РЕШЕТО - независимый литературный портал
Александр Кожейкин / Проза

Пеструшка

443 просмотра

  

Грустные, серые люди, считающие кошек глупыми созданиями, и жизнелюбы, верящие в их волшебные способности, сходятся во мнении: эти зверьки различают добро и зло. Мало кто станет оспаривать и необыкновенное чутьё этих красивых созданий, втайне желая научиться беседовать с ними на их языке.  

У этих четвероногих своё видение будущего, согласованное с природой. Наверное, поэтому надвигающаяся весной с запада смерть не воспрепятствовала кошке Пеструшке в те же привычные сроки начать вынашивать котят. Что говорить, если звуки приближающейся войны не помешали и деду с бабкой отсеяться вовремя и с такой же неизменной любовью ухаживать за посевами на огороде, как в прежние годы.  

Пеструшка, прозванная так за немыслимое сочетание белого, чёрного и рыжего цвета, всегда давала жизнь потомству раз в полгода, и добрый дедушка Василий умудрялся всех котят раздаривать родне, рассеянной по хуторам и деревням от Горловки до Мариуполя.

– Не взяв гриха на душу, – приговаривал дед любимице, поглаживая её, – трышерсна – це до щастя. Ображать не можна*.

– Добра душа, – улыбалась баба Маруся, его супруга, – ось подивысь, Пеструха-то знов народыть**.  

Баба Маруся часто прислушивалась к канонаде и крестилась на купол церквушки. Над селом проносились истребители, всё ближе ухали взрывы, заставляющие всех жителей  забираться в погреба.

В разгар сенокоса дед, отправившийся на дальний покос на старенькой «Ниве», хотел было свернуть на просёлок, как на шоссе повстречал танки под желто-голубым флагом. Вернулся дед Василий пешком и с подбитым глазом.

– Та, хиба ж я москаль? – восклицал дед, – я ж политыки ни розумию, хлопцы, кажу. А вони... – дед показал на синяк, – ось тоби и национальна гвардия.*** 

– Як нимци****, – грустно посетовала бабушка, которую начало оккупации застало в восьмилетнем возрасте. Однако впечатления держались в памяти крепко. Она вздохнула:

  Може до Славьянську пидем до сына*****?

– А як же ж хата, земля? Ни!****** – дед рубанул воздух заскорузлой ладонью и сурово засопел.   

Тем более, соседка проведала: Славянск – в самом центре войны. Стариков одолела жуткая тревога за семью сына. Как они там? А скоро началось такое светопреставление, как во время Великой отечественной. Село несколько раз переходило из рук в руки. Дед с бабкой хоронились в часы боёв в подвале.

В минуты затишья дед старался пополнить запасы воды, а бабка норовила что-нибудь приготовить. Пеструшку брали с собой в погреб, но кошке это не нравилось – ведь она уже облюбовала себе сухой закуток за сараем.   

Как-то утром Пеструшка жалобно замяукала, словно предвидела большую беду. Через несколько минут по улице с рёвом и грохотом промчался танк, потом другой. По селу с другой  стороны поля начали бить пушки. Бабушка с дедом быстро укрылись, но Пеструшку взять не смогли – кошка в тот час решила немного прогуляться и отошла на сто шагов от родной хаты.

Страшный удар потряс землю. Она взметнулась высоко вверх, а когда дым и гарь рассеялись, ни хаты, ни погреба не было. Вместо них зияла огромная воронка.

Пеструшка подошла к краю дымящейся ямы и среди осколков уютного и простого крестьянского быта увидела смерть, которая протянула к ней бледные и костлявые руки. Но кошка не имела право пойти вслед за добрыми хозяевами, острое чувство утраты которых кольнуло в сердечке острейшей иглой. Пеструшка медленно направилась в укромный закуток, понимая: скоро она должна дать новую жизнь. И не одну.

 

                                                                         ***

Кошка видела: полностью разрушенное село покинули многие жители. Она заметила: пропала церковь, но не знала – на погосте появилось много могил. Однако война ушла в ту сторону, откуда вставало кровавое солнце, озаряющее пепелища и мерзкие рты огромных воронок.

Исхудавшая Пеструшка смотрела на присосавшихся к её соскам троих котят, думая: вот оно, самое важное дело. Далеко отлучаться от потомства было нельзя. Чудом ослабевшей кошке удалось поймать мышь, и Пеструшка утолила дикий голод, преследующий её третью неделю.

Этот друг смерти одолевал многих четвероногих и однажды привёл к пристанищу Пеструшки обезумевшего, огромного пса с обрывком цепи на потёртом ошейнике. Кошка услышала приближение врага заранее и безошибочно выбрала место последнего смертельного боя, выскочив вперёд и вложив в прыжок последние силы. Она прекрасно понимала неравенство сил и успела бы укрыться на дереве. Но вместо этого вцепилась когтями в морду пса.  

Схватка завершилась быстро. Однако эти минуты решили судьбу котят. Если бы у кошек была душа, то она, поднявшись вверх, могла бы увидеть, как у развалин затормозила машина. Из неё вышли трое – девушка, женщина и мужчина с карабином, прогнавший пса. Эти трое подошли к окровавленному тельцу кошки, потом к воронке.  

– Пеструшка, – вымолвила девушка, – а там...

– Не успели, – вздохнул мужчина в камуфляже, – как просил отца уехать в Ростов, к дяде!

– Тут котята, – воскликнула женщина, – прозрели.

– Мы возьмём их с собой, в Россию, да, папа?

– Да. И кошечку назовём Пеструшкой.  

Если бы у Пеструшки была душа, она улыбнулась бы этим словам...    

 

30.09.2014 г.     

 

Пояснения

 

*      – Не взял грех на душу... трёхшёрстная – это на счастье. Нельзя обижать.  

**    – Добрая душа, вот смотри, Пеструха-то снова родит.

*** – Да разве же я москаль? Я в политике не разбираюсь, ребята, говорю. А они... Вот тебе и национальная гвардия.  

****  – Как немцы.

***** – Может, в Славянск поедем, к сыну?

****** – А как же хата, земля? Нет!

  

Теги:
01 October 2014

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Засуха
Стаксель
Сюжет для небольшого рассказа

 Комментарии

Комментариев нет