РЕШЕТО - независимый литературный портал
Literaturnyy literaturnyyochag Ochag / Стихи

СИЯВУШ МАМЕДЗАДЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

22 просмотра

СИЯВУШ МАМЕДЗАДЕ   ­– (2 октября 1935 – 3 сентября 2022) - поэт, прозаик, переводчик, член Союза писателей Азербайджана, заслуженный деятель искусств. Литературную деятельность начал будучи студентом филологического факультета гос.университета. Второе высшее образование получил на факультете художественного перевода Института литературы в Москве им. М. Горького(1959-1966). Работал редактором Государственного издательства "Литературный Азербайджан" (1967-1976), эксперт-консультантом в Союзе писателей (1977-1995).

 

 

 НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО

                                  Н.А.

Ты читала «Нана» на скамейке бульвара
В то далекое лето, нежаркое лето Москвы.
Состоялось знакомство, сближенье… Увы,
Оказалось, что мы – слишком хрупкая пара.
Ты была хороша, недоступно-горда,
Я – не в меру обидчив… Твоя красота
Кавалеров влекла и светилась, лучилась,
Но была холодна, и – любви не случилось.
Помнишь, поздний вечерний троллейбус,
Возвращавший, скрипя, в общежитье меня,
И такая досада, такая нелепость –
Я соперника вижу с тобою, кляня.
Ты вошла с габаритным, крепким грузином.
Ехать долго – нам было, увы, по пути.
Поздоровалась. «Как ты?» –
С видом безвинным
Он ей тихо шепнул: «Ему б лучше сойти».
«Черта с два!» – я подумал. Сидел до конца
С посеревшим лицом. И вот остановка.
Подо мной – тротуара неясная бровка.
За спиною – усмешка того молодца…
На твою благосклонность ему повезло.
…Ах, как много воды с той поры утекло!
Ты давно вышла замуж и матерью стала.
И давно уж французский роман дочитала,
У тебя, я надеюсь, дела – честь по чести,
Может, смотришь кино в Огородном проезде,
Угощаешь мороженым внука в фойе,
И чуть-чуть отцвели твои дивные очи,
Перебрав кандидатов, на чары охочих,
Вся в трудах и заботах о муже, семье,
Вспоминаешь знакомца-студента едва ли,
Что бренчал в магазине твоем на рояле,
Навлекая протест меломана-клиента,
(Впрочем, это уже преданье, легенда).
Тот студент поседел, и жену потерял...
Вспоминаю вечерний московский троллейбус,
Понимая обиды ревнивой нелепость
На грузина того, что тебя провожал,
И тебя, очевидно, любил, обожал...
Что с ним сталось теперь? Не он ли твой муж?
Не увез ли тебя в запредельную глушь,
Иль теперь он москвич и крупняк-бизнесмен
В духе новых времен, мировых перемен.
Ну, тогда по-другому сложился удел.
На Мальорку махнуть он с тобою успел,
Или, скажем, пройтись по далеким Канарам
Где роскошный эдем обеспеченным парам…

 

XXI век. При свете свеч

 

Казалось бы, пустяк:

свет включен в квартире.

Не разгуляться здесь и бытовой сатире.

Сижу при свете свеч,

Пытаюсь я облечь

Свою глухую злость

в размеренную речь.

И вот, скриплю пером.

Два канделяюбра. Эх...

Ужель так прожил век старинный человек?..

Но, судя по всему, для рифмы нет преград.

Нашел ее впотьмах, и вроде бы уж рад.

Огарок весь оплыл - торопится свеча.

Перестаралась знать, сгорела сгоряча.

Твердеет, плавясь, воск и обретает лоск.

Минорный антураж. Мерещится как Босх.

А ветка за окном в невнятной пелене

Гусиное перо напоминает мне.

И, кажется, Поэт, покинув век иной,

Маячит за спиной с улыбкой озорной...

 

Шопен. Париж. Любовь.

Шопен смотрел с моста на Сену,
Где баржа уплывала вдаль,
И палый лист - подвержен тлену,
Будил невнятную печаль
О светской женщине Авроре,
Великолепной Дюдеван.
И с ней на счастье или горе
Был продолжительный роман.
Она купается во славе
Под громким именем Жорж Санд.
А гениальный музыкант,
Грустя порою о Варшаве,
Здесь концертирует успешно,
Бомондом чутким оценен,
Обласкан милостью утешной
В кругу блистательных имен.
Он пишет вальсы и прелюды,
Концерты вызвали фурор.
Но отзвуки душевной смуты
Сквозят в мазурке ля минор.
Они на Пальме де Майорке
Встречают солнечный рассвет.
Болезнь амурные восторги
Увы, грозит свести на нет.
Пора домой, ну сколько можно
Терпеть на палубе свиней?!
Чтоб не вопили так истошно,
Их лупит экипаж сильней…
Больной месье исходит кровью,
Причем тут слава, чин и сан?
В закут глухой, по нездоровью,
Его упрятал капитан…

От Барселоны до Марселя
Дорога пару привела,
Былого не было веселья,
Любовь к финалу подошла…

 

                            ***

Вся наша жизнь, по сути, монолог –
От первых речей до последнего вздоха,
Как эхо восторгов, страданий, тревог,
Которые дарит земная дорога,
Жизнь – летопись всех неозвученных строк,
Которых, увы, не дано нам озвучить,
В них тайны и грезы сокрытой души,
Борения чувств и соблазнов, и лжи,
И выбора – быть или только казаться,
Грехи, не посмевшие вовсе сказаться,
Бесчестья и чести, безволья и воли
И предпочтенье безболия боли,
Удобство молчания и немоты
Пред наглым оскалом порочной тщеты.

 

 

Сердце мое…

Иногда ты цветешь, иногда – облетаешь,   

Мне все чаще метелью виски засыпаешь…

Грудь моя всех тревог и страстей не вмещает–

Что ж в покое меня не оставишь никак,

Не насытишься памяти медом никак?..

Ты любило и любишь – природу, людей,

Эту злую любовь отыскало ты где?..

Счастья ищешь полжизни, скитаясь везде…

Мне понятен без слов твой подавленный плач –

Вспыхнув, вместе с тобой я сгораю дотла.

Все боли мира виснут на плечах,

И тяжелей, чем шар земной – печаль…

Да теплится в тебе любви свеча!..

На небе сотни звезд тебя манят,

А на земле Она – всего одна…

Ты, Сердце – космос, полный вечных тайн,

Часов счастливых, горьких – не считай,

Ты – мир в себе, Вселенная, мечта…

Ты - ураган, влекущий к чудесам!..

Ты – океан, и твердь,

И небеса…

 


 

Теги: Сияв
18 December 2023

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

СИЯВУШ МАМЕДЗАДЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

 Комментарии

Комментариев нет