РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Возвращение РЕЗИДЕНТОВ-3 ч.12

1005 просмотров

Иисус Христос в Иерусалимском храме

  ч.12

     Иисус Христос в Иерусалимском храме

       В этой части мы рассмотрим одно из центральных событий в нашем повествовании, а именно приход Иисуса Христа в Иерусалимский храм и все вытекающие их этого события последствия.
     Но, чтобы читатель сразу понимал куда и зачем пришел Иисус, почему там так себя повел и можно ли было ему - рядовому иудею, с точки зрения властей Иерусалима, а с точки зрения священников Иудейского храма и самозваного «пророка», так, там себя вести, я вначале повествования и по его ходу буду давать большие справки.
      Ознакомление с их тестом или ссылками на другие мои работы на эту тему обязательны, как необходимое условие как получения достоверной информации и понимания читателем авторского замысла.
 
    А начну я с описания заседания иудейского СИНЕДРИОНЕ, этого в нашем современном понимании Верховного суда древней Иудеи. Но так утверждать это будет извращением исторических фактов и поэтому я подаю ниже отдельную справку из современной энциклопедии ВИКИПЕДИЯ. Эту информацию нам надо знать заранее до того как будет начато  описание событий.

          «Синедрио;н (ивр.Санhедри;н; греч. , букв. «Совместное заседание») — в Древней Иудее — высшее религиозное учреждение, а также высший судебный орган в каждом городе, состоявший из 23 человек.
           Подробное описание полномочий, процедур заседаний и других аспектов, связанных с отправлением правосудия в иудаизме дано в трактате Санхедрин в четвертом разделе (Незики;н) Мишны, которая является составной частью Талмуда.
           В отличие от обычного суда из трёх человек, малый Синедрион из 23 человек имел право проводить уголовные процессы с казнью или поркой, смертный приговор требовал большинства не менее, чем в два голоса, и выносился обязательно наутро после завершения дела. 
          Множество нарочито строгих процессуальных требований делало смертный приговор довольно редким.  
          Существенным требованием для смертного приговора было наличие Великого Синедриона при Храме.
           В Иерусалиме существовал также Великий Синедрион — высшее государственное учреждение (совет) и высший судебный институт иудеев, состоявший из 71 члена.
           По своему составу синедрион представлял собой вид аристократического сената, члены которого назначались, по-видимому, кооптацией из учеников членов Синедриона, членами могли являться кохены, левиты или евреи с родословной. Прозелиты не допускались.
              Член Синедриона не должен был также обладать увечьями, помимо Торы обязательно было знание языков, основ наук и ремёсел, а также обычаев астрологов и колдунов Мнокентий Херсонский  Председателем Синедриона был «наси», созывавший собрания, им мог быть первосвященник. 
         Местом собрания был особый зал (ивр. - Зал из тёсаных камней) при Иерусалимском храме но в особенных и крайних случаях собирались в доме «наси». Места заседавших располагались в виде полуокружности, чтобы председательствующий мог видеть всех»

          А «Синедрион» нам понадобился потому что если следовать по пути указанном святителем Иоанном Херсонским в своей книге ««Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа»»»», то Синедрион уже как бы заранее «приговорил» Иисуса Христа к смерти!
      Могло ли быть такое? На этот вопрос современные еврейские историки отвечают, что не могло! Поскольку процедура заседания Синедрионе, была длительной (не один день) и там гарантировалась даже обязательная защита обвиняемому! 
         Да и смертных приговор Синедрион выносил крайне редко и в исключительных случаях!
        Но Иннокентий Херсонский жил до образования Израиля и ему небыли известны те данные что собрали и систематизировали современные нам еврейские историки и богословы.
      Поэтому И. Херсонский и писал, то что знал, а вот современные богословы-историки из РПЦ МП должны были знать новые открытия в библейской истории касающиеся Иисуса Христа и подавать свою информацию заимствованную из трудов Иннокентия Херсонского с корректировкой его выводов, невзирая на его прежний авторитет!!

           Далее я цитирую  И.Херсонского:
         «Он будет совершенно невинен и праведен: но Его жизнь, как видите, несовместна с благоденствием общественным; и Он должен погибнуть!» Это жертва необходимости: ибо «уне есть, да один человек умрет за люди, неже весь язык погибнет» (Ин.11:49–50).

          Совещание синедриона с его кровавым определением не могло не сделаться вскоре известным Господу, хотя бы Он и не восхотел в этом случае пользоваться силой Своего Божественного всеведения, потому что между совещателями, как мы видели, находились давние, хотя тайные, ученики Его и последователи». 
          
          «Весть эта не содержала в себе ничего нового для Того, Кто видел все, и ничего печального и ужасного для Того, Кто с тем, как мы видели, и шел теперь в Иерусалим, чтобы принести Себя в жертву для спасения мира. Иисус Христос неоднократно свидетельствовал, что Он пламенно ожидает того великого часа, когда Ему, вознесенному на крест, можно будет сказать: «Совершишася!»

          Но благо учеников Его и последователей, благо веры, Им проповедуемой, благо всего рода человеческого требовало, чтобы Он уклонился теперь на время от преследований.
        Семя, долженствующее пасть на землю (Ин.12:24) (земная жизнь Богочеловека), было столь драгоценно и Божественно, что для падения его на землю надлежало избрать время самое приличное, место самое удобное, чего теперь, очевидно, недоставало.
         Ибо злоба врагов Его, вероятно, уготовляла Ему смерть тайную. И, может быть, предназначала Ему теперь пасть от руки какого-либо наемного зилота. 
         Такая смерть вместо того, чтобы стать торжественным свидетельством истины, всемирной Жертвой, принесенной для спасения рода человеческого перед лицом неба и земли, потеряла бы свой величественный, всемирный, Божественный характер. И вот причины, – каждый чувствует их важность, – почему Иисус Христос, как замечает св. Иоанн, со времени воскрешения Лазаря «не хождаше к тому между иудеями яве» (Ин.11:54; Злат. Бесед. на Ин.65).»

       А вот что было далее!  Узнав о решении СИНЕДРИОНА и приходованной ему участи, Христос решил уклонится от скорого ареста и осуждения при своем очередном посещении Иерусалима и срочно покинул г. Вифаниию и   ночным как говорят в таких случаях военные «броском»  со всеми 12 апостолами  «ушел» в г. Ефраим .
     А это место можно было бы назвать как «Иудейский ДИКИЙ ЗАПАД». Где правил не Закон и порядок, а сила и оружие у кого оно было! 
      И куда , без очень уважительных причин  не появлялись  даже вооружённые отряды царя Ирода Антипы.

      И тут И. Херсонский очень справедливо и пишет:

     «Место это находилось слишком близко к Иерусалиму. Можно было ожидать, что с распространением слуха о воскрешении Лазаря любопытство привлечет сюда толпы народа, а вслед за ними подозрения и происки фарисеев. Между тем, Он не хотел Своим пребыванием подвергать жителей Вифании неприятностям от синедриона.
     Убежищем, на сей раз избранным, был городок Ефраим, лежавший в стороне между Вифанией и Иерихоном, возле дикой и страшной от разбоев пустыни Карантанской.»

        Между тем, общая обстановка с правопорядком  в Иерусалиме,  куда по случаю приближения Пасхи, стекалось все более народа  становилась для властей, что иудейских, что для римского прокуратора Понтия Пилата  все наряженное и опасней.

    Основной причиной преждевременного прибытия богомольцев были набожность и выгода!
     «От желающих праздновать Пасху требовалось, на основании древнего обычая (Исх.19:10), особенное приготовление, которое в те времена состояло из различных очищений, поста и милостыни.
        Более набожные верили, что такого приготовления нигде нельзя совершить лучше, чем в Иерусалиме, перед домом Божьим, при помощи и наставлении фарисеев, потому и приходили для этого за неделю и более до праздника.
         Кроме того, иудеи, приходившие издалека, особенно египетские и вавилонские, привозили с собой различные изделия и произведения своих земель: продажа и мена их заставляла приходить на праздник ранее и уходить позже обыкновенного. 
       Ну, а для всех прибывающих в город главной новостью было сенсационная весть о ВОСКРЕСЕНИИ ЛАЗАРЯ!»
       Поэтому и личность Христа как воскресителя Лазаря, была там теперь и первым предметом народной молвы и всеобщих разговоров. 

       Причем все с нетерпением ожидали прихода Его во Иерусалим.
      
       И за шесть дней до Пасхи, как говорит св. апостол  Иоанн, Иисус действительно явился опять в Вифанию  где  вновь совершил  очередное ЧУДО – исцелил некого  Симон, прокаженного.
       Весть о возвращении Иисуса Христа в Вифанию немедленно достигла Иерусалима и пробудила во многих его жителей решимость идти туда, чтобы скорее видеть Иисуса (Ин.12:9). 

       Но и сам И. Христос тоже стремился в Иерусалим, так что встреча с друзьями и недругами для него была как бы предопределённым вопросом. 
       Но взять и просто так прийти в Иерусалим Иисус не хотел!  
      Ведь им уже был давно разработан целый сценарий этого массового действия, которое сейчас называют словом «ШОУ», где все было заранее предусмотрено, роли для всех  «артистов»  - «расписаны»  и местами даже  с ними отрепетированы заранее!

     И вот как это описывается в книгах Нового Завета.

        Дойдя до места (Мк.11:1; Лк.19:29; Мф.21:1), напротив которого находилась Виффагия, небольшое селение, видное и из Иерусалима, на северном склоне горы Елеонской, Господь остановился и подозвал к Себе двух учеников (Петра и Иоанна) и приказал им пойти в селение и найти там белую ослицу и привете ее к нем.

       Такое поручение, несмотря на его незначительность, было не совсем обычно – Иисус Христос  всегда ходил пешком, до Иерусалима было недалеко, а между тем, теперь нужно было идти за ослицей, как бы для какого-либо дальнего и утомительного пути!
      И как дивно было слышать из уст Иисуса: «Господь того требует!»
      Но ученики не в первый раз были изумлены поступками своего Учителя и привыкли понимать цель их уже из последствий; 
       Поэтому посланные тотчас пошли в Виффагию, нашли ослицу с осленком на том самом месте, о котором говорил Иисус; предстоящие действительно спросили их, зачем они берут ослов; и когда они отвечали, как им было велено, то беспрепятственно отпустили их.
       Посланные вскоре вернулись. 
      И тут снова цитирую раоту И.Херсоноского:

      «Когда Учитель воссел, прерванное шествие снова продолжалось с медлительностью, которая свойственна этому роду езды. 
      Теперь великий Пророк не скрывался уже в народной толпе, был виден всем, и шествие, при всей простоте своей, являло собой нечто торжественное и священное еще и потому, что в древности животные, не носившие на себе ярма, выбирались для священных обрядов; в частности, осел издревле на Востоке служил символом мира, никогда не участвовал в войне и в сражениях.
     Такое согласие Господа с желанием народа как можно скорее видеть Его царем, еще более воодушевило сопровождавших Его людей и придало им смелость выразить перед Ним всю полноту своего усердия самым торжественным образом. В порыве восторга одни начинали срезать пальмовые ветви и, потрясая ими в воздухе, бросали их на дорогу перед Иисусом; другие снимали с себя платье и стелили его под копыта осленка.
      Один старался превзойти в усердии другого.    
      Подобно этому был встречен в Иерусалиме грозный завоеватель света Александр Великий; почти так же приветствовали некогда царя Агриппу – так хотели почтить теперь и Того, Кто был воплощением всех надежд для бедствующего Израиля.
      Пальмовые ветви привели на память праздник Кущей, а вместе с ним известный псалом Давидов, который пели в продолжение его»

         При входе в город Иисус окружен был еще большим количеством народа, так что, когда Он вошел в Иерусалим, то, по выражению святого Матфея, «потрясеся весь град» (Мф.21:10). Всякому хотелось знать, кто это идет с такой торжественностью. 
         Тем более, что сопровождавший Господа народ с радостью кричал в ответ, что это Иисус, великий Пророк из Назарета!»

        В связи с этим торжественным входом местные иерусалимские власти хотя и знали о решении Синедриона так и не решились немедленно арестовать Христа.
       Но плотно окружив его своими людьми,   взяли его под «постоянное наружное наблюдение»!

        А путь Христа лежал прямо к Иерусалимскому храму «….который всегда служил единственным и естественным пристанищем Сына Божия. 
        Так, впрочем, поступали и все путешественники, когда приходили на праздник, желая прежде всего явиться, так сказать, лицу Бога отцов своих. 
        Войдя в храм, Господь осмотрел его (Мк.11:11).
         Можно было подумать, что Он, как Господь храма, вполне вступил в права Свои и намерен требовать отчета у тех, кому храм вверен был в Его отсутствие.
      И для обыкновенного ревнителя благочестия, тем более для Сына Божия были видны многочисленные нарушения уставной жизни храма Иерусалимского, которые требовали исправления; но оно отложено было до следующего дня, как бы для того, чтобы не нарушать торжественности дня настоящего». 

            Ну а далее вновь начались ЧУДЕСА!

         «К новому посетителю и Владыке храма немедленно собрались, как меньшие братья Его, хромые, слепые и болящие, которые всегда находились при храме; всем им было преподано исцеление (Мф.21:14). 

          Такое обилие чудес еще более должно было увеличить всеобщую радость: торжественное «осанна!» зазвучало в самом храме. 
         Особенно трогательное зрелище представляли малыши, которые, подражая старшим, повторяли: «Осанна Сыну Давидову!» 
          Псалом, из которого взяты эти слова, они знали наизусть, так как в праздник Кущей его пели целыми семействами. 
          Среди общего восторга им казалось, что вместе с Пасхой наступил теперь и этот праздник, в обрядах которого было так много символического и занимательного, особенно для детей. 
           Иисус Христос всегда благоволил к детям, в которых природа человеческая является в простоте и откровенности, дорогой для доброго сердца. 

         Но первосвященникам и книжникам детские восклицания в честь Богочеловека казались жалким триумфом, приличным только такому человеку, который, по собственным Его словам, не имел где подклонить главу.
          «Слышишь ли, – заметили с негодованием некоторые из них, – что они говорят? 
          Какую честь Тебе оказывают?»
           – «А вы, – отвечал Господь, – разве никогда не читали в Писании:«яко из уст младенец и ссущих совершил еси хвалу?» (Мф.21:16.)
           Слова эти содержали в себе и лучший ответ, и открытый упрек книжникам, потому что за ними в псалме следует: «враг твоих ради, еже разрушите врага и местника» (Пс.8:3). Ибо кто более враждовал против Иисуса, как не первосвященники и книжники?»

  Далее я хочу сделать и существенное замечание. В вышеприведённом рассказе И. Херсонского о первом приходе Христа в Иерусалимский храм в 33 г.н.э. нет ничего об «изгнании торговцев  из храма»!
А это событие если оно имело место очень важно для нас! 
Поэтому я приглашаю для участие в нашей заочной дискуссии нового церковного авторитетного богослова архиепископ Сиракузский и Троицкий Аверкий (Таушев) написавшим книгу «Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ».
http://azbyka.ru/hristianstvo/bibliya/novyi_zavet/averkiy_chetveroevangelie_11-all.shtml

       И там в третьей части - «ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА есть рассказ об изгнании торгующих их храма.
     Далее я цитирую первоисточник!
     «Войдя в Иерусалим, Господь направился прямо в храм и совершил изгнание торгующих из храма. 
  Об этом повествуют только три первых Евангелиста, причем повествование св. Марка отличается от повествования св. Матфея и Луки тем, что по св. Марку, Господь, войдя в храм, "и осмотрев все, как время уже было позднее, вышел в Вифанию с двенадцатью" и только на другой день, после проклятия смоковницы, снова, войдя в храм, совершил изгнание торгующих. 
    Тут нельзя видеть серьезного противоречия: Апостолы в изложении событий не всегда придерживались точного хронологического порядка; для них часто важнее представлялась связь событий логическая. 
        Некоторые же допускают, что было двойное очищение храма от торгующих: в самый день входа Господня во Иерусалим и вторично – на другой день. Три года тому назад, когда Господь пришел в Иерусалим на первую, после Своего крещения Пасху, Он застал дворы и притворы храма обращенными в торговую площадь, и изгнал всех торгующих.
         В следующем году Господь опять пришел в Иерусалим на Пасху, но торговли в храме, по-видимому, не застал. 
         На третью Пасху Своего служения Господь совсем не был в Иерусалиме. Когда же приближалась четвертая Пасха, то Иудеи были озабочены, придет ли Иисус на праздник. 
       Зная, что начальство уже вынесло Ему смертный приговор, и думая, что Он не решится идти в Иерусалим на явную смерть, торговцы, с разрешения первосвященников, нагнали опять в притворы и во двор храма стада животных, расставили палатки с разными товарами, поставили столы с разменными кассами, скамьи с голубями, которых разводили для продажи сами первосвященники, – и начали торговать. 
         Приход Господа в храм явился для них неожиданностью. После того, как народ торжественно приветствовал Его криками "осанна", никто не решился противодействовать Ему, когда Он, как и в первый год Своего служения, начал "изгонити продающыя и купующыя в Церкви, и трапезы торжником и седалища продающих голуби испроверже". 

          Св. Марк к этому добавляет еще, что Господь "не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь", т.е. посторонние вещи, не имеющие отношения к совершаемому в храме богослужению.
         Очевидно, величие и могущество Божества просияли в этот момент на лице Господа, так что никто не смел оказать Ему противодействия, и все невольно повиновались Ему. Первосвященники очевидно тоже не смели ничего предпринять против Господа, видя, как народ "неотступно слушает Его, удивляясь учению Его" (Марк. 11:18 и Луки 19:47-48).»
          
         Приведя тут большую цитату, я все же хочу обратит внимание читателя, что автор цитируемого мною текста, увы плохо себе представлял, что собой являл Второй Иерусалимский храм. В частности, кому туда было позволено входить, кто там и чем мог торговать, где, как и кем приснились жертвы!
     А отсюда и у читателя складывается совершено неправильное преставление о поступке И. Христа если все описанное выше имело место! 
     И чтобы у читателя сложилось правильное впечатление и он получил достоверную информацию я настоятельно рекомендую прочесть мою работу, где описан Иерусалимский храм. От его постройки до устройства и функционирования!
http://h.ua/story/171800/

     А когда вы уважаемый читатель прочтете, то и у вас появится мнение, что вся история с» изгнанием торгующих их Храма «есть поздний вымысел лиц», которые никогда не видели и не бывали в самом Храме! Поскольку его только огражденная территория занимала площадь больше Олимпийского стадиона в Киеве, а вокруг было еще масса дворов и спец. помещений!
        Да это хорошо видно и по приведённым ниже фотографиям храма!
На территории храма постоянно пребывало несколько тысяч человек, а в праздник Пасхи туда приходили одновременно десятки тысяч и все приносили жертвы всесожжения!
И одному Христу пусть даже ему помогали его апостолы, ну никак не изгнать торговцев из Храма!
           А торжественный вход в Иерусалим   и возможное «изгнание торговцев» от чего в казну храма перестали поступать большие денежные сборы! еще больше, чем воскрешение Лазаря, привел в замешательство врагов Иисусовых и оно собрали новое заседание СИНЕДРИОНА. 
        Где в речах выступавших появилась новая мысль, что успех Иисуса — это следствие их бездействия. 
       «Видите ли вы, – говорили фарисеи старейшинам, – что ничего не успеваете по своей нерешительности? За ним идет весь мир» (Ин.12:19).
       Поэтому решено было действовать безотлагательно, но по-прежнему тайно, так как всеобщее расположение к Иисусу Христу не позволяло открыто применить силу.
         Немалая часть ненависти пала и на Лазаря, воскрешение которого было главной причиной того, что народ с таким ликованием встретил Иисуса; было решено снова отнять ту жизнь, которая была столь чудесно дарована ему вторично! (Ин.12:10.)
   
       Сам же Христос закончив посещение Иерусалимского храма не остался в городе на ночь и вновь со всеми своими спутниками и сторонниками покинул его и  вернулся на свою основную  базу   г.Вифанию ( в  3 км., от Иерусалима). 
         Где он находился под постоянной зашитой и опекой как своих сторонников так и   городских властей.
         В связи с чем на уже вечернем заседании СИНЕДРИОНА было принято и новое решение - направить Вифанию группу священников для официального допроса Христа по поводу его учения и совершаемых им чудес, а так же всех остальных поступков и намерений. (Лк.19:47–48; Мк.11:18),
       Чтобы придать посольству больше важности и показать народу, что синедрион сам весьма неравнодушен к появлению Мессии, посланные были избраны из всех сословий, входивших в состав синедриона, то есть отряжено по нескольку из почетнейших священников, старейшин народа и книжников (Мк.11:27; Лк.20:1).

      И едва только Христос на следующий день вошел в Иерусалимский храм и начал учить народ, то посланные от синедриона подошли к Нему с допросом.
            Далее цитирую И. Херсонского:
           «Синедрион, – так начал старейший из посланных, – желает по долгу своему знать: какой властью (Божеской или человеческой) Ты это делаешь; принимаешь от народа именование Сыном Давидовым, входишь с торжеством в Иерусалим, изгоняешь из храма торжников и проч.? 
          И кто Тебе дал власть эту? (от Бога ли Ты получил ее прямо, или уполномочен кем-либо, имеющим непосредственное общение с Богом?)» 
           Господь выслушал предложение, но, по Своему обыкновению (Лк.7:41–43, 10:29–37), не отвечал на него прямо.
         «Вопрошу вы», – отвечал Он, – «и Аз слово едино, ежеаще речете Мне, и Аз вам реку, коею властию сия творю» (Мф.21:24).
           Книжники молчали, выражая согласие, потому что отвечать на вопрос вопросом, как поступил теперь Господь, не только было делом, весьма обыкновенным у тогдашних книжников иудейских, но еще служило к чести того, кто отвечал таким образом.
          «Что вам мнится, – продолжал Господь, – крещение Иоанново (равно как и служение его) откуду бе: с небеси (от Бога) или от человек» (человеческое изобретение)?
           Иисус Христос сказал им: «Ни Аз вам глаголю, коею властию сие творю»
           Господь обратился к посланным с новым вопросом, на который им нельзя уже было не отвечать, хотя ответ клонился к совершенному их посрамлению, и по обыкновению Своему, заключил Свой вопрос в притчу.
         «Может быть, – сказал Он, воззрев на книжников, – вам легче будет высказать мнение вот об этом деле. 
      У одного человека было два сына. Однажды он подошел к первому и сказал: сын, пойди работай сегодня в винограднике моем. Но сын был столь груб, что решительно отвечал: не хочу! Но после одумался и пошел.
          Отец обратился к другому сыну и сказал ему то же, что первому. Этот со всем уважением отвечал, что он немедленно пойдет в виноградник; однако же не пошел. Который из двух, – присовокупил Господь, посмотрев на книжников, – исполнил волю отца?» «Разумеется, первый», – гордо отвечали книжники, не видя еще, куда клонится притча, и решительным ответом желая показать, что они ни в каком случае не относят ее к себе.
        «Не то же ли самое, – возразил Господь, – происходит с вами? Иоанн пришел к вам путем правды, жил и учил, как пророк; но вы не поверили ему, не принесли покаяния, им проповедуемого, вы, кто, подобно тому второму сыну, непрестанно твердите, что согласны исполнять волю отца. Напротив, люди, вами презираемые, мытари и грешники, оказывавшие дотоле непокорность воле Божьей, поверили Иоанну, покаялись и принесли плоды, достойные покаяния.
         По крайней мере, этот пример должен был тронуть вас и пробудить. Но вы остаетесь упорными и нераскаянными. 
        Ей, глаголю вам, – присовокупил Господь, возвысив голос, – мытари и грешники войдут, и скоро, в Царствие Небесное; а вы, которые думаете иметь полное право на него, будете изгнаны из него!» 
   С другой стороны, синедрион через посольство свое узнал все, что для него полезно было знать. 
       Из притчей Иисусовых само собой следовало, что Он есть Мессия, следовало еще более, что Ему известны все мотивы, по которым действуют враги Его, и все тайные причины, побуждающие их отвергать Сына Давидова; что Он совершенно знает об участи, для Него уготовляемой, и решился подвергнуться всему по воле Своего Отца и из любви к роду человеческому. 
           Сравнение Себя с сыном –наследником, употребленное Господом, особенно было многозначительно и разительно: из него открывалось, что нежелание расстаться с выгодами верховной власти над народом, чтобы передать ее Сыну Давидову, было главной причиной, по какой первосвященники отвергли Иисуса, такой причиной, действий которой на себе не примечали вполне, может быть, они сами.»
          «По удалении книжников Господь продолжал Свои беседы с народом.
          Уклонившись от народа, остался и в храме, а пошел вон из города, обыкновенным Своим путем, юго-восточными вратами, ведущими на дорогу в Вифанию и на горе Елеонорской  у Христа с учениками состоялась напутственная  беседа. 

  И снова процитирую кусок из вышеназванной книги архиепископ Сиракузский и Троицкий Аверкий (Таушев)
    «БЕСЕДА ГОСПОДА С УЧЕНИКАМИ НА ГОРЕ ЕЛЕОНСКОЙ О ЕГО ВТОРОМ ПРИШЕСТВИИ И КОНЧИНЕ МИРА» (Матф. 24:1-51; Марк. 13:1-37 и Луки 21:5-38)
    « Выйдя из храма, Господь направился с учениками на гору Елеонскую. 
      По дороге Он предрек разрушение храма, что и исполнилось в 70 г., когда Иерусалим был взят римлянами и превращен в развалины, а несколько позднее при имп. Траяне были уничтожены и последние следы его.
       Несмотря на желание самого римского военачальника Тита сохранить храм, как чудо искусства, определение Божие не могло не сбыться: от случайно брошенной одним римским воином горящей головни храм сгорел дотла. С горы Елеонской открывался прекрасный вид на Иерусалим и храм, и ученики наедине с Господом продолжили начатую беседу о будущности их. 
      Ученики Христовы полагали, что Иерусалим будет стоять до скончания века, а потому и задали Господу двойной вопрос, как один: "когда сия (т.е. разрушение Иерусалима и храма) будут, и что есть знамение твоего пришествия, и кончина века?" Отвечает Господь также, по-видимому, не разделяя эти два события, сообразно их возрениям.
      В пророческом созерцании события близкие и отдаленные представляются иногда как бы на одной картине в перспективе, как бы сливаются, особенно, если одно событие ближайшее служит прообразом другого отдаленнейшего. 
       Здесь несомненно то, что разрушение Иерусалима и ужасы, которые будут сопровождать его, являются прообразом тех ужасов, которые будут иметь место при кончине мира перед Вторым Пришествием Христовым. 
      И вместе с тем Господь дает ясно понять, что Второе Пришествие Его и кончина мира последуют очень не скоро после разрушения Иерусалима. Первым признаком приближения суда Божия Господь поставляет явление лже-христов. 
        Историк И. Флавий свидетельствует, что перед падением Иерусалима действительно появилось множество лжемессий-обольстителей. Вторым признаком будут войны, как близкие, так и отдаленные ("слышания бранем"). Но и эти войны и природные бедствия будут только началом грядущих мучительных ужасов, которые, по своей тягости, сравниваются Господом с болезнями рождения. 
      Третьим признаком Господь полагает жестокое гонение на Его учеников и последователей, о чем и повествуется в кн. Деяний и о чем свидетельствует история, как напр. гонение при Нероне и др. Одно имя "христиан" действительно было ненавистно язычникам, в результате чего явились неисчислимые сонмы мучеников за Христа. 
        "Тогда соблазнятся мнози", т.е. отступят от веры во Христа и будут предавать, т.е. выдавать на смерть и мучения своих братьев, чтобы спасти себя. Явятся лжепророки. Во время осады Иерусалима римлянами эти лжепророки обещали иудеям помощь с неба.
         "Претерпевый до конца, той спасется" – кто претерпит все бедствия, не изменив Христу и не поддавшись лжеучителям, тот заслужит вечное спасение. Четвертым признаком приближения суда Божия будет проповедь Евангелия во всем мире.
           Евангелие будет проповедано "во свидетельство всем языком", т.е. Христос не ранее придет, чем будет проповедано Евангелие, проповедь которого тогда станет обличительным свидетелем на суде против тех, которые, слышав ее, не уверовали. "Тогда приидет кончина". Ближайшим образом здесь имеется в виду гибель Иерусалима, но все эти признаки будут предуказывать и приближение кончины мира, и Страшного Суда».
После чего Христос и апостолы бывшие с ним снова вернулись в Вифанию.
     На этом можно было бы и закончить эту часть. Но все же остается чувство недосказанности. 
    И в поисках решения этой проблемы я нашел интересную статью опубликованную на одном из сайте пропагандирующего популярное богословие!
http://www.vaspress.com/bibliya-bible/beseda-na-eleonskoj-gore.html
И в этой статье речь как раз и идет о беседе Христа с учениками на Елеонорской горе. НО автор этой статьи проводит параллели от 33 г. н. до наших дней. 
И его выводы будут крайне интересны для думающего на прочитанным читателя.
      «Иерусалимский храм времен Иисуса Христа был великолепен. Белый мрамор, золото, серебро, ценные сорта дерева во внутренних отделках. Громада самого храма и городской крепости была заметна за много километров до города, вызывая гордость евреев за свою единственную во всем мире монотеистическую религию. Апостолы Иисуса выразили восхищение огромными каменными и мраморными блоками, входящими в кладку стен: их размер был сопоставим с блоками египетских пирамид. Неожиданный ответ Иисуса поразил апостолов: все это будет разрушено. 
       Представить храм, по сравнению с которым человек выглядел подобно муравью разрушенным, было трудно. Это было настолько трудно, что ученики Иисуса Христа решили, что разрушение подобного города может быть связано только с одним событием: со вторым пришествием и концом света. Именно поэтому их первым вопросом к Иисусу на Елеонской горе был «сдвоенный» вопрос, который уже содержал в себе тезис: «Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?». Обычно люди слышат только то, что хотят слышать. 
       Апостолы хотели знать когда Иисус придет чтобы разрушить этот храм. Они слушали ответ Иисуса и не слышали то, что он пытался им сказать в ответ. Он же совсем не имел в виду, что разрушение Иерусалима будет означать конец света. Он попросту хотел предупредить учеников, чтобы они не оставались в городе когда Римляне подойдут к нему с приступом. 
        Военные слухи, голод, эпидемии, нестабильность, гонения на христиан и обилие лже-мессий и лжепророков, обосновавшихся в самом Иерусалиме — это буквальная картина шестидесятых годов нашей эры в Иудее. Апостол Иоанн уже не упоминает рассказ о разрушении Иерусалима в своем евангелии. Во-первых, потому что конца света не случилось. Во-вторых, потому что из-за этого всем апостолам пришлось напрячь память и обратить свой взгляд на чисто духовное содержание Евангелия их учителя – неважно, что происходит в этом мире: Царство Бога не приходит приметным образом. Надо просто делать свое дело и быть готовым к тому чтобы предстать перед Богом в любой момент.
          Прошло двадцать веков после этого, а человечество все так же ждет что царство Бога придет очень заметным образом. Для многих ждущих конца света все признаки уже налицо: постоянные войны, постоянные землетрясения, болезни и так далее. 
          Все тот же самый Иерусалим до сих пор связан с концом света в умах миллионов людей. И перечитывающим беседу Иисуса и апостолов на Елеонской горе абсолютно не смущает что Иисус, по словам апостолов, советует при наступлении «конца света» бежать из Иерусалима в горы. В пересказе той беседы в евангелиях причудливо перемешались слова самого Иисуса и толкование этих слов его последователями. 
         Проблема в том, что для нас слова авторов Евангелий являются словами Иисуса, теория богодухновеннности писаний ставит как бы знак равенства между Иисусом и апостолами. Однако можно ли ставить знак равенства между человеком и Богом? Человек ошибается, в отличие от Бога. Первые христиане ждали скорого пришествия и ошиблись. 
        Огромное огорчение по поводу данной ошибки выражено в словах апостола Петра «Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие: где обетование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, всё остается так же». 
         Если бы первые апостолы точнее держались Евангелия Иисуса о том, что царство Божие уже пришло, то поводов огорчаться по поводу насмешников и «ругателей» у них бы не было. Хотя я понимаю, что эмоциональный подъем, связанный с ожиданием конца света, работает в толпе превосходно.
       Это легче, чем настраиваться на долгую жизнь в борьбе за духовные плоды. Конец света — отличное оправдание для того, чтобы разом решить проблему своего долгого и тяжелого процесса духовного возрастания. 
         Возможно, пересказ беседы с Иисусом на Елеонской горе, где Иисус говорил одно, а понимался по-другому, является примером доктрины, которая подобно брошенному кем-то в ручей камню, лежит на дне, год от года становясь меньше. 
        Что же, пусть лежит: лишь бы он не закрывал дорогу живительному потоку духа, выраженного в уверенности, что Бог уже находится на земле, что для того чтобы услышать или увидеть Его нам нужно лишь усилие веры. 
      И кто знает, может быть, выражение «беседа на Елеонской горе» когда-нибудь станет крылатым выражением, означающим следующее: что бы не было сказано, человек слышит ровно то, что хочет услышать.»
                     ( конец ч.12)
Все фото к  этой части находятся тут:http://h.ua/story/381234/

Теги: Рпц

 Комментарии

Комментариев нет