РЕШЕТО - независимый литературный портал
Nikita Ludwig / Проза

'' Приходила смертушка, - поздороваться ''. - Новелла.

506 просмотров

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
'' Приходила смертушка, - поздороваться ''. - Новелла. Никита Людвиг.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                                          * * * 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 ... Сначала было слово. Слова не оказалось - его просто
не всегда произносят. Картинка на мониторе сжалась в
точку гузкой куриной жопки в самом центре экрана:
 
он, - с морских картин и с золотых брелоков, выжался из
бесконечной тёмной глубины, обрывавшейся за рифом
в бездну Blue Deep.
 
     Солнце уже минут ~ 5 как село за горы, тянущиеся
между Океаном и пустыней в глубь материка. И в Небе,
и в толще бирюзового киселя волн доживал до пенсии
дневной свет.
 
     С невиданной для меня досель скоростью его контур
сделал подо мною круг на глубине 15-ти метров,
вынырнув прямо перед моим лицом напротив - 
- автобусиной, подходящим к остановке.
 
     Мы застыли в воде один встречь другому.
 
     Глядя б на него на плазменном окне в номере отеля,
конечно, это был бы редкий красавец: 
 
размахом промеж кончиками, - как хвостового плавника,
так и полутораметрового игольчатого бивня, - чуть менее
3-ёх метров, да и весом около 1,5-тора центнеров
совершеннейшей торпедной сигары.    
 
     А сейчас вся эта красота готовилась оказаться в моей
брюшине или, если повезёт, то - мгновенным шампуром
в сердечной мышце промеж раздробленных рёбер. 
 
     Рыба-меч, - Sword Fish. Самая быстрая на Свете - ходит
до 140-ка км в час, достигает нескольких метров грации,
700-сот кг весу, барражируя в 2,5-ною-километровой
Океанской глуби`.
     Почему. - Почему она бьёт морских млекопетающих
как китов или как меня самого, почему топит прогулочных
шхун и рыбацких лодок - никто не знает.  И зачем в
домашнем обиходе - ему самому, персту Божиему,
этот даденный Господом карающий меч.
 
     Повезло военному эсминцу. Меч-рыба атаковал его
дважды, пробивая раз за разом толстенной стальной
обшивки. На третьей напасти бивень пробил огромной
`дырищи ниже ватерлинии, и военный корабль должен
был бы затонуть, кабы ... кабы мститель не впаял бы в
днище по самые глазыньки, застряв и не найдя сил на
задний ход, - как ни бился, и тем самым заткнув собою
же гибельного для ВМФ дырла.
 
     Он сжимался к атаке. Ножны на моём поясе болтались
пустыми, мой дайверский бритвенный нож остался в
номере отеля:
 
"... Прилечу домой - сразу же куплю себе второй в запас ".
     Напряжение росло.
 
     Ну, да - налицо противостояние снайперской пули с
кудрявым облацем.
 ... И всего бы безнадёжно, если бы не брезгливость:
 
- меня вот так вот ни `за что - ни `про что отправит на тот
Свѣтъ тупой в своей безнаказанности окунь. 
     Или ... - отправят на тот Свѣтъ окунем тупым в егойном
предназначении. Брезгливость метнулась в развёрстую
бесконечность:
 
   - Где?, когда!?, - с чем меня застукали??
     По-любому, поскольку мозг у меня куда как поболе, я
чётко регистрировал биополя его взрастающей агрессии -
- в сжимающейся перед спуском пружине мышц с
идеальной гидродинамикой боевого океанского пророка.
 
 ... Солнце. Лето. Я чапал по своему городу в самом центре
России-матушки. Асфальтец скатёркою, бетонные
бордюрчики начищенными зубчиками пред стриженною
ёжиком шёрсткой газонов, раскрашенная под сказки в
русском барокко ухоженная детская площадка.
     Впереди - тёмная туча:
 
весь асфальтовый шлях в Изумрудный город 'застила
группа чеченов - 13 человек высоких молодых жилистых
подтянутых мужчин примущественно в тёмной одёже.
     Туча мальца посветлела - всеми их белыми лицами
резко повернувшись ко мне. Я продолжал идти на них,
и оставшихся 30 метров быстро сокращались между
моей белобрысой рязанской Страшилою - с их кусючими
взглядами хозяев положения.
 
     Боевые действия в Чечне тогда ещё тлели, и пархатые
выродки, развязавшие гражданской войны для много-
мильярдного барыша на поставке вооружений - и
боевикам-вайнахам, и федералам - из бесчисленных
составов оружия-неучтёнки, вывезенного Иудой-Грачёвым
из бывшей ГДР, и - пархатые выродки продолжали
стравливать наши братские народы, тщась продлить
себе на русско-чеченских кровях иудского кровавого
бизнесу жидовских мразей Березовского-Шахрая,
втюхивая оружия на миллионы и миллионы долларов -
- и той, и иной науськанной Еврейским Игом на взаимо-
уничтожение сторонам в национальной бойне
гражданской войны.
 
     Оттого и ждать от встречи с компанией чеченов
впереди по курсу - мне, рязанскому Емелюшке, - ждать
тогда мне не приходилось ни-че-гошеньки хорошего.
 
     Конечно, никто бы из них не стал бы нападать на
меня середь бела дня - речь шла об унижении:
 
мне бы, - хозяину на своей земле, пришлось бы обходить
их, гостей, бочком между бордюрами и заборчиками,
насмерть вымазав обуви в волглой взрыхлённой почве.
     Я попёр на них. Метрах в пяти их напряжение резко
взросло. 13-ть пар недобрых глаз рассматривали меня,
прущее отмороженное насекомое, с брезгливостью
перепачкаться об меня, - раздавленным.
     Мы рядом. Я выбрал боевого крепкого быка на стрёме,
- повыше меня, и - жестковато торцанул его плечом:
 
   - Можно пройти?,- сладко-сладко скандальной приподъездной
бабушкой пропел я. Бык посмотрел на меня сверху вниз и ...
... захохотал от души. Причём захохотали они почти-что все.
Он слегонца посторонился, и я вошёл внутрь роя, мягко
проталкиваясь плечами. 
     Мгновенный взгляд:
 
   - А-га, вот они - пара этих иудских тварей с перекошенными
в генетических изъянах харьками, полными расовой
ненависти:
 
полёт шёл нормально - группа смеялась, - эмоционально,
- на время смеха, они стали не управляемы для этой пары
паханов, стравить русского и чеченов в очередной раз не
удавалось.
   - Пока ещё. По моим расчётам у меня оставались секунд
10-15-ть их неуправляемости по хохотушкам - сиречь
свободного проходу вон.
 
     Ещё один краткий взгляд. Четыре человека из штатных
бойцов постарше не смеялись. Я встретил их спокойных
глаз - они понимали того, чего происходит.
 
     Группа чеченов осталась за спиной, - а я, принуждая
себя идти не спеша, чапал себе на рынок за молодым
редисом, - мальчиком, не путать с редискою-девочкой,
поскольку именно он хорош мужескою статью первым
под объятья девственной летней трепетной окрошкой
с зелёным хаиром из перьев луку.
 
     Он сжимался к атаке. Напряжения росло. Мой мозг - 
- больше. И я дробил мгновений - чаще. Вот оно, вот
оно:
 
в его тупом процессоре открылись шлюзы для сигнала
телу к броску. Я нажал на спусковую скобу раньше и
рванул на него первым.
 
     Рыба-меч дёрнулся вперёд в фальш-старте, так и не
выстрелив.
     Я пёр `навстречь, молотя по воде всеми моими
плавниками, в неудержимом целевом действе -
- выдавить ему глазынек. Весь мой подвиг длился
метра ~ 4, после чего он отплыл с моего траверса
взбесившегося кита, ... - не солитёрного ль часом?,
чуть в сторону и вновь встал наизготовку.
     Мой неуклюжий разворот и ... - вновь на него.
 
     Он медленно повернул к глубине. Животный страх,
паника - охватили сознания, сознания того, что он
изменит намерений и всё-таки вернётся добивать меня
в приближающихся сумереках. Тупой мозг местного
принял моей паники. Он резко тормознул, на ручничке
развернувшись юзом в мою сторону.
     Ну, - вот как?, - в самой солёной на планете воде
может распространятся био-электромагнитное поле
страха?? Ну, вот как оно не коротит, и как?, как
животные чувствуют состояний друг друга?
     Да, понятно, жить - хочешь, и паника вмиг удавлена
на корню им же - звериным ужасом. На непродутой
дыхалке я ушёл метров на ~ 6 в глубину навстречу
экзаменатору.
     Он растворился в черноте Blue Deep.
 
     Я повернул к базе сматывать милю-обратку. Ночь.
Чёрное Небо, усыпанное бесконечными звёздами.
     Каучук ласт-military извивался, военный шноркель-
-нержавейка сопел себе, на экране широкоформатной
низкопрофильной десантной маски - со шпиля моих
впереди гребущих рук срывались фосфоресцирующими
электрические пузырьки, - слепящими зеленоватыми
шаровыми молниями. Я видел: - точно такие же
фосфоресцирующие пузырьки срывались в ночной
океанской бездне с кого-то невидимого, идущим
параллельным курсом глубоко подо мною.
 
     Ну, - что?, вот и тебя Океан принял в пищевую
цепочку, указав тебе места от рождения и до ухода.
   - Отчего ж он ударил в `благовест, почто присылал
Ангела ...
 ... Перед глазами сами собою появились редчайшие
лакомые деликатесные моллюски-жемчужницы,
ароматными апельсиновыми дольками коих я
пожирал после морской охоты в своём номере отеля
живьём, - разве-что слегка сбрызнутыми соком лайма
под девочек из " Fashion-TV Live ", вбивающих
обнажённых копытц в плазму подиума на стене.
 
     И всё-таки - у него такой маленький мозг ... И, если
человек даже с большим тяжёлым мозгом - изливается
стихами, музыкой, живописью, то - и он же не сам их
пишет ...,
 ... чего-то неведомого Сверьху - пропускают чрез его
выструганную личность таковой, коей она светит вот
прямо сейчас, и ... 
... и - появляются строки, ноты, штрихи, палитра.
 
     Всё в порядке. Приходила смертушка,
- поздороваться:
 
   - В который раз, - милая. ... - Сколько там ешё до
оргазму?, - Ты ведь потерпишь, лапочка?, мы же
с Тобой никуда не торопимся ...
     Я скоро прилечу.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
'' Приходила смертушка, - поздороваться ''. - Новелла. Никита Людвиг. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                                          * * * 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Eritrea region, October 23rd, 2014.
 
© Copyright: Mr. Nikita Ludwig, 2014   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                                          * * * 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   

Теги:
15 January 2017

Немного об авторе:

... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет