев войны: ведь в соответствии с Гаагскими и Женевской конвенциями всю ответственность за здоровье и жизнь военнослужащих армии противника несет правительство страны и командование вооруженных сил, взявших их в плен.

         В приказе Ворошилова предусматривалась и дальнейшая эвакуация военнопленных с пунктов передачи НКВД в Козельск и Путивль «обратным железнодорожным порожняком распоряжением НачВОСО РККА по заявкам НКВД. Отправка первых эшелонов вечером 20.09»1.

      То есть мы видим, что для польских пленных в СССР приготовлено только 2 лагеря (Козельский— на базе помещений дома отдыха им. Горького, на ст. Козельск , железной дороги им. Дзержинского (Россия) и Путивльский (Украина-Россия)— на базе помещений бывшего Софроненского монастыря (переоборудованного под школу- интернат) и бараков для рабочих торфоразработок, на станции Теткино Московско-Киевской железной дороги..

     Дальше, 20 сентября 1939 г. в развитии вопроса с польскими пленными командующий КОВО и Украинским фронтом командарм I ранга С.К. Тимошенко издал новый приказ относительно военнопленных:

 Приказ № 0011.

«На основании указания Народного комиссара обороны СССР приказываю:

1. Всех военнопленных передать органам НКВД с вечера 20.9.39.

2. Передачу военнопленных НКВД производить в следующих пунктах:

Северная группа — Олевск, Кривин; 

Восточная группа — Шепетовка (пограничная), Волочиск; 

Южная группа — Ярмолинцы, Каменецк-Подольск.

3. Маршруты для направления военнопленных в пункты передачи установить командующим войсками групп, в границах действий своих частей, не допуская движения военнопленных по основным маршрутам движения наших войск.

4. Для конвоирования военнопленных создать особые команды за счет выделения стрелковых рот и кавалерийских эскадронов стрелковых и кавалерийских дивизий.

5. На выделенных маршрутах для движения военнопленных организовать временные питательные пункты, используя вместо походных кухонь пищевые котлы. Отправление первых эшелонов вечером 20.9.39. Исполнение донести с приложением схемы маршрутов движения военнопленных»3.

 

Аналогичный приказ 21 сентября 1939 г. был отдан и командующим Белорусским особым военным округом. И в нем командующий Белорусским фронтом командарма II ранга М.П. Ковалев предписывал:

         «Всех офицеров бывшей польской армии считать, как военнопленных и направлять их в лагеря военнопленных на территории СССР.

          Всех солдат бывшей польской армии, оставивших свои части и являющихся жителями данной местности и уже в данный момент занятых работой в своем хозяйстве или на производстве, взять на учет. (Что означало их быстрый арест и заключение в лагеря или тюрьмы- автор)

            Офицеров и солдат, подлежащих отправке в лагеря для военнопленных, органам НКВД не сдавать, а направлять в лагеря военнопленных в пункты, указанные в моем письме от 20-го текущего месяца.

             Всех солдат бывшей польской армии, шатающихся по городам, селам и лесам, независимо, оказывали ли они сопротивление в борьбе против частей Красной Армии или нет и взяты с оружием или без оружия, также направлять в лагеря для военнопленных»

 

       И мы видим, что по «директиве» Л. Берии и приказах Ворошилова, Тимошенко и Ковалева, без какой-либо санкции прокуратуры СССР или решения суда, все поляки, задержанные, как бойцами РККА, так и сотрудниками НКВД СССР, помещались в пересыльные лагеря для военнопленных, общее количество которых составило 138, а оттуда, после первичной фильтрации, направлялись в 8 селекционных лагеря НКВД СССР. Откуда окончательно распределялись по другим местам заключения или осуждались к высшей мере наказания - расстрелу.

     Причем сам приказ о создании этих 8 лагерей был издан только 19 сентября 1941 г., а первые эшелоны с пленными поляками уже начали отправляться 20 сентября 1939г.

 

Приказ НКВД СССР № 0308 об организации лагерей военнопленных
Москва. 19 сентября 1939 г. 

*Секретно* 

Содержание: Об организации лагерей военнопленных 
№ 0308 
19 сентября 1939 г. 

1. На основании Положения о военнопленных 1) организовать при НКВД СССР Управление по военнопленным. 
2. Утвердить прилагаемый штат Управления по военнопленным 2). 
3. Назначить начальником Управления по военнопленным майора т. Сопруненко ПК. и комиссаром Управления — полкового комиссара т. Нехорошева. 
Заместителями начальника Управления назначить: 
1) лейтенанта госбезопасности т. Хохлова И.И., 
2) по службе охраны — майора т. Полухина ИМ. 
4. Организовать 8 нижеследующих лагерей для содержания военнопленных


1) Осташковский — на базе помещений бывшей детской колонии НКВД на острове Столобное*, на озере Селигер (Калининской обл.), на 7 тыс. чел., с доведением к 1 октября до 10 тыс. чел. 
2) Юхновский — на базе помещений санатория «Павишев Бор», на ст. Бабынино Западной железной дороги, на 5 тыс. чел., с доведением к 1 октября до 10 тыс. чел. 
3) Козельский— на базе помещений дома отдыха им. Горького, на ст. Козельск, железной дороги им. Дзержинского, на 7 тыс. чел., с доведением к 1 октября до 10 тыс. чел. 
4) Путивльский— на базе помещений бывшего Софроненского монастыря и торфоразработок, на станции Теткино Московско-Киевской железной дороги, на 7 тыс. чел., с доведением к 25 сентября до 10 тыс. чел. 
5) Козельщанский — на базе помещений бывшего Козельщанского монастыря, при станции Козельщина Южной железной дороги, на 5 тыс. чел., с доведением к 1 октября до 10 тыс. чел. 
6) Старобельский — на базе помещений бывшего Старобельского монастыря, при станции Старобельск Московско-Донбасской железной дороги, на 5 тыс. чел., с доведением к 1 октября до 8 тыс. чел. 
7) Южский— на базе помещений детской трудовой колонии НКВД на станции Вязники, Северной железной дороги на 3 тыс. чел., с доведением к 5 октября до 6 тыс. чел

8. Оранский— на базе помещений бывшего Оранского монастыря, на станции Зименки Московско-Казанской железной дороги, на 2 тыс. чел., с доведением к 1 октября до 4 тыс. чел. 
5. Утвердить прилагаемый типовой штат лагерей для военнопленных 3), **инструкцию о работе лагерей и распорядок дня лагерей военнопленных**. 
6. Утвердить начальниками и комиссарами лагерей: 
1) Осташковского — 
майора т. Борисовца П.Ф. — начальником, 
ст. политрука т. Юрасова И.В.** — комиссаром; 
2) Юхновского — 
майора т. Кадышева Ф.И. — начальником, батальонного комиссара т. Гильчонок ЕШ. — комиссаром: 
3) Козельского — 
майора т. Королева В.Н. — начальником, 
ст. политрука т. Алексеева М.М. — комиссаром; 
4) Путивльского — 
майора т. Смирнова Н.Н. — начальником, батальонного комиссара т. Васягина СП. — комиссаром; 
5) Козельщанского — 
ст. лейт. г/б т. Соколова В.Л. — начальником, капитана т. Акуленко Ф.С. — комиссаром; 
6) Старобельского — 
капитана г/б т. Бережкова — начальником, батальонного комиссара т. Киршина М.М. — комиссаром; 
7) Южского — 
мл. лейт. г/б т. Кий А.Ф. — начальником, ст. лейт. г/б т. Короткова Г.В. — комиссаром; 
8 Оранского — 
ст. лейт. г/б т. Сорокина — начальником, лейтенанта г/б т. Кузнецова — комиссаром.
 

7. Оперативно-чекистское обслуживание военнопленных в лагерях возложить на особый отдел НКВД СССР и его местные органы 4). 
Т. Кобулову (созыв), Белянову. Сопруненко и Корниенко в 2-дневный срок разработать необходимые указания Особым отделам округов и представить мне на утверждение 5). 
8. Утвердить оклады заработной платы начальникам и комиссарам лагерей Осташковского, Юхновского, Козельского, Путивльского, Козелыца не кого и Старобельского в размере 2400 руб.; Южского и Оранского — в размере 2000 рублей 6). 
Установить оклады заработной платы для работников Управления лагерей военнопленных на уровне действующих окладов ГУЛАГа 7) и лагерей ГУЛАГа. 
9. Возложить на ГУЛАГ НКВД составление заявок и своевременную реализацию фондов по продовольственному, вещевому и санитарному снабжению. 
Персональную ответственность за снабжение лагерей военнопленных возложить на моего заместителя — комдива т. Чернышова. 
10. Возложить на центральный финансово-плановый отдел НКВД СССР финансирование Управления по делам военнопленных и лагерей военнопленных. 
Персональную ответственность за финансирование Управления лагерей возложить на начальника ЦФПО НКВД СССР — дивизионного интенданта т. Берензона. 

11. Моему заместителю— комдиву т. Масленникову обеспечить организацию охраны приемных пунктов, конвоирование при перевозке военнопленных от приемных пунктов до лагерей по нарядам начальника Управления по военнопленным и организацию охраны лагерей военнопленных, для чего выделить согласно прилагаемому перечню дислокации*** необходимое количество подразделений конвойных войск. 

12. Начальнику УНКБД Калининской обл. полковнику т. Токареву, начальнику УНКБД Смоленской обл. капитану госбезопасности т. Куприянову, начальнику УНКБД Черниговской обл. капитану госбезопасности т. Дмитриеву, начальнику УНКБД Полтавской обл. капитану госбезопасности т. Бухтиарову, начальнику УНКБД Ворошиловградской обл. капитану госбезопасности т. Череватенко, начальнику УНКВД Ивановской обл. капитану госбезопасности т. Блинову и начальнику УНКВД Горьковской обл. т. Федюкову совместно с начальниками и комиссарами лагерей: 
1) обеспечить в соответствии с мобилизационным планом отдела исправительно-трудовых колоний развертывание лагерей военнопленных, организуемых согласно п. 7 настоящего приказа; 
2) по утвержденным настоящим приказом типовым штатам лагерей укомплектовать их личным составом в соответствии с имеющимся мобилизационным планом ОИТК НКВД; 
3) для оказания помощи по развертыванию лагерей военнопленных командировать сроком на 10 дней: 
в Калининскую обл. зам. начальника отдела ГУЛАГа т. Полякова, 
в Смоленскою обл. зам. нач. ГУЛАГа бригадного комиссара т. Васильева. 
в Ивановскую обл. начальника ОТК НКВД СССР — ст. лейт. г/б т. Яцкевича, 
в Горьковскую обл.  зам. нач. инспекции ГУЛАГа — лейт. г/б т. Лобудева. 
Моему заместителю комиссару г/б 3 ранга т. Круглову в двухдневный срок полностью укомплектовать личным составом Управление по делам военнопленных НКВД СССР. 
Народный комиссар внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 1 ранга Л. Берия 

ГА РФ. Ф. 9403, оп. 1, д. 524, л. 432-437. Подлинник. 

Общее максимально расчетное число пленных по этому Приказу, которых могли вместить эти  8 лагерей  составило: :68 000 человек!

      А для перевозки был выделен и спец. транспорт!

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО   ЦК  ВКП   (б)

ОБ ОРГАНИЗАЦИИГОЛОВНЫХ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫХ   ГРУПП НКВД СССР   НА ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

 

18 сентября   1939 г.

Утвердить следующее решение Комитета Обороны:

«Для обеспечения на военное время оперативных мероприятий НКВД на Белорусской, Западной и Юго-Западной железных дорогах Комитет Обороны при СНК  Союза ССР

 

                                                             ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1.  Обязать НКВД организовать шесть головных дорожно-транспортных групп в следующих железнодорожных пунктах: Полоцк, Минск, Калинковичи, Коростень, Казатин и Жмеринка.

2.  Утвердить штаты головных дорожно-транспортных групп НКВД в количестве 420 единиц.

3. Обязать НКПС выделить НКВД для организации баз дорожно -транспортных групп 54 единицы подвижного состава».

                                                                                               Секретарь ЦК ВКП (б) ЦА ФСК России

 

      Так же интересным для читателя будет и ознакомление с еще одним документом о распределении польских военнопленных по местам лишения свободы:

 

         Директива наркома внутренних дел   СССР Л. Берии о организации новых пунктов приёму военнопленных.

 

20 сентября 1939р.

Из Киева 20.ІХ-39 7[час] 40[мин]

Волочиск т. т. Меркулову и Серову.

 

           По договоренности с Генштабом РККА, развертываются новые пункты приема военнопленных по БССР на станциях:

Орехово, Радошковичи, Столбцы, Тимковичи, Житковичи; по УССР на станциях Олевск, Шепетовка, Пограничная, Волочинск, Ярмолинцы, Каменец-Подольск, куда впредь части РККА и будут доставлять взятых военнопленных.

 

          Существующие пункты приема военнопленных передислоцировать к 21 сентября:

 

а)         по БССР со станций Заболотинка на ст. Ореховно, с. Хлюстиновка, Родошковичи, из с. Друдь на Столпяцы, с. Жлобино на Тимковичи.

б)         По УССР - со станций Хоровичи на ст. Олевск, с Ерша на Шепетовку, с. Погребище на Волочиск, с. Хировка на Ярмолинцы;

в)         На ст. Жидковичи в БССР и в Каменец-Подольске УССР к 21 сентября организовать новые пункты приема военнопленных.

 

    Доставленных на пунктах приема военнопленных принимать от частей РККА и направлять с конвоями в открываемые лагеря, военнопленных из приемных пунктов БССР в лагеря:

 

Осташковский на озере Селигер, Калининской области;

Юхновский на ст. Бобынино, Западной ж. д.;

Козельский на ст. Козельск, ж. д. им. Дзержинского;

Вязникский на ст. Вязники Северная ж. д.;

Оранский на ст. Знаменка, Московско-Казанской ж. д. Из приемных пунктов УССР в лагеря:

Путивльский на ст. Теткино, Моск. Киевской жел. дор.

Козелыщанский, на ст. Козелыцино, Южн. ж. д.

Старобельский, на ст. Старобельск, Московско-Донецкой ж. д.

 

        20 сентября отправку произвести из БССР в лагерь Козельский.

 

         Из УССР - в лагерь Путивльский, каждый рассчитан на 10 тысяч человек.

 

          Последующие пункты направления будет сообщено дополнительно.

 

       Обращая Ваше внимание на необходимость серьезной четкой организации работы по обслуживанию пленных, ПРИКАЗЫВАЮ:

       Обеспечить должный порядок в этой работе, надлежащую дисциплину, хорошее обращение с пленными, обеспечение необходимым снабжением и разъяснительной работой среди пленных.

           При конвоировании не допускать ни одного побега. При перевозке эшелонов разрешаю запирать вагоны, но при стоянках на станции разрешать организовано брать воду.

            Лично т. т. ЦАНАВА, БОЧКОВУ И СЕРОВУ, МЕРКУЛОВУ, 20-21 сентября [19]39 года отобрать и назначить по одному ответственному оперативному работнику на каждый пункт приема военнопленных для организации работы по обслуживанию пленных. Фамилии выделенных товарищей донесите.

          Ежедневно докладывать о количестве принятых на пунктах приема военнопленных и отправленных в лагеря.

 

НР4301/Б

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР комиссар государственной безопасности 1-го ранга Берия

Верно:

ГДА СБ України. - Ф. 16. - Оп. 32 (1951 р.)

 

      Тут мы, в нашем повествовании остановимся и припомним, что в «Белорусский фронт» в сентябре 1939 г. пленил 60,2 тыс. человек, из них 2,1 тыс. офицеров и это количество в соответствии с выше приведённой директивой распределили по 8 лагерям!

       А в девятый – Путивльский лагерь максимально вмещавши всего 10 000 человек якобы отправили 392,3 тыс. человек, в том числе 16,7 тыс. офицеров!

         И тут хочется задать риторический вопрос:

        «А куда они там делись если по всем официальным документам НКВД СССР в Путивльском лагере количество военнопленных никогда не превышало цифры в 10 000 человек?

         Что, неужели их, сразу снимая с эшелонов по мере прибытия на станцию Теткино, ставили под пулемёты, и тут же   хоронили (топили) труппы в ближайших отработанных траншеях торфоразработок?

         А если те из читателей ко не верить автору, клевещущим тут на славную Красную армию, что мол ее доблестные воины не могли этого сделать даже теоретически, поскольку были законопослушны, человеколюбивы и демократичны, то вам уважаемый читатель надо было бы припомнить или открыть для себя факты  массовых кровавых  злодеяний  совершенных  Красной Армии как в отношении мирных граждан так и особенно в отношении пленных, в Новороссийске, Крыму  и особенно в  городе  русской  славы  Севастополе в 1919-1920 года!

(Красный террор в годы Гражданской войны http://traditio-ru.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80_%D0%B2_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%8B_%D0%93%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B)

       Особенно это будет полезным припомнить тем из вас уважаемый читатель, кто так ностальгирует и восхищается былым величием Российской империи и ее воинами героями –Деникиным, Колчаком, Врангелем, Каппелем, Шкуро и другими, не так известными в России солдатами и офицерами Белой Армии.

http://newzz.in.ua/politic/1148839801-zverstva-krasnykh-fashistov-v-sevastopole-1920.html

 

        Но, наш вопрос на то и назван мною риторическим, чтобы на него пока не отвечать. И тем не менее он подлежит в виду выявленных новых фактов, дополнительному и тщательному изучению.

 

        А при перепроверке последнего выше процитированного документа, автором был выявлен другой экземпляр (вариант) той же самой директивы Л. Берии от 20 сентября 1939 г. , но  найденный  историками,  в Российских архивах, якобы   оставшихся КГБ СССР.

   И в связи с чем, давайте вчитаемся его содержание и сравним оба имеющие пока равную силу как доказательства - документа!

 

 

УКАЗАНИЕ  НКВД СССР № 4301/Б

ОПЕРГРУППАМ   НКВД   НА  УКРАИНСКОМИ  БЕЛОРУССКОМ  ФРОНТАХОБ ОРГАНИЗАЦИИ   РАБОТЫНА   ПУНКТАХ   ПРИЕМА  ВОЕННОПЛЕННЫХ

 

20 сентября   1939 г.

 

По договоренности с Генштабом РККА развертываются новые пункты приема военнопленных: по БССР—на станциях Ореховно. Рядошковичи, Столбцы, Тимковичи. Житковичи; по УССР — на станциях Олевск, Шепетовка, Пограничная. Воло-чиск, Ярмолинцы, Каменец-Подольский, куда впредь части РККА будут доставлять военнопленных.

 

Существующие пункты приема военнопленных передислоцировать к 21   сентября:

 

а) по БССР: со ст. Заболотинка — на ст. Ореховно

б)   по УССР: со ст. Хоровичи —на ст. Олевск, с Ершана 
Шепетовку, с Потребите -- на Волочиск, с Хировка - на Ярмолннцы;

в)    на ст. Житковичи в БССР и в Каменец-Подольском

 

в  УССР к 21 сентября организовать новые пункты приема военнопленных.

 

Доставленных на пункты приема военнопленных принимать от частей РККА и направлять с конвоями в открываемые лагеря.

 

Военнопленных из приемных  пунктов БССР в лагеря:

1.        Осташковский  на оз. Селигер  Калининской области.

2.       Юхновский  на  ст.  Бобынино Западной  ж.  д.

3.       Козельский  на ст.  Козельск ж. д. им. Дзержинского.

4.       Вязниковский на ст.  Вязники  Северной ж. д.

5.       Оранский  на ст. Знаменка Московско-Казанской ж. д.

 

 Из приемных пунктов УССР в лагеря:

 

1.      Путивльский  на ст. Теткино Московско-Киевской ж. д.

2.      Козельщинский на ст.   Козельщина  Южн. ж. д.

3.      Старобельский на ст. Старобельск Московско-Донецкой ж. д.

 

20 сентября отправку произвести из БССР в лагерь Козельский, из УССР в лагерь Путивльский.

 

Каждый рассчитан на 10 тысяч человек. Последующие пункты направления будут сообщены дополнительно.

Обращая ваше внимание на необходимость серьезной, четкой организации работы по обслуживанию пленных,

ПРИКАЗЫВАЮ:

Обеспечить должный порядок в этой работе, дисциплину, хорошее обращение с пленными, обеспечение необходимым снабжением и разъяснительной работой среди пленных.

При конвоировании не допускать ни одного побега. При пере­возке эшелонами разрешаю запирать вагоны, но при стоянках на станциях разрешать организованно брать воду.

 

Лично товарищам Цанаве, Бочкову, Серову, Меркулову 20—21 сентября 1939 г, отобрать и назначить по одному ответ­ственному оперативному работнику на каждый пункт приема военнопленных для организации работы по обслуживанию плен­ных. Фамилии   выделенных товарищей донесите.

Ежедневно докладывать о количестве принятых на пунктах приема   военнопленных и отправленных в лагеря.

 

Народный   комиссар внутренних дел Союза ССР.

Комиссар государственной безопасности   1   ранга                                                  Берия

ЦА ФСК России

 

       И мы, при сравнении, видим, что первый документ отправленный лично Л. Берией из Киева в  Волочиск, (ныне город в Хмельницкой области Украина) своим замам  Меркулову и Серову 20.ІХ-39 в  7[час] 40[мин].

     Во втором варианте нет упоминания об этом и даже нет времени отправления или принятия этого документа.

      Но, во втором варианте этого документа, на Украине почему-то добавилось кроме Путивльского, еще два новых лагеря (Козельщанский и Старобельский).

 

     Спрашивается, а как это могло случится, что существует два варианта одного и того же важнейшего в нашем историческом расследовании документа - директивы Л. Берии №4301/Б  от 20.09.1939г.?

     И второе более важное обстоятельство!

     Куда можно было 20 сентября 1939 г.  Отправлять польских военнопленных, если сам «Приказ № 0308 об организации лагерей военнопленных»  в Москве  был издан 19 сентября 1939г.  т.е. за 12 часов до издания   так называемого «УКАЗАНИЕ НКВДСССР № 4301/Б».     

      А ведь на местах надо было реально подтянуть вооруженную охрану, оградить территорию заборами и колючей проволокой, набрать и обучить персонал для обслуживания лагеря, подвести туда запасы продовольствия и оборудования!

      Да и сами начальник новых лагерей еще не смогли бы с Москвы   к утру 20 сентября 1939 г.  не могли бы прибыть на места,  где  приступить к созданию   6 новых концентрационных лагеря!

      Да и местные власти, вряд ли бы быстро смогли найти требуемые материальные ресурсы и рабочую силу для оборудования новых лагерей

 

     А вывод, который можно сделать из этой коллизии будет довольно тривиальный!

     Тут можно, с большой долей вероятности утверждать, что имеет место позднейшая фальсификации исторических документов, вызванная международным скандалом, в связи с обнаружением в 1943 г., фактов массовых расстрелов польских военнопленных в Катыне, в марте-апреле 1940 г.!

 

     Очевидно в московских архивах, начиная с факта признания М. Горбачёвым ответственности СССР за катынскую трагедию, сотрудники КГБ СССР ( а никто кроме них, не имел доступа в эти совершенно секретные архивы) успели сфальсифицировать, все основные документы центрального архива КГБ СССР по польским военнопленным, подгоняя количество военнопленных поляков под официальную цифру, признаваемую в СССР в 130 000 человек.

           Под которую был и очевидно сфабрикованы полностью или частично и документы найденные в «Особой папке» хранившиеся в личном сейфе   Горбачёва.

      К стати современные роосийские сталинисты тоже  опрвергают катынские документы по но пдргим причинам. Посмотрите для примере вот этуссылку:

«Михайлов Андрей/Катынский подлог/Польские военнопленные в СССР - только факты»

http://www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php/%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%BE%D0%B2_%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B9/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D1%8B%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BB%D0%BE%D0%B3/%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%B2_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0_-_%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BA%D0%BE_%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%82%D1%8B

 

         А вот про украинские архивы в КГБ СССР забыли или поленились их перепроверить или не смогли этого сделать чтобы даже случайно, не разгласить государственную тайну в среде неблагонадёжных сотрудников УКГБ в Украине.

 

          Или вот эту информацию! http://www.katyn.ru/index.php?go=News&in=view&id=196

«Выявлен исполнитель подложного "письма Берии №794/Б"!

         Но вся эта информация появилась лишь после того, как в Украине была опубликована новые   сенсационные данные о польских военнопленных!

        А в Украине сенсационные документы были случайно обнаружены уже группой независимых украинских историков, которые и опубликовали в книге «Советские органы государственной безопасности в 1939-июнь 1941 года. Документы ГА СБ Украины» в 2009 г.

       А российские документы (сфальсифицированные) были опубликованы раньше, начиная с 1999 г., и уже что-либо изменить для российской стороны, было нельзя. Кроме того, как попытаться публично объявить их фальшивками.  

     Так очевидно и планировалось в большой российской политике. Но в ситуацию вмешались непредвиденная трагедия  -гибель в результате авиакатастрофы  на  Катанью ярого противника РФ Президента Польщу Л. Качинского .

         После этого в Польше, уже не без помощи агентов влияния, со стороны России и прямого попустительства правительства США, увлеченного в то время идеей «перезагрузки» в отношениях с РФ, победила пророссийская партия во главе с Д. Туском ставшим Премьер Министром.

    Для думающего читателя я дам тут и ссылку на свою работу посвященную этому важнейшему вопросу европейской политики – «Jeszcze Polska nie zginela»?  в 8 частях. Часть первая ч.1 http://h.ua/story/275171/, другие части на этом же сайте)

    И в связке Туск-Путин, президент Комаровский, стал такой же одиозной и несамостоятельной политической фигурой, кем был во время последнего премьерства В. Путина –Президент РФ Д. Медведев.

    В итоге, ныне между Польшей и РФ наблюдается негласный российско-польский «договор о ненападении», и в итоге весь и вопрос о изучении судьбы польских военнопленных в РФ, был просто «заморожен», в смысле засекречен, на неопределённое время. А все усилия  официальных историков что с польской, что с российской стороны продвинутся дальше в раскрытии тайны  гибели польских военнопленных в СССР  заблокированы.

     А возвращаясь в канву нашего повествования, так же надо с учетом цифр «российской версии директивы №4301/б» прямо сказать, о том, что 5 оставшихся лагерей, якобы предназначенных для польских военнопленных из Белоруссии, как мы знаем в общем числе 60.2 тыс. человек, никак не могли разместится в 5 лагерях максимально в теории рассчитанных на 10 000 человек, но могших физически (отсутствие помещений, снабжения, охраны) принять не более 5000-8 000 человек!

 

      Но и в трех украинских лагерях, тоже никак не могли разместится 392,3 тыс. человек из числа польских военнопленных и лиц приравнённых к ним!

      Пусть там, разместили максимум 30 000 человек, а куда делись остальные 362 тысячи?

 

     Так же, уважаемый читатель видит, что тут у нас впервые как бы появляется и документально подтверждённый факт о наличии 9 - го лагеря для польских военнопленных - ВЯЗНИКСКИЙ  на ст. Вязники Северная ж. д.; , но небольшая  проблема, поскольку перед нами   все тот же  Южский  лагерь НКВД   СССР

 

       При подсчете поляков попавших в плен в СССР в сентябре 1939 г. многие российские историки занижая их общее число говорят, что мол, да в плен брали 250 000, но затем рядовых солдат из числа жителей   территорий отошедших к Украине и Белоруссии распустили по домам.

 

        Но этот вопрос сложный и есть предмет отдельного рассмотрения. В связи чем мы уважаемый читатель и рассмотрим   его уже во второй части этой работы.

 

                                                                        (конец ч.1)

 

Теги: Рф , Катынь
14 July 2013

Немного об авторе:

СТАРЫЙ СОЛДАТ....... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет