РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Возвращение РЕЗИДЕНТОВ-3 ч. 11

1226 просмотров

Андрей Первозванный и Иисус Христос в последнем их путешествии из Галилеи в Иерусалим

       ч.11

Андрей Первозванный и Иисус Христос в последнем их путешествии из Галилеи в Иерусалим

        В этой и последующих частях этой работы в виду обширности и важности рассматриваемой темы, нам с вами, уважаемый читатель придётся много поработать, чтобы разобраться   с вопросами о том:
        Был ли Андрей Первозванный с Христом на «Масличной горе»?
        Присутствовал ли он на так называемой «Тайной вечере»?
        Где он был во время суда над Христом и вовремя его казни? 
        «Встречался» ли он с Христом вовремя его «ВОСКРЕСЕНИЯ»?
       Был ли он при его «ВОЗНЕСЕНИИ».
    А в заключением мы обсудим и крайне непростой вопрос о том, что такое «снисхождение Святого Духа» на апостолов Христа и удостоился ли апостол Андрей этого божественного блага?

        И как обычно, в целях объективного исследования, я вначале привожу тут как бы официальную току зрения богословов-историков от РПЦ МП по этим вопросам, а затем обращаюсь и к альтернативным источникам в поисках ответов на выше поставленные вопросы.
       Итак, отрываем «Житие апостола Андрея Первозванного» и «черпаем казалось бы «истину в последней инстанции». Но, прежде чем вы начнете читать я хочу сделать небольшое вступление, познакомиться вас с автором цитируемого мною отрывка. Он на мой субъективный взгляд является одним из лучших    богословов-историком в прежней Российской империи.

           Муравьёв Андрей Николаевич (1806 - 1874) камергер российского императорского двора; православный духовный писатель и историк Церкви, паломник и путешественник; драматург, поэт. Почётный член Императорской академии наук (1836).
       Большую часть своей жизни Муравьев посвятил “утверждению Православия во всей его полноте в современной жизни”. Его многочисленные произведения по описанию святых мест, истории церкви и богословия были проникнуты живым духом Святой Руси и выгодно отличались от многих официальных церковных изданий. Летописный стиль духовных сочинений Муравьева, по мнению современников, сближал его с Н.М. Карамзиным.
      За заслуги в русской словесности в 1837 Муравьев был избран в члены Российской Академии. Во время своих путешествий по святым местам Муравьев собрал богатую коллекцию икон и других православных реликвий, которую подарил в Румянцевский музей.
        Гл. соч.: “Путешествие по святым местам русским” (тт.1-2; СПб., 1846); “Изложение символа веры... православной церкви” (1844; принято в качестве учебника в духовных училищах); “Жития святых российской церкви, также иверских и славянских” (тт. 1-12; 1855-59); “Русская Фиваида на Севере” (1855).
      Он так же написал и хорошую книгу: «Жития святых Российской Церкви, также иверских и славянских, 1859.»
      А хороша она тем, что Муравьев тут поддает критическому анализу различные «Жития» апостола Андрее имевшее хождения в Российской империи в его время. И проанализировав все доступные ему источники, он выдает своему читателю материал очищенный от ошибок и прямых домыслов. 
      А теперь внимательно читаем:
    «Предлагаемое здесь житие святого апостола Андрея извлечено частью из великой Минеи святителя Макария, который почерпнул оное в источниках греческих, частью же из рукописи грузинской, и доселе хранящейся в пещерной обители Св. Давида Гареджийского, одного из тринадцати Сирских Отцов, которые в V веке просветили христианством Иверию. 
     Оно списано, как значится в конце рукописи, иеромонахом Романом, который молитвенно обращается к Первозванному, изливая перед ним благочестивые свои чувства: "О святой апостол Христов, сказавший верховному брату твоему Петру: "Мы обрели Мессию, предсказанного пророками, Христа, Назорея, Спасителя миру, и немедленно за ним сам последовавший, будь защитником и покровителем списателя сей книги, недостойного иеромонаха Романа, и сохрани его от всякого смертного греха, аминь"".
       Достоверно не известно время, в какое написано или, вернее сказать, переведено житие сие на грузинском языке, никто был упоминаемый писатель Роман (сим именем мог называться или позднейший переписчик, или переложивший оное вначале с греческого). 
      Можно бы предполагать, что это был один из клириков храма апостолов в Царьграде, прославленного мощами Первозванного, ибо в рукописи указано самое место в алтаре, где они лежали, и подробно описано, как перенесены из Патраса. Географические сведения о странствиях апостола по Вифинии и Фракии, многие суждения и самый слог показывают, что писатель был человек образования богословского.
       Быть может, он еще пользовался утраченными теперь сказаниями о житии святых апостолов или какими-нибудь преданиями устными, которые были в свое время записаны в Патрах и соблюдались в Царьграде при храме, где покоились святые мощи. 
        С другой стороны, некоторые местные подробности о Карталинии и Мингрелии обличают человека, хорошо знакомого с сею страною: это мог быть один из свято горских иноков Иверского монастыря на Афоне, откуда вместе с переводом священных книг обильно пролилось в Грузию просвещение духовное.
         Но если нельзя с точностью определить, когда жил и кто был благочестивый грузин, сохранивший нам в такой полноте житие апостольское, то можно довольно верно указать время, в какое жил первоначальный составитель сего жития, из коего почерпали и грузинский писатель, и наш митрополит Макарий в своей Минее.
       Это был некто Епифаний, монах и пресвитер святого града, как он сам себя называет, коего рукопись в списке XII века сохранилась в библиотеке ватиканской и была издана вместе с другими его творениями в Париже Альбертом Дреселем в 1843 году.
          Епифаний написал еще слово о житии Богоматери и путешествие свое по Сирии с кратким описанием святого града и св. мест. Житие апостола озаглавлено у него следующим образом:
        "Епифания монаха и пресвитера, о жизни, деяниях и кончине святого и всехвального апостола Андрея Первозванного.
         Многие писали уже о житии и деяниях боголюбивых мужей и жен, будучи движимы усердием, чтобы и другие могли следовать по стезе их в надежде небесного царствия за понесенные ими труды; описаны не только подвиги мучеников, единоборство их с диаволом и чудеса, но и деяния преподобных отцов, безмолвников и скитников, бежавших мира и поработивших себе плоть; блаженных же апостолов никто еще не начертал пространного жития, посему желательно мне было нечто изыскать и о них, извлекая, там и здесь, обретающееся у богоносных отцов и самовидцев, каковы были: Климент Римский, Евагрий Сицилийский и Епифаний Кипрский. 
        "Поелику, - говорит он в описании семидесяти апостолов, - бывшие до нас предали нам", то уже ясно, что из неписаного предания почерпал или из каких-либо сокрытых от нас, но похвальных летописцев и других источников".
        Епифаний (жизнеописатель) сам определил свою родину - святой град и самое время указанием на гонение иконоборцев, от коих бежал, во время своего странствия по местам, освященным проповедью Андрея, около Понта; ибо, как видно, движимый благочестивою ревностью, хотел собрать он все устные предания, какие мог только слышать о Первозванном.
       Повествуя о деяниях апостольских в Синопе, так выражается: 
      "Я, Епифаний монах и пресвитер (святого града) и Иаков монах, мы нашли на пустынном острову близ Синопа церковь, здания апостола Андрея, и при ней двух монахов, пресвитеров Феофана и Симеона, и икону святого апостола, весьма чудно изваянную на мраморе. 
      Феофан был уже лет семидесяти и показывал нам кафедры апостольские и восхождения на них (ступени) каменные, и говорил, что при Кавалини (т.е. при императоре Константине Копрониме иконоборце), следственно, в половине VIII века, приходили некоторые иконоборцы и хотели истребить сию икону, но сколько ни старались, ничего не могли сделать, ибо руки их оцепенели, и есть предание, что икона сия была изваяна еще во дни апостола и творила многие исцеления".
        Итак, можно предполагать, что Епифаний, заставший еще в живых семидесятилетнего старца Феофана и бежавший от иконоборцев, странствовал в исходе VIII века, во времена седьмого Вселенского собора, и никак не позже начала IX. 
       Посему можно определить отчасти и время грузинского писателя, который, без всякого сомнения, жил позднее его, ибо пользовался его рукописью. 
      Но, так как в жизнеописании Романа есть некоторые деяния апостольские, опущенные у Епифания, и вообще более у него порядка в самом изложении и сокращённые проповедь апостола, без внесения в нее текстов из посланий Павловых и других изречений Священного Писания, то должно предполагать, что он пользовался списком Епифания более совершенным, нежели какой сохранился в библиотеке ватиканской. Ошибки оного и пропуски по местам явствуют из русского списка великой Минеи Макария, оглавленного: "Деяния святых апостолов, Андрея и Матфея, и кончина Андреева в Патрах".
        Таким образом, в греческом списке деяния апостола при вторичном посещении Синопа отнесены к городу Амастриде, но здесь оказывается местная несообразность, обличаемая сличением сего сказания с житием апостола Матфея в Минее. 
       Ошибка исправлена в русском и грузинском тексте, и в послании есть даже дополнение о обращении жителей Амастриды и данном им епископе, чего нет и в русском.
       Русский текст дополняет также опущенное в ватиканском обстоятельство, что Епифаний нашел в Воспоре епископа Каллиопия и наместника Георгия, которые сообщили ему о проповеди апостола, основываясь на местных верных преданиях, что херсонесцы сотворили алфавитар Андреев. В Минее Макариевой выражено так: "Сотвориша алфавитар Андреев"; изречение темное, не значит ли это составление алфавита для местного народа? Такое предание делается еще драгоценнее, если вспомним, что св. Кирилл, изобретатель алфавита славянского, довольно времени обитал в Корсуни и мог оттуда заимствовать буквы.
          Это свидетельствует о тщании, с каким собирал Епифаний все возможные сведения о Первозванном, и сколько заслуживает доверенности его сказание, повторенное в русском и грузинском, с некоторыми изменениями в последнем, то есть с сокращениями и дополнениями. К сожалению, последние листы русского текста утрачены так, как и начало грузинского.
          Посему при составлении нынешнего жизнеописания приняты в соображение все три списка: славянский, греческий и грузинский, так что один дополняется или исправляется другим»

     Из вышеприведённого отрывка внимательный читатель понял, что собственно именно византийский монах Епифаний занявшись написание «Жития Андрея Первозванного» собственно через примерно 800 лет после его физической смерти «воскресил» апостола Андрея, о нем память в   Константинопольской православной церкви а затем и в большинстве остальных восточных христианских церквях.
  
      Именно благодаря монаху Епифанию и возник «культ почитания апостола Андрея Первозванного», который приобрел в Российской империи, начиная с XVII века, будучи ничем исторически не подтверждённым, гипертрофированные формы. Ремикс которой мы все могли наблюдать в РФ, Украине и Белоруссии в время празднования 1025-летия Крещения Руси.
        И тут в качестве паузы в рассказе я приведу почти анекдотический случай где описывается случай в России и где упоминается и Андрей Первозванный. 
           Так “по царскому повелению “в соборной Троицкой церкви (в Глухове) 1708 г. после литургии и соборного молебна, совершен был обряд проклятия украинского гетмана Мазепы, сочиненный, вероятно, Петром Великим. 
         Священнослужители пропели над портретом Мазепы, украшенным орденом Андрея Первозванного, трижды анафему его имени. По совершении проклятия, палач потащил портрет по улице на веревке и повесил на виселице”.

         Но продолжим читать наше «Житие»:
                                          Деяния апостола во время проповеди Господней
         «Начатки деяний апостола Андрея связаны с началом проповеди евангельской. 
          Первозванный у Христа Господа, конечно, был ревностнейшим учеником у его Предтечи, ибо ревность Андрея поставляла его впереди других.
       Слышал он, как приходили иереи и левиты спрашивать у его великого Учителя: "Ты кто еси?", и как Предтеча исповедал им: "Я не Христос!" (Ин 1:19-20).
       Слышал из уст его и о Том, Кто уже стоял посреди них, еще неведомый никому, хотя и был прежде всех, и, как только указал Иоанн Креститель на грядущего Христа:
       "Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира!" - уже не медлил более Андрей, но с другим учеником Иоанновым устремился вслед его. "Чего ищете?" - спросил их Иисус; они отвечали: "Учитель, где живешь?" - "Приидите и видите", - сказал им Господь. 
     Пришли они и видели, где обитал, и весь остаток сего спасительного для них дня провели под одним кровом с Божественным Учителем, от коего впервые услышали глаголы жизни. 
       Первозванный поспешил сообщить благую весть старшему брату своему Симону и был, можно сказать, первым евангелистом, воскликнув:
       "Мы обрели Мессию, глаголемого Христа!"
        Он привел его к Иисусу, Который нарек ему новое имя: Кифа, или Петр, то есть камень. 
         Место, где обрел Первозванный Господа своего и Спаса, на берегах Иордана, и где крестился сам Господь от своего Предтечи, доселе значится у священной реки: посреди груды камней, оставшихся от древней обители Крестителя, уцелел один с надписью на свитке, который еще держит рука Андреева:
       "Приидите, обретохом желаемого Мессию!" Может ли быть что-либо трогательнее на самом месте события такого свидетельства, которое прошло ряд столетий и, пережив дело рук человеческих, красноречиво вещает нам о деле Божием посреди безмолвия пустыни, из груды развалин? Здесь воистину, по слову евангельскому, когда люди умолкли, возопили самые камни!
      Здесь Первозванный апостол с братом своим и с двумя другими учениками, Филиппом, уроженцем того же селения галилейского, Вифсаиды, и Нафанаилом, истинным израильтянином, по свидетельству самого Господа, удостоились слышать из уст Христовых: 
     "Аминь, аминь, глаголю вам, отселе узрите небо отверсто и ангелов Божиих, восходящих и нисходящих над Сына человеческого". 
Господь сказал сие по случаю Нафанаилова исповедания: "Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев!" (Ин 1:49).
     Заметим мимоходом, что, по свидетельству возлюбленного ученика и евангелиста Иоанна Богослова, не Симон Петр впервые исповедал Христа Сыном Божиим, но истинный израильтянин Нафанаил, почему и было ему сказано от Господа:
        "Зале веруеши, больша сих узриши!"
         Предлагаем сие беспристрастному размышлению тех, которые до чрезмерности возвышают лицо Петра между апостолами по случаю его исповедания Иисуса Христа Сыном Божиим и относят к исключительному преимуществу его лица то, что относится к исповеданию веры, каково есть изречение Господне: 
      "На сем камне Я создам Церковь Мою" (Мф 16:18). 
       Хотя немедленно устремился Первозванный к указанному Иоанном Христу, однако не вдруг совершенно оставил ради Его обыкновенную жизнь семейную; для сего нужен был особенный зов из уст самого Божественного Учителя. 
         "Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. 
        И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним" (Мф 4:18-20).
         Какая поистине апостольская ревность - все оставить для своего Господа! 
           Потом призвал Он и других двух братьев, сынов Зеведеевых, также рыбарей, и с ними проходил всю Галилею, уча на сонмищах и проповедуя Евангелие царствия, исцеляя всякий недуг и всякую язву в людях.
           Некогда, после проповеди в капернаумской синагоге, Господь удостоил взойти в дом Симонов и Андреев и исцелил тещу Петрову, болевшую огневицею (Мк 1:29-31).
         Так, приняв от Андрея посещение веры близ Иордана, Господь ответствовал ему посещением благодати в его доме.
         Вместе с Симоном, братом своим, устремился он за Иисусом, из дома их удалившимся в пустое место для молитвы, и внял божественной Его проповеди о блаженствах. 
         Но, несмотря на чудные исцеления, коих был свидетелем, и он по чувству человеческой немощи подвергся страху с прочими апостолами, когда их застигла буря на море Галилейском и ладья их стала покрываться волнами, а Господь спал на корме; Андрей воскликнул вместе с другими: "Господи, спаси нас, погибаем!" и услышал кроткий упрек Божественного Учителя, укротившего ветры и бурю: "Что вы так боязливы, маловерные?" (Мф 8:24-26).
        Приготовив многих учеников первоначальными наставлениями и утвердив веру их чудесами. Господь приступил к образованию своей новой Церкви; он избрал двенадцать апостолов и дал им власть на духов нечистых и исцелять всякий недуг и всякую болезнь.

        В исчислении апостолов, по списку евангелиста Матвея, св. Андрей занимает второе место. «Первый Симон, иже нарицается Петр, и Андрей брат его» (Мф 10:2).
          Если в том, что Петр обыкновенно поставляется первым между апостолами, есть некоторое значение в отношении к его достоинству, то, конечно, есть некоторое значение и в том, что Андрей поставляется вторым: это можно видеть и в событиях.
          Представим здесь краткие черты из повествований евангельских, в которых упоминается исключительно имя Андрея, дабы они здесь собраны были вкупе, во славу великого просветителя нашего. 
          Евангелист Иоанн всех чаще упоминает о Первозванном апостоле в своем Евангелии.
          Тогда как при чудном насыщении пятью хлебами пяти тысяч другие евангелисты приводят только общий ответ учеников Спасителю, повелевшему им насытить народ, Иоанн подробнее описывает свою беседу. На испытующий вопрос Господа:
        «Где нам купить хлебов, чтобы их накормить?» Андрей, брат Симонов, ответствует после Филиппа: «Здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества?» (Ин 6:5 и след.). 
          В другое время Андрей в числе четырех избранных учеников Христа Господа участвовал в вопрошении его о будущих судьбах Церкви и мира и удостоен был доверия услышать Господне пророчество (Мк 13:3-5).
        Уже перед самою страстью Господа эллины, пришедшие на праздник, пожелали видеть Иисуса; они сперва приступили к Филиппу, Филипп же сказал о том Андрею, как имевшему большее дерзновение, и потом оба, Андрей и Филипп, сказали Иисусу; 
      Господь же ответствовал: 
    «Пришел час, да прославится Сын человеческий!»
    Тогда был глас с небеси: «И прославил, и еще прославлю» (Ин 12:28).

     На вечери тайной, когда некоторые из учеников вопрошают Спасителя о речах его, для них таинственных, Первозванный безмолвствует и не утруждает Учителя, с теплою верою приемля всякое слов из уст Его, не потому ли особенно, что при самом начале был ему уже указан Господь в виде агнца Божия, вземлющего грехи мира? 
        Теперь предстоит ему сие божественное заклание; святой апостол созерцает уже событие ветхозаветных образов и как бы проникает смысл таинственных речей великого Предтечи.

       Но, по немощи человеческой и во исполнение пророчеств, и он бежит с прочими апостолами: поразили пастыря – и разорялись овцы.
 
        В горнице сионской Андрей вместе с прочими учениками утешен явлением воскресшего и приемлет от Него, в одно время с Петром, обещанную прежде других верховному его брату, а потом и всем апостолам как строителям тайн власть вязать и решать, то есть прощать грехи. 

         И после вознесения Господня в той же горнице сионской сподобляется он со всеми апостолами сошествия Святого Духа в виде огненных языков.

          Вместе с ними ввержен он в темницу и чудно избавлен ангелом, и возвращается от лица собора иудейского, радуясь за раны, принятые им во имя Господне; не оставляет Иерусалима после убиения перво мученика Стефана и там участвует в первом соборе апостолов, «ибо угодно Святому Духу и нам» (Деян 15:28) дать некоторые правила новообращенным язычникам.

      Но, в книге Деяний апостольских, посвященной преимущественно памяти верховных Петра и Павла, в одном только месте назван по имени Первозванный дееписателем Лукою, когда он исчисляет имена двенадцати учеников, возвратившихся с горы Елеонской в горницу сионскую в ожидании обетованного Духа.

      Последующие его деяния извлечены уже не из богодухновенных книг Нового Завета, но из устных или письменных преданий, сохранившихся из рода в род в назидание верным, начиная от того дня, с которого разорялись апостолы для проповеди евангельской, и до мученической кончины Андрея в Патрах. 

      Вифиния и все поморье Понта достались в удел ему, и туда устремился он на подвиг апостольский, кровью своею во многих местах запечатлевая путь свой и утверждая веру поставлением епископов и сооружением церквей, как свидетельствует о том дальнейшая повесть».

      Вот такая, у нас история жизни « Андрея Первозванного» рассказанная православный духовный писатель и историк Церкви Муравьевым А.Н. на фоне своего повествования о деяниях  Иисуса Христа.

       Но, при всем достоинстве процитированного текста, как литературного произведения, это «описание» мало, что дает нам в понимании взаимоотношений Андрея Первозванное и Христа.
       Оно, увы, как и многие другие «христианские тексты» различных «Житий» носит «зомбирующий» для читателя характер. 
        И этот факт был давно замечено автором!
        Ведь большинство христианских авторов описывая новозаветные или библейские события, как бы одевают на читателя «шоры», поскольку ведут его мысль при чтении своих текстов в строго ограниченных догматом рамках, не давая повода самому читателю посмотреть вправо в лево, подумать над прочитанным и всячески укорят читателя за такие попытки, приводя в пример воспитание Христом апостола Фомы «Неверующего». 

       Кроме того современному читателю не обладающим глубокими познаниями в библеистике,( скажем не знающие что такое Библия, Новый Завет, Пятикнижие Моисей, Тора, апокрифы и совершено не ориентирующиеся  в древней истории Иудейского царства, совершено не понятно из  выше процитированного текста скажем такое -где были, откуда, зачем  пришли в Иерусалим  - Христос, его 12 учеников и все сопровождающие их лица (общим числом  около 100 человек).
     Так же, непонятно читателю почему появление в Иерусалиме «безвестного галилейского проповедника» так напугало иудейского царя Ирода Агрипу, римского прокуратора Понтия Пилата ( о котором  к счастью знаю все те кто прочитал кину М. Булгакова «Мастер и Маргарита» или посмотрел обе ее современные  киноэкранизации) и Первосвященника Иерусалимского храма Каифу, что они срочно арестовали Христа и учинили над ним беспрецедентный до этого в Иудеи судебный процесс (вернее было три суда!)? 

      А посему я очень кратко, и по возможности буквально «телеграфным стилем», пропитаюсь изложить хронологию событий происходивших 1980 лет тому назад и приведших к распятию Иисуса Христа, а в конечном итоге, приведшими к созданию новой (второй по счету после буддизма) мировой религии -христианства. 
        К приверженцам (прозелитам) которой и принадлежит большинство тех из вас уважаемый читатель, что читают эту работу. Кстати в слове прозелит нет ничего плохого – саам апостол Лука был сам известным прозелитом! 
Правда сегодня ему России конкуренцию составил В. Путин.
Справка: Прозелити;зм (от прозелит, из лат. proselytus «обращённый», от греч. ;;;;;;;;;; «обращённый, нашедший своё место»):
1) стремление распространить свою веру, обратить других в свою веру, стремление к повсеместному установлению поддерживаемой религии,
2) перен. горячая преданность вновь принятому учению, новым убеждениям.
Отсюда — прозелит часто означает новообращённый.

       А начну я с описания «планов у И. Христа» и с которыми он пока не спешил делится со своими учениками. 
       Ибо в противном случае они бы могли и не подчинится ему, знаю о строгости римских законов и жесточайшем преследовании инакомыслия священниками Иерусалимского храма!

       И тут, в качестве проводника по библейской истории, у нас выступит святитель Иннокентий Херсонский написавший в свое время книгу «Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа», 
       Архиепископ Иннокентий (в миру Иван Алексеевич Борисов; 15 (27) декабря 1800(18001227), Елец, Орловская губерния — 26 мая (7 июня) 1857, Одесса) — епископ Православной Российской Церкви; с 24 февраля 1848 года архиепископ Херсонский и Таврический. Член Российской академии (1836).     Член Святейшего Синода с 26 августа 1856 года. Знаменитый проповедник.
       В 1997 году причислен к лику местночтимых святых Одесской епархии Украинской православной церкви (Московского Патриархата).
и вот что он пишет о планах Христа перед приходом в Иерусалим в 33 г.н.э.
        «Между тем как Иисус Христос, в твердой решимости положить вскоре душу Свою за спасение мира, приготовлял к этому необычайному событию Своих учеников (Мк.8:31) и в самих врагах хотел произвести спасительную перемену мыслей, – приближался праздник пасхи, четвертый в продолжение служения Иисусова и, по определению Промысла, долженствовавший служить концом этого служения. Богочеловек и прежде имел обыкновение приходить ежегодно на этой праздник в Иерусалим, где законом Моисеевым предписано было совершать пасху: теперь этого требовала уже необходимость. 
         Поэтому, странствуя по Галилее, Он еще за несколько недель до праздника начал склонять путь Свой к пределам иудейским, только не прямо, а по долине Иорданской, продолжая между тем обыкновенное Свое занятие: проповедь Евангелия и чудесное исцеление болящих (Лк.9:51, 13:33).
      По дороге он совершает исцеление от слепоты группы встреченных по дороге в Иерихон слепцов и наконец находит себе 12 апостоле –мытаря Матфея!
      И вот как это было в описании Инокентия Херсонского:
      «Но толпа, Его сопровождавшая, судила иначе. Вступить в дружеский разговор с разбогатевшим мытарем – человеком, как думали, без любви к отечеству, без веры, – самому вызваться на посещение его дома, не взять, по крайней мере, при вступлении в него, предосторожностей к сохранению законной чистоты, постоянно в подобном случае употребляемых фарисеями: все это в глазах безрассудных ревнителей преданий фарисейских казалось странным, предосудительным, нимало не достойным того мнения, какое им хотелось иметь о великом Пророке.
      Закхей сам чувствовал, как далеко простирается к нему снисхождение Иисуса и как много может страдать через то слава Его в народе. 
       Как бы желая дать отчет в своем поведении – показать, что он уж не раб своих сокровищ, что в сердце его живет еще или ожила любовь ко всему доброму, – благоразумный мытарь становится перед Иисусом и при всех, соблазнявшихся милостью, ему оказанной, объявляет, что (в память посещения Иисусова) целая половина имения его роздана будет нищим, и если он кого обидел, то такому возвратит вчетверо.
       Такое обещание действительно могло убедить каждого, что Закхей хочет сделаться достойным своего имени. 
       По закону Моисееву (Исх.21:37, 22:1–4; Чис.5:6–7), только тот обязывается вдвое или вчетверо возвращать похищенное, кто был приведен в суд и обличен в преступлении; а кто сам собой признавал свой грех, тот должен был возвратить похищенное только с присовокуплением пятой части: но Закхей, бывший доселе ниже закона, вдруг делается выше его и хочет поступать с этих пор по закону не только правды, но и любви, Божественный образец которой видит перед собой в Иисусе».

     Но, если «перевербовка» мытаря Закхея,  в качестве  двенадцатого апостола Матфея  была как говорится личным делом Христа, то вот его поступок  с «воскрешением своего  старого друга  Лазаря»   внезапно умершего в г.Вифании  уже привлекла к Христу  внимание Синедриона и римских властей в  Иерусалиме, что  и в конечном итоге явилась одной и первопричин  послужившей  для начала  уголовного преследования  Христа.
    Справка: Вифа;ния (арам. ;;; ;;;;, греч. ;;;;;;;) — селение, упомянутое в Новом Завете как родной город Лазаря, Марии и Марфы (Ин.11:1). В этом городе пребывал Иисус Христос накануне торжественного въезда в Иерусалим.
      Традиционно отождествляется с селением (ныне городом) Аль-Азари;я (араб. ;;;;;;;;;;) (или «Азариех», названия образованы от имени Лазарь и означают «место Лазаря») на Западном Берегу Реки Иордан, примерно в 3 км к востоку от Иерусалима (фактически сейчас это пригород Восточного Иерусалима). Расположен на юго-восточном склоне Елеонской горы.

     Главной достопримечательностью Аль-Азарии является могила Лазаря. С IV века является местом паломничества христиан.

     Теперь вторая важная справка о том что  такое Елеонорская гора в истории становления христианства
     Ведь с ней далее по тексту будет очень часто встречаться читатель!

    Елео;нская, или Масли;чная гора (ивр. Хар ха-Зейтим, араб. Джебель аз-Зейтун) — возвышенность, тянущаяся с севера на юг против восточной стены Старого города Иерусалима, по восточную сторону Кедронской долины. 
  Издревле была засажена маслинами, откуда и название.
В эпоху Второго Храма Масличная гора была соединена мостом (возможно, двумя) с Храмовой горой, и на ней зажигались огни для оповещения о наступлении новолуния. 
    В иудаизме:
В Библии Масличная гора (ивр. Ма‘але ха-зейтим — «Масличный подъём») упоминается как место, где Давид поклонялся Богу (2Цар.15:30–32). Видимо, на южном отроге Масличной горы (Машха) Соломон построил капища для своих иноземных жён (3Цар.11:7). Иезекииль в пророчестве о конце дней уделяет Масличной горе особое место: «И поднялась слава Господа из среды города и остановилась над горою, которая на восток от города»  (Иез.11:23). Собственно название Масличная гора впервые встречается у пророка Захарии (14:4).
      В христианстве:
В Новом Завете Иисус произносит на горе елеонскую проповедь (Мф.24, Мр.13, Лк.21). Елеонcкая гора — место вознесения Иисуса Христа. (Деян.1).
На Елеонской горе молился перед арестом Иисус Христос Лк.22.
     После того, как арабские завоеватели позволили евреям возвратиться в Иерусалим и началось паломничество евреев диаспоры в Иерусалим, а особенно — с конца VIII века, когда евреям был закрыт доступ на Храмовую гору, Масличная гора приобрела особое значение: здесь в праздник Хоша‘на Рабба глава академии Эрец-Исраэль зачитывал «Объявление Масличной горы», устанавливающее календарные сроки новолуний, праздников и т. п., и назначал членов Синедриона. 
      Выбор Масличной горы в качестве места общественных собраний связан с мидрашистской традицией и сложившимся представлением о Масличной горе как «месте престола Господня», что отражено в письмах глав академии.
        В ходе Войны за Независимость Израиля Иордания установила контроль над всей Масличной горой, за исключением университетского кампуса, ставшего израильским анклавом (в этих условиях деятельность университета была невозможна, и со временем был построен новый кампус Еврейского университета в районе Гив‘ат-Рам). 
     Еврейское кладбище было осквернено, многие надгробия разрушены, а могильные плиты использовались для мощения дорог.
       После 1967 года, когда Масличная гора полностью перешла под контроль Израиля, еврейское кладбище было реставрировано и стало доступно для захоронения. А быть похороненным на котором считается большой честью. 
      Святость кладбища определяется его непосредственной близостью к долине Кедрон. В Книге пророка Захарии сказано, что в конце дней Мессия взойдёт на Масличную гору и оттуда, по звуку трубы Иезекииля, начнется воскресение мёртвых (ср. Иез.37):
      И станут ноги Его в тот день на горе Елеонской, которая перед лицем Иерусалима к востоку; и раздвоится гора Елеонская от востока к западу весьма большою долиною, и половина горы отойдет к северу, а половина ее — к югу.
(Зах.14:4)

      В настоящее время на горе насчитывается не менее 150 000 могил, некоторые из которых приписываются ветхозаветным персонажам (напр., Авессалому).
      Захоронение здесь началось ещё в эпоху Первого храма, о чём свидетельствуют многие катакомбы между и под домами арабского квартала Силуан (см. Шиллоах).
      В эпоху Второго храма кладбище сдвинулось на север, покрывая склоны Масличной горы (от этого периода сохранились так называемый Яд Авшалом, традиционная гробница Зхарии бен Иехояды — см. II Хр. 24:20-22, и другие). Остальные памятники относятся в основном к последним векам.
     Так называемые Могилы пророков — пещера с 36 погребальными нишами, где, согласно еврейской традиции, похоронены пророки Аггей (Хаггай), Малахия и Захария;
     Многие христианские святыни (Гефсиманский сад, гробница Девы Марии, русский монастырь Марии Магдалины и другие). 

        Теперь закончив с ориентации читателя   на местности описываемой ниже, мы  можем  прочесть  о чуде воскрешения умершего иудея  Елиезар  ставшего в греческом переводе  Лазарем,   в посвистывании Иннокентий Херсонский:

      «Пришли на гроб. Это была высеченная в скале пещера, устье которой заваливалось камнем, чтобы погребаемые тела не сделались добычей плотоядных зверей. Таковы были гробы всех богатых людей в Палестине.
          Почва, усеянная небольшими каменными скалами, благоприятствовала этому обычаю; а пример Авраама и других праотцов, которые все погребены были в подобных пещерах, располагал поддерживать его во всей силе.
           Никто не ожидал чуда. Думали, вероятно, что Иисус хочет только видеть место, где лежат бездыханные останки друга, отдать ему последнюю дань слезами и потом преподать утешение сестрам. 
       Тем удивительнее было, когда Он велел отвалить заграждавший вход камень по обычаю, сделавшемуся почти законом, почитался неприкосновенным и который отваливали только в случае особенной необходимости. 
        Для внимательной Марии и подобных ей такое поведение могло служить предвестием чего-либо чудесного; но заботливой Марфе, которая привыкла смотреть на вещи проще, отваливание камня показалось даже неуместным; она почла нужным предупредить Учителя, что исполнение Его приказания соединено с неприятностью: «Господи, уже смердит: ибо четыре дня, как он во гробе!»       
      Это было последнее усилие маловерия. «Не рех ли ти», – отвечал Господь, – «яко аще веруеши, узриши славу Божью!»;
     Камень тотчас отвалили. Стоявшие ближе к устью пещеры могли видеть обвитый погребальными пеленами труп, который уже начинал разлагаться. Но взоры всех более устремлены были на Иисуса: каждому хотелось знать, что Он будет делать; ибо не напрасно, думали, заставил Он отвалить камень.
     В положении, подобном настоящему, Сам Иисус еще никогда не находился. 
Весьма часто совершая чудеса, Он совершал их, так сказать, между делом, то есть проповедью о спасении человеческом. 
      Чем они бывали разительнее, тем менее искал Он свидетелей и даже запрещал иногда рассказывать о них. Теперь надлежало совершить самое великое чудо, и совершить – всенародно! Обстоятельства служения Его требовали именно подобного чуда и знамения. 
     Ибо благотворное впечатление в уме народа от прежних чудес Иисусовых, совершенных в Иерусалиме (где Он, впрочем, гораздо менее творил их, нежели в Галилее), могло ослабеть частью с течением времени, а еще более от злонамеренных толков фарисейских. С другой стороны, для друзей и почитателей Иисусовых предстояло теперь самое великое искушение – в Его страданиях и смерти, от которого неукрепленная вера могла пасть. 
       Надлежало поэтому новым решительным чудом оживить в уме народа память о прежних знамениях и даровать ученикам и последователям Своим твердую опору веры и залог надежды. Настоящее время, место и другие обстоятельства совершенно благоприятствовали этому. Никогда чудо не могло произвести большего впечатления, как теперь, будучи совершено близ Иерусалима, в присутствии многих из его жителей, – перед праздником Пасхи, когда святой град наполнен был иудеями со всего света, и следовательно, все, в нем случившееся, могло вскоре сделаться известным всюду, где только были иудеи.
      «Возвед очи к небу», – туда, где всегда было сердце Его, – «Отче, – сказал Богочеловек, – благодарю Тя, яко услышал еси Мя; Аз же ведех, яко всегда послушаеши Мя; но, народа ради, стоящего окрест, рех, да веру имут, яко Ты Мя послал еси. 
      Сказав сие, Иисус воззвал гласом велиим: «Лазаре, гряди вон!»;
         При этом гласе четверодневный мертвец тотчас встал и вышел из гроба – в том самом виде, в каком положили его во гроб, – с лицом, обвязанным убрусом, по рукам и ногам обвитый погребальными пеленами. 
        Сила, разрешившая узы смерти, разрешила действие и этих преград. Господь повелел однако же снять пелены и развязать лицо.
         Столь внезапное, чрезвычайное чудо должно было произвести не удивление только, но и ужас. Перед очами всех стоял живым тот, кто за мгновение перед тем находился в другом мире, которого самые ближние не прежде надеялись увидеть, как в последний день на всемирном суде! Можно ли было смотреть на Лазаря и не веровать в Иисуса? 
         Многие из иудеев, тут находившихся, действительно уверовали в Него. 
         Но были и такие, которые самым опытом доказали истину слов Спасителя: «Аще кто из мертвых воскреснет, не имут веры». 
         Вместо того чтобы остаться долее в доме Лазаря, разделить общую радость и насладиться беседой и лицезрением Сына Божьего, погибельные люди сии поспешили в Иерусалим, чтобы уведомить скорее первосвященников и книжников о том, что случилось в Вифании.
      
         Здесь как бы прерывается нить повествования Иоаннова.
         Он не говорит ничего более ни о первых чувствах и выражениях воскрешенного Лазаря, ни о радости и восторгах сестер его; умалчивает даже о том, чем кончилось это трогательное зрелище и был ли Иисус в доме Лазаря; уже – по соображению – находим, что Господь с учениками Своими, скоро оставив Вифанию, удалился в один из смежных уединенных городков.

      Но все это основывается на описании одного очевидца - апостола Иоана, а три прочих евангелистов ни один, не упоминает о воскрешении Лазаря.»
      Поэтому это «чудо» у нас находится как бы это мягче сказать под «вопросом» и требует детального изучения, что автор увы не может сделать в этой работе.

      Ну, а далее Иннокентий Херсонский пишет:

      «На первосвященников и фарисеев известие о новом вифанском чуде Иисуса Христа произвело такое же действие, какое испытал Ирод при ужасном для него слухе о рождении царя Иудейского. 
       Честолюбие их давно не предвидело для себя от нового Чудотворца ничего, кроме опасностей, но воскрешение Лазаря показалось им объявлением открытой войны.
        В смущении и растерянности немедленно собран верховный совет (Ин.11:47) не с тем, чтобы рассуждать о божественности нового чуда (Анна, Каиафа и им подобные едва ли верили чудесам, а если и верили, то давно предположили, что чудеса Иисуса не от Бога), но чтобы с общего согласия определить, как удобнее остановить Его успехи, предотвратить дальнейшее действие их на народ и таким образом спасти свою власть и выгоды.»

      Ну, а как события развивались далее вы уважаемый читатель уже узнаете из следующей части….
          (конец ч.11)
Все фото к этой части находятся тут:http://h.ua/story/381176/#

Теги: Рпц
16 August 2013

Немного об авторе:

СТАРЫЙ СОЛДАТ....... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет