РЕШЕТО - независимый литературный портал
Екатерина Морозова / Проза

Чайка

1347 просмотров

Я уже настоящая актриса, я играю с наслаждением, с восторгом, пьянею на сцене и чувствую себя прекрасной. А.П. Чехов.

Глава первая.
1.
Что может быть лучше зимнего вечера? Что может быть чудеснее серебристого снега, падающего вам на плечи, на ресницы, на голову? В такие вечера волей-неволей начинаешь верить в сказку, как в далеком детстве. Хочется закрыть глаза и мысленно раствориться в пространстве. Ларисе всегда это удавалось, даже если окружающее пространство начинало давить и больше хотелось не раствориться, а исчезнуть. Впрочем, прожив на свете двадцать семь лет, Лариса давно научилась бороться с любой хандрой. Ей уже давно ничто не мешало разговаривать с серебристым снежком, запрокинув голову и подставляя раскрасневшиеся щеки колючим маленьким снежинкам. Она только что вышла из шумного ресторана в новом отеле и стояла, ожидая мужа и припоминая события прошедшей презентации.
Лариса любила шумные вечеринки. Она от души развлекалась даже тогда, когда ее законный супруг увивался за очередной юбкой, бросив жену на произвол судьбы. Лариса танцевала. Одна или с очередным кавалером она полностью отдавалась мелодии и ритму.
Как и ожидалось, весь вечер Виталий не отходил от вертлявой молодой девицы, которую никто не удосужился представить хозяйке банкета. Лариса, конечно, слышала, что зовут девицу Илоной, но откуда она взялась и что делает на презентации отеля, построенного фирмой «Восход», было не понятно. Впрочем, Ларису это особенно не интересовало, ревность никогда не входила в список ее пороков, так же как Виталий никогда не отличался супружеской верностью. В конце концов, подумаешь очередная юбка! У Виталия она не первая и не последняя. Он всегда был любителем женского пола, но и с законной половиной ссориться не хотел. Супруга по всем статьям проходила вне конкурса. Связей на стороне может быть много, считал он, а жена единственная.
Одно обидно: именно на этом вечере невыносимая Илонка стала гвоздем программы. А ведь отмечался личный праздник семьи Шепетовых – Ларисы и Виталия! Фирма «Восход», выстроившая этот огромный четырехэтажный отель, принадлежала Виталию и его ближайшим соратникам. А приобрела здание Ларисина фирма «Чайка».
Лариса назвала отель «Ольга» и теперь строила глобальные планы, связанные с новой покупкой. На первом этаже она обязательно устроит ресторан и танцевальный зал, на втором - вполне можно разместить магазины и офис, а на верхних этажах поселятся туристы.
К Ларисе за вечер подходило много народу, расспрашивали, когда откроются сауна и бассейн, и позволительно ли на правах лучших друзей бесплатно посещать уютный бар. Лариса, как истинная деловая женщина, ослепительно улыбалась и обещала лучших друзей обслуживать даром и вне очереди. Только самого главного она не говорила: лучших друзей у нее не было, и, значит, в баре бесплатно наливать не будут никому. Гости прекрасно это понимали, но, как истинные деловые люди, предпочитали вежливо улыбаться и желать хозяйке успехов и длительного процветания.
Никто не хотел ссориться с преуспевающей молодой леди. Не относилось это, пожалуй, к одной Илонке. Если бы Лариса не была на банкете хозяйкой и не вертелась как белка в колесе, стараясь угодить всем гостям, она бы, конечно, задумалась о поведении молодой нахалки и нашла бы его очень странным и совершенно необъяснимым. Но, к сожалению, у Ларисы не было времени следить не только за посторонней девчонкой, но и за собственным мужем, чье поведение выглядело не менее подозрительным.
Закончился вечер, как и ожидалось, кульминационно. Оторвавшись, наконец, от Илонки, супруг преподнес Ларисе огромную вывеску на входные двери отеля. Чудесными золотыми буквами там было написано одно слово – «Ольга». Гости умиленно захлопали в ладоши, а некоторые особо чувствительные дамы пустили слезу. Все присутствующие знали, что Ольгой зовут маленькую, долгожданную дочурку Ларисы и Виталия, девочке на днях исполнилось восемь месяцев. Лариса сама чуть было не расплакалась от внезапно нахлынувшего избытка чувств, но вовремя поймала нахальный взгляд Илонки и скрутила расшатавшиеся нервы в крепкий узелок.
Кто-то из захмелевших гостей крикнул супругам Шепетовым «Горько», еще кто-то поддержал. Виталий подошел к жене и нежно обнял ее. От него потянуло дорогим одеколоном и экзотическим коктейлем. Лариса попыталась отстраниться, но тут же себя остановила. В первую очередь праздник всего лишь спектакль в угоду «полезным» гостям, часть тяжелой повседневной работы. Если гости хотят видеть любовь, пусть видят. От Ларисы, по крайней мере, не убудет, если она сыграет любящую жену. Хозяйка банкета ответила на объятия супруга поцелуем в щеку.
Виталий заглянул в ее глаза. Лариса опешила, она ожидала от мужа чего угодно, но такого искреннего любящего взгляда он не дарил ей даже в самом начале их совместного пути. Лариса отвернулась, тряхнула головой и снова попыталась встретиться с супругом глазами, но он на нее уже не смотрел. Она с облегчением вздохнула и обворожительно улыбнулась публике.
В следующую минуту Лариса отметила, что во время наигранного супружеского поцелуя Илонка бесследно исчезла. Позже никто не мог сказать, куда убежала незваная (или кем-то званная) гостья.
После вручения главного подарка вечер начал клониться к концу, гости снова подходили, желали успехов, прощались и направлялись к выходу. Лариса провожала их с милой улыбкой, приглашала еще, назначала деловые встречи. «Константин Иванович, я свяжусь с Вами в среду. Иван Петрович, не могли бы Вы подготовить отчет ко вторнику? Фил, постарайся не опаздывать в понедельник. Люся, зайди ко мне, когда тебе будет удобно. Наташа, не забудь закончить работу. Алексей, я буду ждать Вас в назначенное время». Все эти фразы назывались работой менеджера, но Лариса их работой не считала, в данном случае даже автомат справился бы лучше ее.
Лариса, как и полагалось хорошей хозяйке, уходила почти последней, дождавшись ночной охраны. Дольше всех задержался в новом отеле Виталий.
2.
Лариса уже минут пятнадцать мерзла на крыльце, когда услышала за спиной хлопок двери. Обернулась. Ну, конечно, муж, торопливо сходит по ступенькам, застегивая на ходу дубленую куртку.
-Лариса, я не очень задержался? Мы умудрились нанять самых тупых охранников в городе! Пока я им объяснял, как устроена система сигнализации, чуть не грохнул всех к чертовой бабушке!
-Ты мне лучше скажи, как мы домой добираться будем! Общественный транспорт почти не ходит. За руль я тебя не пущу, и сама ни в коем случае не сяду. Может, такси вызовем?
-Зачем такси? С нашими средствами только на такси и ездить.
-Конечно! С нашими средствами лучше ходить пешком!
-Ты что выступаешь? Что опять с твоим настроением?
-Ничего, - буркнула Лариса.
-Не кричи. Это даже хорошо, что ты меня за руль не пустишь. Настал тот великий миг, когда я могу представить тебе свое новое приобретение.
-Сюрприз? - Лариса недоверчиво поджала губы: - Какой?
-Я нанял тебе личного шофера.
-А ты температуру с утра мерил?! – Лариса подскочила от возмущения: - Тебе трат мало? Я же сама машину вожу! Зачем ты еще одного бездельника нанял?!
-Женщина за рулем – причина аварий на дороге! – усмехнулся Виталий: - Не дергайся, я же не отбираю у тебя водительские права. Завтра ты сможешь собственноручно его уволить. А сегодня мы не можем сесть за руль в таком состоянии!
Муж был прав. Как всегда. Это был его главный недостаток. Несколько секунд Лариса постояла молча, а потом снова принялась «пилить» самоуверенного супруга:
-А ты знаешь, сколько сейчас времени? Твой шофер давным-давно видит десятый сон!
-А ты знаешь, сколько я ему плачу? – в тон жене ответил Виталий: - За такие деньги я бы сам стал шоферить по ночам! Да и время сейчас детское: без десяти одиннадцать, не веришь - посмотри на часы.
Больше Ларисе возразить было нечего. Она хотела напомнить мужу о приличиях: ни один порядочный человек позже десяти не звонит по домашнему телефону без уважительной причины, но вовремя вспомнила, что у личного шофера должен быть мобильник. Виталий набрал какой-то номер по памяти, сказал несколько слов в трубку и сунул ее в карман:
-Все в порядке. Он сейчас выезжает.
Лариса кивнула и еще раз отметила про себя замечательный факт: Виталий обладал памятью компьютера. Он всегда держал в уме сотни телефонных номеров, десятки компьютерных кодов и всю свою так и не начатую записную книжку. Самой Ларисе никогда не удавалось удержать в голове больше двух десятков телефонных номеров и одного самого важного кода. На все случаи жизни она заводила ежедневник, куда и были записаны планы, цифры, краткие характеристики главных партнеров и конкурентов. Не было в заветном ежедневнике только данных о ее маленьких детях, потому что о них Ларисе не удавалось забыть даже в самые тяжелые рабочие дни. Они зримо или незримо всегда присутствовали в материнском сердце.
Детей у Ларисы и Виталия было четверо – три мальчишки и долгожданная дочка Лелька, это ее имя еще долгие годы будет красоваться на вывеске отеля. Лариса не считала себя плохой матерью, хотя ни одного ребенка не вынянчила самостоятельно. Старшего сына до двух лет растили родители, а младших Лариса поручала нянькам, благо средств хватало. Отношения с детьми у нее часто были поверхностными. Она редко делала то, что другие называют «воспитанием», предоставляя детей самим себе и природе. Основной груз заботы о них ложился на кого угодно, только не на родную мать.
«Ты что рожаешь ради самого процесса?» - возмущались знакомые. Лариса пожимала плечами: «Я всегда хотела иметь четверых детей. Моя мечта сбылась».
Она сильно любила своих малышей, всячески их баловала. Иногда в припадке материнской любви она брала отпуск в середине года, собирала малышей в кучу и уезжала на курорт, и это бывали самые счастливые дни в жизни молодой мамы и ее многочисленного потомства. Конечно, она любила их! Возлагала большие надежды и просто слепо обожала! Как они сейчас там?
С детьми сидела опытная, заботливая няня, но какая няня может заменить родителей? Лариса печально вздохнула. Она не могла не подумать о том, что Андрюше, наверно, опять снится страшный сон, а Рома переспал днем и теперь вертится под одеялом и никак не может уснуть, а Даня, конечно, спит, самый спокойный и уравновешенный из всех детей. А как же маленькая Лелька? Здорова ли? У нее с утра были такие горячие щечки! Нянька сказала, что ребенок абсолютно здоров, но она же не мать, чтобы понимать, болит у малышки что-нибудь, или нет! Может, у девочки зубки режутся. Ромик в ее возрасте орал целыми днями благим матом, а у Андрюши поднималась температура до 38 градусов. Милые детские мордашки всплывали в Ларисиной голове по очереди и все вместе.
Виталий стоял рядом и задумчиво смотрел на жену.
Лариса всегда считала его бесчувственным чурбаном, и он еще в период ухаживания перестал убеждать ее в обратном. Виталий всегда был таким, каким она хотела его видеть. Лариса считала мужа бабником, и он волочился за каждой юбкой, она считала, что ему наплевать на детей, и он допоздна засиживался на работе.
И все-таки у его жены будет личный шофер! Виталий, во что бы то ни стало, настоит на этом, ведь Лариса уже два раза попадала в аварию, потому что все время о чем-то мечтает за рулем! Деловая женщина называется! На людях, конечно, умеет держать себя в руках, но одну оставлять ее нельзя. Каким-то непостижимым образом уверенная молодая бизнес-леди наедине с собой становится маленькой беззащитной девочкой, беспомощной и обиженной. Есть в ней какой-то глубокий надрыв. Виталий так никогда и не смог узнать, кто так жестоко обидел его жену. «Но где же этот шофер?! Неужели застрял в пробке? Если не приедет через пять минут, завтра же уволю!» – решил Виталий.
3.
Потревоженные снежинки вихрем взмыли вверх и плавно закружились в воздухе. Совершенно бесшумно из-за поворота вылетел новенький «Форд» и резко затормозил. Из машины вышел молодой, худощавый мужчина. Неровной походкой он подошел к Виталию:
-Куда поедем?
-Домой, Игорь! Я хочу представить тебе свою жену. Лариса, иди сюда скорее!
Виталий обернулся к жене, ожидая увидеть ее как обычно на почтительном расстоянии, но Лариса была рядом. Стояла неподвижно и смотрела на Игоря, как на приведение. Заметив, взгляд мужа, Лариса подалась вперед, ее губы беззвучно шевельнулись. Виталий угадал это простое и емкое слово: «Ты?!» Что бы это значило?
-Лариса, вы разве уже знакомы?
-Да, - ответила она: - Дорогой, я хочу представить тебе своего друга юности, это Игорь Багров, я тебе рассказывала о нем.
Виталий перевел взгляд на Игоря. Теперь уже тот стоял как человек, наткнувшийся на призрака. Игорь даже мотнул головой, пытаясь стряхнуть наваждение:
-Ларка? Какая ты стала! Я бы никогда тебя не узнал!
-Что, постарела? – Лариса горько усмехнулась: - Конечно, девять лет не виделись!
Виталий почувствовал себя невидимым. Его не существовало. Для этих двоих людей он еще не родился на свете. Их связывало что-то большое: по времени доисторическое, по значимости вечное. Любовь? Лариса иногда рассказывала законному супругу о своей первой любви, но, по ее словам, чувств уже давно не осталось. Не осталось?! Чешуйчатое, неприятное чувство шевельнулось в душе Виталия. Ревность? Обида? Досада? На кого? На жену? На нового шофера? На себя! Угораздило же его искать водителя для жены на бирже труда! Неужели не мог найти по знакомству?
Тем временем, забыв о присутствии Виталия, Игорь и Лариса вели свой диалог.
-Ты очень похорошела!
-Потолстела?
-Да, то есть, конечно, нет! Просто похорошела.
-Просто в этом мире ничего не бывает.
-Я женат…
-На Марине?
-Да. И сын есть. Колька.
-Я рада за вас. Ты уже знаком с моим мужем? Ну, конечно же, знаком. Виталя – золотой человек, мне очень повезло с ним. Заботится обо мне как о ребенке. Даже шофера личного нашел.
Лариса тревожно улыбнулась мужу, всем своим видом выражая одну-единственную просьбу: «Ну, скажи ему, что у нас все хорошо! Ну, пожалуйста! Я все для тебя сделаю за это». Виталий откликнулся и вступил в диалог «старых друзей»:
-Ребята, вы еще успеете наговориться! Сейчас нужно ехать домой. Нас с Ларисой дети ждут.
Игорь молчаливой тенью скользнул в кабину «Форда» и завел мотор. Виталий открыл правую заднюю дверь и помог жене сесть в машину, сам же сел справа от Игоря. «Фордик» мягко зафырчал, набирая скорость. В кабине воцарилась неловкая тишина. Виталий потянул руку к приемнику:
-Я включу? Вы не возражаете?
Лариса ответила за двоих:
-Нет, дорогой, мы не возражаем.
Виталий с интересом оглянулся на Ларису: она еще никогда не играла так хорошо любящую жену. Вероятно, для нее вопрос стоял о жизни или смерти. «Хорошо, дорогая, я помогу тебе, - подумал Виталий: - Но тебе придется кое-что мне объяснить». Виталий повернул ручку приемника и в машинное фырчанье проник голос ди-джея Грува: «Счастье есть, его не может не быть». Лариса нервно дернулась:
-Выключи эту дрянь! Ты же знаешь, как я отношусь к низкосортным песенкам!
Мужчины удивленно оглянулись. Каждый подумал о своем. Виталий вспомнил, как Лариса только что танцевала под эту мелодию. Впрочем, ничего странного в этом не было, она никогда не позволяла себе психовать на людях, если ей что-то не нравилось.
А Игорь, сжимая руль мгновенно вспотевшими ладонями, сквозь вихрь снежинок мысленно увидел лицо молоденькой девушки и услышал ее уверенный, упрямый голосок: «Научись быть счастливым! Человек рожден для счастья!» Игорь низко опустил голову, исподлобья ловя взглядом дорогу. Ему было за что-то мучительно стыдно и перед той белобрысой девчонкой, и перед этой чужой взрослой женщиной. (Как они могли соединиться в одном человеке?!) Говорили же ему умные люди: «Не вставай на биржу труда! Неизвестно, к кому на работу попадешь!» Но жена запилила до смерти: «Мы с ребенком голодаем, а наш кормилец сидит, сложа руки!» Жена была сто раз права, и «кормилец», утратив надежду устроиться по знакомству, встал на биржу труда.
Новый хозяин сразу понравился ему. О таких людях Игорь говорил – «свой в доску». Виталий вел себя открыто, легко и доброжелательно, чесал затылок и сыпал жаргонными словечками. И это была малая толика его достоинств. Главное, Игорь сразу определил в нем немалый ум и хорошее воспитание. За это Игорь людей уважал. Можно сказать, таких он искренне обожал и стремился им подражать. Все было хорошо в новом хозяине! Но его жена…
Его жена сидела рядом, наискосок от Игоря. «Неужели она и есть моя Киска-Лариска?! Эта чужая, холодная и явно истеричная баба? Не может быть!»
Мысли Игоря вспыхивали сами по себе, как искры над костром, совершенно независимо друг от друга, кишели и наталкивались друг на друга. Он ненавидел такое состояние. Он вообще не любил думать. Логические выкладки погружали в депрессию. Многолетняя привычка к простоте мышления скоро сработала, и в голове оформилась идея: «Завтра увольняюсь». Телепатически идея передалась к пассажирам «Форда». Виталий твердо решил: «Придется нанять другого парня». А Лариса четко осознала про Игоря: «Не хочу его видеть». Если бы ее в этот момент спросили: «Почему?», она по своему обычаю ответила бы: «А зачем?». Он ей не нужен. Она ничего не хочет о нем знать.
Между тем, не имея никакого понятия о страстях, творившихся внутри него, «Фордик», ведомый умелой рукой, бойко бежал по ночным улицам. Редкие пешеходы, попадавшие в свет фар, шарахались испуганно в сторону. Игорь не тормозил и предупреждающих сигналов не давал, он справедливо полагал, что слепые и глухие пешеходы по ночам на улице не гуляют. Последний поворот, и впереди показался аккуратный четырехэтажный домик из старого фонда. «Фордик» затормозил у крайнего подъезда.
-Ну, вот мы и дома! – сказал Виталий.
4.
Лариса и Виталий выбрались из машины. Виталий посмотрел на сидевшего за рулем человека, и, неожиданно для самого себя, обратился к нему:
-Браток, не хочешь зайти к нам? Чаю выпьем, за жизнь поговорим.
Лариса и Игорь вздрогнули. Зачем он это делает? Игорь покачал головой:
-Меня жена дома ждет.
-Сейчас пятнадцать минут двенадцатого, твоя жена еще и не думала волноваться! – настаивал Виталий: - Лариса, скажи ему!
И Лариса сказала. Зачем? Она сама не знала.
-Вчера мы закупили партию Цейлонского зеленого, и будем рады угостить своего работника. Игорь, Вы нам сделаете одолжение, если отведаете наш чай первым.
Все просто и официально, так Лариса обращалась к каждому новому работнику, и неважно, что завтра шофер будет уволен. В данную минуту ей почему-то не пришло в голову, что она приглашает в дом не просто человека, а того, которого когда-то любила. Верней, пришло, но с мгновенным запозданием. Мгновение, как и водится, сыграло решающую роль. Дальше отпираться не имело смысла, Игорь вылез из машины. Он никогда не отказывался от приглашения поесть на халяву.
Они поднялись по лестнице мимо приветливо кивнувшего охранника. Виталий достал ключ и вставил в скважину резной дубовой двери. Легкий напор, и дверь поддалась. Лариса шагнула в прихожую и нащупала на стене выключатель. Загорелся свет, озаряя роскошную обстановку в коридоре: пушистые коврики, дубовая стенка. Перед вошедшими стоял маленький мальчик в ночной пижаме. Как ожидалось, Андрейка спать не ложился.
-Мама! Я так волновался! Я так боялся, что ты не придешь!
У мальчика нервно задергалось правое веко:
-Ой! Мам! А кто этот дядя? Пап, тебе какая-то тетя звонила и просила передать…
-Постой, сынок, - поспешно оборвал Андрюшу Виталий: - Почему ты опять ходишь босиком? Ты же только неделю назад с ангиной лежал! Иди к себе в комнату, я к тебе сейчас приду.
-Мам? – мальчик вопросительно посмотрел на мать.
Лариса наклонилась и поцеловала сына в щеку:
-Иди, малыш, слушайся папу, а то опять простудишься.
Андрей послушно заковылял к себе в комнату. Игорь посмотрел ему вслед: странный ребенок, ни в мать, ни в отца… А в кого? На вид лет восемь… Восемь?! А если?! Нет, не может быть! Лариса бы от него это не скрыла.
Виталий снял ботинки и босиком направился за сыном. Плотно прикрыв дверь, он подошел к его кровати.
-Что тебе сказала тетя?
-Она сказала, что ждет тебя сегодня к двенадцати часам, - мальчик натянул одеяло до ушей, чтобы отец не видел заалевших щек.
-Постой, Андрюша, она тебе представилась? – Виталий присел на краешек кровати.
-Да, пап, ее зовут Илона. Но ведь ты к ней не пойдешь? Правда?
-Нет, сын. Я должен к ней сходить.
-А как же мама?
-Маме мы с тобой ничего не скажем. Мы ведь не хотим ее расстроить? – Виталий встал и подошел к окну. Снег шел все сильней, и ехать, черт возьми, совсем не хотелось. Но придется. Виталий набрал по мобильнику номер охранника из «Ольги».
-Макс? Ты не мог бы набрать мой домашний телефон через пять минут? Трубку возьмет жена. Придумай что-нибудь о том, что у вас сигнализация сработала, и мне нужно срочно приехать. Договорились? Ну, давай.
Виталий подошел к кровати сына. Мальчик лежал на животе, уткнувшись в подушку, его плечи судорожно сотрясались от рыданий.
-Ну, не реви, - отец опустил руку сыну на плечо: - Не плачь! Ведь я с тобой, и всегда буду рядом.
-И с мамой? – всхлипнул мальчик.
-И с мамой, - твердо ответил отец: - Я вас всех очень люблю.
Лариса и Игорь были на кухне. Кипятился чайник, стол был уже накрыт. Игорь искоса наблюдал за подвижной Ларисиной фигурой. Она сновала между столом и плитой в мягких тапочках и сосредоточенно поглядывала на часы. Когда появился Виталий, оба молчали. Лариса бросилась к мужу:
-Что сказал Андрей? Тебе по работе звонили?
-Да, конечно, - кивнул Виталий, слегка обняв жену: - Чай уже готов? Мне просто не терпится выпить горячего! На улице такая мерзопакостная погода. Правда, Игорь?
Игорь кивнул. Виталий сел на диванчик и протянул ноги под стол, наблюдая за хозяйничавшей на кухне женой.
Лариса все знала. Конечно, она все понимала и уже прислушивалась, ожидая телефонного звонка. Она только еще не догадывалась уедет Виталий один или вместе с Игорем. С Игорем? Значит, она видит его последний раз в жизни, по крайней мере, так близко. Ну, и ладно. Все равно у них давно уже нет ничего общего. И все же…
Зазвонил телефон. Все вздрогнули. Лариса подняла трубку:
-Квартира Шепетовых, Вы разговариваете с Ларисой. Хорошо.
Лариса передала трубку Виталию: «Это из «Ольги», у них сигнализация сработала»...
-О;Кей! Сейчас выезжаю, - сказал Виталий охраннику, и повесив трубку, обратился к жене: - Извини, дорогая, мне нужно ехать. Мы же не хотим потерять «Ольгу»? Я уже проветрился. Поеду один. Ну, вы тут тоже не засиживайтесь. Я не надолго.
Виталий договаривал уже в коридоре, не слушая вялые возражения Ларисы.
5.
Хлопнула входная дверь. Лариса и Игорь остались одни. На несколько минут на кухне воцарилась тишина, которую нарушал только закипавший чайник. Лариса покидала хлеб в тостер и села на краешек дивана, обессилено опустив руки на колени. Игорь, наконец, нарушил тишину:
-Вот это да! Он так часто сбегает?
-А что делать? Он мужчина, и сам может решить вопрос о своих нравственных ценностях и жизненных ориентирах, - Лариса впервые за все время, проведенное на кухне, посмотрела на Игоря: - Ты же тогда все решил сам, и за себя, и за меня.
-Прости, Лариса, если бы ты знала, какую цену я за это заплатил, ты бы на меня не злилась.
Лариса беззвучно расхохоталась:
-Опять придумываешь себе проблемы? Столько лет прошло, а ты не изменился! Ну, кто тебе сказал, что жизнь – это счастье?!
У Игоря нервно дернулось правое веко. Он ответил неожиданно сиплым голосом:
-Ты. Ты мне это тогда говорила. Разве не помнишь? «Человек рожден для счастья!» Я тебе поверил.
Если бы Лариса не знала этого человека так хорошо, она бы содрогнулась от презрительной мысли: «Боже мой! Какой подонок!» Но она содрогнулась от другой, не менее ужасной мысли: «Боже мой! Какое ничтожество! Какая мелкая душонка! И этот человек был моим первым мужчиной! И я даже этим когда-то гордилась. Какой я была тогда дурочкой!»
У Игоря опять вспотели ладони. Ему было мучительно неловко:
-Какой ты стала злой, Лариса.
Злой?! Ну, конечно! У него опять весь мир виноват! Кто угодно, только не я! Хорошенькая философия! Лариска – злая, Бог – несправедливый… Игорь всегда сваливал свою вину на окружающих. Он, конечно, забыл, что сам когда-то сломал их отношения.
Он бросил ее. В Ларисиной жизни не было более простой и жестокой истины. После двух лет любви он сделал финт ушами и исчез, забыв все свои красивые слова и предложение выйти за него замуж. Ее сердце разрывалось: «За что?» Она нежно любила его. Как маленького. Нянчила, утешала, жалела.… Говорила много слов о счастье и верила, что сможет сделать счастливым этого капризного ребенка. А ему все это оказалось ненужным.
Ей тогда было невыносимо больно, но она сумела пережить эту боль. Сама. Тогда ее бросили все. Кто-то верил слухам, которые умел распространять Игорь. Остальных отпугивало страдальческое выражение на Ларисином лице. В самую трудную минуту рядом не оказалось ни одной живой души. Как слепой щенок юная Лариска тыкалась носом в закрытые души бывших лучших друзей. И никто не откликнулся! Никто не помог! Никто не пожалел. В тот год она оторвалась от людей и научилась полагаться на себя. Боль учит.
И вот теперь она сильная, зрелая, состоятельная женщина. Ей уже никто не нужен. Она всем нужна. А он так и остался ничтожеством, он так ничего и не понял, так ничего и не добился. Бедный, слабый человек! Ничего кроме жалости он не достоин. А она-то пыталась сделать его Человеком! Верно говорят: рожденный ползать – летать не смеет!
А Игорь пытался узнать в этой стервозной бабе свою шестнадцати-семнадцатилетнюю девчонку. Какой она тогда была на пляже? Мокрая, счастливая, влюбленная… Игорь как будто через годы слышал ее жизнерадостный голосок: «Я люблю тебя, Заинька!», и в ответ ей звучал неизменно искренний ответ его самого: «И я тебя люблю, Кисонька моя милая!» А теперь он ее почти ненавидел, злую, высокомерную, за что-то его презирающую. Да кто она сама-то! Думает, раз обзавелась деньгами, значит, ей все позволено! За что он мог ее любить?! И вовсе не он ее бросил! Она все первая начала! Она всегда много хотела. Друзья предостерегали Игоря: «Ей нужны деньги». Правда, в тот осенний день ей было уже ничего не нужно. Она плакала и просила его не уходить. А потом перестала здороваться на улице. Дурацкая гордость.
Они ненавидели друг друга настолько, что кипящий все это время чайник не нарушал создавшейся атмосферы. На кухне кипели трое: Игорь, Лариса и чайник. Поэтому, когда чайник внезапно затих, люди вздрогнули и обернулись к плите. У плиты удивленно и сонно моргал маленький мальчик лет пяти, уменьшенная копия Виталия:
-Мам? А кто этот дядя? А почему вы чайник не выключаете? А когда вы вернулись?
Вопросы вырывались из ребенка с невероятной скоростью. Лариса ответила на все:
-Мы забыли про чайник, Рома. Папа ушел по делам. Этот дядя – наш новый шофер.
Игорь ожидал, что Лариса отправит сына спать, но она посадила ребенка на диван и налила чай во все три выставленные на стол чашки. Ромка быстро проснулся, у него живо заблестели глаза и загорелись щечки. Удивительно здоровый и жизнерадостный малыш. Именно такого и мог породить хороший парень Виталя. Ничуть не стесняясь присутствия чужого человека, Ромка лез пальцами в варенье и громко хохотал.
Лариса смеялась вместе с сынишкой:
-Ах ты, хапуга маленький! Нигде не пропадешь, как папка.
На Игоря Лариса больше не обращала внимания и удивилась, когда услышала его голос:
-У тебя двое детей?
-Нет, четверо. Есть еще Даня, ему скоро три года, и маленькая Лелька.
-Все в отца? – спросил Игорь.
Лариса легко сделала нейтральный вид, как будто не поняла намека:
-Нет, Даня – мой, а про Лельку еще рано говорить. Послушай, Игорь, тебя жена ждет! Что она обо мне подумает! Допивай чай и иди! «Форд» поставишь около своего дома.
-А на чем уехал твой муж? – удивился Игорь.
-У него личный «Бемвер», «Форд» принадлежит моей компании.
Больше вопросов у Игоря не было, он допил чай, взял со стола мобильник и вышел в коридор, не глядя на Ларису. Ларисе пришлось кричать уже вдогонку:
-Завтра положишь мне на стол заявление об увольнении по собственному желанию!
Игорь не счел нужным отвечать, он торопливо накинул куртку, открыл дверь и сбежал вниз, на ходу придумывая оправдания для жены, почему он так задержался.
Лариса осталась наедине с маленьким сыном. Она задумчиво смотрела в почти полную чашку, когда услышала фырчанье «Форда». Зачем-то встала и подошла к окну. Никакую машину она, разумеется, не увидела. За окном бушевала снежная-снежная ночь…
Маленький Рома больше не шалил, сидел тихо и клевал в чашку носом. Лариса нежно улыбнулась: совсем утомился малыш.
-Пойдем, зайчонок, я тебя положу в твою тепленькую, уютную кроватку! Ты положишь головку на подушечку и будешь до утра смотреть чудесные сказки.
Ребенок протянулся к матери, и она взяла его на руки. Какой он стал тяжелый! Вот так за работой и не замечаешь, как растут дети…
Рома уснул сразу, как только его голова коснулась подушки, так всегда засыпал и его отец, чем немало раздражал любвеобильную Ларису. К ребенку это раздражение не относилось: матери всегда радуются, когда малыши хорошо спят.
Лариса устала настолько, что даже не стала убирать со стола, понадеявшись на домработницу, приходившую утром.
Засыпая, Лариса строила планы, связанные с «Ольгой». На минуту вспомнила об Игоре.
Уже почти уснувшую Ларису разбудила отчетливая мысль.
Завтра Игорь не уволится. Потому что завтра – воскресенье.
Глава вторая.
1.
И все-таки это было утро.
Лариса до последнего момента надеялась, что свет, ворвавшийся в ее сладкий сон, всего лишь очередное видение. Но это было солнце. Тусклое февральское солнышко на едва просветлевшем небосклоне. Лариса открыла глаза и села на кровати. Меньше всего она ожидала увидеть мужа, но Виталик оказался рядом. Он еще спал и досматривал, вне всякого сомнения, ужасный сон. Его губы что-то бормотали, глазные яблоки беспорядочно бегали под опущенными веками.
Лариса жалостливо тронула мужа за плечо. Тот вскинулся и сел на кровати, мутно озираясь. Постепенно его глаза прояснились, и он увидел, наконец, жену:
-Ой, Лариса, слава Богу, что это ты!
-А кого ты ожидал увидеть в супружеской постели? – скривила губы Лариса.
-Не иронизируй! Мне такой ужасный сон приснился! Как будто спалили нашу «Ольгу», вместе с нашими детьми.
-Действительно, ужасный сон, - согласилась Лариса и перевела разговор на другую тему: - Интересно, где Вера? У нас грязной посуды целая гора!
-Ты что? Совсем заработалась? Сегодня же воскресенье! Сегодня у Веры выходной.
Лариса вскочила с постели и закричала страшным голосом:
-Дети!!! Кто Лельке с утра памперсы поменял?! Сколько сейчас времени?
Виталий нашарил под подушкой часы и, взглянув на них, закричал еще страшнее жены:
-Десять часов!!! У меня встреча в офисе в одиннадцать.
В семействе Шепетовых начинался обычный суматошный день. Услышав дикий вопль мужа, Лариса сразу успокоилась. В доме должен быть хоть один здравомыслящий человек! Она накинула халат и убежала в детскую.
Одевая Даню, Лариса командовала старшим детям:
-Андрей, заправь кровать! Роман, быстро в ванную чистить зубы, пока ее папа не занял!
Вытолкав мальчишек в холл, Лариса занялась мокрой и голодной Лелькой. Она уже целый месяц не кормила дочку грудью, чтобы не приезжать в обеденный перерыв домой и не вынуждать Веру таскать ребенка в офис. Однако памперсы по воскресеньям приходилось менять самостоятельно и кашку варить – тоже. Переодев девочку и посадив ее в ходунки, Лариса повезла ее на кухню. Там тоже был работы непочатый край. Глядя одним глазом на дерущихся из-за ванной своих четырех мужичков, Лариса одной рукой ставила чайник, другой мыла посуду, третьей… Третьей руки у Ларисы не было, и она завопила на своих мужчин:
-Рома, пусть папа идет в ванную первым, у него важная встреча. Андрей, помоги мне мыть посуду! Виталик! Ты же взрослый человек! Перестань спорить с мальчишками! Даня! Перестань орать!
Мужички сразу притихли. Виталий, наконец, попал в ванную. Андрей принялся за мытье посуды. Рома начал строить смешные рожицы расхныкавшейся Лельке. А Даня забрался на диванчик с ногами и притих. Лариса получила возможность готовить завтрак. Весело разгорелись все четыре конфорки. Дочке – кашу, мужу – жареные колбаски с яичницей, а сыновьям – сырники.
Уже через двадцать минут Андрей вытер последнюю чашку и сел за стол:
-Хорошо, когда мама – менеджер! Правда, пап?
-Правда, - согласился Виталий, уже недоумевая, зачем он так спешил, до встречи оставалось двадцать четыре минуты, он еще выспаться десять раз успеет!
Проглотив за шесть минут свои колбаски, Виталий выскочил из-за стола. Уже из коридора Лариса услышала голос мужа:
-Вернусь к обеду!
Хлопнула входная дверь, и Лариса осталась наедине с детьми.
-Почему папа уходит каждое воскресенье? – спросил Рома.
-Папа работает, - ответила Лариса, отправляя в Лелькин рот очередную ложку каши: - Вот так, моя маленькая! Будешь хорошо кушать, вырастешь большой и сильной, как твоя мама, и станешь хорошо учиться и работать. Ну, еще ложечку? Не хочешь? Маленькие девочки должны кушать хорошо!
Но Лелька кушала плохо. Она никогда не отличалась отличным аппетитом, но сегодня капризничала особенно упорно. Лариса заволновалась: как бы ребенок не разболелся!
-Мам, но ведь ты не уходишь в воскресенье, хотя тоже работаешь! – гнул свое Рома.
-Но ведь я – мама, и я должна уделять своим детям больше внимания, чем папа, - ответила Лариса, следя за тем, как ели мальчики. Мальчишки, к счастью, ели хорошо. Андрей уже пил чай. На тарелках Ромы и Дани осталось по последнему сырнику.
-Мам, а мы поедем в твой новый отель? – спросил Андрей: - Ты ведь обещала нам его показать!
-Конечно, поедем! Позавтракаем и поедем.
-А я уже все съел! – радостно воскликнул старший сын.
-Тогда иди собирайся, - улыбнулась Лариса.
-А кто нас повезет? – спросил Рома: - Твой новый шофер?
-Нет, у него сегодня выходной. Я сама вас повезу. На метро.
-На метро?! – скривился барчук Ромка.
-Конечно. Ты же знаешь, что папа не разрешает мне садиться за руль.
-А ты тайком! – настаивал Рома.
-Сынок, если ты не будешь ходить пешком, то скоро превратишься в толстого и неповоротливого поросенка!
Больше возражений не было. Лариса вполне могла поехать на машине против воли мужа, но сегодня ей хотелось гулять. Никакие машины не смогли вытравить ее любовь к прогулке пешком. Для нее высшим счастьем была простая прогулка с детьми по улице. Лельку она носила в рюкзачке-кенгуру, Даню водила за руку, Рома и Андрей бегали сами по себе. Погода сегодня радовала, и прогулка обещала быть приятной. Так оно и случилось.
Часто Ларисе не хватало даже не времени, а смелости ходить по улице, «обвешанной» детьми, как обезьянка из знаменитого мультика. В такие минуты на нее очень нехорошо посматривали женщины всех возрастов и сословий, а мужчины поглядывали с неизменным любопытством. Лариса давно привыкла к тому, что общество в ее родном городе не понимает женщину с множеством детей. Почему-то считается, что только сумасшедшие могут в наше время рожать. Не будешь же каждому объяснять, что Шепетовы абсолютно здоровые психически люди.
Лариса сочувствовала школьным приятелям, которые с трудом обеспечивали одного ребенка. Но она также знала вполне состоятельных людей, не хотевших обзаводиться потомством. Они пеняли на непосильную ответственность и дороговизну обучения, но в то же время тратили баснословные суммы на новые шубки для любовниц. Лариса не спорила с такими людьми и ничего им не доказывала. У нее был свой взгляд на мир.
2.
Игорь курил на кухне, стряхивая пепел дрожащими пальцами на подоконник. У него шалили нервы. Докурив очередную сигарету до самого фильтра, Игорь, наконец, заметил стоящую в дверях жену.
-Марина? Что-нибудь случилось?
-Именно это я и хотела у тебя спросить, - отгоняя едкий дым рукой, ответила Марина: - Ты же бросил курить два месяца назад! И опять дымишь, как паровоз! Мне дышать нечем. Тебя снова с работы уволили?
-Нет, Мариш, я сам увольняюсь.
-С какой это стати?! Что Шепетову в тебе не понравилось? Ты же – отличный водитель! У тебя в правах все категории открыты, кроме первой. Ты же водишь машину лучше всего того сброда, который эти толстосумы набирают. Объясни, пожалуйста!
-Да он тут ни при чем, - вздохнул Игорь, трясущимися руками вытаскивая очередную сигарету из коробки: - Я его жене не нравлюсь.
Игорь чиркнул бронзовой дедушкиной зажигалкой.
-Понимаешь, жена Шепетова – Лариса.
-Ну и что?
-Тебе что-нибудь говорит имя Лариса Ветрова? – вздохнул Игорь.
-Ну, говорит, - голос Марины стал напряженным: - Ты хочешь сказать, что из Ветровой она превратилась в Шепетову и теперь хочет тебя уволить? С какой это стати? Ты работаешь на ее мужа, а не на нее!
-Ты не поняла, - Игорь глотнул лишнего дыма и закашлялся. Пока он кашлял, Марина заговорила снова:
-Что я не поняла? Мне ребенка надо кормить! Ты два месяца сидел безработным, а стоило судьбе, наконец, нам улыбнуться, появляется какая-то стерва и рушит все наши планы! Я, между прочим, еще молодая женщина и не меньше ее хочу норковую шубу и новую мебель!
-Маринка! Я ее личный шофер! Ты поняла?
-Нет, не поняла и ничего понимать не хочу, - она упрямо мотнула головой: - Да перестань ты, наконец, дымить! Эта сучка потерпеть что ли не может?! Если не может, пусть устроит тебя на новую работу! Я только размечталась о кухонном гарнитуре – и опять облом! И с тобой так всегда! Где были мои глаза, когда я замуж за тебя выходила?!
Марина почувствовала, что сказала лишнее, и замолчала. Игорь был прав, работать у Ларисы ему нельзя. Придется снова затянуть потуже пояса и ждать нового шанса. Может, в следующий раз повезет больше. Но как не хотелось Марине расставаться с красивой идеей о кухонном гарнитуре! Может, ей самой поговорить с Ларисой? Нет. Им говорить не о чем. Пусть не думает, что они готовы на любые унижения ради денег! У них тоже есть своя гордость. Ничего, как-нибудь переживут. Родители Игоря деньгами помогут, Колю к себе заберут, в крайнем случае. Марина не успела сказать всего этого вслух. Игорь ее опередил:
-Прости, Мариша, я, конечно, не имею права подставлять тебя и Кольку. Я что-нибудь придумаю. Попрошу, например, Шепетова перевести меня на другую работу, или к друзьям обращусь за помощью.
Марина не стала напоминать мужу о том, что ни один друг до сих пор не пришел к нему на помощь. Какие же наивные эти мужчины! Марина только улыбнулась и кивнула головой, тем самым выразив надежду на то, что Игорь справиться с затруднительным положением. Однако на самом деле веры в это было мало… Ей бы самой устроиться! Хоть в интимные услуги иди с горя! Нигде не берут медсестру со средним образованием на хороший оклад! Им высшее подавай, и, желательно, с красными корочками! Ну, ничего! Все равно они как-нибудь справятся, и еще будут жить лучше всех. В это Марина верила свято! Она знала, что на роду ей написано много-много денег, любви и счастья. Просто ей пока трудно, но потом будет все лучше и лучше. Кто, как не она, этого достоин? Игорь тоже верил в свою счастливую звезду. Доказательства? Смог же он жениться на Марине! Значит, и другие его мечты обязательно сбудутся.
Выкурив шестую сигарету, Игорь, наконец, успокоился и вспомнил о своих планах на день. Накануне они собирались ехать к родителям и забрать Колю домой. Родители, наверно, давно уже ждут. Игорь отошел от окна и обратился к жене:
-Марин, у нас не осталось компота? Ужасно хочется пить!
-Загляни в холодильник, узнаешь, - ответила Марина, открывая форточку: - Сегодня на улице отличная погода. В этом году будет ранняя весна.
Игорь вытащил литровую баночку компота и с наслаждением отпил половину. Отлично! Маришка варит компоты не хуже бабушки. Он еще раз убедился в удачном выборе жены. Игорь, вообще, всегда считал Марину самым удачным приобретением в жизни: хозяйственная, красивая. Ну, кто бы ему еще так хорошо варил компоты?! Он вдруг вспомнил перекошенную рожицу юной Лариски: «Да не буду я варить тебе эти компоты! Я не умею, и учиться не собираюсь. Потому что не хочу». Ужасная была лентяйка! Только и знала, что целыми днями сидела над книгами, и ничего не умела по хозяйству. Что только он в ней нашел? И надо же! Четырех детей родила! Они у нее, наверно едят консерванты из ближайшего супермаркета. Нет, Коле с матерью повезло больше, чем тем четверым. Игорю с женой тоже повезло больше, чем Виталику.
-Маришка, у тебя просто золотые руки!
-Да ну тебя, - вспыхнула польщенная Марина: - Собирайся лучше, а то родители нас не дождутся сегодня. Я Коле новую игрушку купила. Повезем сейчас или дома оставим?
-Дома оставим. Все равно Кольку от родителей сегодня забираем, ему завтра в детский сад.
-В детский сад?! – воскликнула Марина: - О, нет! Это убийственно, он опять будет верещать, как резаный!
-А что делать? – Игорь так комично развел руками, что Марина прыснула от смеха:
-Ой, Багров! Ну, за что я только в тебя влюбилась?!
Игорь не знал, за что, но, на всякий случай, подошел к жене и обнял ее. Марина не умела отвечать на ласку и торопливо отстранилась. Ах, вот за что он когда-то любил Лариску – за нежность! Впрочем, Маришку он любит просто так и гораздо сильнее.
3.
-Мам, неужели это все твое, - восхищенно прошептал Андрюша, разглядывая высокую стойку бара и висячие потолки.
-Нет, Андрей, - покачала головой Лариса: - Отель принадлежит фирме «Чайка».
-Но ведь эта твоя фирма!
-Не только, - вздохнула Лариса.
Сын, по всей видимости, считал ее Богиней, что уже не простительно для его восьми с половиной. Лариса владела тридцатью процентами акций «Чайки», ровно столько же принадлежало ее коллеге и инициатору создания фирмы, Бекетову Алексею, остальные же акции были распределены между тремя десятками сотрудников и прочих вкладчиков. Бекетов в «Чайке» не работал, предпочитая ей другое свое детище – компанию по торговле недвижимостью «Перун». Поэтому Ларису считали часто главной владелицей «Чайки». Все рабочие решения она принимала самостоятельно, оставляя только самые ответственные на собрание акционеров.
Бекетов сыграл в Ларисиной судьбе значительную роль, без его участия она бы сейчас сидела в какой-нибудь пыльной конторе с туго соображающим компьютером вековой давности. Но как часто бывает, Лариса забыла о том, кому всем обязана, и убедила себя, что значительного положения добилась самостоятельно, благодаря собственной гениальности и энергичности. Бекетов же почему-то не стремился поставить ее на место. Видимо, с работой Лариса, в самом деле, справлялась превосходно.
-Часть «Ольги» принадлежит дяде Алеше? – спросил Ромка, уже неплохо разбирающийся в элементарных вопросах собственности.
-Да, дяде Леше Бекетову и другим акционерам, - ответила Лариса.
-Но ваша мама – все равно здесь главная хозяйка, - вступил в разговор охранник Максим: - Вы должны гордиться своей мамой!
-А мы и так гордимся, - высокомерно надул губы Ромка: - Когда я вырасту, я тоже буду бизнесменом, как мама и папа.
-А ты кем будешь? – спросил Макс Андрея.
-Не знаю, - простодушно улыбнулся мальчик.
-Наверно, как мама, предпринимателем? – подсказал охранник.
-Не знаю, - растерялся мальчик: - Мне рисовать нравится и на машинах кататься. Я гонщиком буду, - придумал Андрей.
Максим вопросительно посмотрел на Ларису, ожидая от нее пояснений, и Лариса пояснила:
-Мои дети сами выберут себе профессию, когда вырастут. Мы с Виталиком ни на чем настаивать не будем. Не зря же у нас их четверо! Кто-то будет продолжать семейный бизнес, а остальные займутся другими, не менее интересными, делами. Я считаю, что человек должен сам выбирать свой жизненный путь и никого не винить потом, если он окажется ошибочным.
Макс усмехнулся. Если бы у него был выбор, он обязательно бы стал мультимиллионером, например, нефтяным магнатом. Везет же Ларисиным пацанам! У них такой необъятный жизненный выбор, и все им обеспечили уже родители. Лариса внимательно следила за реакцией охранника на свои слова. Он отреагировал, как она и ожидала: нашел мысленно миллионы причин тому, что служит в «Ольге» охранником, а не является ее собственником. Удел слабых людей придумывать причины своим неудачам! Таких слюнтяев Лариса искренне презирала. Однако именно они чаще всего на нее работали. Бедные люди! Им в голову не приходило, что все они способны покорить мир. Страх перед неудачей связывал им руки. Но Лариса не такая! Она – хозяйка жизни. А Макс – такой же, как все.
-Сколько сейчас времени? – Лариса больше обращалась к себе самой, чем к охраннику. Часы она носила всегда, и каждый вечер подводила их по сигналам точного времени. Сейчас они показывали без двух минут час. К этому времени по воскресеньям Виталий возвращался из офиса.
Лариса достала мобильник и набрала рабочий телефон мужа. Виталий ответил почти сразу:
-Главный менеджер ЗАО «Восход» слушает.
-Виталик? Это Лариса. Твоя встреча уже подошла к концу?
-Лариса! Откуда ты звонишь?
-Из «Ольги», дорогой. Но я уже собираюсь домой.
-Скажи, пожалуйста, что ты там делаешь? - недовольно спросил Виталий.
-Странный ты какой-то! Ты же знаешь, что я давно собиралась показать нашим наследникам «Ольгу».
-Так ты с детьми?! – воскликнул Виталий: - Вы хоть на машине? Нет?! Ждите меня там и никуда не выходите, я сейчас за вами приеду!
-Что-нибудь случилось? – настороженно спросила Лариса.
-Нет, - как можно более ровным голосом сказал Виталий: - Ты же знаешь, что в нашем положении лучше лишний раз на улицу не показываться. Ждите меня, через десять минут я вас заберу.
Лариса отключила мобильник. Интуиция отчетливо ей подсказывала: что-то случилось. Что-то ужасное, что даже от нее муж хотел скрыть. Надо будет обязательно выяснить, что именно. Она узнает. Обязательно. А сейчас нужно одевать детей. Виталик не любит долго ждать. У него каждая секунда на счету.
Лариса и дети в сопровождении охраны вышли на улицу. За свою не слишком длинную жизнь Лариса добилась многого, но только не самого главного: она так и не добилась права ходить и ездить, куда и когда ей хочется. Раньше у нее не было денег, теперь приходилось ежедневно заботиться о своей безопасности.
Виталий приехал ровно через десять минут, он всегда отличался повышенной точностью, за что и получил от друзей свою кличку – Немец. Немецкой крови у Шепетова не было ни грамма, но это не мешало ему жить строго по часам. «Бемвер» затормозил у самого крыльца. Виталий вышел из машины и направился к своему многочисленному семейству.
Мальчишки бросились к Виталию радостными криками:
-Папа приехал! Папа приехал!
Виталий посадил их в машину, и обернулся, высматривая жену и дочку. Увидел. Обе были мрачные и надутые. Маленькая Лелька сморщила лобик и приготовилась заплакать, а на Ларисином лице читался красноречивый упрек. Виталий взял дочку на руки и понес в машину. Беспомощно оглянувшись на отставшую маму, Лелька не нашла ничего лучшего, чем разреветься.
-Почему моя маленькая принцесса плачет? – неуклюже забормотал Виталий.
-Она вообще сегодня особенно капризная, - заметила Лариса: - Надо сказать Вере, чтобы показала малышку педиатру.
Всю дорогу Лелька выматывала нервы родителям страдальческим плачем и мешала им думать о серьезных взрослых проблемах. О чем пытался думать Виталий – неизвестно, а Лариса всю дорогу, укачивая маленькую плаксу, придумывала, как узнать, что скрывает муж. Придумала! Поручив немного притихшую девочку старшему сыну, Лариса достала из сумочки зеркальце и артистично вскрикнула:
-Боже мой! На кого я похожа! И почему мне никто ничего не сказал?!
Виталий, отвлекшись от своих мыслей, с интересом посмотрел на жену: на кого это она похожа? Глаза, рот и нос на месте. Ах, женщины-женщины! Ну, конечно, Лариса не далеко ушла от своих не в меру кокетливых товарок: достала помаду и начала подкрашивать губы. Сделала два мазка и вдруг, когда машина подпрыгнула на незначительной кочке, выронила принадлежность дамского туалета из рук. И так основательно выронила, что даже глазастый Ромка потерял ее из виду!
Подъехав к дому, Виталий повел детей домой, оставив Ларису разыскивать свою пропажу.
А она времени даром не теряла. Переложив помаду из кармана пальто обратно в сумочку, Лариса залезла в бардачок. Она прекрасно знала свойство мужа хранить там некоторое время бумаги, подлежащие немедленному уничтожению. Так и есть. Записка! Лариса дрожащими руками развернула аккуратный листок и прочитала отпечатанные на принтере строки: «Немец, если денег не будет в положенный срок, можешь попрощаться со своим выводком. Аркан». Перепуганная женщина засунула записку обратно в бардачок и вышла из машины. Посмотрела наверх. За ней из окна наблюдал муж. Собрав всю свою волю, Лариса улыбнулась и помахала ему рукой. Ничего с ним и с детьми не случится! Теперь она будет их защищать. Как львица.
4.
Пообедав с семьей, Виталий снова уехал. Если бы Лариса спросила, куда, он, может быть, что-нибудь и придумал. Но умница-жена не заставляла своего благоверного врать. Виталий гордился Ларисой. Он сразу распознал в ней верную спутницу. Даже по прошествии семи лет совместной жизни Виталик вспоминал их первые встречи.
Лариска появилась в его жизни в не самое простое время. Двадцатитрехлетний господин Шепетов только что развелся со своей законной половиной. Первую жену звали Викторией. Они прожили вместе три долгие года. После встречи с Ларисой Виталий перестал считать, что его первый брак был заключен по большой любви. Скорее всего, студенты-четверокурсники поженились по глупости и из упрямства. Тогда молодой Шепетов свято верил в нерушимость брака и хранил жене верность. Три года почти безупречной верности прекратились в один прекрасный весенний день.
Виталик возвращался домой в приподнятом настроении, насвистывая незабвенные «Ландыши». На повороте он заглянул в цветочный магазин и купил жене букет роз, огромных красных роз…Вика была не одна. Рядом с ней на диване чинно восседал Виталькин лучший друг Алеша Бекетов. Они сказали все сразу: «Мы не можем больше скрывать это от тебя. Мы любим друг друга, и у нас будет общий ребенок». Виталик не вдруг понял, что значит «общий». В голове пронеслась дикая мысль: «У НАС будет ОБЩИЙ ребенок, у Вики, Алешки и у меня». Потом он все понял, сел на стул и просидел несколько часов в полном оцепенении. Когда Виталик пришел в себя, ни Вики, ни Алеши дома уже не было, не было и Викиных вещей.
Развели Шепетовых по блату: быстро и почти заочно.
Какое-то время Виталик продолжал надеяться, что Вика носит ЕГО ребенка, она еще одумается и вернется, а Бекетова он никогда не простит. Вышло все по-другому.
Однажды утром, спустя месяц, на пороге дома Виталия появился понурый Алеша. «А как же ребенок?» – удивился Виталик. «Понимаешь, друг, - ответил Бекетов: - Вика от меня сбежала». «Значит, это был мой ребенок!» - воскликнул Виталик. Алеша покачал головой: «Я уверен, что никакого ребенка не было. Она мне соврала, чтобы я помог ей развестись с тобой». «И где она теперь?» «А кто ее знает?! Последний раз Вика позвонила мне из Бостона и потребовала, чтобы я не смел ее разыскивать. С любовником, видимо, уехала». Примечательно, что спустя два года Алеша прошел обследование и выслушал неутешительный приговор врачей: у него не могло и не может быть детей. С тех пор Виталий часто думал о Вике и ее мифическом ребенке.
Друзья по несчастью, именуемому Виктория, напились вместе в тот же вечер и поклялись друг другу, что больше никогда не свяжутся с дьяволами в юбках…Алеша сдержал свое слово, а Виталик женился через семь месяцев. На Ларисе.
Проснувшись утром после попойки с Алешей, Виталик умылся холодной водой, вышел на улицу, купил букет цветов и отправился на работу, чтобы подарить цветы первой встречной.
Первой встречной оказалась молоденькая смышленая стажерка, попавшая на практику в инвестиционную компанию, с которой началось процветание Виталика и его бизнеса. Улыбчивая девочка без лишней скромности приняла букет цветов и дерзко уставилась на дарителя. В блестящих глазах читалось любопытство и ожидание продолжения. Виталик не смог не пригласить девушку в театр. Лариса отказалась и неожиданно перестала вовсе замечать присутствие того, кто вызывал у нее еще недавно сильнейшие приступы любопытства. Новоиспеченный холостяк был заинтригован до крайности. Он все внимательнее присматривался к практикантке, намериваясь продолжить знакомство. Однако прошло несколько месяцев прежде, чем Виталик решился вновь пригласить Ларису на свидание. И получилось это при более чем странных обстоятельствах. Лариса выкинула неожиданный финт: ее угораздило явиться на работу с годовалым мальчишкой на руках.
-Не с кем братишку оставить? - сочувственно спросил Виталий.
-У меня нет братишки, - вспыхнула Лариса и с вызовом вскинула голову: - Это мой сын.
-Сын?! – молодой босс был поражен в самое сердце: - А где же его папа?
Лариса беспечно передернула плечами:
-А вот папу аист мне не принес. Сына принес, а папу предложил поискать самой.
-Может, вместе поищем? - Виталик, не отрываясь, смотрел на мальчика. У него скоро родится такой же, если Вика не сочинила про ребенка.
-Что поищем? – удивилась Лариса.
-Ну, папу! – подмигнул Виталик: - Я приглашаю вас погулять сегодня вечером.
-Серьезно? – потрясенно спросила Лариса, подняла пушистые ресницы. Вместо юного легкомысленного создания он увидел в ее глазах умудренную жизнью женщину.
Ловушка захлопнулась.
Они поженились в ноябре. В том же месяце Виталий усыновил маленького Андрейку. Полтора года спустя на свет появился общий сын Роман Витальевич. Новая семья принесла Виталию счастье.
Дела сразу пошли в гору. Бросив детей на няньку, Лариса с остервенением работала с Алешей Бекетовым, с которым ее познакомил Виталик. Бекетов остался доволен трудолюбием и способностями Ларисы и в итоге взял ее в долю и поручил управление компанией, которую, по настоянию Виталика, назвал «Чайка». Под умелым руководством хитрой и предприимчивой Ларисы «Чайка» росла, процветала, богатела. Время выдалось удачное – начало девяностых, когда одни люди сказочно богатели, другие – нищали. Лариса и Виталий принадлежали к первым.
Они не говорили о любви. Оба пережили предательство близких людей и с трудом верили, что наступившее счастье – не сон. А может, они и не любили друг друга? Просто встретились и заключили удачный альянс? Ей повезло: она заполучила в мужья человека, уже состоявшегося как личность, отца своему маленькому сыну, ей представилась возможность проявить свой талант к предпринимательству и заниматься любимой работой, несмотря на рождение детей. Он получил умную, терпеливую, совершено особенную жену, кучу здоровых ребятишек, не слишком значительный, но заметный прирост семейного состояния за счет «Чайки» и множество прекрасных воспоминаний. Любви вроде и не было, но все же, все же, все же… Порой обоим казалось, что они с каждым днем становятся все ближе, и не хватает какого-то толчка, чтобы после семи лет содружества признаться друг другу в любви. Но не просто даются эти простые три слова, если их не произносить много лет. Лариса и Виталий молчали и убеждали себя, что любовь не нужна вовсе. Зачем? И без нее неплохо живут. Слов друг другу не дают, на стороне свободно развлекаются. Не жизнь, а сказка. И все-таки чего- то не хватает. Вечная недосказанность, тайна, молчание… Стена!
5.
Лариса уложила малышей спать, отправила старших играть с соседскими детьми и уединилась в спальне. Ей было плохо. Она думала о Виталике. Виталику угрожала опасность от неизвестного Аркана. Кто такой этот Аркан? Явно человек серьезный и шутить не любит. Виталий никогда не испугается без настоящей причины. Но какие могут быть враги у Ларисиного мужа? С кем он ссорился в последнее время, с кем соперничал?
Время от времени заботливая жена наводила справки о своем благоверном, но теперь она никак не могла вспомнить о неприятностях Виталия за последнее время. В конце прошлого года владелец «Восхода» Шепетов значительно разбогател на волне подорожания недвижимости. Знающие люди за версту учуяли выход в правительстве нового закона о контроле доходов предпринимательства по расходам. А самый лучший способ скрыть левые доходы – покупка недвижимости. Новенькие пятиэтажки «Восхода» только-только поднимались из земли, а уже все квартиры были раскуплены.
Виталик приходил домой в крайне возбужденном состоянии и лихорадочно жаловался Ларисе, что скоро им некуда будет девать деньги. Лариса недоуменно пожимала плечами: «И что люди с жиру бесятся? Этот злосчастный закон еще и в будущем году не выйдет. В правительстве тоже не ангелы сидят. Им есть, что скрывать».
Но люди продолжали «беситься». Деньги текли в строительную компанию «Восход» рекой. Шепетов начал незапланированное строительство элитных особнячков в пригороде. Рабочих рук не хватало. Пришлось нанять подрядческую фирму «Гермес». Договорились о сдельной оплате. Привыкшие к дармовой подачке «совдеповские» штукатуры работали из рук вон плохо, так, что финские рабочие, нанятые чуть позже, отказались тратить драгоценную краску на облупившуюся местами штукатурку. Однако плату халтурщики из «Гермеса» потребовали точно в срок. Шепетов платить отказался…
Лариса вскочила на ноги и быстро зашагала по комнате. Как она могла такое забыть! Ну, конечно, это «Гермес». Лариса попыталась вспомнить имя владельца этой компанийки. Его фамилия никак не припоминалась. Женщина достала из сумки ежедневник и пробежала глазами декабрьские записи. Нашла. На страничке 28 декабря черным по белому было написано: Сомов Владимир Семенович.
Лариса досадливо поморщилась. Сомов – это Сом, Сомик, в крайнем случае, Вован или Семеныч. А кто такой тогда Аркан? Наемник? Тогда откуда его знает Виталик? А может, Лариса ошиблась и никакого отношения к Аркану «Гермес» не имеет? Сыщица вновь перелистала ежедневник. Кроме «Гермеса» врагов у Виталия за последнее время не заводилось. Напротив, перед преуспевающим господином Шепетовым шаркали ножкой даже вчерашние недруги: всем оказались нужны «восходовские» квартиры.
Значит, все-таки «Гермес». Чем же продолжилась история с невыплаченной зарплатой? Простофилей Сомов отнюдь не являлся. По прошествии последнего срока оплаты, он подал на «Восход» иск в арбитражный суд. Шепетов, как и его подрядчик, простаком не был и выдвинул встречный иск, в котором обвинил «Гермес» в невыполнении условий договора. Нанятые Шепетовым эксперты подтвердили, что в работе «Гермеса» брак на лицо, для пущей достоверности суду предъявили фотографии облупленных участков. Процесс выиграл «Восход». Постановлением суда «Гермес» обязали к выплате шестидесяти тысяч новыми в месячный срок за моральный и материальный ущерб.
Шепетов шел по жизни легко. Выиграв судебный процесс, он почти собственноручно замазал бракованные места на стенах, заплатил сполна финнам за качественную работу и уже готовился вручить ключи новым владельцам. Вот тут-то на горизонте вновь появился незабвенный униженный «Гермес»…
У Ларисы все сходилось. Для разоренного «Гермеса» шестьдесят миллионов старыми – сумма солидная. Не каждый отдаст кровные деньги по доброй воле. «Гермес» отдавать не хотел и нашел себе сильного покровителя. Нет, не так. Видимо Аркан и Сомов – одно и то же лицо или Сомов – подставная фигура, а настоящий владелец фирмы некий Аркан. Он то и начал угрожать Виталию.
Версию следовало проверить. Лариса взяла мобильник и решительно набрала номер адвоката Виталика, Форманна Максима. Форманн ответил сразу.
-Максим Анатольевич? Вас беспокоит Лариса Шепетова. Вы не могли бы выдать мне некоторую информацию относительно компании «Гермес»?
-Для Вас, Лариса Ивановна, я готов на все! Что именно Вас интересует?
-Меня интересуют данные о Сомове. На ком женат, с кем дружит, кто его родители, как закончил школу?
Радушный голос Форманна стал сдержанным:
-Простите, Лариса Ивановна, но Вы просите от меня разгласить информацию личного характера. Как Вы понимаете, в данную минуту я не располагаю нужными сведениями.
Форманну нужны были деньги.
-Надеюсь, Вы соберете для меня досье завтра. И мы как раз сможем встретиться на собрании рекламодателей в редакции «Рекламы шанс». Вы ведь собираетесь туда? Отлично! Итак, встречаемся завтра в «Рекламе шанс» в шесть часов вечера. Всего доброго, Максим Анатольевич.
Лариса повесила трубку на рычаг и облегченно вздохнула. Завтра она все узнает.
В соседней комнате проснулась маленькая Лелька и жалобно захныкала. Лариса поспешила на зов дочери. Весь вечер она планировала провести вместе с детьми. Лелька нуждалась в постоянном внимании матери, и мальчишки – тоже.
Только совсем поздно, ложась спать, Лариса вспомнила об Игоре. Вспомнила и покрепче прижалась к сонному Виталику. Виталик отодвинулся. Лариса настойчиво придвинулась ближе:
-Дорогой, в последний раз мы с тобой занимались любовью, когда решили завести Даню! Это было так давно! – пошутила Лариса.
-Лариса, ты знаешь, какой у меня сегодня напряженный был день?! – сонно возмутился Виталик, не оборачиваясь к жене.
-Но сегодня был выходной!
-Кому – выходной, а кому – нет.
Это был камень в Ларисин огород, это она весь день развлекалась якобы. Обиженно закусив губу, Лариса перевернулась на другой бок и стала думать об Игоре. И заснула…
Глава третья.
1.
Каждое утро рабочего дня в семье Шепетовых начинается одинаково. Во входную дверь раздается звонок, сонная Лариса цепляет на ходу тапочки и бежит открывать пришедшей няньке. Вера ждать не любит и при малейшем опоздании хозяйки начинает звонить вторично, что грозит перебудить весь дом. Никакие увещевания на молодую провинциалку не действуют, девушка искренне недоумевает, что можно делать в постели в семь часов утра. «У нас в деревне все в пять встают», - убеждает она Ларису. Лариса в деревне не жила и поэтому ей приходится верить на слово.
Щелчок замка, и Вера, не замечая сонной хозяйки, входит в квартиру и сразу направляется на кухню – готовить завтрак, это тоже входит в ее обязанности.
Лариса идет в душ. Выходя, она неизменно видит одну и ту же сцену: Виталик хлопает Веру по пышному заду и чмокает губами. Вера довольно хохочет и испуганно шарахается при виде Ларисы. Лариса повторяет одну и ту же, набившую оскомину фразу:
-Вера, у вас в деревне принято уводить чужих мужей?
Вера отрицательно качает головой и делает Виталику страшные глаза. Но он уже не обращает на нее внимания и дисциплинированно исчезает в ванной. Лариса идет одеваться.
Утро 16 февраля, как брат-близнец было похоже на все предыдущие. Только Виталик почему-то забыл хлопнуть Веру по заду. Он молча прошел мимо нее. Вера обиженно швырнула на стол ложку. Лариса озадаченно пожала плечами.
Завтракали по утрам втроем: Лариса, Виталий и Андрей.
Когда Лариса вышла к завтраку, Андрей и Виталий уже сидели за столом. Вера ушла к проснувшейся Лельке. Лариса налила себе чаю. Она никак не могла приучить себя к овсянке, сказывалась школьно-студенческая привычка к бутербродам. Виталий гастрономических пристрастий жены не разделял, он собирался прожить длинную и плодотворную жизнь.
-Я сегодня отвезу тебя и Андрея, - сказал Виталий.
-Хорошо, - кивнула Лариса, намазывая очередной тост маслом: - Мне меньше заботы.
-Прости меня за вчерашнее. У меня, правда, был очень тяжелый день.
Лариса ничуть не сердилась, она нежно улыбнулась мужу:
-Я все понимаю, милый.
Она, действительно, понимала все. После угроз неизвестного Аркана умом двинуться можно, не то что настроением. Лариса волновалась за мужа. Она считала, что все мужчины слабые и беззащитные, их нужно утешать, жалеть и понимать. И они ответят искренней неблагодарностью! Хороша та женщина, которая умеет не замечать мужскую неблагодарность.
-Вы опять ссорились вчера? - расстроено спросил Андрей, привставая со стула.
-Нет, сынок, - ответила Лариса: - Кушай лучше, обед еще не скоро.
-Лариса, - обратился Виталик: - Я хотел еще вчера поговорить с тобой о том парне, которого нанял тебе в шоферы.
-Сегодня он будет уволен, - невозмутимо сказала Лариса.
-Вот об этом я и хотел с тобой поговорить. Не торопись его увольнять. К концу недели я переведу его на новую работу, а до тех пор потерпи немного. И у тебя все равно сегодня нет выхода: ты же не будешь в рабочее время ездить на общественном транспорте?
-Почему? Моя машина стоит у «Ольги», – удивилась Лариса.
-Нет, дорогая, твоя машина стоит в гараже, я еще в субботу ее туда поставил. Я же не рассчитывал, что выйдет такой облом с шофером!
-Ну и собственник же ты, Шепетов! – перебила досадливо Лариса: - Из-за тебя мне придется принимать услуги человека, которого я видеть не хочу!
-Он тебе еще пригодится. Я бы тебе не советовал сейчас ссориться с ним, - нахмурился Виталик.
Виталик что-то задумал. Лариса почувствовала это обычным женским шестым чувством, но расспрашивать не стала: придет время она все узнает, и сейчас кое о чем догадывается. Конечно, Виталий ищет союзников в предстоящей борьбе с неизвестным Арканом. Какую роль в этом сыграет Игорь, Виталий пока не знал, но чувствовал, что далеко не последнюю. Лариса прочитала размышления мужа по его глазам и лишних вопросов задавать не стала, тем более ей действительно был нужен шофер, если ее саму «заботливый супруг» за руль пускать не хочет.
Виталий посмотрел на часы и, бросив выразительный взгляд на сына, вышел из кухни. Допив чай в два больших глотка, Андрей выскочил следом. Через три минуты доела свой бутерброд и Лариса. Сегодня ей предстоял сложный день. Утром - напряженная работа, днем – сеанс у Люси в косметическом салоне, а вечером – собрание рекламодателей в редакции «Рекламы – Шанс».
Виталий сперва отвез в школу Андрея, а потом подъехал к «Ольге». Лариса поцеловала мужа на прощанье и пожелала удачи. Уже поднимаясь по крыльцу, она обернулась и окинула взглядом стоянку машин. Джип Фила стоял на привычном месте. Значит, Фил приехал.
Лариса удовлетворенно кивнула и вошла в здание.
Несколько секунд она постояла у дверей приемной, перевела дух и взялась за ручку.
Филипп уже сидел на рабочем месте, и, закинув обе ноги на стол, грыз карандаш и просматривал утренние газеты и почту. При виде Ларисы парень вежливо улыбнулся, но ног со стола не убрал. Лариса с отвращением поморщилась: этот мальчишка способен ангела вывести из душевного равновесия, а уж у нее с утра в горле стоял комок.
-Фил! Убери сейчас же ноги со стола! Я обещала твоему отцу, что помогу тебе набраться опыта в работе, но я с ним не договаривалась терпеть все твои выходки!
Фил медленно убрал ноги из-под Ларисиного носа и ответил вальяжным тоном, невыносимо гнусавя и растягивая слова:
-Да ладно тебе, Лариса Ивановна! Это не выходка, а американский обычай. Там принято класть свои «фит» на «тэйбл».
Мальчишка провел четверть жизни в Соединенных Штатах, отменно знал язык и неплохо разбирался в бизнесе, но даже за такие достоинства Лариса не согласна была терпеть ежедневно ботинки на столе. Но терпела. Потому что кроме несомненных деловых качеств, Фил обладал даром прекрасного любовника. Как Лариса докатилась до жизни такой? Очень просто. Насмотрелась еженощно на вечно измотанного супруга и пришла в отчаяние. И тут в ее жизни появился высокий, стройный, красивый, обольстительный парень. Ему всего-то было девятнадцать, и он учился на третьем курсе Финэка, но каким-то образом умудрился набраться огромного опыта в обращении с неудовлетворенными деловыми женщинами. Лариса не устояла. Конечно, она корила себя за недостойное поведение с юным ловеласом, вспоминая, что и у нее подрастают мальчишки, которым она не желала раннего взросления Фила. Однако искушение было сильнее ее.
-Отчет предоставишь? – сухо спросила Лариса у Фила, кивая на стопку заказных писем.
-Через пятнадцать минут, босс, - ответил бодро Фил.
Лариса кивнула и вошла в свой кабинет. Разговаривать с мальчишкой было некогда. Ничего, день длинный.
2.
Фил отнес почту уже часа два назад и сидел, прислушиваясь к шорохам за дверью. Когда, наконец, эта женщина решит передохнуть? Раньше она часто выходила из своего кабинета подышать свежим воздухом. Теперь же сидит и работает без устали. Почти через каждые десять минут исправно звонил телефон. Фил прилежно отвечал на звонки и, в случае необходимости, соединял звонивших с начальницей. Одним из звонивших был Алексей Михайлович Бекетов, он поинтересовался Филовым настроением и уточнил время встречи с Ларисой.
-Тебя соединить с ней? – спросил Фил.
-Если она очень занята, то лучше не надо, - ответил Алексей Михайлович.
-Тогда до встречи, дядя Леша, - попрощался Фил.
Дядю Алешу Бекетова мальчик знал с самого раннего детства, тот часто приходил к его отцу, своему другу. Вместе они организовали в далеком восемьдесят девятом году первый кооператив по производству пива для элитных баров. Теперь старые друзья, разбогатевшие на пиве, работали отдельно, но продолжали встречаться и с удовольствием вспоминали приключения молодости, те времена, когда они ездили по барам и ресторанам и пытались всем всучить свой несравненный напиток. Фил, слушая рассказы отца и его друга, частенько пускал слюну, проклиная жестокую судьбину за то, что угораздила его родиться слишком поздно для эпохи первоначального накопления капитала, когда умные люди делали деньги буквально из воздуха.
Пять лет Фил проучился в Америке, но, по настоянию отца, вернулся домой поступать в русский ВУЗ.
Проучиться спокойно Филу довелось только год. Уже на втором курсе отец придирчиво осмотрел своего отпрыска и попросил Алексея Михайловича пристроить сына в одну из своих компаний. «Пора парню вставать на ноги, - пояснил он: - К себе его брать не хочу: боюсь. Загордится, и делать ничего не захочет». «Без проблем, - ответил дядя Леша: - Как на счет «Восхода»?» «Это фирма Немца?» – спросил отец. «Да, Шепетова. У него сейчас дела идут очень хорошо». «А больше некуда? – поинтересовался отец, он за что-то не любил Виталия Кирилловича. Бекетов пожал плечами: «Можно еще к моей протеже, Ларисе, в «Чайку». Очень способная девчонка, она из твоего олуха быстро что-нибудь выстругает». Отец Фила дал согласие. Так до предела американизированный студент попал в распоряжение Ларисы Ивановны.
По началу, правда, кроме прямых обязанностей, он исполнял и второстепенные, о которых рассказывал с неизменным юмором: нянчил маленького Даньку, а летом, в ожидании скорой помощи, чуть было не стал акушером. В последнее время Лариса взялась за ум: детей на работу не приносила и новых заводить не собиралась. Фил же получил возможность заниматься тем, что у него так хорошо получалось: переводил корреспонденцию, отвечал на телефонные звонки, принимал посетителей, производил необходимые расчеты.
В Ларисином кабинете послышался скрип отодвигаемого стула. Несгибаемая Чайка, как за глаза называли начальницу Фила, наконец, утомилась. Фил поднялся на ноги, потянулся и неслышными кошачьими шагами направился к ней в кабинет. Его изящные плавные движения завораживали Ларису. Парень ходил, как большой осторожный лесной хищник: легко и красиво.
Дверь поддалась сразу. Фил вошел в кабинет и поискал Ларису глазами. Молодая женщина стояла у окна и задумчиво смотрела вдаль. Скорее почувствовав взгляд своего помощника, чем увидав его, Чайка обернулась:
-Фил, ты когда-нибудь мечтал летать? – спросила она.
-Что? – не понял вопроса Фил.
-Ничего, - мотнула головой Лариса: - Кто сейчас звонил последний? Ты так долго с ним разговаривал.
-Это дядя Леша, уточнял время встречи, - ответил Фил, продвигаясь бесшумными шагами все ближе и ближе к начальнице.
Лариса с удивлением заметила, что Фил непостижимым образом переместился почти вплотную к ней, а она и не разглядела, как ему это удалось. У мальчишки напрочь отсутствовали промежуточные движения в ее кабинете. Расстояние от дверей до стола он преодолевал, как барс, одним мягким упругим прыжком.
Лариса томно прикрыла глаза:
-Фил, закрой дверь на замок.
Она села в кресло и, глубоко вздохнув, откинула назад голову.
Он возник как ветер. Откуда-то сбоку. Опустился на колени, подул на ее ресницы, пробежался языком по шее, прижался большим плотным ртом к губам, нащупал под блузкой возбужденную грудь. Лариса сладко застонала. Он был ее стихия, ее мужчина, ее повелитель, ее Бог… А потом все закружилось вихрем и окуталось дурманом.
Фил имел не малый опыт в общении с женщинами, чей возраст приближается к тридцати. Ларису он классифицировал как особо страстную. Он боялся самому себе признаться, как ликует его сердце, когда молчаливая сдержанная Чайка тает в его объятиях, подчиняясь всем его движениям. Как она его чувствовала! Каждый жест, каждый знак, каждый вздох. В минуты близости Лариса становилась удивительно покладистой и уютной женщиной. Фил боялся признаться самому себе, что ему хорошо со «старой» начальницей. Гораздо чаще он наслаждался пошлой гордостью. Японские психологи утверждают, что каждый подчиненный мечтает иметь своего начальника на его собственном столе. Филу повезло особо. Он имел ее. И не просто имел, он над ней властвовал. Он был ее господином.
Это продолжалось недолго, минут пятнадцать, не больше. Фил почувствовал, как Лариса слабо вскрикнула, закусила до боли губу, выгнулась дугой назад. Из-под ее прикрытых век выкатились две большие слезинки и потекли вниз, оставляя мокрые блестящие дорожки. Она почему-то всегда плакала на вершине блаженства. Друзья объясняли Филу этот феномен как склонность к мазохизму.
Она открыла глаза и светло, по-детски посмотрела на юного любовника:
-Тебе было хорошо, мальчик мой?
Одновременно с ее вопросом Фила захлестнула волна наслаждения, судорогой пробежавшая по телу. Мир вспыхнул и перевернулся.
Слишком поздно до сознания ловеласа долетел телефонный звонок. Он еще не успел прийти в себя, а Лариса сжалась как пружина, отталкивая его от себя. Быстро поднесла мобильник к уху и напряженным голосом произнесла:
-Лариса Шепетова слушает.
Фил физически ощутил, как Лариса, услышав чей-то голос, снова расслабилась и дала своему любовнику возможность опомниться от пережитого.
-Да-да. Я тебя слушаю, Игорь… Хорошо. Я все поняла. Я сама хотела тебе это предложить. Считай, что сегодня у тебя обычный рабочий день.
Голос Ларисы слабо дрогнул:
-Приезжай к «Ольге» к часу, отвезешь меня в одно место. Хорошо. Жду.
Лариса положила трубку и медленно поднялась на ноги, одергивая юбку. Взгляд снова стал жестким и непроницаемым:
-Фил, перерыв закончен. До прихода Алеши мне еще надо многое успеть. Займись делом.
Фил послушно растаял в дверях. Потом на секунду заглянул обратно, нарисовал на своем лице обворожительную улыбку и вздохнул:
-Чайка должна летать. Это твой новый шофер звонил? Или любовник? Я буду ревновать.
Лариса добродушно отмахнулась от мальчишки как от надоедливой мухи:
-Сгинь, нечисть!
Фил сгинул. Лариса снова обратила свой взор на экран компьютера, но сосредоточилась не сразу. В голове звенели слова любовника: «Чайка должна летать». Женщина не сдержала рвущейся наружу улыбки. Улыбнулась широко и от души. Чайка должна летать!
Чайка обязательно будет летать.
3.
Лариса работала с истинным рвением. Перед ее взором мелькали бесконечные планы и отчеты. «Чайка» росла и богатела. И одновременно с ней «росла» Лариса. Она уже давно затеяла подлость по отношению к своему главному компаньону: она собиралась скупить акции у прочих вкладчиков и завладеть контрольным пакетом, который давал право на решающий голос. Зачем Бекетову «Чайка»? Он уже давно днюет и ночует исключительно в «Перуне». Лариса связалась по компьютерной связи с очередным вкладчиком и предложила ему крупную сумму за его долю. Вкладчик ответил согласием. Лариса удовлетворенно кивнула и занялась более неотложным делом – проверкой бухгалтерского баланса. За этим занятием ее и застал старший коллега Алексей Михайлович, или как его все звали Алеша Бекетов.
От лучших друзей и до последнего клерка все звали его просто Алеша, не взирая на то, что ему уже стукнуло 35 лет. Уменьшительно-ласкательное имя прилипло к нему так же прочно, как кличка Немец - к Шепетову, Чайка - к Ларисе, Фил Восьмеркин - Американец - к юному Филиппу, а Пивовар - к его отцу, Феликсу Гарину. Как не старался Феликс окрестить друга Лехой или Беркутом, Алеша Бекетов приклеилось гораздо прочнее. На какое-то время довольно удачно Лариса прозвала компаньона Холостяком, но после развода Феликса с матерью Фила, Алеша Бекетов потерял свою отличительную черту.
Подумав о детском прозвище посетителя, Лариса вспомнила о другом, очень взрослом - Аркан и поежилась. От Бекетова это не укрылось:
-Разве здесь холодно? По-моему «Ольга» хорошо отапливается.
-Нет, мне тепло, просто посетила неприятная мысль.
-На работе нет места неприятным мыслям, - недовольно отрезал Алеша: - Покажи мне лучше отчет.
Лариса хорошо поработала. Она вполне могла гордиться тем, как ловко обошла непомерные налоги на прибыль. Но по мере просматривания ее работы, Алеша все больше мрачнел:
-Я же советовал тебе отнести эту сумму на себестоимость! Ты представляешь, какими потерями нам обернется твоя самодеятельность?!
-Два миллиона старыми, - невозмутимо ответила Лариса.
-Ну, конечно, не так много, - удивился ее уверенности Алеша.
-Нет, именно два миллиона старыми, - повторила Лариса: - Тут же все белыми нитками шито! Самый последний выпускник экономического колледжа обнаружит необоснованное отнесение затрат на себестоимость. А штраф составляет как раз два миллиона старыми. Я такие деньги терять не намерена. Лучше чуть больше налог заплатить, чем потом свои кровные сбережения по глупости отдавать.
Алеша сдался:
-Хорошо, Лариса, я согласен. Когда ты намерена заселить номера для туристов?
-На будущей неделе будет научный симпозиум в Инженерно-Экономической Академии. Мы уже послали предложение поселить аспирантов в нашей гостинице и получили согласие.
-Но это даст крайне мало навару, - возразил Алеша.
-А нам не нужен сейчас навар. Нам нужна реклама. Все возместится.
У Бекетова больше не осталось сил спорить с напористой дамочкой, тем более, он редко сомневался в ее правоте. Он сел поудобней и сплел пальцы замочком, захотелось поговорить о личном, они с Ларисой уже давно не разговаривали.
-Ты и мужу так отвечаешь? – спросил Алеша: - И он тебя еще за это не прибил?
Лариса ничего не сказала, ожидая продолжения Алешиной речи. Однако про себя отметила, что ей снова намекнули на то, что она, по всей видимости, плохая жена. Жена, в самом деле, она никудышная, но кого это касается?! Попробовал бы этот самый Бекетов стать хорошей женой в таких нечеловеческих условиях, которые он ей устроил: куча работы и один помощник-стажер! Она домой на четвереньках каждый день приползает и детей родных не узнает!
Если бы Бекетов был первым, кто намекнул на ее, якобы, невыносимый для любого мужа характер, Лариса бы скоро забыла его укол. Но он не первый. Значит, иметь репутацию хорошей жены в глазах партнеров важно. «Обязательно посоветуюсь с имидж-мейкером, - решила Лариса, но тут же усомнилась: - Интересно, сколько сейчас берут эти шарлатаны?» Тем временем Алеша подытожил свою речь совершенно неожиданно:
-Ларис, я что хотел тебе сказать… Я жениться надумал.
У Ларисы отвисла челюсть. Чтобы Алеша Бекетов решил жениться?! Видимо, где-то произошло наводнение, или на землю упал метеорит.
-Ты не удивляйся, - продолжал недавний носитель прозвища Холостяк: - Ничего странного в этом нет. Я еще летом решил, что надо наследника воспитывать. На кого, получается, я работаю? На могильную плиту? А так будет, кому дело передать. Я об этом подумал, когда у вас Лелька родилась. У Феликса есть наследник, у Виталика – целых четверо, а у меня – никого.
-Но, Алеша, - робко возразила Лариса, старательно подыскивая слова: - Ты же не можешь иметь детей.
Против всяких ожиданий Бекетов не обиделся. Он довольно улыбнулся и потер руки:
-Ну вот, ты все поняла. Мне нужна надежная, хозяйственная леди с малышом до семи лет, и, желательно, чтобы кто-то за нее поручился.
Лариса никогда не занималась сватовством, она пожала плечами и просто ответила:
-Хорошо, я буду посматривать по сторонам, но ничего тебе не обещаю.
-И не надо, - согласился Бекетов: - Ты только посматривай.
Новоявленный жених бросил взгляд на часы и торопливо поднялся на ноги:
-Мне пора. До свидания, Лариса. Я попрошу Фила проводить меня. А ты посматривай. До встречи.
Бекетов вышел. Лариса осталась одна. Задумчиво она посмотрела на освещенную тусклым февральским солнышком стену. Разве обязана она искать этому толстосуму жену с ребенком? И все-таки приятно! У нее появилась возможность осчастливить хорошую маму с замечательным сыном или дочкой. За Бекетова многие мечтают выйти замуж, хоть и не осаждают, как Феликса Гарина после развода.
И тут Лариса спохватилась, она так и не спросила Бекетова о личности Владимира Сомова, а он, вероятно, кое-что о нем знает. Ну, ничего. Форманн все равно знает о Сомове больше.
4.
Время давно перевалило за полдень, когда Лариса, наконец, закончила запланированную работу. Она посмотрела на часы и подошла к окну. «Форд» уже стоял у подъезда и дожидался хозяйку. Игорь протирал лобовое стекло и хмуро поглядывал на входные двери, он, видимо, давно ждал Ларису. Рядом с Игорем вертелся маленький мальчик. «Наверно, сын», - подумала Лариса. Ее ничуть не удивило, что Игорь взял на работу сына, каждый, в конце концов, имеет право растить себе достойную смену, даже шофер.
Лариса наспех собрала сумку и вышла в приемную. Фил увлеченно составлял обращение к участникам симпозиума на английском языке, но, увидев свою начальницу, отвлекся.
-Лариса Ивановна, можно я сегодня уйду пораньше, я уже почти все закончил.
-Опять свидание? – хитро прищурилась Лариса.
-Конечно, - ответил Фил: - Так можно?
-С Юлечкой встречаешься? - уточнила придирчивая начальница, она думала, что знает всех «невест» своего помощника.
-С Алечкой, - Фил ослепительно улыбнулся.
-Иди, но работу положи мне на стол. Завтра придешь с утра?
-Нет, - покачал головой парень: - У меня завтра с утра доклад по истории экономики. Я смогу прийти только во второй половине дня.
Лариса никогда не возражала против учебного рвения своего стажера: молодость у человека одна и дана она, главным образом, для развития личности. Фил всегда отлучался в институт, когда считал нужным, не спрашивая позволения у Ларисы. Он просто ставил ее уже перед фактом. Пока Лариса одевалась, Фил выглянул в окно.
-Ты собираешься пораньше поехать домой?
-Я еще не собираюсь домой. У меня вечером фуршет в «Рекламе-Шанс».
-А на кой тебе шофер понадобился? - в голосе Фила против его воли проскользнула ревность: - Секретаря стало мало?
Ларису застали эти слова уже на пороге, она резко повернулась:
-Не говори, чего не знаешь! Мне нужен этот человек. В конце недели, если все будет хорошо, Виталик переведет его на новую работу. И больше ни слова при мне о шофере!
Последние слова донеслись до слуха Фила уже из-за двери. Но не они еще долго звучали в его голове, а звучало упрямо другое: «Мне нужен этот человек».
Эти же слова вертелись в уме Ларисы, когда она быстрым шагом спускалась по лестнице, здороваясь с охранниками и сотрудниками.
-Полетела наша Чайка, - произнес кто-то у нее за спиной. Лариса услышала это и тряхнула головой, сбрасывая наваждение. Чайка должна быть сильной.
Как и любой другой ребенок, маленькая Лариска спрашивала своих родителей, почему ей дали такое имя. И однажды отец рассказал ей удивительную историю…
Давным-давно на Балканском полуострове жило тихое миролюбивое племя. Назывались они Пеласги. Они ни с кем никогда не воевали, занимались земледелием, пели песни, поклонялись своим Богам. Поэтому, когда на родную землю пришли сильные завоеватели греки-ахейцы, пеласги даже не посмели вызывать их на бой, а встретили незваных гостей хлебом и солью. Ахейцы не сделали ничего дурного коренному населению, просто поселились среди них, занялись искусством, обработкой земли и скоро очень быстро растворили в себе мирное племя. Прошла еще тысяча лет. И снова на Балканы пришли завоеватели, греки-дорийцы. Храбрые Ахейцы бились за свои дома до последнего человека, но захватчики оказались сильнее и поработили местное население, лишь немногим удалось скрыться. Созданную до них культуру Дорийцы буквально «раскатали». От ахейцев осталось очень мало. От Пеласгов не осталось ничего. Ни следа. Как будто и не было их вовсе. Дошло до наших времен только одно их слово «Лариса», что значит «Чайка». «Чайка» Пеласгов пережила столетия рабства, уничтожение породившей ее культуры, но сохранилась, выстояла, распространилась по всему миру. Лариса – имя сильной женщины, которая должна жить и побеждать. Лариса рождена летать.
Маленькая Лариска навсегда запомнила эту историю и позже часто рассказывала друзьям о своем замечательном имени.
Лестница кончилась неожиданно быстро. Лариса преодолела последние ступеньки с некоторым даже удивлением. Вчера «Ольга» казалась невероятно большой, а сегодня, как будто растаяла на солнышке.
Игорь встретился глазами с Ларисой и позвал убежавшего сынишку:
-Коля! Иди сюда! Нам пора.
Коля отозвался немедленно. Прибежал к отцу, растрепанный, задыхающийся от быстрого бега, не рассчитал свою скорость и врезался ему в живот. Игорь легонько оттолкнул мальчика и снова посмотрел на Ларису:
-Ничего, что я с ним? Вчера забрал от родителей, а детский сад закрыт на карантин, требуют какую-то справку.
-А Марина работает? – спросила Лариса.
-Нет. Я тебя отвезу, а потом и его заброшу к матери.
Лариса возражений не имела. Она с любопытством разглядывала мальчика, и с каждой минутой он нравился ей все больше. Улыбчивый, розовощекий, он напоминал ей другого мальчишку с черно-белой фотографии, когда-то взятой ею на память из альбома самого дорогого и родного человека, Игоря. После ссоры Лариса забросила детскую фотографию на антресоли, как и взрослые, но потом ее единственную достала и вставила в альбом, тот милый малыш был вовсе не виноват в ошибках взрослого Игоря. Даже сейчас эта потертая от времени карточка занимала одну из первых страниц в Ларисиной коллекции фотографий.
Коля, заметив незнакомую женщину, боязливо спрятался за спину отца, и с застенчивой улыбкой выглядывал из-за него.
«Надо же, ничего нет от Марины, копия Игоря», - подумала Лариса и присела перед мальчиком на корточки.
-Привет! Тебя как зовут?
-Коленвал, - важно ответил мальчик.
-Коля его зовут, - с мягкой отеческой улыбкой представил сына Игорь.
-Красивое у тебя имя, Николай, - снова заговорила Лариса: - А меня зовут тетя Лариса. И у меня тоже есть такие же мальчики, как ты, и еще маленькая девочка.
Она протянула ребенку руку. Тот робко ответил на рукопожатие и, осмелев, вышел из-под защиты отца.
-Кем ты хочешь быть? – спросила Лариса: - Миллионером?
-Я шофером буду, как папа. Буду водить грузовые машины.
Лариса всегда находила общий язык с детьми, потому что не забывала, что маленький человечек все равно уже Человек, и относиться к нему нужно с уважением. Уже через несколько минут Коля почувствовал себя большим и значительным и доверчиво выкладывал незнакомой тете свои маленькие секреты:
-А в школу я не пойду! Там надо сидеть до обеда, я лучше буду с Вадиком играть. С ним так здорово! Мы самолеты делаем из бумаги.
Лариса внимательно его слушала и с сожалением думала, что лет через десять удивительно смышленый малыш, перед которым сейчас все дороги открыты, превратится в неразвитого шофера. Так случилось с Игорем. Так случается со всеми людьми, не желающими работать прежде всего головой, а уже потом руками. Умственный труд кажется им скучным и неприятным, а со временем становится непосильно тяжелым. Игорь, например, еще десять лет назад не умел мыслить сложно, предпочитая логическим выкладкам свободные ассоциации, но и от них у него ломило голову.
Игорь же удивленно смотрел на сына, он еще никогда не видел, чтобы мальчик так свободно разговаривал с незнакомыми людьми.
-У тебя очень умный малыш, - сказала Лариса: - Если ты заставишь его учиться, он далеко пойдет.
-Я хотел девочку, - вздохнул Игорь: - Девочке много не надо, окончит восьмилетку – и замуж. А парню образование нужно. Вот этот шофером стать мечтает. Разве такую судьбу я ему хочу?
-Я тоже хотела тогда девочку. От тебя, - внезапно для самой себя сказала Лариса.
Игорь отвел глаза:
-Мы уже полчаса здесь стоим. Ты разве никуда не торопишься?
-Конечно, тороплюсь, – Лариса открыла дверцу «Форда», села и назвала адрес: - Поехали. У меня сеанс в косметическом салоне.
Коля сел рядом с Ларисой и продолжил разговор. Женщина старалась слушать его внимательно, но ее мысли продолжали жить своей суверенной жизнью. Она жалела мальчика. Родился бы он у богатого и требовательного отца, как Фил, и все бы шло в его жизни по-другому: вырос бы где-нибудь в туманном Лондоне или в необъятном Нью-Йорке, знал бы язык, имел бы свою машину и счет в банке. А потом бы вернулся в Россию, и сама Лариса взяла бы его к себе в помощники и вывела на широкую дорогу в деловом мире.
Машина резко затормозила у светофора. Мысли бывают разной громкости и силы. Эта больно огрела Чайку по затылку. Ну, конечно! Она же только что распрощалась с человеком, ищущим сына! Лариса даже оглянулась с опаской, что кто-то услышал ее тайные мысли.
-Коля, тебе сколько лет?
-Шесть, - с готовностью ответил малыш.
-Осенью в школу, - подтвердил Игорь, но Игоря Лариса не слушала.
-Коля, у тебя, наверно, мама хорошо готовит?
-Да, но бабушка лучше.
-А кем мама работает?
-Она медсестра, но сейчас у нее нет работы.
Лариса украдкой посмотрела на затылок напрягшегося Игоря и перевела разговор в нейтральное русло:
-Коля, какие игрушки ты больше всего любишь?
-Я люблю ЛЕГО, но мама и папа говорят, что ЛЕГО – дорогое удовольствие, и редко его покупают.
Это было несправедливо. Лариса вспомнила, что Рома тоже любит конструктор ЛЕГО, и дома у него построены целые города и дороги. Почему ее сын мог играть в любимую игру, а этот мальчик только мечтал о ней? Игорь же услышал в словах сына лишь очередную просьбу о подарке. Игрушек у маленького попрошайки хватало, но он не упускал возможности выпросить еще одну. Однако уличать Колю во лжи, Игорь не стал, может быть, Лариса и вправду растрогается и подарит малышу что-нибудь на память. Хуже не будет. Он и предположить не мог, что богатая тетя хочет подарить его сынишке не игрушку, а нового папу.
-А что готовит твоя бабушка? – Лариса продолжала разговаривать с Колей.
Мальчик начал перечислять бабушкины кулинарные шедевры, а Лариса впервые за долгие годы попыталась вспомнить Марину. Какая она, жена Игоря? Вспоминалось, правда, что-то не то.
Марина и Лариса учились в параллельных классах и зрительно знали друг друга, но общения между ними практически не было. Воображение нарисовало Ларисе ясный сентябрьский денек двадцатилетней давности. Дорожка, усыпанная опавшими листьями, яркое еще теплое солнышко, мягкий ветерок. Посреди дорожки стоят четверо малышей-первоклашек, две девочки и два мальчика. Имена троих Лариса помнила, а четвертого все звали просто Сереньким за пепельный цвет волос. Итак, на дорожке стоят четверо: Лариса, Марина, Павлик, Маринин брат-двойняшка, и Серенький. Разговор идет о только что прошедшем во всех классах медосмотре. На правой руке у каждого написан ручкой рост, а на левой – вес, это информация для родителей. Все дети, как дети, а Лариска ни на кого не похожа: бант болтается на кончике белобрысого хвостика, колготки до колена коричневые, а после колена – белые, ключ от квартиры висит поверх формы на яркой ленточке. Лариска старается не думать о том, что ей опять попадет от родителей за неряшливость и единицу в прописи. Ей хорошо, она весело щебечет и тянет вверх к солнышку чумазые ладошки с синими цифрами. Ей стесняться нечего. Она маленькая и легенькая, и этим гордится. На ее правой руке написано число 115, а на левой – 19.5. Какие числа были на руках у Марины по прошествии двадцати лет, вспомнить невозможно. Но Марина выше и тяжелее всех, она обогнала даже брата, и теперь дуется и прячет руки за спиной. Этакая фифа! Приглаженная, сердитая, важная. А сверху светит солнышко, и маленькой Лариске никакого дела нет до этой дылды. Это уже потом она начнет завидовать Маринкиному росту, через много лет.
А воображение рисовало Ларисе уже другую картину. Только что прошла очень сложная контрольная по математике. Старшеклассница Лариса тащит по коридору тяжелый портфель и не менее тяжелую голову. Она отличница, строгая, аккуратная, обязательная, никогда не скажешь, что в ее первых прописях одни двойки. Сзади Ларису окликают. Она оборачивается и удивленно смотрит на позвавшую ее Маринку: что ей надо? Маринку тоже знает вся школа, и разговоров о ней ходит предостаточно, но Ларису эта личность не интересует. Вечные джинсы, простенькая кофточка, мальчишеская походка… Не девчонка, а «свой парень». Ну, что в ней может быть особенного?
-Напиши мне стихи, - просит Маринка.
-Но я тебя совсем не знаю, - робко и устало возражает Лариса и ставит портфель на лавочку.
-А ты напиши по первому впечатлению! – бойко говорит Маринка.
Ну, какое может быть впечатление у растерянной Лариски от напористой боевой девицы? Ничего кроме страха и недоумения. И что ей понадобилось?!
-Но по первому впечатлению очень сложно, - она продолжает вяло возражать.
Маринка проблему упорно не видит.
-Вот я, например, вижу перед собой хорошую девчонку! И ты тоже напиши по первому впечатлению.
Ей легко рассуждать, она никогда не писала стихи! А для Лариски писать для постороннего человека – целая проблема! Но она уже на все готова, лишь бы поскорее домой, голова раскалывается после контрольной!
Стихи она все-таки написала, но плохие. Самой не понравились. А что говорить о других? В следующий раз не будут так с бухты-барахты просить.
Всплыли в памяти Ларисы и более поздние воспоминания, эпохи Игоря, но она быстро потопила их в том же месте. Вывод напрашивался и без последних воспоминаний: Марина симпатичная, неглупая, хозяйственная, общительная, сын шести лет. Отличная пара Бекетову!
Лариса чуть было не спросила у Коли, хочет ли он нового папу, но сдержалась. При Игоре этого говорить нельзя.
5.
Лариса влетела в Люсин кабинет без стука и нарочно громко хлопнула дверью, чтобы подчеркнуть свое возбужденное состояние. Люся спокойно отложила красочный журнал в сторону и невозмутимо посмотрела на Ларисино лицо. Именно на лицо, а не просто на Ларису. Только истинному косметологу от Бога дано видеть все проблемы пациента по его лицу.
Несколько секунд Люся молча взирала на постоянную клиентку, а потом всплеснула руками и машинально взяла со стола зеркальце:
-Лариса! Посмотри, на кого ты похожа! Объясни, что с тобой случилось? Что-нибудь на работе?
Лариса мгновенно представила, что все ее лицо покрыто жуткими язвами. Дрожащими руками она взяла зеркальце и поднесла к лицу. Действительность оказалась не намного лучше: язв не было, но губы покрылись тонкой сухой корочкой. Лариса со стоном села на стул. Опять этот ужасный нейродермит! Он давно ее не изматывал, но, стоило понервничать, и старая болячка дала себя знать.
-Люся! Я все для тебя сделаю! Помоги ради Бога!
-Конечно, помогу. Успокойся, пожалуйста. Сделаем масочку из травок, обработаем жидким азотом пару раз и через два сеанса будешь, как новенькая. Лучше объясни, что с тобой случилось. Последний раз ты так выглядела, когда Виталику домой звонила сумасшедшая любовница, и ты решила, что это я.
Лариса в глубоком отчаянии улеглась на кушетку. Пока Люся подвязывала ей чистую салфетку и готовила маску, она начала выкладывать происходящее:
-Игорь объявился. Тот самый. Я тебе о нем рассказывала. Мой Виталька нанял его мне в качестве шофера. Я хотела его сразу же уволить, но муж настоял, чтобы я потерпела некоторое время, пока он не подыщет Игорю новое место.
-Виталик сам на этом настаивал? – поразилась Люся.
-У него сейчас крупные неприятности. Ему очень не хочется ни с кем ссориться, тем более с человеком из моего прошлого.
-А что случилось у Виталика? - у опытного косметолога дрогнули руки, и часть маски оказалась у пациентки на челке. Люся давно уже не любила Шепетова, как в юности, но продолжала болеть за него душой.
-Это наши проблемы, - уклончиво ответила Лариса, она не хотела посвящать лишних людей в проблемы своей семьи. О любовниках она всегда говорила легко и свободно, имя же мужа было для нее свято. Никого не касались их с ним общие трудности.
Люся почувствовала сопротивление Ларисы и перевела разговор в другое русло:
-Тебя сюда Игорь привез? И ты так спокойно позволяешь ему работать на себя?!
-А что делать? – Лариса состроила такую удивленную физиономию, что уже подсохшая маска начала крошиться в уголках глаз: - Мы же не просто так его держим! Мы ему платим. И очень неплохо платим, между прочим!
-Дрянь ты порядочная, дорогуша! – приговорила приятельницу Люся: - У тебя всегда на первом месте деньги и только потом люди. Ты хоть подумала о бедном парне, о его жене? В чем виновата его жена, скажи мне, пожалуйста! Думаешь, ей приятно думать, что ее муж где-то наедине с бывшей любовницей.
Лариса подскочила на кушетке, ее внезапно осенило. Вот почему с ними в машине ездит Коля! Марине невыгодно оставлять мужа наедине с хитрой и крайне странной дамой, какой всегда считали Ларису Шепетову.
Люся силой удержала клиентку на кушетке:
-Лежи уж. И так все понятно. Скажи лучше, долго ты его еще промурыжишь?
-Я никого не мурыжу! – Лариса начала обижаться на излишне откровенную собеседницу: - Виталик ищет Игорю хорошее место, а, может быть, уже нашел. В крайнем случае, Игорь проработает у меня до конца недели.
-А спать с ним ты собираешься?
Вопрос не застал Ларису врасплох:
-Нет, не собираюсь, я никогда не смогу простить его, а он никогда не сможет заглушить в себе чувство вины передо мной. У меня с Игорем ничего нет и быть не может. Он просто нам с Виталиком сейчас нужен, его можно использовать в своих интересах.
-Честно? – прищурилась Люся.
Лариса ничего не ответила. После встречи с маленьким Колей, она ни в чем не была уверенна. Может, был еще в ее душе уголок, принадлежащий Игорю, совсем маленький уголок.
-У него совершенно чудесный сынок, - улыбнулась Лариса.
Маска посыпалась на кушетку и за шиворот.
-Перестань, пожалуйста, улыбаться, - посоветовала Люся, подбирая зеленоватый порошок ватой: - У тебя своих детей четверо! Ты еще одного решила усыновить вместе с его папочкой?
Лариса обиделась окончательно на прямолинейную Люську, закрыла глаза и надолго замолчала. Снова открыть глаза ее заставила еще одна внезапная мысль. Она провела мысленную параллель между Люсей и Мариной. Обе медсестры по образованию, у обоих по одному ребенку, только у Марины мальчик, а у Люси прелестная двухлетняя девочка. В остальном у Ларисиного косметолога были сплошные преимущества перед женой Игоря. Люся моложе на три года, внешность поярче, ребенок помладше, и, самое главное, она не замужем! Ну, вот! Не успело и часа пройти после просьбы Бекетова, а Лариса уже нашла ему двух потенциальных невест!
Конечно, добрая Чайка посоветует Бекетову Люсю, не будет разрушать семью Багровых, ссорить родителей милого маленького Коли. Каким бы ни был Игорь, он – Колин отец, и другой человек никогда не заменит его место в сердце уже большого, шестилетнего ребенка. Багровы никогда не узнают о существовании богатого господина Бекетова. Это значит, что Коля обречен прозябать в бедности без игрушки ЛЕГО? Нет, Лариса прекрасно понимает, что на обогащение Игоря надежды мало, но у мальчика есть еще и мать, а у нее потенциал побольше.
Лариса набрала в грудь воздуха и заговорила снова:
-Люся, у тебя сменщица увольняется, я слышала?
-Да, вышла замуж за немца и уезжает скоро в Германию.
-Я знаю неплохую кандидатуру на ее место. После сеанса я дам тебе телефон этой женщины. Позвони ей, пожалуйста, скажи, что ее посоветовали на работу в косметическом салоне на бирже труда или на ее старом месте работы. Скажи, что у вас приличный оклад плюс премиальные. Да, забыла сказать, ее зовут Марина Багрова.
-Его жена? – спросила Люся: - И все это ты делаешь ради приглянувшегося тебе мальчишки? Может, ты еще выдашь его мать замуж за богатого дядю?
Люся попала в точку, но Лариса не подала виду, что удивлена.
-Я просто хочу помочь самой Марине. И не понимаю, что ты видишь в этом странного. Я училась с ней в одной школе и прекрасно знаю, что она способная, общительная и добрая женщина. Она сможет хорошо работать. Вот увидишь: к ней народ валом пойдет, не подлечиться, так пообщаться. Не сомневайся, у меня хорошее чутье на людей.
-Понимаю, - сдалась, наконец, Люся: - Прости, я наговорила много лишнего. Обещаю, устроить Марину на место моей сменщицы.
Сеанс подходил к концу. Явился уже следующий посетитель, когда Люся в последний раз промокнула азотом Ларисин уголок рта. Они еще немного поговорили о пустяках и в назначенный час расстались снова подругами.
6.
Игорь уже успел отвезти сына к родителям и ждал Ларису в машине. Он задумчиво поглядывал на большие дубовые двери и слушал «Радио-Рокс». Когда очередная песня ему приелась, он принялся бесцельно крутить ручку приемника, прислушиваясь рассеянно к доносящимся из динамика звукам.
Лариса выскочила, бодро помахивая сумочкой, подошла к машине и нетерпеливо постучала костяшками пальцев по стеклу. Игорь вздрогнул и распахнул переднюю дверцу.
-Куда поедем?
-В «Рекламу-Шанс». У меня встреча рекламодателей и дружеский фуршет.
Лариса захлопнула дверцу и назвала адрес. Мотор «Фордика» радостно зарычал, и машина помчалась по заснеженной улочке в сторону Невского проспекта. Игорь молчал несколько минут. Потом неожиданно заговорил:
-Я очень изменился, Лариса?
Лариса прыснула в кулак:
-Каким ты был, таким ты и остался! - невероятно фальшивя, пропела она. Хотела закончить музыкальную фразу, но голос предательски задрожал и сорвался. Игорь вздрогнул:
-Ты плачешь?
-Что ты! Я уже давно забыла, как это делается! Расскажи лучше о себе. Ты счастлив с женой?
-Нет, - сконфуженно признался Игорь: - Не подумай, Марина замечательная женщина, хорошая жена и хозяйка. Но все-таки чего-то в моей жизни не хватает.
-Я понимаю. Ты хотел большего, - кивнула Лариса, она хотела еще что-то добавить, но промолчала.
-Как ты думаешь, мы бы были с тобой счастливы? – Игорь сам не понимал, что заставляло его задавать такие вопросы.
Лариса стала очень серьезной:
-Мы все склонны любить призраков. И, дураки от природы, связываем своих призраков с живыми людьми. Тот мальчик, которого я в тебе любила, был бы со мной счастлив.
-Я был этим мальчиком, - прошептал Игорь: - Очень долго…
Лариса не ответила ничего. Она смотрела на дорогу и думала о своем прошлом, об Игоре. Каким он был? Таким же, как и сейчас: не супер красавцем, не шибко умным. Но одного отнять у Игоря нельзя – огромного обаяния, ранимого сердца, нежной души. Разве выживешь в современном мире с таким букетом преимуществ?! Нет, Ларисе однозначно не нравился такой тип мужчин. Что за мужик, на которого нельзя опереться?! Бедная Маринка! А за что же Лариса так долго и горячо его любила? За это и любила: за нежную душу, за ранимое сердце. Все-таки любовь – самое загадочное явление на земле.
«Форд» подъезжал к редакции «Рекламы шанс». И Лариса, отбросив сентиментальные воспоминания, принялась усиленно готовиться к беседе с Форманном. Этот хитрый лис вполне мог утаить самую ценную информацию. Ему следовало предложить значительную сумму денег и убедить его, что сотрудничать с Ларисой выгоднее, чем с Сомовым. Она знала слабости и интересы человека, беседа с которым ей предстояла. Форманн карьерист, боится потерять работу и богатую клиентуру. Значит, подход к нему довольно прост. Сделать нажим на доверие Виталика, напомнить о разорении Сомова и о потере им веса в приличном обществе, выписать, в конце концов, чек на пять тысяч новыми.
Игорь изредка поглядывал на свою пассажирку и без конца задавался вопросом: о чем она думает? Ему никогда не нравились загадочно молчащие люди. Бог знает, что у них на уме! Нет, он бы не смог жить с Лариской. Она сильная и умная женщина, но в этом и ее беда. Игорь слишком хорошо знал, что умным приходится тяжелее в жизни. Он не доверял умным людям.
А «Фордик» тем временем несся по улице, не прислушиваясь к мыслям тех, кто в нем сидел, весело фырчал и шуршал шинами по скользкому асфальту. Он чувствовал себя абсолютно счастливым в движении. И как же он расстроился, когда опытная и властная рука водителя приказала ему остановиться!
Даже не попрощавшись, Лариса вышла из машины, хлопнула дверцей и поспешила к желтому трехэтажному зданию. Игорь крикнул Ларисе уже вслед:
-Мне завтра приезжать?
-Обязательно! – торопливо отозвалась Лариса: - Приезжай к часу дня к «Ольге», как сегодня.
Она остановилась уже на пороге, нерешительно сделала шаг назад и помахала рукой:
-Удачи тебе, Игорь!
-И тебе удачи, Лариса! – помахал в ответ Игорь.
У Ларисы была ясная цель, и она неуклонно ей следовала. Оставив пальто в гардеробе, она вошла в банкетный зал. Улыбнулась ослепительно заместителю Алеши Бекетова, кивнула робкой практикантке из отдела маркетинга фирмы «Восход», Наташе, и подошла к своему излюбленному компаньону на всех фуршетах, к незабвенному Феликсу Гарину.
Феликс галантно пододвинул Ларисе стул, сел рядом и завел светскую беседу о погоде:
-Не правда ли сегодня чудесный день?
-О да! Замечательный!
-Надеюсь, Вы довольны моим сыном?
-Да, конечно. Он великолепен!
Лариса развернулась всем корпусом в сторону Феликса, обворожительно улыбаясь, и в то же время она ни на секунду не сводила взгляда с входной двери. Форманн опаздывал.
-Вы ждете главного редактора? – заметив нетерпение Ларисы, поинтересовался Феликс.
-Да, надеюсь, он не очень задержится. Вы, действительно собираетесь сотрудничать с этой газетенкой?
-А почему бы нет? У этой, извините, газетенки приличный тираж. Весь деловой Петербург ее читает.
-Я бы все-таки посоветовала Вам размещать рекламу в «Петровском курьере». Он по большинству показателей сейчас лидирует. Там будет собрание рекламодателей на следующей неделе. Вы собираетесь там присутствовать?
-Конечно! Я и сам давно заприметил «Петровский курьер». Ищите мою рекламу в ближайшем номере. Петренко мой хороший друг.
-Петренко? Главный менеджер? У меня еще не было возможности с ним познакомиться.
-Очень пробивной молодой человек, - заверил Феликс Ларису.
Форманн появился незадолго до начала фуршета, встретился взглядом с Ларисой и поздоровался вежливым кивком. С этой минуты Лариса отключилась с волны Феликса. Отныне ее интересовали только «Реклама-Шанс» и Форманн. После выступления главного менеджера Лимонова, собравшимся было предложено посетить рабочие залы редакции. Немного отстав от основной группы, Форманн и Лариса пошли рядом.
-Что вам удалось узнать?
-Не очень много, - медлил адвокат.
Лариса на ходу выписала чек на пять тысяч новыми:
-Меня интересует самое личное.
-Сомов Владимир Семенович. Кличка Вован. Не судим. Особого интереса не представляет. Считается законопослушным гражданином. Проще говоря, стремный парень. И что Вас так в нем заинтересовало?
-Возраст? – спросила Лариса.
-25 лет.
-Образование?
-Среднее «заушное». Ума не далекого.
-Внешность?
-Супер! Снимался для журнальчиков, приобрел скандальную известность в узких кругах.
-Холостяк? - Лариса совсем растерялась, образ, нарисованный Форманном не соответствовал ее представлениям. За Вованом стояли более сильные люди. Но кто?!
Форманн загадочно улыбнулся:
-Это информация частного характера.
Лариса почуяла, что напала на след, поэтому без сожаления «черкнула» чек на пятнадцать тысяч. Форманн кивнул:
-Женат, два года.
-На ком?
-Ее зовут Илона, в девичестве Барютина. Возраст: 22 года. Очень яркая девица, красавица. Является фактическим владельцем «Гермеса». Все доходы от деятельности фирмы поступают в банк на ее имя.
Лариса вздрогнула и остановилась. Ну, конечно! Илона! Вот почему Виталий не отходил от нее ни на шаг. Их связывает не любовь, не дружба, а самая настоящая вражда! Ларисе стало стыдно. Она таких гадостей надумала про мужа, а он всего лишь пытался защитить ее, оградить от Илоны и ее наемников. Бедный Виталик! Он так старается для жены и детей, а Лариса вечно его в чем-то подозревает! Дальше Лариса уже слушала Форманна, вежливо его поблагодарила и подошла к явно скучающему Феликсу.
До конца вечера Феликс и Лариса не досидели. Сославшись на головную боль, Лариса вышла из редакции еще до застолья. Феликс вызвался ее подвезти, он уже окончательно сделал свой выбор в пользу «Петровского курьера». Уже в машине Гарина Лариса вспомнила, что так и не узнала, кто такой Аркан, но этого ей Форманн все равно бы не рассказал. Ну, ничего! Она это еще обязательно узнает! Завтра. А сейчас Лариса всей душой и сердцем стремилась к своему мужу, к Виталику.



7.
С фуршета Лариса против всех ожиданий Веры вернулась голодная. Немного поворчав, Вера отправилась было на кухню, чтобы на скорую руку что-нибудь приготовить, но Лариса ее остановила:
-Верочка, сегодня я хочу сама приготовить ужин. Вы можете идти.
Вера не заставила себя долго упрашивать, быстро собрала вещи и вышла из квартиры. Лариса направилась в детскую. Мальчишки бросились ей на встречу:
-Мама приехала!
-Ну, как вы тут поживаете? – Лариса подхватила Даню на руки и зарылась носом в его светлые мягкие волосики. Малыш радостно заверещал. А за полу платья маму дергали уже старшие дети, наперебой вещая о своих приключениях:
-Андрейка у меня фломастер отнял! Ромка на стенах рисует и дерется! Не правда! Мама, скажи ему, чтобы он не трогал мои фломастеры!
Лариса поставила Даню на пол и присела на корточки рядом с Андреем и Ромкой:
-Давайте по порядку.
Но по порядку дети не умели. Послушав их сбивчивые объяснения несколько минут, Лариса вздохнула:
-Вы ужинали?
-Да! – радостно заверещали мальчишки.
-Тогда быстро в постель, - скомандовала Лариса: - уже девять часов!
Дети разочарованно замолчали, но расстраивать маму не стали, поплелись в ванную. А Лариса пошла в комнату к дочери. Девочка сладко спала, как ангелочек. Лариса почувствовала непреодолимое желание взять ребенка на руки, но разбудить Лельку не решилась, присела рядом с кроваткой и тихонько заговорила:
-Как поживает моя маленькая дочурка? Как себя чувствует? А почему у нашей девочки щечки такие горячие? Не заболела?
Как бы в ответ на Ларисины вопросы, Лелька вытащила из-под одеяла ручки и беспокойно заметалась во сне. Лариса дотронулась до ее лобика. Горячий? Или показалось? Для верности Лариса наклонилась и прикоснулась ко лбу ребенка губами. Вроде показалось. Надо позвонить Вере и спросить, как малышка сегодня кушала.
Лариса поднялась и вышла в коридор на цыпочках. Из ванной, как обычно, доносились мальчишеские визги. «Еще Лельку мне разбудят», - недовольно подумала она и отправилась унимать детей. Увидев серьезное мамино лицо, мальчики притихли. Но они могли быть совершенно неуправляемыми. Особенно часто это случалось с Ромкой. Тогда приходилось пригрозить ему все рассказать папе. Если и это не помогало, Ромку оставляли в покое. Немного побуянив, он снова становился примерным мальчиком. На этот раз дети вели себя хорошо. Лариса отправила старших в спальню и помогла умыться младшему сыну. Даня засыпал на ходу и клевал носом в раковину. В кроватку Ларисе пришлось нести его на руках. Она не отдавала предпочтения никому из четверых детей. Андрейка был первенцем, его рождение она переживала с огромным волнением, тайным восторгом, удивлением и с тревогой. В Ромке Ларису восхищало его сходство с отцом. Еще в пеленках он вел себя как маленький мужчина, редко плакал и смешно морщил лобик, когда ему что-то не нравилось. А Даня был маминым сыном. Лариса все время видела в нем маленькую себя, поражало и внешнее сходство и сходство характеров. А Лельку и Лариса, и Виталий любили с особой нежностью, как единственную, долгожданную дочку, самую младшенькую из всех детей.
Лариса уже давно не готовила Виталику ужин, но сегодня был совершенно иной день. Весь вечер она увлеченно жарила, варила и стряпала. Только переступив порог, Виталий потянул носом воздух и радостно улыбнулся.
-Лариса, - позвал он тихонько. Она не отозвалась. Тогда Виталий неслышно вышел, прикрыв за собой двери, и быстро побежал вниз по лестнице. Он торопился в ближайший цветочный магазин.
А Лариса накрывала на стол. Маленькие свечки, розовые накрахмаленные салфетки, шоколадный торт, бутылка Шампанского… Все это великолепие заставило сердце Виталика радостно замереть, а потом забиться громко и часто. Лариса в вечернем, фиолетовом платье выглядела в свете свечей как добрая фея, случайно залетевшая в дом с первым серебристым снежком.
-Это тебе, - прошептал Виталик, протягивая жене букет белых гвоздик.
Она приняла букет с легким смущением и кокетливой улыбкой:
-Спасибо, дорогой. Я ждала тебя. Я поставлю цветы в воду?
Виталий кивнул и прижался губами к Ларисиной руке. А Лариса втягивала в свои легкие аромат гвоздик, чувствуя приятное головокружение и волнение.
Они не любили бросать слов на ветер. Что может быть лучше молчаливого единения душ, сердец, помыслов? Они думали друг о друге. О своей ответственности друг перед другом, о своих детях, о своих прожитых вместе годах. О любви мысли не проскальзывали. Любовь витала над ними, как призрак, согревая своим теплом.
-Ты очень устал? – спросила Лариса.
-Нет, с тобой я отдыхаю, дорогая.
-Включить музыку? – Лариса подошла к магнитофону и нажала на кнопку, из динамика послышались звуки «Ветра перемен».
Он подошел к ней сзади, скользнул губами по ее гибкой шее, зарылся носом в ее ароматные светлые волосы.
-Можно пригласить Вас на танец?
Она развернулась и слегка наклонила голову в знак согласия. Они слились в танце. Мягко скользившая по паркету пара в свете свечей напоминала средневековых призраков. Они, как будто, совершали одним им известный ритуал. Потом музыка кончилась. Но они по-прежнему скользили по паркету, пока ноги сами не принесли их к кровати…
Уже глубокой ночью в окно квартиры Шепетовых заглянул месяц, освещая брошенные в беспорядке вещи и две прижавшиеся друг к другу фигуры. Фиолетовое платье сиротливо висело на спинке стула, в углу валялся каким-то чудом попавший туда ботинок, из-под кровати виновато выглядывали носы лакированных туфелек. Месяц задержал свой печальный глаз на слившихся под одеялом людях и прислушался к звукам.
-Я чувствую себя Золушкой в замке прекрасного принца, - прошептала Она.
-Ты самая прекрасная в мире принцесса, а не Золушка, - тихо ответил Он: - И самое прекрасное в тебе то, что ты не исчезаешь в полночь.
Они замолчали. Потом Он снова заговорил:
-Ты любишь Игоря?
-Глупый, - Она положила голову ему на грудь: - Люблю ли я Игоря? Люблю, насколько человек может любить свое прошлое. Без прошлого нет настоящего. Если бы в моей жизни не было Игоря, я никогда бы не встретила тебя и никогда не сумела понять, как много ты для меня значишь.
-Ты любишь меня?
-Какие глупые вопросы ты мне задаешь! Конечно, люблю! Ближе тебя у меня никого нет вот уже несколько лет.
-И я люблю тебя.
Месяц лениво скользнул по небосклону и исчез в заснеженных ветвях тополя. Он стал единственным свидетелем самого главного в их жизни признания. Они любили друг друга. Они любили…
Глава четвертая.
1.
Утро принесло ей тревогу. Лариса в сотый раз мерила кабинет шагами. На столе гудел забытый компьютер. Она остановилась подле него, задумчиво глядя на экран. Потом села на стул и быстро набрала на клавиатуре имя: «Илона Барютина». Где же раньше она это слышала? До боли знакомое имя! У Ларисы было впечатление, что раньше, когда-то очень давно она уже сталкивалась с Илоной Барютиной, но при совсем других обстоятельствах. Она снова набрала «Илона», поставила многоточие и положила голову на руки. Лариса готова была разреветься от отчаяния… Где же она встречалась с Илоной? «Спокойно», - сказала себе Лариса. Она глубоко вздохнула и подошла к окну.
В небе плыли облака, пухлые и серые, такие часто появляются над городом в оттепель. Пройдет еще две недели и на заснеженные улочки ворвется весна, буйная, бесконечная, беспредельная весна… Она всегда врывается неожиданно и несет на своих больших, бесформенных крыльях радость, головокружение, безумие.
Только в один год, как вспомнила Лариса, весна задержалась в своем непрерывном полете, и над городом на весь март повисла поздняя зима, тогда Ларисе было семнадцать. В тот год все Ларисины знакомые жаловались на плохое настроение, все, кроме Ильки. Ильке было двенадцать. Она была невероятной вертихвосткой, кокетливая, не особенно умная, но уже пользовалась успехом у взрослых парней. Ей ничего не стоило скрыть свой возраст, на вид Ильке даже самые тертые пацаны давали все шестнадцать. Куда ж она так торопилась взрослеть? Лариса этого не понимала и поэтому внимательно присматривалась к юной кокетке.
В тот памятный день Лариса и Игорь ездили на день рождения к Илькиному старшему брату, ему исполнялось восемнадцать лет. В доме собралось много гостей, но никто из присутствовавших девушек не пользовался таким успехом, как подвижная, худенькая Илька. За один вечер она перетанцевала со всеми парнями, и половина из них выразила желание продолжить знакомство. Только грозный вид старшего брата останавливал незадачливых ухажеров:
-Вы что? – возмущался он: - Ей только летом тринадцать будет!
-Все в порядке, - пожимали плечами парни и отходили. Никто не хотел связываться с Аркадием Барютиным, обладателем грозной клички – Аркан.
Лариса вскрикнула и отшатнулась от окна. Нет, этого просто быть не может. Таких совпадений не бывает! Но она помнила этот день. Она помнила брата и сестру Барютиных. Сестру звали Илона, а брата Аркан. Просто совпадение? Но не слишком ли много совпадений?! Ильке было двенадцать, а Ларисе семнадцать, сейчас Илоне двадцать два, а Ларисе двадцать семь. И имя брата загадочным образом совпало с именем человека, шантажировавшего Виталия.
Свою совершенно дикую догадку Лариса решила подтвердить. Она быстро подошла к телефону и набрала по памяти номер Форманна.
-Максим Анатольевич? Извините за беспокойство. Вам ничего не говорит имя Аркадий Барютин?
-Это именно то, что я не успел Вам вчера сказать, - голос Форманна был испуганным, ему совсем не нравилось, что у его постоянных клиентов появились другие осведомители, так недолго и работу потерять. С этой секунды Форманн был готов на все, чтобы не потерять доверие Ларисы.
-Что Вы можете сказать об этом человеке, - нетерпеливо спросила Лариса.
-Двадцать восемь лет. Не женат. Известен под кличкой Аркан.
-Большое спасибо, - Лариса с трудом скрывала свое возбуждение: - Вознаграждение за мной. Всего доброго. До свидания.
Лариса возбужденно бегала по кабинету. Ей стало душно. Она встала на стул и открыла форточку, в помещение ворвался влажный сладковатый воздух и уличный шум.
Лариса продумывала план действий. Теперь она знала, как сможет помочь своему мужу и защитить детей. Нужно позвонить Игорю. Аркан – его друг, Игорь имеет на него влияние.
Лариса набрала личный номер Игоря, но на том конце провода бесстрастный голос дал убийственный ответ:
-Абонент не доступен.
Значит, Игорь отключил мобильник, или, скорей всего, это сделала его жена. Гадина! Ларисе ничего не оставалось, кроме как набрать домашний телефон Игоря. Он был нужен ей срочно. В трубке послышались длинные гудки, а потом заспанный женский голос ответил:
-Алло!
-Позовите, пожалуйста, Игоря к телефону, - быстро проговорила Лариса, с недовольством замечая в своем голосе  заискивающие, дрожащие нотки.
-А кто его спрашивает?
Лариса впервые в жизни почувствовала, что боится своего имени.
-Это по работе! Очень срочно! – как можно более спокойно сказала она. Как женщина Лариса прекрасно понимала недовольство Марины. Но с другой стороны: подумаешь, у Марины муж! А у Ларисы четверо детей, и все они сейчас в опасности.
-Лариса? – догадалась Марина: - А что ты сюда звонишь?
-Извини, пожалуйста, это правда очень важно! – настаивала Лариса.
-Ладно, - примирительно сказала жена Игоря: - Его все равно сейчас нет дома, поехал к родителям отвозить сына. Но он же будет у тебя около часа. Вот и скажешь все, что хотела.
-Конечно, - разочарованно вздохнула Лариса, попрощалась и повесила трубку.
До часа ждать не хотелось. Мало ли, что может произойти в ближайшие два часа! Но другого выхода у нее не было. Мобильник Игоря отключен. Мысль о том, чтобы поговорить с Игорем об Аркане раньше часа дня, пришлось оставить.
У Ларисы оставалось два часа чистого времени вынужденного бездействия. Она попыталась углубиться в работу, но не получилось. Руки дрожали, мысли путались. Неужели, Аркадий способен причинить вред ее семье? Кто его знает, на что он способен! Недаром Виталик его боится. Лариса хотела, чтобы рядом был Игорь. Он поможет.
В следующие десять минут Лариса полностью потеряла надежду углубиться в работу. Она встала из-за стола и пошла варить кофе.

2.
На столе зазвонил телефон. Лариса сняла трубку. Говорил охранник Максим.
-Здесь к Вам какая-то девушка, говорит, что по срочному делу.
-Какая девушка? Я никого не жду!
-Она студентка. Утверждает, что должна сказать Вам что-то очень важное.
-Хорошо, пропустите, - попросила Лариса. Она надеялась получить действительно важные сведения от фирмы «Гермес».
Через минуту в дверь постучали. Вошла худенькая, высокая, очень хорошенькая девушка с заплаканными глазами.
-Я Аля, - представилась она: - Аля Соколова. Вы наверно слышали обо мне.
-Нет, простите, не припоминаю, - Лариса нахмурилась. Это имя ей абсолютно ничего не говорило.
-Ну, как же, - расстроилась девушка: - Филипп мне много о Вас рассказывал. Вы имеете на него большое влияние.
-Ах, да! – Лариса просияла: - Алечка? Ну, конечно, он мне о Вас рассказывал. Присаживайтесь, пожалуйста. Кофе будете?
Девушка отрицательно покачала головой и вдруг расплакалась. Лариса встревожено приподнялась на стуле:
-Что-нибудь случилось с Филом?
-Нет, то есть да, - девушка захлебывалась слезами: - Юлька ждет от него ребенка.
-Юлька – это Ваша подруга? – спросила Лариса.
Девушка подняла возмущенные глаза. На секунду она даже перестала плакать:
-Ну, какая же она мне подруга?! Она хочет женить на себе моего Филиппа. А я люблю его! Я его очень люблю! Ближе него у меня никого нет! Я бы и сама ему родила, но считала, что ему надо карьеру сделать. А она не перед чем не остановилась! Ну, скажите, Лариса Ивановна, зачем ему сейчас ребенок?! Ему всего девятнадцать лет!
-Постой, - прервала зареванную девчонку Лариса: - Так он признал ребенка?
-Ну, да! О чем я Вам и говорю! Они уже и заявление в ЗАГС подали. Свадьба через три недели!
Лариса развела руками:
-Простите, а чем я могу помочь?
-Он верит Вам! Он же себе всю жизнь переломает с Юлькой! Отговорите его от этой свадьбы, пожалуйста. Только я смогу сделать его счастливым!
Лариса внимательно посмотрела на сидевшую перед ней девочку. И ей вспомнилась другая девчонка с такими же зареванными глазами… Она стояла на берегу Невы. Внизу текла холодная, коричневая мрачная вода и манила, манила, манила… У девчонки кружилась голова, и ноги сами норовили перемахнуть через гранитный парапет. Она видела себя в темных водах реки, как последний раз над поверхностью поднимается светлая мокрая голова, а потом исчезает навеки. В бредовые, отчаянные мысли девочки врывается до боли родной голос: «Лариса! Не делай глупостей! Иди сюда! Я не достоин твоих переживаний! Ведь ты поднимаешься вверх, а я качусь под гору!» Она послушно отходит от гранитной набережной. Он берет ее за руку и куда-то ведет. Она не знает куда. Она видит только длинную, длинную осеннюю дорогу, бесконечную, как сама жизнь. Порой взрослой Ларисе казалось, что с тех давних пор она так и идет по этой бесконечной, осенней дороге. Ей страшно, но есть решимость. Она действительно поднимается вверх. И откуда только берутся силы?!
Лариса тряхнула головой, прогоняя наваждение, и посмотрела на Алю. В глазах девочки читалось бесконечное отчаяние, на Ларису была ее последняя надежда.
-Я умру без него! Сделайте же что-нибудь!
-Сколько тебе лет? - неожиданно спросила Лариса.
-Восемнадцать скоро будет. Но разве это имеет значение?! Юлька даже моложе меня!
-А где ты учишься?
-В Финэке. Но какое это может иметь значение? Юлька нигде не учится! Она же ему жизнь сломает. Я ведь лучше нее! Неужели он этого не понимает!
-Давай поговорим лучше о тебе! – предложила Лариса с мягкой улыбкой: - Я не хочу сейчас обсуждать Юльку и Фила. Давай лучше поговорим о твоих увлечениях, о твоей жизни.
-Филипп – вся моя жизнь! – у Али уже не было сил плакать. Она кусала губы и сжимала руки в кулаки.
Лариса налила стакан воды из графина, достала из сумки таблетку и дала Але:
-Выпей, пожалуйста. Это очень сильное лекарство.
Девушка послушно проглотила таблетку. Прошло несколько минут. Таблетка начала действовать. Из заплаканных глаза Али стали стеклянными. Она тупо смотрела в пространство, потом медленно перевела взгляд на Ларису.
-Ты знаешь иностранные языки? – спросила Лариса.
-Английский, - прошептала девушка пересохшими губами.
-Вот и хорошо! Ты не хочешь стать моей помощницей? Мне скоро очень пригодится молодой специалист. Я думаю, мы сработаемся.
-А Фил? – дрогнувшим голосом спросила Аля.
-Фила придется уволить. У меня изменились обстоятельства, - серьезно ответила Лариса: - Да, и теперь, когда у него будет семья, отец найдет ему более денежное место. А тебе практика не помешает.
-Вы увольняете меня?! – со стороны приемной раздался возмущенный голос.
Лариса только сейчас заметила стоящего в дверях Фила. Он весь кипел от бешенства.
-Вы меня увольняете?! После всей работы, которую я Вам проделал? И из-за кого? Из-за этой истерички?!
Фил грубо ткнул пальцем в окаменевшую от его голоса и от действия транквилизатора Алю. Аля перепугано вскочила на ноги, несколько секунд стояла неподвижно, а потом закрыла лицо руками и выбежала из Ларисиного кабинета. Лариса крикнула ей вдогонку, но уже было поздно. А Фил продолжал горячиться:
-Ну, что тебе рассказала эта стерва?! Да она на все готова, чтобы нам с Юлькой помешать! И из-за нее ты меня выгоняешь?! Ты думаешь, мой отец забудет это? Ты же против ветра плюешь!
-Я сама могу решить, кого мне брать на работу, и твой отец мне не указчик, - ледяным тоном ответила Лариса.
Фил замер в немом бешенстве. Потом махнул рукой и выбежал из кабинета. Лариса осталась одна. Промелькнула мысль, что надо бы закрыть форточку, но выполнить свое намерение она не успела. На улице послышался визг тормозов, короткий вопль и протяжный, отчаянный крик: «АЛЯ!»
3.
Игорь получил водительские права в восемнадцать лет, и с тех давних пор ни один воробей не побывал у него под колесами. Он уверенно и легко вел машину по улицам и днем, и ночью. Так случилось и в этот злосчастный день.
Он опаздывал на работу. Поэтому несся задворками, за версту объезжая старушек и мамаш с колясками. Без пяти час Игорь выехал на финишную прямую и сбавил скорость, выбирая место для стоянки. Он понятия не имел, как эта девчонка оказалась прямо перед машиной и бросилась под колеса. Откуда она только выбежала? Игорь до упора нажал на тормоза. Пред его взором возникло испуганное, удивленное лицо. Девушка коротко вскрикнула и, беспомощно раскинув руки, упала навзничь на асфальт.
Игорь выскочил из машины, с глупым недоумением и испугом глядя на неподвижное тело. Откуда-то издалека, как сквозь туман, до него долетел отчаянный крик: «АЛЯ!» Рослый парень возник откуда-то сзади, оттолкнул Игоря в сторону и упал на колени рядом с девочкой.
-Алечка! Ну, зачем ты так? Я подлец. Я не стою твоей жизни, - парень, рыдая, прижимал к груди неподвижное тело: - Не умирай. Пожалуйста!
Игорь устремил полубезумный взгляд в сторону отеля. К месту происшествия уже бежала охрана. На крыльце возникло видение: худенькая, очень бледная женщина. «Лариса!» – подумал Игорь. И вдруг его понесло к ней. Он бежал мимо охраны, как заяц от охотников, и не сразу услышал свой собственный крик:
-Лариса! Это не я! Ну, скажи им, что это не я! Так не бывает!
Лариса не слышала его, она не сводила неподвижного взгляда с места происшествия. Она видела, как Максим оттолкнул Фила и присел на корточки рядом с Алей. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем Максим поднял голову и крикнул:
-Она без сознания, вызывайте неотложку!
Лариса почувствовала, как целая гора сваливается с ее плеч. Она достала мобильник и быстро набрала номер частной клиники в квартале от места происшествия.
-Несчастный случай! Рядом с «Ольгой». Приезжайте скорее!
Только после этого Лариса, наконец, обратила внимание на Игоря. Он не отдавал себе отчета в происходящем, все так же в отчаянии заламывал руки и бормотал:
-Это не я! Я не убивал ее! Она сама бросилась под колеса!
Лариса положила руку Игорю на плечо и развернула его к себе:
-Посмотри на меня! На этот раз это, действительно, не ты! Мы все виноваты в этом происшествии! Но, будем надеяться, все образуется! Пойдем к ним поближе.
Игорь послушно последовал за Ларисой к машине. С великим облегчением он увидел, как Аля зашевелилась и раскрыла глаза. Максим придержал ее рукой:
-Не двигайся. Сейчас приедет скорая.
Аля снова закрыла глаза.
Скорая приехала очень быстро. Это была целая выездная лаборатория. Обследование пострадавшей началось немедленно. ГАИ же вызвать никто не позаботился. Игорь и Филипп постепенно приходили в себя. Игорь прислонился к капоту своей машины и нервно закурил.
-Дайте, пожалуйста, закурить, - подошел к нему Фил.
Игорь протянул сигарету, а потом подал руку и представился:
-Игорь.
Фил пожал протянутую руку:
-Филипп.
-Пива не хочешь? – Игорь достал из кармана баночку Невского.
-Хочу, - кивнул Фил: - Пива никогда не бывает много.
Лариса стояла чуть в стороне и наблюдала за мужчинами. «Ну, вот и подружились, - подумала она: - И на фиг мы им с Алей нужны!» Стало очень горько. И почему мужчины такие невыносимые эгоисты?!
-У меня через три недели свадьба, - вещал тем временем Фил: - Я тебя приглашаю на мальчишник. Нам нужны веселые люди.
-Приду, - пообещал Игорь: - Адресок оставь.
-Я лучше тебе телефон оставлю.
Фил хотел дать новому приятелю визитку, но вспомнил о своем увольнении, достал ручку и написал свой домашний телефон на листке блокнота. Игорь положил листок во внутренний карман.
Из машины скорой помощи вышел доктор и направился к Ларисе.
-Мы взяли у девушки анализ крови и выяснили нечто подозрительное.
На минуту врач замолчал в нерешительности, но потом продолжил:
-Вы не знаете, она принимала какие-нибудь наркотики?
-Нет, - покачала головой Лариса: - Я только дала ей таблетку успокоительного, я сама его все время принимаю.
Врач нахмурился:
-Именно из-за вашего лекарственного препарата девушка потеряла сознание. Я бы советовал Вам не давать впредь лекарства незнакомым людям.
Лариса ощутила непередаваемый ужас:
-Она будет жить?!
-Серьезных повреждений мы не обнаружили. Есть подозрение на перелом правой ноги, но другие органы не задеты. Мы намерены отвезти пострадавшую в больницу и провести более детальное обследование.
-Я бы хотела поехать с Вами, но у меня работа, - развела руками Лариса.
В кармане у Ларисы звякнул мобильник, она достала трубку:
-Лариса Шепетова слушает. Что случилось? Вера! Говори членораздельно, пожалуйста! Я сейчас же еду!
Лариса подняла взволнованные глаза на доктора. Он участливо поинтересовался:
-Что-нибудь случилось?
-Да. Моя дочь… Она больна. Лежит в вашей клинике. Вы не подвезете меня до больницы?
-Конечно, - кивнул врач: - Садитесь в машину.
Когда Игорь и Фил оторвались, наконец, от банки пива, ни скорой с Алей, ни Ларисы уже не было.
-Что за баба! – возмутился Игорь: - Уехала, ничего не сказала. А что мне здесь до вечера торчать?
-Поезжай домой, - посоветовал Филипп: - А завтра в это же время явись на работу, к «Ольге».
-Пожалуй, я так и сделаю!
-Только телефон не отключай. Она может позвонить.
4.
Лелька лежала в отдельной палате. Ей было очень плохо. Она вся горела и металась по постели.
Белая как мел Лариса сидела рядом с дочерью, глядя на нее бессмысленным взглядом. Какой-то первобытный материнский инстинкт пригвоздил ее к сидению. Перед ее глазами стояла вот уже пол часа одна и та же бредовая картина. В обрамлении оконной рамы Лариса видела себя, дикую, первобытную женщину-мать, мохнатое, злобное и необузданное животное. С жалобным визгом она облизывала своего израненного детеныша и с неимоверным ужасом видела всю тщетность своих стараний. Детеныш умирал. Тоненькая ниточка его коротенькой жизни как пуповина связывала его с матерью. Пока жива мать, должен был жить и малыш. Но малыш умирал… И тогда дикая, необузданная женщина-самка оторвала голову от своего детеныша, подняла ее к небу и громко завыла на холодную, равнодушную луну.
Лариса почувствовала щекотку на щеках. Она провела рукой по лицу, рука стала мокрой. Торопливо, собрав всю многовековую цивилизованность, Лариса достала из сумочки носовой платочек и вытерла слезы. Но тут же устыдилась своего порыва, съежилась в тугой комочек и отчаянно всхлипнула. Ну, как она могла не заметить, что ее ребенок болен? Как не уследила? Как не защитила, не закрыла своей грудью? Как она могла так лицемерно называть бездушное кирпичное здание именем своей дочери - «Ольга» в то время, когда маленькая Оленька уже заболевала и так нуждалась обычной родной мамочке, а не в отеле, названном в ее честь?
Лариса подняла голову и снова увидела странную картину в обрамлении оконной рамы. Она увидела себя, холодного робота-производителя. Она родила ребенка, педантично измерила ему температуру и, заметив отклонение от нормы, положила на длинный конвейер для бракованных детей. Конвейер двинулся, увозя малыша, а она осталась стоять на месте.
Лариса содрогнулась от ужаса. Придет же такое в голову! Но где же эти врачи?! Она отдаст любые деньги! Да, какие деньги! Она отдаст свою жизнь, только бы они спасли Лельку. Ведь малышка еще никому не сделала ничего плохого! Лариса в порыве раскаяния соскользнула со стула, упала на колени перед кроваткой, приникла головой к горячей детской ручонке и начала горячо молиться. Господи! Не забирай у нее это беззащитное дитя! Забери лучше ее жизнь! Она уже пожила! Она уже была счастлива! А этот родной комочек еще ничего в жизни не видел.
Лариса и не заметила, как после мольбы сохранить жизнь ребенку, она начала благодарить Бога за все, что он ей дал за двадцать семь лет жизни. Господи! Спасибо тебе за то, что у нее есть дом, семья, друзья. Спасибо за Виталика, за Игоря, за Андрейку, за Даньку, за Ромку… Спасибо тебе за все, господи!
Ее тронули за плечо:
-Вам нехорошо?
Лариса подняла голову и увидела встревоженное лицо профессора Маркова. Обычно сварливый и вздорный старик на этот раз смотрел на молодую женщину с отеческой заботой:
-Ну, полно! Ребенка перепугаете. Не стоит так отчаиваться! Мы сделаем все, что в наших силах!
-Доктор, что с ней? – взволнованно всхлипнула Лариса.
-Ну, что же Вы, детка, нюни распустили? Давайте я лучше попрошу Машу, чтобы она дала Вам валерьянки. Так и самой недолго заболеть!
-Мне не нужна валерьянка, - упрямо мотнула головой Лариса: - Вы мне лучше скажите, что с моим ребенком?
-Все вам современным мамашам нужно знать точно и сразу! Ваши прабабки годами мучались неведением, от чего их младенцы Богу душу отдают! – заворчал Марков: - Заболел Ваш ребенок! Проведем обследование, узнаем чем. А вы берегите нервы, не плачьте! На моем врачебном веку еще ни одному ребенку не помогли материнские слезы.
Лариса вытерла щеки платочком.
-Вот и умница, - одобрил профессор и наклонился над Лелькой, приподнял ей веко, посчитал пульс и покачал головой: - Слабенькая она у Вас, болезненная. А сейчас зима, погода семь раз за день меняется, даже молодежи нелегко, а тут такая крошка!
Марков вдруг вскинул голову и подозрительно посмотрел на Ларису:
-А она у Вас случайно не пробирочная?
Лариса почти с ужасом закусила губу. Она прекрасно знала, как яростно выступает Марков против детей из пробирки. В доказательство своей правоты он всегда приводил ошеломляющие цифры, среди пробирочных детей был огромный процент детской смертности и бешеный процент даунят. Но возражать ей было нечего. Лелька действительно была пробирочная. Лариса кивнула, не глядя на профессора. Против ее ожидания страстной пропаганды естественного зачатия не последовало. Марков только обескуражено покачал головой:
-Зачем Вам это? У Вас же три здоровых пацана растет!
-Мы боялись, что опять родится мальчик, - снова не глядя на профессора, ответила Лариса.
-Рожали бы лучше здоровых парней, если Бог девчонок не дает. А Вы против природы, можно сказать, с ломом поперли. А теперь посмотрите, - врач кивнул на Лельку: - Полюбуйтесь на результат своей самодеятельности!
Лариса инстинктивно посмотрела на Лельку и втянула голову в плечи, как будто ожидала удара.
-Ладно, не волнуйтесь, - Марков примирительно положил руку Ларисе на плечо: - Вылечим мы Вашу красавицу!
На этом профессор вызвал своего ассистента и распорядился отвезти девочку на флюорографию грудной клетки.
-Да, еще, - обратился Марков уже к медсестре: - Постелите, пожалуйста, в соседней комнате кровать для матери. Она будет сегодня здесь ночевать. Я Вас правильно понял? - он повернулся к Ларисе.
Она с благодарностью кивнула.
Когда Лельку увезли, Лариса подошла к окну, достала мобильник и набрала номер мужа.
-Виталя? Наша Леля заболела. Я останусь ночевать в больнице. Ты не волнуйся.
-Что с ней? – заволновался Виталий: - Я сейчас же к вам приеду!
-Мы в частной клинике у профессора Маркова. Но тебе лучше не приезжать. Лучше возвращайся домой пораньше. Вера опять забудет вовремя уложить мальчишек. Проследи, пожалуйста, за ней. Ты очень нужен детям.
-Конечно, - ответил Виталий: - Я еще позвоню вечером, узнаю, как у вас дела. А завтра утром зайду в твой офис, распоряжусь об отмене назначенных встреч. Ни о чем не беспокойся.
-Я люблю тебя, - тихо-тихо шепнула Лариса в трубку.
Но Виталий услышал ее и также тихо ответил:
-Я тоже. Я люблю тебя!
Лариса выключила мобильник и положила его на подоконник. За окном уже стемнело. Она вдруг вспомнила об Илоне, об Аркане и его угрозах, а потом подумала об Игоре. Но все те ужасы, которые пугали Ларису еще утром, сейчас казались далекими и нереальными. В конце концов, она всего лишь слабая женщина. У нее есть сильный Виталий, он не допустит ничего дурного. Он ее любит.
5.
Виталий замерзал. Он никогда не думал, что без женщины постель бывает такой ужасно холодной и пустой. Ему было мучительно одиноко без старой боевой подруги. Вика бы сказала: «без старой ездовой подруги». Виталий поежился, но уже не от холода, а от удивления: надо же после стольких лет вспомнить Вику! И где она сейчас со своим мифическим ребенком? А где сейчас Лариска со своим (точнее с их общим) ребенком? Ну, Лариска, понятно, в больнице.
От холода и одиночества Виталий начинал бредить. Нет, так дальше дело не пойдет. Он решительно подтянул ноги к подбородку и сосредоточился на процессе засыпания. Но сон не шел. Виталий недовольно зашевелился, и правая пятка предательски выскользнула из-под одеяла. Жена бы сейчас его укрыла. Но без нее правая пятка мужа в мгновение ока превратилась в ахиллесову пяту. Ее предательством (пятки) Виталий был сражен на повал. Он еще раз сердито зашевелился, потом дернулся резче. И кровать… кончилась. Бедняга Виталий не успел сгруппироваться и, запутавшись в одеяле, беспомощно грохнулся на бок, стянув за собой простыню.
Гораздо позднее Лариса иногда спрашивала о той ночи у Андрея:
-Что закричал папа, когда упал с постели?
В ответ Андрей восторженно хохотал:
-Если опустить матные слова, то совсем ничего.
На такое утверждение сына Виталий ничего не отвечал, хотя прекрасно знал, что Андрей нагло врет – он тогда даже не проснулся. А, упав с кровати, Виталий нашел в себе достаточно чувства юмора, чтобы сесть на полу, потирая ушибленное место, и негромко продекламировать: «О! Как внезапно кончился диван!»
Сон окончательно ему изменил. Прокляв предателя и словесно посулив ему все муки ада, Виталий побрел на кухню.
Как ни странно электронные часы показывали совсем не страшные цифры: 00.42. То есть спать оставалось еще шесть с половиной часов. Блаженно улыбнувшись, Виталий начал варить кофе. Только когда по кухне разлился «кофе Якобс аромат», он сообразил, что сваренный напиток «лучшее начало дня», но никак не ночи! Виталий безжалостно вылил кофе в раковину, и открыл холодильник, надеясь найти там молоко.
Молока не было, зато Виталию посчастливилось найти пакет кефира. Налив себе полный стакан, он попытался насладиться необычным вкусом, но, попробовав, поморщился. В кефире чего-то явно не хватало. Виталий достал ложечку и положил в стакан сахару. Медленно размешал и пригубил с видом дегустатора, пробующего изысканное вино. Кефир показался ему приторным. Тогда недолго думая, он взял со стола половинку лимона и щедро ее отжал. Кефир стал подозрительно желтым.
Где-то запищал мобильник. Виталий вздрогнул и с недоумением оглянулся. Что, черт побери, он делает с кефиром? А где телефон?! Где он, гад, звенит? Еще всех детей перебудит!
В таких случаях Виталий полностью полагался на свою интуицию. И она таки привела его к столику в холле, на котором пиликала трубка. Виталий взял ее в руки:
-Квартира Шепетовых. Виталий Вас слушает.
Трубка молчала. Виталий повторил громче:
-Я Вас слушаю. Говорите, пожалуйста. Вас не слышно!
На том конце провода по-прежнему молчали, и Виталий, наконец, вышел из терпения:
-Слушайте! Вы мешаете людям спать!
Больше ждать не имело смысла, и Виталий в сердцах швырнул мобильник об стену, завтра можно купить новый. Почему-то сразу безумно захотелось спать. Обрадованный явлению сна, ввергнутого еще недавно в глубины ада, Виталий пошел к себе в комнату. Он так и не заметил, что за ним наблюдали три пары хитрых детских глаз. Уж эти глаза заранее предвкушали, как расскажут маме, чем по ночам занимается папа. Ох! Уж эти папы! Никогда нельзя оставлять их без присмотра.
А в это время в другой квартире при ярком свете сидели три заговорщика: два мужчины и женщина. Один мужчина повесил телефонную трубку на рычаг и посмотрел на женщину.
-Ну, что? – последовал вопрос.
-Похоже, мы его здорово припугнули. Он разбил свой мобильник.
-Нервничает, - довольно усмехнулся второй мужчина: - Значит, Аркадий, операция все-таки назначена на завтра?
-Да. Поэтому прошу тебя, Вовка, не устраивайте сегодня «скачки», я хочу выспаться.
-Ты бы лучше женился, - пожал плечами Вовка: - Скачки ему, видите ли, помешали!
-Не нашлась еще та женщина, которая выдержит мой характер!
На этом разговор троих закончился.
На землю уже спустилась глубокая ночь. Незримая тень надвигалась на дом Шепетовых, мрачная и загадочная. Три мальчишки не чувствовали ее приближение. Только Андрейка один раз слегка вздрогнул и поежился, когда высветил электрическим фонариком жалкий остов телефонной трубки. Да Ромка подозрительно понюхал желтоватую жидкость, оставленную в стакане на столе.
Глава пятая.
1.
Телефон надрывался уже минут пять, когда Виталий сообразил, что трубку никто не снимет, Фил почему-то не вышел на работу. Виталий подумал, что неплохо бы выяснить причину его отсутствия, и ответил, наконец, на звонок:
-Фирма «Чайка» слушает. Вы разговариваете с Виталием Шепетовым.
На том конце провода послышался скрипучий смех и неприятный голос проскрежетал:
-Я прекрасно знаю, с кем разговариваю. Не имею привычки разговаривать с незнакомыми людьми: мамочка не разрешает. Слушай, Немец, я предупреждал тебя?
-Ну, предупреждал, - Виталий напрягся до посинения и вмиг одеревеневшими пальцами до боли прижал трубку к уху.
-Без «ну»! Я предупреждал, что твоим щенкам не поздоровится, если ты не принесешь деньги. Вот теперь мы будем ждать деньги вместе с твоим отпрыском до завтрашнего дня. Вечером ты передашь конверт с баксами Илоне. И без дураков! Ты же знаешь нашу «неподкупную» милицию.
«Неподкупную» милицию Виталий знал на свою беду очень хорошо. Он также знал, что Аркан шутить не любит. Может, горе-бизнесмен и не был раньше способен на убийство, но то было раньше. Тогда он еще не потерял до конца совесть и надежду разбогатеть без применения грубой физической силы. Похищать чужих детей было серьезным преступлением, но слишком действенным методом в борьбе с конкурентами, чтобы от него отказываться.
Виталий молча сжимал трубку в кулаке. На том конце провода долго молчали, потом, наконец, заговорили:
-Ты что язык проглотил? В общем, мне некогда. Думаю, ты меня понял. Чтобы завтра деньги были у меня.
-Подожди, - торопливо произнес Виталий: - Откуда мне знать, что ты не блефуешь? Может, все мои дети сейчас дома и смотрят телевизор?
-А ты проверь, - посоветовал невидимый собеседник и повесил трубку.
Виталий нервно передернул плечами. Нужно было срочно ехать домой, проверить, как там дела. Хотя, зачем ехать, если можно позвонить? Это быстро и не менее надежно. Виталий набрал номер домашнего телефона и приготовился разговаривать. Но трубку никто не поднял. Длинные, гнусавые гудки сводили с ума. Когда же они прекратятся? Так и не дождавшись ни одного домашнего голоса, он повесил трубку и начал торопливо одеваться. Там что-то неладно, надо срочно ехать.
Виталий практически пролетел мимо охраны, не чувствуя ног под собой, и одним прыжком преодолел расстояние от крыльца до машины. На ходу он заметил скучающего Игоря рядом с «Фордом» и кивнул ему. Ответил Игорь или нет, Виталий так и не понял, потому что уже через мгновение его «Бемвер» зарычал и помчался к дому.
Всю дорогу он проклинал себя последними словами за то, что ночью разбил мобильник о стену. Ведь мог бы сейчас позвонить домой из машины, а заодно сделать звонок в клинику профессора Маркова и в школу, где учился Андрей. Машину несколько раз заносило на поворотах, и испуганные пешеходы шарахались в стороны. Один раз перед носом у Виталия махнул жезлом гаишник. Дрожащими руками Шепетов вытащил из бумажника первую попавшуюся бумажку и сунул в приоткрытое окно. Гаишник принял взятку и встал на вытяжку, отдавая честь и пропуская машину вперед.
К счастью, час-пик в городе уже кончился, и пробок больших не было. Через пятнадцать минут Виталий отворил тяжелую дверь и бегом поднялся на свой этаж, неумело перекрестился и протянул руку к звонку. В квартире раздались мелодичные переливы. Виталий замер, прислушиваясь к звукам за толстой металлической дверью. Казалось, прошла целая вечность до того, как женский голос с тревогой спросил:
-Кто там?
-Вера?! – заорал Виталий: - Что у Вас случилось? Немедленно открой!
-Ой! – вскрикнула испуганно Вера: - Подождите секундочку, я сейчас открою.
Секундочка продолжалась уже целую минуточку, когда Виталий вспомнил, что у него в кармане есть ключи. Трясущимися руками он открыл двери, вбежал и дико огляделся по сторонам. Первое, что он увидел, это две детские милые мордашки. Дети стояли недалеко от дверей и испуганно смотрели на потного отца. Виталий издал радостный вопль, сгреб детей в свои объятия и уткнулся лицом в их мягкие кудряшки.
-Дети, вы в порядке? А где Вера?
-Вера в ванной, - бойко ответил Ромка: - Она себе мамину маску сделала и боится показаться тебе на глаза.
-Какую маску? – не понял Виталий.
-Ну, ту, желтоватую, которая в стакане в холодильнике была.
-А почему у вас никто трубку не снимал?
-Так Вера себе маску сделала! – Ромка с недоумением уставился на тупого отца: - И телефон отключила.
-Зачем?
-Чтобы никто не звонил! В маске же нельзя разговаривать!
Потребовалось секунд двадцать, чтобы Виталий понял весь комизм и драматизм сложившейся ситуации. Вера, конечно, приняла кефир с лимоном за экзотическую, чудодейственную Ларисину маску для улучшения кожи лица. И без спроса применила ее для своей полной и без того здоровой физиономии. А чтобы не разговаривать ни с кем и не нарушать целостность маски, отключила телефон. Стерва! Виталий расхохотался, сев в коридоре прямо на пол. Но вскоре он стал совершенно серьезным и громко позвал:
-Вера! Иди сюда немедленно!
В ванной перестала течь вода и на пороге появилась очень смущенная Вера с широкой улыбкой на все круглое лицо.
-Вера, собирай вещи и проваливай! Ты уволена!
-Но Виталий…
-Никаких «но»! Сегодня ты телефон отключила, а завтра любовника приведешь, пока нас с Ларисой дома не будет?!
-Папа, а кто такой любовник? - Даня потянул отца за штанину.
-Это плохой дядя, - ответил сыну Виталий и снова повернулся к Вере: - Я не могу больше доверить тебе своих детей! Завтра придешь ко мне в офис за расчетом. Ну, что ты стоишь? Иди.
Вера наморщила нос и расплакалась. Ей очень не хотелось терять теплое местечко у Шепетовых, но Виталий и слушать не хотел никаких оправданий. И он был прав. Она, действительно поступила, как последняя идиотка.
Виталий не стал утешать няньку своих детей. Он включил телефон и набрал номер больницы профессора Маркова. Трубку взяла дежурная медсестра.
-Я могу поговорить с Ларисой Ивановной Шепетовой?
-Да, конечно!
Через минуту Виталий услышал усталый голос жены:
-Виталик? Спасибо, что позвонил! Слава Богу, Лёльке лучше. У нее спала температура, и она сейчас спит.
-Что с ней? – поинтересовался Виталий.
-Марков считает, что это просто грипп, но в довольно острой форме. Теперь жизнь Лельки вне опасности, но она все еще нуждается в постоянном наблюдении врачей.
-Я очень рад, - облегченно вздохнул Виталий.
-Как дела в «Ольге», - спросила Лариса.
-Все в порядке.
-А как твои проблемы с «Гермесом»?
Виталий вздрогнул. Откуда жена знает про «Гермес»? Ее тоже пугали или сама догадалась?
-Он звонил сегодня, - нехотя ответил Виталий.
-Кто, Аркадий?
-Откуда ты все знаешь? - не выдержал Виталий.
-У меня каждый таракан разведчик! – сердито ответила Лариса: - не вздумай ничего от меня скрыть. Я могу сделать больше, чем ты думаешь. Аркадий звонил тебе сегодня?
-Звонил, - нерешительно ответил Виталий: - Говорил что-то про похищение детей, но дома все в порядке. И Ромка, и Данька на месте. Лелька с тобой…
-А Андрей?! – закричала Лариса.
Трубка вылетела из рук Виталия, но он подхватил ее на лету и, как можно спокойнее, соврал:
-Андрей в школе, я звонил туда.
-Немедленно забери его оттуда! – приказным тоном сказала Лариса и повесила трубку на рычаг.
Виталий обхватил голову руками. Как он мог забыть про Андрея? Он потерял полчаса драгоценного времени. И вот сейчас… Виталий посмотрел на часы. Да-да, именно сейчас, через десять минут, мальчик выбежит из школы и поедет домой, даже не подозревая о грозящей ему опасности. Виталий снова посмотрел на часы. Нет, он не успеет доехать до школы. От «Ольги» бы успел, а из дома не успеет. Но кто из «Ольги» сможет быстро доехать до школы и спасти мальчика как родного сына, увезти подальше от опасности, закрыть грудью от бандитов?!
Виталий и не заметил, как его пальцы набрали личный телефон Игоря.
-Игорь? Это Виталий, - услышал он свой дрожащий голос: - Забери, пожалуйста, Андрея из школы и привези его домой.
-Я должен дождаться Ларису, - медленно ответил Игорь.
Но Виталий уже диктовал адрес школы:
-Записывай, - потребовал он.
-Что? – переспросил Игорь.
-ЗАПИСЫВАЙ! – рявкнул Виталий и снова продиктовал адрес школы: - Ты должен успеть за шесть минут!
-Но с какой стати, - начал Игорь.
-Это твой сын! – услышал Виталий свой рык как через толстенную перегородку: - Ему угрожает смертельная опасность! Привези его домой! Впрочем, вези, куда угодно, только пусть он будет жив.
Ответом для Виталия стало мягкое фырчанье «Фордика». Потом связь прекратилась.
Виталий нервно забегал по коридору мимо притихших детей и перепуганной Веры, которая не знала, что ей делать дальше. Он бегал, наверно, минут пять, но ему показалось, что прошло всего несколько секунд, когда в голову ударила новая мысль: позвонить в школу. Снова дрожащими пальцами с трудом попадая в нужные отверстия, Виталий набрал телефон учительской и попросил позвать Веронику Матвеевну, учительницу Андрея.
-Алло! – ответил приятный женский голос.
-Это звонит папа Андрея Шепетова.
-Андрея? – тихо переспросила учительница: - Но отец Андрея только что забрал его с урока!
-Но его отец я! – Виталий оторопело посмотрел на часы: Игорь не мог успеть доехать так быстро: - Как Вы могли отпустить моего сына с незнакомым человеком?
-Но он сам с ним пошел! Андрей узнал его, - недоуменно ответила учительница: - Я оставила ребят после уроков на классный час, а этот человек приехал и забрал Андрея.
Значит, все-таки Игорь. Слава Богу! Виталий вежливо попрощался с учительницей и повесил трубку. Скоро все дети будут рядом с ним. Хорошо, что все хорошо кончается.
2.
«Фордик» послушно бежал по заснеженной улице, пофыркивая под светофорами. Как верный конь, он чувствовал властную руку хозяина. И неведомо было ему, глупому, что творилось у хозяина на душе.
Игорь, закусив губу, на чем свет стоит поносил Ларису, ее мужа и их детей. Он никак не понимал, зачем ему спасать какого-то ребенка неизвестно от чего, и почему он сейчас мчится на скорости сто по городу, распугивая мирных прохожих. Это было похоже на сон. Как будто высшая сила направляла машину его руками в четко обозначенный на помятом газетном листке район.
Последний поворот… Последний светофор… Последний перепуганный прохожий… Дорожный знак с двумя бегущими человечками…
Игорь резко затормозил у входа в невысокое, недавно выкрашенное здание, вынул ключи из зажигания и вбежал в двери. Сонный охранник потребовал лениво документы и спросил, что Игорю здесь нужно.
-Я приехал за сыном, - срывающимся голосом просипел Игорь: - Он учится во втором «А» классе.
-Это на третьем этаже, - с готовностью ответил охранник: - Я Вас провожу.
Игорь поднял брови от удивления. И такому человеку богатые мамы и папы доверили охранять их детей! Он же кого угодно в школу проведет, кто назовет себя родственником ученика, водопроводчиком или зубным врачом. В желудке у Игоря похолодело. Он совершенно четко ощутил, что Виталий был прав: Ларискиному малышу, действительно, угрожает опасность. Шагая следом за охранником, Игорь чувствовал, как внутри поднимается волна протеста. Ну, какое он имеет отношение к этому ребенку? Только очень отдаленное. А почему он обязан болеть за него душой, спасать, увозить куда-то, прятать? Ему, что, больше делать нечего?! И куда он вообще повезет чужого мальчишку? К себе домой? Исключено, там Маринка и Колька. К Шепетову? А если там, правда, какая-нибудь засада на середине дороги, и их обоих пристрелят в науку Виталию, что б другим неповадно было играть с рэкетом, мафией и прочими сильными мира сего. За два пройденных этажа холод в желудке Игоря распространился на все тело и сжал внутренности в единый, тугой стержень.
Сильных мира сего Игорь уважал, старался лишний раз ни с кем не ссориться, а когда-то в юности даже мечтал с другом Аркашей заняться вымогательством и «подписаться» в «шестерки» какому-нибудь крестному отцу. Но то были детские мечты. Детство кончилось, и Игорь стал честно шоферить по дорогам родного города, а друг Аркаша занялся вполне честным бизнесом. Или не вполне честным? Об этом Игорь не знал.
Охранник подвел его к свежевыкрашенной двери и показал:
-Вот здесь второй «А». Ну, Вы тут разбирайтесь, а я вниз пойду.
Когда Игорь заглянул во второй класс, там стояла непривычная для школы тишина. Человек пятнадцать детей во все глаза смотрели на молоденькую учительницу. Только легкий скрип двери смог их отвлечь.
-Ой! Это за мной! – звонко воскликнул Андрей, поспешно вскакивая и начиная собирать рюкзачок.
-Постой, Андрюша, - решительно остановила мальчика учительница и обратилась к Игорю: - Вы хотите кого-то забрать?
Игорь замялся, было видно, что в отличие от идиота-охранника, учительница не собиралась отпускать ребенка с человеком, которого она видит в первый раз. На помощь Игорю опять пришел Андрей:
-Вероника Матвеевна, это мой папа! Он за мной приехал! Мы сегодня в кино собирались. Правда, папа?
-Конечно, сынок, - натянуто улыбнулся Игорь, гадая, почему ребенок, видевший его один раз в жизни, готов ехать с ним, куда угодно, и при этом так ловко и без тени смущения обманывает учительницу.
-В таком случае можете идти, - согласилась Вероника Матвеевна: - До свидания, Андрей. Не забудь сделать домашнее задание.
-До свидания! – весело закричал мальчик, закидывая рюкзачок за спину и доверчиво протягивая ладошку чужому дяде.
Игорь кивнул на прощание учительнице и вывел ребенка из класса. Отойдя шагов десять от кабинета, он присел перед Андреем на корточки и заглянул ему в глаза:
-А ты меня не боишься? Может, я тебя сейчас от мамы и папы увезу!
-Не боюсь, - покачал головой мальчик: - Мне мама сказала, чтобы я Вас не боялся. Она сказала, что Вы никогда не сделаете мне ничего плохого, и я должен Вас слушаться. А у Вас есть ключи от машины?
-Конечно, есть, - кивнул Игорь.
-Дайте поиграть! А? Я не надолго! – мальчик умоляюще заглянул ему в глаза: - Мне папа всегда дает! Он меня даже машину учил водить.
Игорю было не жалко, он достал ключи из кармана и протянул Андрею. Помедлив немного, он задал наиболее волновавший его вопрос:
-А почему ты меня папой назвал?
-Так ведь меня иначе бы не отпустили, заставили бы Вас предъявить документы, потом позвонили бы моей маме на работу, а ее там нет… В общем, шуму бы подняли на всю школу!
-Ну, молодец, - успокоено хмыкнул Игорь, поднимаясь с корточек и продолжая путь по коридору: - Что ты теперь скажешь учительнице, если за тобой, на самом деле, придет папа?
-Папа-то докажет, у него документы есть, - уверенно откликнулся Андрей, с трудом поспевая за размашистым шагом дяди Игоря.
-А если решат, что документы поддельные, и не отпустят тебя с твоим папой? Что ты тогда будешь делать?
Андрей надолго задумался и ответил только перед самым выходом:
-Папка, знаете, какой сильный? Он меня отнимет!
-И надает по шее, за то, что учительнице соврал.
-Он добрый, - покачал головой мальчик: - Он меня любит.
На первом этаже, на привычном месте, дремал охранник. Завидев Андрея и Игоря, он приветливо кивнул и, в знак особого расположения, раскрыл перед ними тяжелые дубовые двери. Игорь на минуту замешкался, соображая, как тактичнее намекнуть этому дурню, что его очень скоро уволят при таком отношении к исполняемым обязанностям.
Андрей выскочил первым и оглянулся по сторонам, разыскивая мамину машину. Она стояла чуть в отдалении, закрытая наполовину новеньким «Мерседесом». Не обращая внимания на незнакомый «Мерс», мальчик весело попрыгал на одной ножке к старичку «Фордику», раскачивая головой в такт прыжкам. Он и не заметил, как перед ним выросла зловещая фигура незнакомого дяди, зато он сразу ощутил на своем плече чужую громадную руку. Андрей пригнулся под тяжестью этой руки и задрал голову наверх. Человек, державший его, был высоким и мускулистым. От такого не вырвешься при всем желании. Все же Андрей попытался освободиться от сдавившей его плечо тяжести, но дядькина «клешня» сжалась еще сильнее.
-Пустите! – наконец, закричал Андрей: - Больно!
Однако ни один звук не достиг посторонних ушей. Предусмотрительный незнакомец успел закрыть своей могучей лапой рот мальчику раньше, чем тот успел его раскрыть. Андрей приготовился к самому страшному, но человек почему-то не тащил его в машину, не сажал в мешок, не угрожал и не бил. Напротив, он присел на корточки и неуклюже попытался изобразить на своем лице улыбку:
-Незачем кричать, Андрюша, я тебе ничего плохого не сделаю. Я знакомый твоего папы. Хочешь покататься на машинке? Смотри, какая красивая.
Незнакомец хотел сделать жест в сторону своего «Мерседеса», но, подняв голову, наткнулся взглядом на кого-то, стоящего за спиной Андрея.
-Игорь?! Что ты здесь делаешь, корешок?
От неожиданности большой человек ослабил свою хватку, и Андрейка трепыхнулся в надежде вырваться, но ручища на его плече снова неумолимо сжалась.
-Аркаш?! – голос Игоря звучал одновременно удивленно и радостно: - Я вот только что тебя вспоминал. Я приехал сюда за сыном босса. Вот за этим самым. Ты, разве, тоже его знаешь?
-Да, знаю, - неохотно молвил Аркаша: - Я с его отцом сотрудничал. Вот заметил знакомого мальчишку, подошел поговорить.
Игорь верил каждому слову, ему хотелось обнять старого друга, поговорить о жизни, и тот, как бы угадывая его желание, предложил:
-Поехали ко мне! Пивка попьем! Я девок приглашу. Вечерок проведем! Ну?
От радости Игорь улыбнулся до ушей, но тут же с досадой нахмурился:
-Слышь, Аркашка, может, ты подождешь меня пол часа? Мне только мальчишку до дома довести. Я мигом: туда и обратно!
-А зачем отвозить? – фальшиво удивился Аркадий: - С собой возьмем, пусть покатается! А вечером вернем домой. Давай?
-Нельзя, - нахмурился Игорь: - Я за парня головой отвечаю, Виталик волноваться будет.
-А мы ему позвоним! Вот сядем в машину и позвоним!
Игорь нерешительно переминался с одной ноги на другую. Тогда, окончательно склоняя друга к своему решению, Аркадий взял его за плечи и слегка потряс.
Почувствовав внезапно обрушившуюся свободу, Андрей мышонком проскользнул мимо взрослого дяди, мимо «Мерседеса» и рванул на себя дверцу «Форда». Взрослые глазом не успели моргнуть, как «Фордик» сердито фыркнул и… завелся! Андрейка не доставал до педалей и до руля одновременно, но знал одно: он мужчина, и должен спасать себя и глупого дядю Игоря. Он мужчина! Это папка маму за руль не пускает, а Андрюшку учил шоферить с пятилетнего возраста. Мужчина должен уметь все! Совсем исчезнув под сидением, мальчик вырулил на дорогу, обогнул «Мерседес» и остановился впереди него. Открыл окошко с правой стороны и помахал Игорю рукой:
-Скорей!
У Игоря не было других намерений относительно маленького нахала, кроме как дать ему хороший подзатыльник и выкинуть из машины. Нахмурившись грознее тучи, он рванулся к «Форду», не успев ни слова сказать ошеломленному Аркану. Он не слышал, как открылась дверца «Мерседеса», зато отчетливо услышал нервный мужской голос:
-Аркан! Ну, ведь уйдут же!
А потом раздался выстрел.
Собственно, то, что этот глухой хлопок именно выстрел, а не что иное, знал только сам стрелявший. А через невероятно короткое мгновение понял и Игорь… Ему оставался какой-то метр до машины, когда невероятно сильная и внезапная боль, как удар хлыста, подстегнула его, превращая последние два-три шага в единый, мощный и упругий прыжок. Отшвырнув мальчишку с водительского места, Игорь нажал на газ и сорвался с места.
В первые несколько секунд он ничего не понимал. Тело разрывала дикая боль, глаза застилали обидные, непрошеные слезы. Краем глаза он видел рядом с собой перепуганного бледного мальчишку. Мальчик что-то кричал, требовал, жаловался, потом заревел. Игорь ничего не слышал. Под машину, ведомую опытной рукой, бросались знакомые и незнакомые улицы. Поворот налево… Направо… Прямо. Светофор! Игорь резко затормозил. И почувствовал, как в его взмокшую от ужаса голову возвращается сознание. Тут он услышал, наконец, голос ребенка:
-Дядя, Вы ранены? У Вас кровь! Много крови!
-Где мы? – непослушными, пересохшими губами спросил Игорь.
Игорь знал это место. До дома Шепетовых далеко. Зато именно отсюда всего два квартала до дома родителей Игоря. Мама! Отец! Они обязательно помогут.
Игорь не оглянулся на Аркана после того, как сел в машину. Он не видел, как грозный Аркан выволок из «Мерседеса» за грудки молодого парня с удивительно правильными чертами лица. Парень сопротивлялся и возмущался.
-Вовка! – зарычал Аркадий: - Ты стрелял?
-Ну, стрелял, - подтвердил парень: - Не попал, наверное, ты же видел, что он уехал.
-Да, как ты не понимаешь?! – возмущался Аркан: - Это же друг мой лучший! Корешок! Друг детства!
-А я что обязан всех твоих друзей знать?! – не понимал Вовка.
Из «Мерседеса» вышла смертельно бледная женщина и, шатаясь, подошла к двоим мужчинам.
-Илька? – насторожился Аркан: - Что случилось?
-Он попал, - прошептала Илона: - Я заметила! Он попал!
Последнее, что видел Вовка, был огромный кулак, стремительно приближающийся к его эстетичному носу, а потом свет рассыпался на множество искр, и наступила темнота.
-Не надо, - остановила брата Илона: - Мы все в этом виноваты. Не один Вовка.
Аркан, устало пошатываясь, облокотился на машину. Он равнодушно смотрел, как его зять медленно поднимается с земли, зажимая руками расквашенный нос. Аркан не сразу услышал странный вопрос Илоны:
-А он что, сын его?
-Кто? Кого? – не понял Аркадий.
-Мальчишка сын Игоря? – повторила Илона.
-С чего ты взяла, - досадливо отмахнулся Аркадий.
-Так ведь похож, - пожала плечами Илона.
3.
Игорь буквально рухнул на руки ошеломленному отцу.
-Игорь? У тебя кровь? Откуда? Что случилось? – заикаясь, спрашивал Владислав Ильич, ощупывая беспомощное тело единственного сына: - Эй! Игорек! Ты ранен, что ли?
Усилием воли Игорь восстановил угасающее сознание:
-Папа, врача, пожалуйста… Там мальчик… Со мной.
Владислав Ильич подхватил обмякшее тело еще сильными руками, перетащил в комнату и уложил на диван. Дрожащими пальцами расстегнул сыну куртку, потом рубашку. С левой стороны одежда была вся залита кровью.
-Подожди, сынок, я сейчас, - торопливо проговорил перепуганный отец.
Он подбежал к столу, пошарил рукой в ящике в поисках ножниц. Не нашел… Подошел к Игорю, наклонился и решительно разорвал ему рубашку. Только теперь он увидел, откуда идет кровь. Кровь шла из раны на левом предплечье.
Владислав Ильич оглянулся вокруг, и, наконец, заметил в дверях незнакомого мальчика с заплаканным, бледным лицом.
-Иди сюда, - позвал он ребенка и показал на покалеченную руку Игоря: - Крови не боишься? Прижми руками. Вот здесь. Держи крепче! Я сейчас приду.
Андрей непослушными пальцами сжал руку дяди повыше предплечья, кровь пошла меньше. Через несколько секунд мальчика оттолкнул в сторону чужой дедушка и очень ловко перемотал окровавленную руку полотенцем. Кровь течь перестала. Игорь открыл глаза:
-Папа?
-Вызывать скорую? – спросил Владислав Ильич.
-Мне позвонить нужно, - прошептал Игорь и пошарил здоровой рукой по карманам в поисках мобильного телефона.
Нашел и вопросительно посмотрел на Андрея:
-Позвони своему отцу.
Андрей понял все моментально, взял трубку и набрал свой домашний телефон. После первого же гудка на том конце провода ответили:
-Алло! Я слушаю Вас!
-Папа! – закричал Андрейка, срывающимся, плачущим голосом: - Папа! Это я, Андрей!
-Андрейка? Где ты? С тобой все в порядке?! Ты один?
Вопросов было бесконечно много, Андрей не ответил ни на один. Перебивая отца, он закричал сразу о главном:
-Папа! Я у дяди Игоря! Он ранен! Ему нужен врач!
-Я пришлю врача, - моментально ответил Виталий: - С тобой-то все в порядке? Ты цел?
-Со мной все хорошо! Пришли врача, папа!
-Говори адрес! Где вы?
-Адрес? – Андрей вопросительно посмотрел на Владислава Ильича. Тот не заставил долго ждать. Вырвал у ребенка трубку и быстро продиктовал свой адрес.
-Простите, с кем я разговариваю? – спросил Виталий, записав адрес.
-Я отец Игоря. И я думаю, нам с Вами будет, о чем поговорить, когда Вы вызовите врача. Я перезвоню Вам.
Владислав Ильич повесил трубку и подошел к раненому:
-Сейчас будет врач. Как ты?
-Папа, его зовут Андрей, - Игорь глазами показал на мальчика и незаметно подмигнул отцу.
Отец сразу догадался и послал ребенка умываться в ванную, а потом посмотрел вопросительно на Игоря:
-Ты мне что-то хотел сказать?
-Это мой сын, папа, - облизывая губы, признался Игорь.
-Постой, - не понял Владислав Ильич: - Ты не бредишь? С кем же сейчас этот парень по телефону разговаривал?
-Это Виталий, муж его матери, - пояснил Игорь.
-Матери-матери, - рассеянно пробормотал Владислав Ильич: - А что ж я твоей матери скажу? А Марине? А Кольке? Кто хоть тебя так? Кто тебя ранил?
-Я не знаю, - соврал Игорь: - Я спасал Андрея. Его хотели похитить конкуренты Виталия. Выстрелили из машины. Я не видел, кто.
В отличие от обычной скорой помощи, скорая из клиники профессора Маркова приезжала на вызов через пять минут. Андрей еще не успел вытереть руки, как в квартире появились люди в белых халатах. Один из них вытащил Андрейку из ванной и быстро ощупал:
-Нигде не болит? Цел? А что плачешь? Испугался?
-Ничего я не испугался, - сердито ответил мальчик: - Вы лучше дядю Игоря спасайте! Он ранен!
-Правда, Николай, - обратился к врачу, осматривавшему Андрейку, его коллега: - Оставь ребенка в покое! Тут дело серьезнее: огнестрельное ранение, - и обращаясь к Владиславу Ильичу, поинтересовался: - В милицию заявлять будете?
-Подождем, - уклончиво ответил Владислав Ильич и в свою очередь обратился с вопросом: - Что будет с Игорем?
-Жизнь его вне опасности, - пожал плечами один из эскулапов: - Он потерял немного крови. Пуля прошла на вылет. Ну, рука немного поболит. Заберем его в больницу. Дня через два выпишем домой. Куда счета посылать?
-К Шепетову, - слабым голосом отозвался с носилок Игорь. Он чувствовал себя уже совсем неплохо, если не считать слабости и головокружения. Обезболивающий укол уже начал действовать.
Медики, не сговариваясь, громко расхохотались:
-Шепетов в этом месяце разорится на лечение! Он, похоже, решил переехать со всей семьей и работниками к нам в клинику!
Веселье врачей заметно приободрило и Андрейку, и Владислава Ильича. Даже на лице Игоря появилась робкая, блуждающая улыбка.
-Выносите тело, - скомандовал молодой врач в сторону Игоря. Носилки дружно подхватили и вынесли на лестничную площадку.
-Я сообщу Марине! – уже вслед сыну закричал Владислав Ильич.
4.
Закрыв двери за врачами, Владислав Ильич первым делом обратил внимание на новоявленного внука, сел на диван, подозвал мальчика к себе и поставил его напротив:
-Как тебя зовут?
-Андрей, - охотно сообщил ребенок.
-Сколько тебе лет?
-Восемь с половиной.
-А когда будет девять?
-Тридцатого августа, - ответил Андрей и добавил на всякий случай: - Я дева по знаку зодиака!
-Ох, уж мне эти ваши зодиаки, - проворчал дед, заглядывая мальчику в глаза.
Да, это были они, Багровские, фамильные, карие глаза с бархатистым тигровым отливом. Те самые «тигровые лучики», которые нравились всем женщинам без исключения, и чей глубокий цвет не смогли перебить ни голубые глаза матери, ни зеленые жены, ни серые невестки. И когда только Игорь успел? Когда с Ларисой расстался? Разве у него кто-то был? Значит, был. Вот так на старости лет и обзаводишься побочными наследниками. Хотя при чем тут старость? Старым себя Владислав Ильич еще не считал, ему всего-то был пятьдесят один год, еще самый рассвет сил. Еще детьми обзаводиться не поздно, а тут такие большие внуки… Да, время-время…
Андрейка невольно проникся симпатией к этому доброму немолодому человеку, и уже через минуту рассказывал о своей жизни во всех подробностях. Что живет с мамой, папой, двумя братиками и маленькой сестричкой. Что учится во втором классе. Что художником станет, когда вырастет. Что мама и папа работают в фирмах.
-Ну, парень, - не сдержал улыбки Владислав Ильич: - Я бы тебя в разведку не взял! Ты же все тайны врагу выдашь!
-А это не тайны, - покраснел Андрейка.
-Не сердись, - примирительно сказал взрослый: - Я пошутил. Кушать хочешь?
-Хочу, - кивнул мальчик: - Но не очень сильно.
-Мы с тобой картошки нажарим! Только сперва приберемся, и по телефону мне надо поговорить.
Крови на полу было немного, и Владиславу Ильичу удалось довольно быстро ее оттереть, к приходу жены все должно блестеть.
Разговаривать с Мариной по телефону он не хотел, волновался, как она воспримет известие об Игоре. Вскоре телефон зазвонил сам. В трубке послышался знакомый мужской голос:
-Это Виталий Шепетов. Как Игорь себя чувствует?
-Игорь в больнице, за ним уже приезжали. Объясните, пожалуйста, что произошло с моим сыном.
-Я сам точно не знаю, - смутился Виталий: - Я это у Вас хотел спросить. Разве Игорь ничего не сказал?
-Нет, он ничего не сказал.
-А Андрей?
-Какой Андрей? А мальчик что ли? Он тоже ничего не сказал. Дать ему трубку?
-Нет, не надо, - подумав, ответил Виталий, он решил, что ребенку совсем не обязательно вспоминать только что пережитые ужасы.
-Когда Вы его заберете? – спросил Владислав Ильич про Андрейку.
-Не знаю, - неуверенно ответил Виталий: - У меня сейчас на руках двое маленьких детей, я не могу оставить их одних. Жена в больнице, няню я уволил, моих родителей нет в городе… Он не мог бы остаться у Вас до вечера, пока я не подыщу человека, который согласился бы присмотреть за детьми?
-Нет проблем, - поспешно и даже весело ответил Владислав Ильич: - Можете приехать за Андреем завтра, пусть переночует у нас. Вы не возражаете?
-Хорошо, - помедлив, согласился Виталий: - Дайте ему, пожалуйста, трубку.
Через несколько мгновений он услышал знакомый детский голос:
-Папа? Ты скоро приедешь за мной?
-А ты очень скучаешь?
-Нет, мне хорошо здесь, только все равно домой хочется.
-А ты не хочешь побыть в гостях до завтра? Завтра я приеду за тобой утром.
-А сегодня? – разочарованно протянул Андрейка.
-Не могу я сегодня, сынок. Как же оставлю Даню и Ромку одних? Вера у нас больше не работает, мама в больнице. Если я их с собой возьму или одних дома оставлю, всякое может случиться, а с тобой все хорошо. Ведь тебя никто не обижает?
-Нет, папа, - сердито ответил Андрей.
-Ну, пока, малыш, я тебя люблю, - шепнул Виталий в трубку.
-Я тоже люблю тебя, папа, - расстроено ответил Андрей.
В трубке раздались короткие гудки. Андрей еще несколько минут стоял молча, потом повесил трубку на рычаг и обернулся к деду Владу. Тот подбадривающе улыбался:
-Не переживай, мы прекрасно проведем время, а твой папа завтра заберет тебя.
Андрейка насупился и забился с ногами в угол дивана. Владислав Ильич с неодобрением покачал головой: «Вот, что значит, неродной ребенок, родных он боится даже за порог выпускать, а чужого оставляет на ночь в незнакомом доме! Нет, ребенку, определенно, нужен родной отец». Снова зазвонил телефон. Говорила Марина:
-Владислав Ильич? У меня тут Аркадий, он очень волнуется за Игоря. Говорит, что с ним что-то случилось. Вы не знаете, где он?
-Знаю. Но пусть сначала Аркадий скажет, откуда он узнал, что у Игоря что-то случилось.
-Да ему сказал кто-то. Скажите, что с Игорем. Он был у Вас?
-Игорь в больнице, - подумав, все-таки ответил Владислав Ильич: - У него легкое ранение в левое предплечье.
-В какой он больнице?
-В частной клинике профессора Маркова. Продиктовать адрес?
-Конечно, я обязательно к нему пойду, - ответила Марина: - Да, забыла Вам сказать: у меня в гостях Людмила Петровна. Она хочет остаться подольше, поиграть с Колькой.
Как только упомянули ее имя, Людмила Петровна взяла трубку из рук невестки:
-Владик? Я так и не поняла, что случилось с Игорем, и понимать ничего не хочу. Я уверена, что с ним все в порядке. Аркаша что-то неправильно понял.
-Конечно, он только что был у меня, с ним все в порядке, - поспешно согласился с женой Владислав Ильич: - Когда ты приедешь домой?
-Вечером, хочу побыть с внуком. Ты управишься один?
-Управлюсь. Дай, пожалуйста, трубку Марине.
Владислав Ильич назвал Марине адрес и телефон клиники Маркова и передал привет внуку Кольке. Распрощался, повесил трубку и посмотрел на Андрея:
-Ну что, пойдем картошку жарить?
Андрей охотно соскочил с дивана и радостно улыбнулся. Ему, определенно, нравилось в гостях у деда Влада.
Глава шестая.
1.
Лельке утром стало лучше, и профессор Марков после очередного осмотра, наконец, назвал диагноз. У девочки был грипп.
-Вот и хорошо, - довольно потирая руки, сказал Марков: - Сегодня еще полежим в больнице, а завтра поедем долечиваться домой. Правда, малышка?
Бледная Лелька улыбнулась, обнажая свои первые четыре зубика. Лариса улыбнулась дочке в ответ:
-Завтра домой поедем, папа по нам, наверно, соскучился.
Вслед за утром пришел день, и душа у Ларисы пела, как жаворонок среди полей. Она чувствовала себя превосходно, когда позвонил Виталий. Его бодрый голос вселил в нее абсолютное счастье. Лариса потеряла бдительность и спросила про «Гермес». В следующие несколько секунд она слушала сбивчивый ответ удивленного мужа, пока ее материнское, чуткое сердце не защемило от предчувствия неясной угрозы кому-то из детей. «Где Даня? Где Ромка? – спрашивала она мужа: - А ГДЕ АНДРЕЙ?!» Ларисе хотелось верить, что интуиция подводит ее, но она знала, что это не так. Виталик сказал, что Андрей в школе. Нет, он не в школе, и Лариса знала это наверняка. С ее маленьким мальчиком что-то случилось. Испугавшись собственных мыслей, Лариса крикнула что-то мужу на прощание и отключила телефон.
Она вышла в коридор и подошла к окну. На улице сыпал сухой, почти незаметный снежок. По тротуару спешили по своим делам пешеходы. Лариса заломила руки на груди и начала горячо молиться пасмурному февральскому небу за сына, за Андрейку. Молитву прервала несколько минут спустя здравая мысль: «Надо позвонить Игорю». Но где же он сейчас?
Лариса подошла к телефону, весящему на стене, и набрала по памяти номер, ставший для нее в последнее время таким же жизненно важным, как телефон спасения 911. Никто ей не ответил. Лариса и не предполагала, что в этот самый миг раненый Игорь, не разбирая дороги, мчится на «Форде», увозя ее старшенького от Аркана и его сообщников.
Женщина смотрела в стену невидящими глазами и слушала бесконечные, длинные гудки в трубке. Потом повесила трубку на рычаг. Вспомнила о Лельке и отправилась к ней в палату. Девочка не спала, очень серьезно ковыряя крохотным пальчиком в носике. При виде мамы, малышка расцвела и произнесла свое изумительное «агу». Лариса наклонилась над ребенком, взяла его на руки и прижала к груди. Уж с Лелькой теперь точно ничего не случится! Лариса не даст ее никому в обиду.
Молодая мать некоторое время ходила по больничной палате, укачивая свое дитя. Потом положила уснувшую девочку в кроватку.
К больнице подъезжали и уезжали машины с врачами и пациентами. Никто из них Ларису не интересовал. Больше всего ее интересовала судьба Андрея. Лариса достала мобильник. Трубка молчала: сели батарейки. Как всегда, не вовремя! Укрыв потеплее спящую Лельку одеяльцем, Лариса направилась в коридор к телефону-автомату, но у него стояла внушительная очередь. Немного потоптавшись в размышлении, Лариса направилась звонить в регистратуру, на первый этаж. Подошла к дежурной медсестре, попросила разрешения позвонить. Медсестра неодобрительно покачала головой, но все-таки воспользоваться телефоном разрешила.
Лариса набрала уже первые три цифры домашнего телефона, когда входные двери распахнулись, и два санитара внесли в больницу носилки с бледным человеком. Лариса досадливо поморщилась от произведенного шума, он сбил ее. Она нажала на рычаг и хотела повторить набор, когда неведомая сила заставила ее поднять голову и посмотреть на человека, лежащего на носилках. Лариса успела рассмотреть его и от неожиданности выронила трубку из рук. Она даже успела встретиться с ним глазами. Это был Игорь. На Ларису встревожено смотрели милые «тигровые лучики» ее первой любви.
Правое веко Игоря импульсивно дернулось, губы дрогнули: «Лариса». Этого было достаточно, чтобы Лариса вылетела пулей из регистратуры и бросилась к носилкам. Отталкивая санитара, она наклонилась над Игорем. Он попытался ей улыбнуться, но улыбка получилась кривоватая и жалкая:
-Ларка… Я спас нашего сына. Аркан меня ранил, но я увез сына. Он жив. Он у моих родителей.
-Кого ты спас? - не поняла Лариса, и тут догадка осенила ее: - Ты спас Андрейку? Ты отвез его к своим родителям? Он цел?
-Андрейка… С ним все в порядке. Ларка…
-Что? Ну, говори же скорей!
-Ты такая красивая! – пробормотал Игорь.
Санитары быстро уходили с носилками по коридору к лифту, Лариса бежала рядом, стараясь не отставать ни на шаг.
-В какую палату Вы его несете? – спросила она у одного из них.
-В двести четырнадцатую, - без промедления ответил санитар.
-Двести четырнадцатую, - запомнила Лариса: - Я зайду к тебе вечером.
2.
Быстро стемнело, на улицы города опустилась ночь. Бледный месяц заглядывал в окна клиники, безучастно освещая стены, ковровые дорожки на полу, цветы на подоконнике.
Лариса стояла в коридоре, напротив двести четырнадцатой палаты и нерешительно трогала дверную ручку. Металл приятно холодил ей руку, вызывал легкую дрожь в пальцах. Там, за этой дверью лежал Игорь. Она знала, что должна войти, просто обязана. Но боялась. К горлу подходила противная тошнота. И с чего бы ей так нервничать? Ведь она пришла только подробнее узнать, что случилось с Игорем и Андреем! Лариса который раз пыталась себя убедить, что пришла исключительно из-за сына, но ничего не получалась. Внутри ее сидел скользкий насмешливый червячок, уж он-то точно знал, почему Лариса стояла сейчас рядом с этой дверью и нерешительно трогала ручку. В палате двести четырнадцать лежал Игорь, Игорек, ее первая любовь, ее первый мужчина, ее боль и ее надежда. Она пришла именно к нему, пришла с любовью, нежностью, благодарностью, радостью, хотя сама себе боялась в том признаться. Она стояла и пламенно молилась Богу, убеждая всемогущего помочь ей встретиться с Игорем, но тут же пугаясь своей молитвы, уговаривала Бога не слушать ее глупую. Лариса поднесла дрожащую руку к лицу и провела по щеке, рука оказалась противно мокрой и липкой.
Наконец, она решилась, нажала дверную ручку, приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Игорь лежал укрытый до подбородка и спал. Свет уличного фонаря как солнечный зайчик устроился у него на подушке, ласковой лапкой едва касаясь его щеки. Лариса вошла в палату. Игорь не проснулся.
Она села на стул рядом с кроватью, поправила одеяло и затихла, оставаясь наедине со своим мучительным страхом и тайной радостью. Лариса рассматривала его темные мягкие волосы, веснушки на бледных щеках, длинные пушистые ресницы. Игорь спал спокойно и глубоко. С каждой новой секундой нахождение рядом с Игорем приносило Ларисе новые открытия. С каждым мгновением в ее душе поднимался невероятный восторг, как будто на нее обрушилось и немедленно заявило о своих правах освобождение из давнего, тяжелого, гнетущего плена. Свобода пьянила ее, кружила голову.
Ларисины мысли выстраивались с трудом, путались, наскакивали друг на друга. Она думала о том, что Игорь вовсе не ничтожество, он просто не такой, как она, как Виталик, как Аркан. Он создан Богом не для борьбы за свое место под солнцем, а для вот такой тихой, зимней ночи, для лунного света, для того, чтобы радовать девушек цветами и подарками, для того, чтобы любить, обольщать, соблазнять, заставлять молодых и ветреных верить в свои силы и в свою счастливую звезду.
Но ведь он так жестоко предал ее! Лариса попыталась откопать в своей памяти ту жестокую обиду, которая не давала ей жить девять лет, и не смогла найти. А вспоминалось только хорошее, радостное светлое. Выходит, она девять лет взращивала в своей душе несуществующую обиду, девять лет выдуманная обида мешала ей жить, душила, угнетала. Как Лариса мечтала бросить свою обиду в лицо Игорю! Заставить его плакать, страдать, мучиться угрызениями совести. И вот он лежал сейчас перед ней, беспомощный, тихий, больной, и хотелось его приласкать, пожалеть, обнять. И просто хотелось…
По спине Ларисы пробежала дрожь. Ее тело вдруг каждой своей частичкой вспомнило руки и губы Игоря. Именно он подарил ей первые сексуальные переживания. Он сделал ее женщиной, научил восхищаться своим телом, любить его, дарить ему незабываемые ощущения. Ей было шестнадцать, а ему восемнадцать. Они не стеснялись друг друга, смело раздевались, изучали себя и своего партнера. Как шкодливые котята они нюхали друг друга, лизали, трогали, громко смеялись от неожиданных новых ощущений, а потом до посинения делились ими. Невинность они потеряли далеко не сразу, но произошло это, как и все, что происходило между ними, легко, радостно, естественно, и без излишнего драматизма. Так Игорь на всю оставшуюся жизнь избавил Лариску от свойственных почти всем женщинам комплексов в сексе. И она еще сердилась на него за что-то!
Лариса громко всхлипнула в порыве раскаяния. Игорь пошевелился и открыл глаза. Секунду он смотрел на Ларису, с трудом узнавая ее спросонья. Потом улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой:
-Лариска! Я думал о тебе! Я скучал! Ты все-таки пришла. Ларка…
Лариса автоматически потянулась к верхней пуговице на халатике, расстегнула ее, потом еще одну, еще, еще… Из-под халатика выглянула желтоватая кожица круглого животика и бледная кожа груди. Под халатом у нее ничего не было.
Игорь потянулся к Ларисе здоровой рукой и легонько потянул ее за отворот халатика, открывая ее стройное тело. Его поразила изящность ее форм. Маринка после одних родов прибавила десять килограммов, а Лариса, родив четверых, выглядела как восемнадцатилетняя девушка. Возбуждение волной накрыло его с головой, заныло под языком, в гортани, в груди, зашумело в висках. Потом что-то оторвалось в его мозгу и улетело, повергая его в беспомощную, жгучую эйфорию. Игорь застонал.
Лариса живо скинула халатик и нырнула к Игорю под одеяло. Она потерлась носом о его щеку и, не боясь разодрать недавно затянувшиеся тонкой пленкой губы о колючую щетину, начала покрывать его лицо страстными поцелуями. Потревоженные губы отчаянно заболели, но Лариса уже не чувствовала боли. Она на едином дыхании скользнула поцелуем по подбородку Игоря, тронула языком кадык и куснула нежную кожу шеи в «вампирьем» местечке. Игорь стонал от наслаждения, его невероятная чувственность еще больше возбуждала и пьянила Ларису. Здоровой рукой он ласкал ее плечи и грудь. Лариса скользнула вниз и вбок, понюхала курчавую шерсть на его груди, облизала сосок и начала спускаться еще ниже, ниже, ниже… Потом рывком сорвала одеяло и села на Игоря верхом. В ядовитом свете уличного фонаря она выглядела мистической ведьмой, скачущей на метле. Игорь почти терял сознание от охватившей его эйфории.
А потом естественно и легко из сведенных судорогой гортаней Ларисы и Игоря сорвались эти вечные три слова, возникшие еще на заре человечества в пещерном племени:
-Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!
И бешеная волна наслаждения окончательно унесла их в свою пучину.
А потом они лежали, прижавшись друг к другу, и молчали, не зная, что сказать. Не обладая комплексами в сексе, Лариса часто не знала, что сказать после, когда двое, кажется, уже все сказали друг другу без всяких слов, одними жестами и чувствами. Первый заговорил Игорь:
-Ларка, почему ты ничего не сказала мне про Андрея?
-А что я должна была сказать? – удивилась Лариса: - Что ты имеешь в виду?
-Если бы я знал, что ты ждешь от меня ребенка, я бы никогда не ушел.
Лариса не поверила своим ушам:
-Что?! Ты говоришь, что Андрей…
Лариса не договорила, она откинулась на спину и рассмеялась:
-Ты так и не понял, откуда берутся дети?!
-Что не понял? – удивленно поднял брови Игорь.
-Ты до сих пор думаешь, что детей находят в капусте! Ты совсем не повзрослел. Ты хоть спрашивал у Андрея, когда он родился?
-Нет, а что?
-Он родился 30 августа!
-Ну и что?
Лариса икнула от смеха и, всхлипывая, уткнулась в подушку. Потом подняла голову и серьезно посмотрела на Игоря:
-Игорек, он родился 30 августа, а расстались мы с тобой в конце сентября! Он не твой ребенок, я ничего не должна была тебе говорить.
-А почему он на меня похож? – не поверил Игорь.
-Когда ты ушел, я как с цепи сорвалась, искала парня, похожего на тебя хоть чем-нибудь.
-И нашла? – спросил Игорь.
-Как видишь, - уклончиво ответила Лариса.
-А почему мне Виталик сказал, что Андрейка мой сын?
-Это я ему сказала, - пожала плечами Лариса.
-Зачем? – не понял Игорь.
-А ты что хочешь, чтобы я призналась своему благоверному, что у меня нагулянный ребенок? – рассердилась Лариса: - Ты все-таки моим женихом был, мы пожениться собирались. Логично, что я не могла придумать своему ребенку другого отца?
-Логично, - согласился Игорь.
-Надеюсь, эта тайна останется между нами?
-Конечно, - кивнул Игорь и улыбнулся: - Слава Богу! Камень с плеч! Я уже измучился угрызениями совести, пока здесь лежал.
Они помолчали, потом Игорь легонько тронул Ларису за плечо:
-А можно я буду звонить ему? Он забавный парень. Я уж совсем поверил, что он мой сын.
-Конечно, звони, - улыбнулась Лариса: - Я думаю, он тоже тебя полюбил.
И они снова замолчали. Молчали долго, прислушиваясь к ночным звукам. Игорь заговорил первым, Лариса поддержала диалог. Они разговаривали об Аркане, о бизнесе, о Коле, о Марине, об Илоне, о Виталике, обо всем на свете… Через час или два у Игоря разболелась рука, и Лариса гладила его по больному месту, нашептывая милые пустячки.
Потом они уснули и спали крепко, до утра, без страшных снов, впервые за долгие годы вместе.
3.
Утром в дверь нетерпеливо постучали. Игорь вздрогнул и проснулся, легонько толкнул Ларису в бок:
-Там кто-то стучится.
Лариса открыла правый глаз и мутно посмотрела на Игоря:
-Не волнуйся, я закрыла дверь на замок.
Стук повторился, на этот раз сопровождаемый женским, приятным голосом:
-Игорь Владиславович, Вам пора на перевязку! Вас ждут в 115 кабинете на первом этаже.
-Это Маша, медсестра, - узнала Лариса и сонно потянулась: - Ответь ей что-нибудь! Она так и будет здесь стучать.
-Хорошо, я скоро подойду, - крикнул Игорь.
За дверью еще немного постояли, потом послышались удаляющиеся шаги.
-А завтрака здесь не бывает? – удивленно спросил Игорь.
-Завтрак пол десятого, - ответила Лариса: - А сейчас еще девяти нет. Ты как раз успеешь сходить до завтрака в перевязочную.
Лариса встала, накинула халатик и подошла к окну. На улице опять шел снег, большими, пушистыми хлопьями. Она смотрела на снег и чувствовала спиной взгляд Игоря, добрый, растерянный и… прощальный.
-Значит, снова расстаемся на годы? – спросила она, не оборачиваясь.
-Так будет лучше, - ответил тихо Игорь: - Но я никогда тебя не забуду, Лариса. Никогда.
-Я тоже буду помнить тебя, - через силу пробормотала она, чувствуя противную щекотку в носу.
-Не плачь, - тихо и растрогано прошептал Игорь: - Я не стою твоих слез.
-Я не плачу, - сквозь слезы улыбнулась Лариса, пряча глаза. Она знала, стоит ей поднять голову, и она захлебнется в слезах.
-Я пойду? – спросил Игорь.
-Иди, - как можно ровней произнесла Лариса и быстро посмотрела в его глаза. Их взгляды встретились и разлетелись, как испуганные воробьи. Игорь повернулся и быстро вышел из палаты. Лариса побрела следом. Совсем недалеко ее ждала больная дочка. Сегодня приедет Виталик. Зачем приедет, и кто такой Виталик, Лариса вспомнила не сразу. А когда вспомнила, почувствовала подпирающую тошноту. У нее есть муж и куча детей, ради них стоит жить, она их любит. Но как же ей все это надоело! Как ей надоело жить в клетке, состоящей из сплошных обязательств. Она всем должна: детям, мужу, работе… Сил нет, как хочется иногда вырваться из тисков повседневных забот, убежать хоть на край света.
Лариса угрюмо открыла дверь Лелькиной палаты и застыла на пороге в изумлении. На стуле рядом с кроватью сидел Виталик и нянчил маленькую дочку. Услышав шаги, Виталик поднял голову и улыбнулся своей обезоруживающей, детской улыбкой:
-Любимая, я так скучал по тебе! Ночь не мог провести спокойно, как только встал, сразу побежал к тебе в больницу.
-И давно ты тут? – пересохшими губами, спросила Лариса. Она только теперь почувствовала неприятную боль в разодранных губах. Она тяжело села на край кровати и закрыла лицо руками, у нее не осталось даже слез, как будто в груди выросла ледяная глыба, которая душила, мучила, убивала.
-Что с тобой? – встревожился Виталик.
-Ничего, - улыбнулась Лариса через силу: - Я так волновалась за Лельку. Ты нас сегодня домой заберешь?
-Да, я с утра вызвал Веру, оставил ей мальчиков и приехал за вами. Я думаю, мы с тобой заедем домой, отвезем Лельку, и поедем за Андреем.
-А где Андрей? – встревожилась Лариса, но потом, что-то вспомнив, кивнула: - Да, конечно. Мне уже собираться?
-Да, собирайся, пожалуйста, и Лельку собирай.
Лариса вышла из палаты. Виталий остался один. Он знал, что она виделась с Игорем, но не ревновал нисколько. У них ведь общий ребенок, они разговаривали об Андрее. Смешно ревновать жену к прошлому. Но Виталий так же знал, что больше его жена с Игорем работать не будет, незачем трепать ей нервы и подвергать опасности семью. Еще вчера Виталий позвонил Бекетову и предложил ему взять в «Перун» на работу Игоря. Алеша как раз собирался заниматься международными перевозками, ему требовались высококлассные шоферы. Бекетов с радостью согласился взять Игоря к себе.
Так Виталий избавил себя и жену от присутствия нежелательного человека. Поговорив с Бекетовым, Виталий позвонил Вере, извинился перед ней и попросил ее завтра выйти на работу. Вера с радостью согласилась и была в квартире Шепетовых уже в семь часов утра. Мальчишки встретили ее восторженным визгом. Виталий поцеловал их на прощание и поехал в больницу за Лелькой и Ларисой.
4.
У входа в перевязочную сидела худенькая девушка с гипсом на ноге. Игорь не сразу узнал ее, потому что она сидела, низко склонив голову и погрузившись в какие-то одной ей ведомые глубины своей души.
-Вы последняя? – по привычке спросил Игорь, присаживаясь рядом.
Девушка подняла голову и несколько минут смотрела молча на Игоря, пытаясь понять смысл его слов. Наконец, поняла. Легкая, усталая улыбка заиграла на ее бледном, печальном лице:
-Я только что оттуда, заходите, пожалуйста, я просто так сижу.
-Постойте, - Игорь неожиданно для самого себя узнал лицо девушки и испугался: - Вы попали под машину? У Вас перелом ноги?
-Да. А откуда Вы знаете? – на ее бесстрастном лице впервые появилось заинтересованное выражение, которое потом сменилось удивлением: - Я Вас нигде не могла видеть? Мне, кажется, я Вас где-то встречала.
-Конечно, Вы меня встретили один раз, когда бросились под мою машину, - напомнил Игорь: - Надеюсь, Вы не очень пострадали?
-Нет, не очень, - смутилась девушка: - Простите меня, пожалуйста, это я во всем виновата.
-Что Вы! Я тоже виноват.
Игорь замолчал и уставился в пол. Ему почему-то совсем не хотелось уходить от этой милой, красивой и печальной особы. Игорь чувствовал, и она боится того, что он сейчас встанет, распрощается и покинет ее, оставит наедине с неутешительными мыслями. Девушка, как будто, всем своим существом уговаривала его: «Не уходи, побудь со мной!» И он сидел, ни в силах двинуться с места.
-Как Вас зовут? – спросил Игорь почти шепотом.
-Аля. Александра, - ответила девушка: - А Вас?
-Игорь. Вы свободны завтра вечером?
-Нет, то есть да. А что? – Аля всем телом подалась вперед в направлении Игоря, весь ее облик выражал надежду и просьбу.
-Я хочу… Точнее, хотел бы… - Игорь путался в словах, не зная, как точнее выразить посетившую его идею. Аля пришла к нему не помощь. Она только посмотрела на него прозрачным, доверчивым взглядом, и Игорь понял: отказа от нее он не получит. Аля уже заранее согласилась на любое его предложение.
-Я хотел бы пригласить Вас завтра в кино, в «Молодежном» будут показывать «Титаник». Вы не пойдете со мной?
Игорь ожидал моментального согласия, но девушка промолчала, а потом рассмеялась ему в лицо. Игорь подскочил, как ужаленный:
-Вас смущает мой возраст? Или еще что-то?
-Ой! Простите, пожалуйста, - испугалась Аля и перестала смеяться: - Я просто подумала, как мы с Вами будем смотреться вместе: у меня нога в гипсе, а у Вас – рука.
Тут рассмеялся и Игорь, легко и от души, он совсем не подумал о препятствии такого рода.
-Значит, сходим в кино весной, когда у Вас срастется нога, а у меня заживет рука. Вы согласны?
-Конечно! – ответила Аля: - Вам оставить мой телефон?
-Я Вам обязательно позвоню.
После перевязки Игорь лежал неподвижно в постели и, баюкая потревоженную руку, думал об Але. Воображение рисовало ему нежное личико совсем молоденькой девушки, ее длинную шейку и смешные завитки волос над ушками. Он так и не сумел подавить невольную улыбку, улыбался широко, мечтательно, почти счастливо. С такой улыбкой он встретил первого человека, вошедшего в его палату.
Внутренний, отрезвляющий холодок вернул его на землю. В дверях стояла Марина. Она с беспокойством посмотрела на Игоря, потом обернулась назад и сделала кому-то знак не входить. Затем зашла и плотно прикрыла за собой дверь.
-Привет, Игорь! Как ты себя чувствуешь.
-Хорошо, рука немного побаливает. А как у тебя дела?
Марина довольно улыбнулась:
-Лучше не придумаешь. Мне позвонили с биржи труда и предложили хорошую работу. Представляешь? Оклад две тысячи новыми плюс премиальные, без вычета налогов. Так что можешь меня поздравить. Сегодня мой первый день работы. Я отвела Колю к твоим родителям, они за ним присмотрят. Вот забежала к тебе, принесла апельсинов.
Марина открыла сумку и начала выкладывать на тумбочку оранжевые, вкусно пахнущие цитрусовые:
-Вот купила на последнее пособие по безработице. Теперь я могу себе это позволить.
-Зачем так много? – вяло спросил Игорь: - Я завтра выписываюсь.
-Я уже знаю, мне врач сказал. Не съешь, принесешь домой. Тебе поправляться надо. Кстати, после обеда тебя собиралась навестить Людмила Петровна вместе с Колей.
-Как вы узнали, что я здесь?
-А как ты думаешь? – удивилась Марина: - Твой отец сказал. Я ему позвонила, он мне и сказал.
-Он сказал тебе, что со мной случилось?
-Нет, это мне Аркаша сказал. Он вчера прибежал такой перепуганный, спрашивал, дома ли ты. Мы так испугались за тебя.
-Аркаша?! – Игорь даже привстал на локте, пытаясь переварить полученное известие. От резкого рывка заныла больше прежнего больная рука, и Игорь со стоном вернулся в прежнее положение.
-Аркаша, - подтвердила Марина: - Он вчера днем прибежал такой перепуганный. Сперва спрашивал, не знаю ли я, где ты. Потом совсем расклеился. Я ему налила рябиновой настойки. Он выпил и рассказал все. Мы пытались тебя найти по знакомым адресам, позвонили Владиславу Ильичу, он и сказал, что ты здесь.
Игорь слушал, все больше поражаясь собственной глупости. Как он раньше не додумался, что Аркан не желал ему зла. Может, он собирался похитить мальчишку, но Игоря всегда считал лучшим другом, он совершенно случайно оказался на его пути. Игорю стало даже немножко стыдно: как он мог подумать про лучшего друга, что тот хотел его убить?!
-А где сейчас Аркадий?
-В коридоре ждет, он побоялся первым входить, не знал, как ты на это отреагируешь. Он за тебя вчера своему зятю нос сломал.
-Так это Вовка стрелял?
-Вовка, Вовка… Он даже в тире стрелять не умеет, а тут настоящее оружие в руки взял. Конечно, попал он по чистой случайности, выстрелил, кстати, тоже, забыл пистолет поставить на предохранитель. Он не сразу и понял, что натворил. Мы так вчера перепугались. Илонку пришлось валерьянкой отпаивать, а ее брата с муженьком – рябиновой настойкой. Я тоже испугалась не на шутку. Одна Людмила Петровна не поверила, что ты в беде, сказала: «Если бы с моим сыном что-то случилось серьезное, я бы это почувствовала, уж поверьте моей материнской интуиции!» Ну, мы сразу немного в себя пришли, а уж когда с Владиславом Ильичом поговорили, так и совсем успокоились.
Игорь ерзал в нетерпении:
-Зови же скорее Аркашу! Мне поговорить с ним надо.
Марина взглянула на часы:
-Конечно. Сейчас позову. А мне как раз на работу надо.
Она наклонилась над мужем, чмокнула его в небритую щеку и вышла в коридор. Следом за ней вошел Аркадий.
Аркан представлял собой такое плачевное зрелище, что Игорь невольно его пожалел. Весь помятый, не выспавшийся, бледный, Аркан выглядел гораздо хуже раненого Игоря. Тяжело переступая ногами по полу, Аркадий подошел к кровати, грузно сел на краешек, не глядя, нащупал под одеялом ногу Игоря и пожал ее как руку. Видимо Аркадия мучило тяжелое похмелье. С трудом поворачивая языком, он заговорил:
-Слышь, старичок, заварили мы тут кашу. Ты не сердись. Ладушки?
-Я-то ничего, - миролюбиво ответил Игорь: - Что ты хотел с мальчишкой делать?
-Да ничего, - пробубнил Аркан: - Что я Бармалей что ли? Папашу его припугнуть хотел слегка, да пацана, видать, уже родители напугали злыми дядями, вот он и драпанул. Ну, у Вовки нервы не выдержали. Он теперь тоже в больнице. Я ему нос в лепешку расквасил. Не сердись, Игорек, а?
У Игоря ныла рука, и он чувствовал себя неважно, но значительно лучше Аркана.
-Что вы теперь будете делать?
-«Гермес» закроем, - махнул рукой Аркадий: - Выплатим Немцу деньги и оставим его в покое. А потом на море, восстанавливать нервные клетки.
-А кто такой Немец? – переспросил Игорь.
-Шепетов, - пояснил Аркан: - Виталька.
Он замолчал, машинально теребя колено Игоря, потом вдруг что-то вспомнил и неуверенно улыбнулся:
-Ты уверен, что мальчишка не имеет к тебе никакого отношения? А то тут Илька учудила, твердит, что пацан на тебя похож.
-Теперь уверен, - признался Игорь: - А раньше считал, что мой. Знаешь, кто его мать?
-Нет, а кто?
-Лариска.
-Какая Лариска? – переспросил Аркан, мучительно вспоминая, его и без того мутный взгляд стал еще мутнее, наконец, он прояснился: - Ну?! Серьезно?! Лариска Ветрова? Твоя бывшая?
-Она-она, - подтвердил Игорь: - Она вышла замуж за Шепетова. Кстати, у нее уже к этому времени был ребенок. Андрей.
-И ты утверждаешь, что не имеешь к этому ребенку отношения?
-Она утверждает, - пожал плечами Игорь: - Более того, она мне это уже доказала. Так что, парень не мой.
-Ну, не твой так не твой, - пожал плечами Аркадий и снова оживился: - Я тебе выпить хотел принести, да врачи не разрешили. Выйдешь из больницы, мы с тобой водки хлопнем по пузырьку. Ладушки?
-Ладно, - кивнул Игорь: - Считай, что ничего не было.
Аркадий находился в таком невменяемом состоянии, что Игорь уже через несколько минут после встречи предложил поговорить подробнее в другой раз. Аркадий ушел.
5.
До дома Багровых Виталий и Лариса добирались на метро, поставив «Бемвер» во дворе, им нужно было забрать «Фордик», оставленный Игорем у своего дома. Шел снег, большими, пушистыми хлопьями. Быстро холодало. Виталий шел размашистым, широким шагом, улыбаясь каким-то внутренним мыслям. Лариса едва за ним поспевала. На поворотах она переходила на бег. Заметив, что жена бежит рядом в припрыжку, Виталий сбавил шаг. Так они дошли до метро.
На эскалаторе они стояли лицом к лицу, как в далекой юности. Виталик легонько обхватил жену за талию и привлек к себе. Она не устояла и ткнулась носом в его плечо, в куртку, пахнущую новой кожей. Этот запах нравился Ларисе, и она снова, уже намеренно, понюхала куртку мужа. Он рассмеялся и попытался поймать ее губы. Лариса отклонилась от поцелуя, после бурной ночи губы нещадно саднили. Виталий не стал настаивать, предоставив жене возможность снова нюхать его куртку в свое удовольствие, чем Лариса тут же и занялась.
На метро они быстро доехали до дома Владислава Ильича и нашли во дворе заснеженный «Фордик». Виталик похлопал автомобиль по крыше, как старого доброго друга и обратился к Ларисе:
-Я пока прогрею мотор, а ты сходи за Андрейкой. Ты ведь знаешь, где живут Багровы?
Лариса кивнула и пошла к парадной.
-Поскорее возвращайтесь! – услышала она вслед.
Лариса легко нашла знакомую дверь и нажала на кнопку звонка. За дверью раздались мелодичные переливы, потом послышались быстрые детские шажки. Дверь раскрылась. На пороге стоял Андрей.
-Мама! – радостно завопил он на весь дом, бросаясь Ларисе в объятия: - Дядя Влад! Моя мама приехала.
Андрей втащил маму в прихожую и включил свет. В доме было уютно и вкусно пахло, на кухне что-то жарилось. На пороге комнаты появился Владислав Ильич в тренировочном костюме и домашних тапочках. Он довольно улыбался, но при виде Ларисы Владислав Ильич побледнел и отшатнулся, как от призрака:
-Ты?! Лариса?!
Мужчина не в силах устоять на ногах нащупал за своей спиной стул и сел. Но тут же вновь вскочил, нервно улыбаясь и не зная, что делать дальше.
-Ларочка? Значит, это твой мальчик?
-Мой, - улыбнулась Лариса: - Разве не заметно?
-Теперь заметно, - вздохнул Владислав Ильич и подозвал к себе Андрея: - Иди сюда, малыш.
Андрей доверчиво подошел к нему и взял за руку:
-Мне было хорошо у Вас. Можно я попрощаюсь с Колей.
-Постой, - попросил Владислав Ильич, присаживаясь на корточки и вглядываясь в глаза мальчика. Да, это были те самые, багровские, фамильные, карие глаза… Только унаследовал их Андрей не от Игоря, а от… Тридцатое августа… Шестое декабря… По датам все сходится. Ошеломленный ужасной догадкой, Владислав Ильич посмотрел на Ларису.
-Но Ларочка… Зачем? – он не договорил, легонько подталкивая мальчика к комнате: - Иди попрощайся с Колей.
Андрейка убежал. Владислав Ильич подошел к Ларисе:
-Это была ужасная ошибка. Я не должен был этого делать. Прости меня, пожалуйста, если это хоть что-нибудь значит.
-Да что Вы! – воскликнула Лариса, весело улыбаясь: - Я сама все рассчитала. Я хотела мальчика, похожего на Игоря. Это Вы простите меня ради Бога!
-Ты нашла свое счастье?
-Да, и Андрейка – часть моего счастья. Спасибо Вам за него.
-Можно я буду звонить тебе, узнавать про… сына?
-Мне будет звонить Игорь, он Вам все расскажет. Андрей считает своим отцом моего мужа, давайте, не будем пока разрушать его иллюзий. По крайней мере, пока он маленький.
Андрейка выскочил из комнаты и подбежал к матери. Владислав Ильич протянул ей пальтишко и шапку мальчика. Лариса ловко помогла сыну одеться. Андрей помахал Владиславу Ильичу рукой и выбежал из квартиры.
Лариса замешкалась на пороге, она не знала, как ей следует попрощаться с отцом своего старшего ребенка. Ее сомнения разрешил натянутый женский голос:
-Так чей же это ребенок? – в дверях кухни стояла Людмила Петровна с нарисованной улыбкой на раскрасневшемся лице.
-Мой, - ответила Лариса: - И моего мужа. Слышите?
С улицы донесся радостный мальчишеский визг:
-Папка приехал!!!
Супруги Багровы переглянулись и кивнули.
-Я пойду? – спросила Лариса и, не дожидаясь ответа, вышла из квартиры.
Владислав Ильич выглянул в окно. На улице шел снег большими белыми хлопьями. Он почти скрывал три одинокие фигурки во дворе: мужскую, женскую и детскую. Зато отчетливо с улицы доносился смех и возгласы радости. Мужская фигура закинула на плечи женскую и детскую и закружилась вместе с ними. Подул ветер, поднимая вихрь снежинок. Пришла красавица-метель. И она подхватила их в свои объятия…

02 March 2010

Немного об авторе:

... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет