РЕШЕТО - независимый литературный портал
Александр Кожейкин / Проза

Мутация

566 просмотров

Город был похож на недоношенного ребёнка, который смог увидеть свет, но при рождении получил массу хронических и трудноизлечимых болезней. А когда вырос, с грустью осознал невероятную сложность окончательного оздоровления. Однако не утратил согревающей надежды на чудо. Мало кто будет спорить: в России многие крупные областные центры смотрятся со стороны как недоношенные братья. Может быть, оттого, что все такие города быстро пробуждаются и моментально наполняются злыми и грязными металлическими чудовищами. Что интересно: встречаются там люди, попадающие в неприятные, трагические истории, в которых вдруг проявляют лучшие качества. Можете не поверить, у города есть душа. И она теплеет сразу же, как слышит про очередной такой случай. Герой истории – простой человек, каких миллионы. Со скромным достатком и минимальными запросами. Он ходит на выборы, считает деньги от получки до аванса, ездит на бюджетном автомобиле и давно уже не мечтает ни о чиновничьем трёхэтажном коттедже у озера, ни о дорогой иномарке. Профессия нашего героя массовая. В советское время он мог бы быть инженером, а теперь зовётся менеджером. Имеет ли значение его настоящее имя и фамилия? Думаю, нет. Назовём его Василием Васильевым. *** В то памятное утро Вася сидел на кухне, завтракая холостяцкой яичницей и посматривая в небольшой телевизор. Научно-популярная передача была посвящена мутациям. Ведущая округляла красивые глаза, рассказывая о гигантских крысах, достигших размеров больше кошки, о невероятных тропических пауках размером больше полуметра, которые ловят в свою паутину местных туземцев, высасывая их кровь и мозг. Темнокожие бедолаги боятся вести в джунглях скромную хозяйственную деятельность. Красавица с экрана повествовала о загадочных двухголовых существах уральских пещер и огромных монстрах океанских глубин. Она не упустила возможность привлечь маститых экспертов. Один из них решил до предела сгустить краски и ляпнул невероятное. Мол, вполне возможен трагический вариант развития событий, когда человечество не сможет противодействовать растущей угрозе. И не исключена вероятность того, что люди, не приспособившиеся к изменившейся среде, будут вытеснены другим биологическим видом. «… под воздействием человека появились новые факторы, вызывающие мутации, в первую очередь радиоактивные и химические вещества, влияние которых мы начинаем осознавать только сейчас…» Только сейчас! Это прозвучало зловеще. А ведь всё было так хорошо. Достигнув сорока пяти лет, Василий осознал: судьба была к нему более-менее благосклонна: он не заболел тяжёлой болезнью, не был на войне в «горячих точках», после пяти лет бездетного брака развёлся без особых эксцессов и даже мог считать себя неплохо трудоустроенным – в торговой фирме, где он работал, регулярно платили «белую» зарплату. Жил Васильев в собственной двухкомнатной квартире, которую помогли выменять его благородные родители, переехавшие в однокомнатное жильё. А вместе с тем на его глазах многие одноклассники разбежались по социальной лестнице – вниз и вверх. Кто-то сделал карьеру. Иные спились, а кого-то зарезали, Один чиновник попался на взятке и мотал срок, а другой умер от инсульта на ответственной работе. То же самое случилось с девушками. Что же касается Василия, он по обыкновению был в середняках. Плохо или нет быть серой массой офисного планктона? Об этом он не задумывался. Бросив взгляд на часы, Васильев быстро допил чай и, набросив куртку, спустился к подъезду. Завёл свой «Рено Логан» и спустя несколько минут выехал привычным маршрутом на работу. Включил радиоприёмник, рассеянно слушая про рост доллара, преступления киевской хунты на Донбассе, катастрофу самолёта в Альпах. И вдруг… Откуда появилась эта собака, он так и не понял. Пересекая дорогу, чудом уворачиваясь от летящих по проспекту машин, несчастное животное оказалось по диагонали у правого колеса его машины. Василий интуитивно понял: их траектории через мгновение пересекутся и взял резко влево. Скрежет металла, звук бьющегося стекла, визг тормозов. Кровь на щеке от порезов стеклом. Шум в ушах. , А потом водитель пострадавшего огромного джипа, кабаноподобный, злой: – Ты что творишь… Поискал глазами собаку. Да вот же она – живая! Кокер-спаниель, оборванный и грязный. Мечется на противоположной стороне улицы. Потерялась? Бросили? А если я её всё же задел? – Ну, ты попал! На бабки! Нет, ты посмотри! Посмотри, козёл, на мою тачку! Васильев с трудом вылез из покорёженной машины и мимо остолбеневшего пострадавшего водителя направился к собаке. Это был «мальчик». Пёсик радостно завилял хвостом, словно понимая, что человек только что спас его, а может, он просто почувствовал тёплое расположение. Васильев опустил ладонь на его лоб и вздохнул с невероятным облегчением. А потом вернулся к двум стоящим посреди широкого проспекта покорёженным автомобилям. *** Телефонный звонок мобильного телефона прозвучал в заранее обозначенное время: – Бабки приготовил? – Да. – И за тачку и за просрочку долга? – Да. Вчера за квартиру со мной рассчитались. – Привезёшь через полчаса, куда в прошлый раз договаривались. – Хорошо. Васильев приспособился открывать побитую дверь и привык, что правое боковое стекло теперь заклеено наглухо полиэтиленовой плёнкой. Город он знал неплохо и вскоре был на месте. Ждать не пришлось – вот и пострадавший – на другой машине, сверкающей никелированными обводами. Василий освободился от объятий своего раненого «железного коня», прихватив потёртый дедушкин кожаный портфельчик, где лежали собранные им деньги. Подошёл к новому знакомому, протянул вещь: – Вот, пересчитайте. Тот взял раритетную сумку. Внимательно посмотрел прямо в глаза Василию: – Молодец. За базар отвечаешь. У Васильева не было желания долго разговаривать, и он сухо бросил: – Всё же пересчитайте. Надеюсь, мы в расчёте? Верзила хмыкнул. И тут неожиданно через не прикрытую до конца покорёженную дверь выскочил тот самый пёс. Подбежал, встал между двумя мужчинами, оскалился, зарычал, потом залаял. – Ух ты! Герой! – не испугался кабаноподобный, – так это была твоя собака? – Нет. С улицы. Но теперь – моя. – Не понял... ты... за бездомного пса вписался? – Вписался, – подтвердил Василий Васильев, которому блатное словечко неожиданно понравилось. – А он – за тебя. Смотри-ка. Тоже вписался. Это по-нашему. Пёс перестал рычать-лаять и наклонил набок голову. – Вован! – верзила подозвал подошедшего крупного парня. – Рынок сегодня забашлял? – Ну! – Давай бабки сюда. Помощник вытащил изящный кейс и протянул шефу. Тот улыбнулся Василию: – Убери грозного пса. Не ровён час – порвёт. Он сам, телохранитель и шофёр в кожаной куртке громко заржали. Кабановидный протянул назад Васильеву дедушкин портфель с деньгами, а потом кейс: – А это тебе на новую тачку. Некрасиво на такой ездить. Васильев стоял, не веря словам своего собеседника. Тот понял, видимо, и подтвердил, протягивая широченную ладонь: – Всё. Замётано. В расчёте. Троица направилась к своей машине. Главный, усаживаясь на заднее сиденье, приоткрыл дверь и чётко произнёс: – Не вздумай бросить пса. Расстреляем прямо у подъезда твоего дома. И умчался вдаль, предоставив Васильеву судить о том, была ли это шутка или грозное предупреждение. А может, случилась мутация другого свойства. Добрая такая мутация. Вы не поверите, и такие бывают. Васильев, выкупивший назад – пусть и с переплатой – свою любимую квартиру, часто ездит с четвероногим другом на озеро на новом, красивом автомобиле и столь же часто задаёт себе этот вопрос. Но пока не знает на него ответа… 29.03.2015 г.
Теги:
30 March 2015

Немного об авторе:

... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет