РЕШЕТО - независимый литературный портал
Екатерина Морозова / Проза

Одинокая ведьма

1298 просмотров

1. Шабаш.
Праздновать в принципе было нечего. Но Надин не могла отказать Васбору: ему никто не мог отказать. Васбор наливал всем Шампанского и провозглашал тост за тостом: за милых дам, за третий глаз, за шестую чакру… Лерочка, Нинель и Надин хохотали до коликов.
-Вы нас уморите! С какой стати Вы нам каждую субботу закатываете вечеринку?
-Так ведь шабаш, милые! – густо бубнил Васбор: - Кстати, где Сашка?
Рыжего Сашки в комнате не было. Периодически он исчезал минут на десять – пятна-дцать, предоставляя дам Васбору. Тому Сашкины отлучки не нравились, он посматривал на часы и мрачнел. Его полные щеки оседали вниз и собирались складочками у подбородка.
-Улыбнитесь, милый волшебник! – просила тогда Лерочка.
Васбор улыбался, и на самом деле, становился похожим на доброго волшебника. Лицо у него было широкое, доброе.
-Надя! – говорил Васбор: - Что в нашей профессии главное? Главное – чувство юмора. А что самое неуместное? Самое неуместное, милая моя, альтруизм!
Альтруизмом Надин не страдала. Бог наградил ее уникальной головой. Благодаря своей голове, Надин давно жила совершенно безбедно: ездила на Канарские острова и обедала в лучших ресторанах. Обнаружились уникальные способности Надин еще в пятом классе, ко-гда она безошибочно предсказывала маминым подругам, как сложится их судьба в ближай-ший год, полгода, месяц, неделю и день.
-Как у нее это получается? – тетки приседали в недоумении и смотрели на Наденьку, как на Божьего посланника.
Надин, которую тогда еще звали просто Надей, презирала этих всевозможных тетенек, бабушек, замотанных детьми, магазинами, работами. Что же в их судьбе не видеть? Они только сами не видят свою судьбу, а все вокруг видят и стесняются сказать. Наденька не стеснялась. Мать воспитывала дочь на принципах равноправия детей и взрослых, и Надя оп-латила за это матери сполна. В конце прошлого года она отправила ее в отпуск на Кипр. Там мать и осталась: нашла себе богатого мужа и зажила припеваючи. И опять соседки, при-ятельницы и прочие завистницы всплескивали руками и перешептывались: «Хорошо иметь дочь – колдунью!»
Презрение к теткам мешалось у Нади с жалостью. Однажды она пожалела соседку и рассказала ей, что, если та не отправит свою глупую дочку к родственникам, то девчонка скоро залетит от Андрюшки из седьмой квартиры. Соседка не послушалась. В результате Танька спустя девять месяцев принесла родителям внука.
После того случая слава о Надин разлетелась как птичья стая. К ней началось настоя-щее паломничество. Надин установила тариф: пятьдесят рублей за посещение. Женщины ворчали, но кровные от себя отрывали: всем хотелось знать свою судьбу. И почему-то не одной «мадаме» в голову не приходило, что Надин прекрасно знала про связь Таньки и Анд-рюшки. Имея ясные представления о Танькиных умственных способностях, не составляло никакого труда предсказать результат.
С малознакомыми людьми было сложнее. Но и тут умница Наденька нашла выход. Гостеприимная мамаша всех пришедших дамочек поила чайком и развлекала разговорами. Разговорчики Наденька записывала на магнитофон. К каждой кассете прикрепляла ярлычок с именем и временем посещения. Потом разыгрывала перед впечатлительными дурочками состояние глубокого транса, входила в состояние «ясновидения» и рассказывала им про-шлое, настоящее и будущее. Женщины бледнели, открывали рот, вскакивали на ноги, потом садились мимо стула.
Постепенно у Наденьки накопился солидный жизненный опыт. Всех приходящих она строго классифицировала на четыре основных типа и восемь подтипов, давала им условные наименования и в будущем уже безошибочно отличала представительниц типа «Ассоль» от представительниц типа «Грымза». Подход к каждой был индивидуальным.
-В тебе погиб великий психиатр! – хохотал позже Сашка, когда Надин рассказывала ему о своих отроческих подвигах: - Тебе бы сам Юнг позавидовал!
Надин хохотала вместе с Сашкой и думала, как легко делать деньги на человеческой глупости.
После школы Наденька окончила математический факультет университета с красным дипломом. Училась она всегда, шутя: курсовые «катала» за одну ночь, еще и списывать да-вала за дополнительную плату. После института пыталась работать по специальности. Не понравилось. Тогда мать посоветовала Наденьке поступить на работу в Ведический центр. Надя не сомневалась, что ее примут вне конкурса. Она также верила, что найдет в центре много единомышленников. Но нашла только одного – рыжего Сашку.
Надин взяли в центр, как только она переступила порог. Она с первого взгляда понра-вилась директору Василию Борисовичу, которого клиенты знали, как белого мага Васбора. Ничего магического в Васборе не было. Он был обыкновенным, добродушным шестидесяти-летним мужчиной, хорошим семьянином. Со своими «ведьмочками» Васбор частенько заиг-рывал, но жене не изменял, и изменять не собирался, к Надин Васбор относился, как к дочке.
Нинель была желтолицей, грузной теткой с синими мешками под глазами. У нее не бы-ло мужа, зато имелось трое детей от пяти до одиннадцати лет и множество проблем. Надин классифицировала ее, как «Тип: разведенная жена алкоголика. Подтип: безмозглая». Когда Нинель хвасталась, что ее гадания сбываются, Надин вспоминала теорию вероятности.
Лерочка в отличие от Нинель, вызывала у Надин невольную симпатию. Предсказания Лерочки сбывались крайне редко, но она искренне в них верила. Лерочка закончила психо-логический факультет, перечитала за свою жизнь столько книг, сколько Надин даже в руках не держала, и пространно и обстоятельно рассуждала о чакрах, негативных программах и светлом будущем всего человечества. Надин умилялась, слушая ее, а порой даже завидовала чужой наивности. Лерочку она классифицировала, как «Тип: Ассоль. Подтип (редкий): на-шедшая своего Грея». Тридцатилетняя Лерочка уже десять лет была замужем за «редким человеком», как она сама говорила, и растила девятилетнего сынишку.
Лерочка не брала деньги за свои сеансы. Но народ к ней валом не ходил, потому что «халяву» в России нормальные люди перестали уважать еще при советской власти. Лерочка себя особо и не рекламировала, и гарантий никаких не давала, каждому пришедшему гово-рила: «Может, сбудется, а, может, и не сбудется. Все зависит от обстоятельств». Люди взды-хали, шарили в кошельках и записывались за четыреста рублей на прием к Надин. Надин всем давала гарантию и выравнивала линию судьбы. От нее уходили окрыленные.
Надин считала бы себя абсолютно счастливой женщиной, если бы не одно обстоятель-ство: поджимали годы, двадцать пять лет, а все не замужем. Любовники, конечно, - не про-блема, взять хотя бы Сашку. А вот достойного мужа на горизонте все никак не появляется. Где-то в глубине души Надин готова была уже «выскочить» и за рыжего. Сашка дарил охап-ки цветов (романтика какая!), а вот руки и сердца не просил.
Сашка судьбу никому не предсказывал. До прихода Надин он занимался администра-тивными делами, придумывал ведунам имидж, рекламировал их и заказывал таблички на двери. Это он назвал Надежду Захарову Надин и повесил на двери ее кабинета вывеску, на-писанную золотыми буквами: «Ведьма Надин».
Сашка был неудавшимся клоуном. Он почему-то бросил цирковое училище, когда учился на последнем курсе, и пошел работать в Ведический центр. Для Надин Сашка пред-ставлял единственную загадку в ее жизни. Он никогда не рассказывал о своей семье, о своем прошлом. Зато его частенько навещали радужные призраки. Иногда Сашка замирал на месте и смотрел в пространство, его зрачки расширялись, и взгляд застывал. Потом все проходило, Сашка махал рукой, называл себя жуликом и говорил, что ничего потустороннего не видит, потому что видят потустороннее одни шизофреники. Вероятно, все странности Сашки очень просто объяснялись, но Надин предпочитала не раскрывать его загадки. Ей нравилось иметь в своем окружении загадочного Сашку.
Шабаш продолжался. Васбор все нетерпеливее посматривал на двери и на часы, и с ка-ждой минутой мрачнел все больше. Сашка не появлялся.
-У него приступ ясновидения, - ляпнула Лерочка.
Васбор буркнул что-то в нос и пролил вино себе на брюки. Атмосфера накалилась.
И тут влетел клоун: рыжий, лохматый, веселый. Размалеванное, смеющееся лицо обра-тилось в сторону Надин.
-Впервые на арене, клоун Сашка! Клоун Сашка!
Разноцветное трико колыхалось и переливалось. Клоун подошел к Надин и вытащил у нее из волос куриное яйцо, зажал его в ладонях, подул и открыл горсточку, как чашечку цветка. В руках у Сашки сидел нахохлившийся желтый цыпленок. Наступила тишина, на-полненная новорожденным писком. Ведуны старались не дышать. И тут тишина взорвалась аплодисментами. Надин вскочила на ноги и поцеловала Сашку в размалеванную щеку. Саш-ка поставил цыпленка на стол и обнял Надин.
-Тебе весело, моя фея? – шепнул он ей на ухо.
-Ты самый лучший в мире клоун! – ответила Надин.
Васбор тут же определил цыпленка в коробку под свет электрической лампы и со смешком обратился к Нинель и Лерочке:
-Ну-ка, ведьмочки, кто из сей птицы вырастет: петушок или курочка?
-Кого Бог пошлет! – ответила Лерочка.
-Петушок, - подумав, определила Нинель.
-Значит, будем ждать курочку, - решил Васбор.
Цыпленок согласно пискнул.
2. Ведьма Надин.
Забавно, но у Надин, как у настоящей колдуньи, был целый ритуал подготовки к сеан-сам ясновидения. Она меняла свой любимый брючный костюм на черную, длинную, полу-прозрачную накидку с нашитыми звездочками, на голову водружала серебряную диадему в форме полумесяца и садилась в кресло. Закрывала глаза, считала до двадцати пяти и думала о том, что чудес не бывает, но есть вещи, которые творят чудеса: дружба, деньги, власть, а главное – интеллект. Минут через пять Надин вставала из кресла, готовая к «подвигам».
Надин выглянула в приемную. Перед аквариумом с золотыми рыбками сидела немоло-дая дама и задрипанный студент. Роль студента играл Сашка, профессиональный актер. Что-бы не вызывать подозрений, Сашка каждый день играл новую роль. При этом он умудрялся перевоплощаться полностью. Дама следила за рыбками, как загипнотизированная. Аквариум в приемной был самым удачным изобретением Васбора.
Сашка читал газету. Уловив легкий скрип двери, он поднял голову и подмигнул. Зна-чит, все складывалось хорошо. Надин посмотрела на Сашкины руки. Он сжал руки в кулаки. Потом расслабил. На левой руке показал два пальца, потом скрестил пальцы замочком. Пра-вой рукой показал сначала четыре пальца, потом три. Надин перевела взгляд на газетный лист. Заголовок вверху гласил: «Почему уходят мужья?» Теперь Надин знала все, что Сашка смог разведать. Она уже направилась к женщине, как Сашка быстро развернул газету на дру-гой странице и вписал в верхнюю строчку кроссворда одно слово: «Полба».
-Полина Борисовна, - певучим голосом, тающем в пространстве, сказала Надин: - Пройдемте, пожалуйста.
Женщина вздрогнула и подняла голову. Надин тут же оценила клиентку. Эта на по-следние деньги пришла, еле наскребла. На ясновидящую Надин была ее последняя надежда. У бедняжки были крупные неприятности.
-Пройдемте, пожалуйста, Полина Борисовна, - увереннее позвала Надин.
-Но откуда Вы знаете мое имя? – клиентка в изумлении не двигалась с места. Если На-дин хорошо отработает, у нее прибавится посетителей, эта несчастная дурочка всем расска-жет про ее сверхъестественные способности.
-Пройдемте, пожалуйста, - таинственно улыбнулась Надин: - Ведь еще юноша за Вами стоит, ждет своей очереди.
Полина Борисовна вздернулась, направилась в кабинет Надин.
Надин усадила женщину в удобное кресло перед миниатюрным фонтаном. Журчащая вода, как и рыбки, действовала гипнотически. В кабинете Надин много воздуха и желтова-тое, мягкое освещение. По стенам мечутся разноцветные пятнышки, создаваемые вращаю-щимся абажуром. Вещей в кабинете Надин мало: пара кресел, кожаный диванчик, маленький журнальный столик, стенной шкаф, стеллаж с книгами, на стенах в плетеных кашпо цветы, на подоконнике лимонное дерево. Его подарил Сашка полтора года назад, и Надин уже сняла прошлой осенью два кислых-прекислых лимона. Лимоны съели вдвоем.
Клиентка подобрала ноги и всхлипнула:
-У меня такое горе, - начала она.
-Постойте, - мягко прервала Надин: - Вы можете мне ничего не говорить, я вижу ваше прошлое, настоящее и будущее. Вы можете сразу задавать мне вопросы. Я обещаю, что не оставлю без ответа ни одного Вашего вопроса.
-Что делать? – заломила руки женщина.
-Расслабьтесь, - прошелестела Надин и легко взмахнула рукой. Взвилась черная накид-ка, разлетелись по сторонам блестящие звездочки. Еще несколько манипуляций руками, журчание фонтана, и клиент, как говорится, готов. Женщина затихла и со слепой верой уста-вилась на «спасительницу». Надин заговорила:
-Вас зовут Полина. Вам сорок три года. У Вас двое детей, две девочки. Недавно от Вас ушел муж. Вы пришли узнать, вернется он или нет.
Женщина смотрела на Надин, как на богиню. Когда на нее так смотрели, Надин так и подмывало заставить человека – зомби ограбить какой-нибудь банк и принести деньги в ве-дический центр, но до сих пор она удерживалась от соблазна.
-Он вернется? – спросила женщина и с отчаянием посмотрела на Надин.
Надин не знала ответа на этот вопрос. Здесь следовало работать головой. Дедукцией Надин владела, как Шерлок Хомс, в совершенстве. Уже с конкретной целью ведьма осмот-рела женщину, отыскивая признаки прошлого. Драгоценностей нет, ногти коротко подстри-жены, а ладони?
-Положите, пожалуйста, руки ладонями вверх и впитывайте благотворную энергию не-ба. Я помогу Вам самой увидеть Вашу судьбу.
Женщина послушалась. Руки суховатые, неухоженные. Муж ушел недавно (жена еще из депрессии не вышла), а по ее внешности не скажешь, что у нее когда-то, вообще, были деньги, которые не приходилось занимать у соседей. Значит, в бедности жили. Поженились, видать, еще в институте, как тогда казалось, по огромной любви. Вкалывали всю жизнь, дво-их девчонок кормили – одевали. Ну, мужик после сорока загулял (все они в этом возрасте гуляют). Любовница, видать, ровесница старшей дочки, самоуверенная вертихвостка. Ниче-го, погуляет – вернется.
-Ваш супруг вернется, - медленно проговорила Надин. От умственного напряжения у нее ныли все мускулы, как будто на ней всю ночь возили воду.
Женщина чуть было не бросилась перед Надин на колени. Надин даже жалко ее стало.
-Полина Борисовна, я еще кое-что увидела в Вашей судьбе. Вы и Ваш муж проходите сейчас важный жизненный урок. Этот урок ниспослан Вам свыше. Вы с честью пройдете это испытание и изменитесь в лучшую сторону, и внешне, и внутренне. Будьте умницей! Вы же женщина, потерпите: приведите себя в порядок: макияж сделайте, маникюр, педикюр… Кофточку новую купите. Вот увидите, все будет хорошо.
Первый клиент занял полчаса. Надин чуть не плакала от усталости, а впереди был еще длинный, рабочий день. За час работы она получала двести-триста рублей (в день это две-три тысячи). А в его себестоимость входило неисчислимое множество душевных сил и здоровья. Надин тратилась на массажисток и курорты наверно больше, чем жены банкиров. Кто бы ее пожалел! Кто бы ее муки увидел! Ходят одни эгоисты, которые хотят за деньги купить себе удачу и понимание. Этим людям никогда не объяснить, что самого главного за деньги не купишь. Лицемеры! Разыгрывают из себя несчастные жертвы и вешают свои проблемы на ни в чем не повинных ведунов и экстрасенсов. Нет, чтоб самим найти выход! Жить своим умом, как живут Надин и Сашка, так они ищут путь подороже, понадежней и попроще. Надин ни-когда не стеснялась, заламывая цену за свои сеансы.
Надин два раза сосчитала до десяти, прежде чем нашла в себе силы позвать следующе-го клиента. Следующим был бизнесмен. Эти к Надин валом валили: сделать установку на удачу в предприятиях. Надин радовалась бизнесменам, они держались независимо, по-деловому, не заваливали глупыми вопросами, а самое главное, никогда не задерживались долго: привыкли уважать свое и чужое время.
Мужчину звали Андреем, это единственное, что смог разведать Сашка. Деловые люди с посторонними особо о себе не распространяются. Андрей равнодушно отреагировал, когда Надин назвала его имя. Он прошел к ней в кабинет, сел в кресло и нетерпеливо посмотрел на часы.
-Вас зовут Андреем, - начала Надин, растягивая слова: - Вы родились в начале шести-десятых годов, а если точно…
Надин «впала» в транс. Медленно покачиваясь из стороны в сторону, она смотрела на фонтан. Андрей метнул скользкий взгляд в ту же сторону:
-Я без тебя знаю, когда родился. Делай свое дело, нечего ковыряться в моем прошлом. Я не за это деньги платил.
Надин мгновенно «выпала» из транса, картинно взмахнула рукой и переместилась вплотную к клиенту.
-Вы сильный человек, - прошептала она. В другой обстановке подобный шепот приня-ли бы за обольщение. Андрей почувствовал неладное. Надин внутренне задохнулась от по-давленного смеха. Она-то понимала, что неладно. Надин откровенно кокетничала с мужчи-ной, а он этого в упор не замечал. Зато она видела его насквозь. Еще один жест, больше для себя, чем для него, ласковое прикосновение, и Надин ощутила рабочее состояние безгранич-ной власти над человеком. Иногда ей казалось, что она так и умрет старой девой из-за того, что видит мужчин насквозь. Вот этого, например… Пульс у него сейчас (ого!) не менее ста десяти, потовые железы с цепи сорвались, в груди защемило, адреналин в мозг поступил, а держится молодцом, только ноги скрестил. «Сейчас пальцы замочком сложит», - подумала Надин. Андрей тоже о чем-то подумал и сложил пальцы замочком. В данном случае, это сигнал: человек подсознательно пытается защититься. Ведунья мягко взяла клиента за руку и закрыла глаза. Она стала думать о нем. Насколько велики его шансы на успех? Сегодня На-дин везло: ей попадались люди с высоким потенциалом. Андрей уже настроен на успех. Есть, конечно, небольшая неуверенность, иначе бы он не пришел к Надин, но убрать эту не-уверенность пара пустяков.
-Все будет хорошо, - просто сказала Надин: - Вы родились под счастливой звездой.
Ясновидящая выпустила руку клиента. Андрей воспринял это как сигнал и сразу под-нялся с кресла. Надин потеряла с ним контакт. Теперь он отделился от нее.
-Вы свободны сегодня вечером? – спросил мужчина.
-Нет, работаю, - отрешенно ответила Надин. Она смертельно устала от него за те не-сколько минут, пока держала его руку. Она устала от него так, что почти ненавидела.
Он почувствовал ее сопротивление, сдержанно попрощался и вышел.
У Надин остался тяжелый, сернистый отпечаток. Ей пришлось пять раз сосчитать до десяти, чтобы настроиться на нового посетителя.
Сочувствия у Надин хватало с трудом на первых двух – трех утренних клиентов. С ос-тальными она работала «на автомате», и так получалось даже лучше. Она давно пришла к выводу, что эмоции у ясновидца – лишняя нагрузка.
Надин много думала о своей работе, и приходила к выводу, что она не менее важна, чем любая другая работа. Надин помогала людям справиться с проблемами и поверить в свои силы. Но, не смотря на всю важность работы ясновидцев, их до сих пор большинство здравомыслящих людей считают шарлатанами. Надин, по правде сказать, и сама считала себя шарлатанкой, но очень нужной, полезной шарлатанкой. Иногда, в порядке дежурного бреда, она мечтала открыть школу по подготовке профессиональных ведьм. В программу обучения входило актерское мастерство, медицина, психоанализ, культурология, история оккультных наук, мифология человеческих заблуждений и ораторское искусство.
По ночам Надин сочиняла настольную книгу для себя и своих воображаемых учеников. Книга называлась: «Кодекс Ведьм». Она подразделялась на части, главы, статьи и пункты. Пункт первый статьи первой гласил: «Твое тело совершенно, твой интеллект божественен, твои возможности безграничны. Ты – ведьма!» Во втором пункте делалась осторожная ого-ворка: «Пункт первый верен, если ты – Настоящая Ведьма!» На этом первая статья заканчи-валась, а вторая давала конкретный инструктаж: «Ты можешь назвать себя ведьмой, если на тебя не влияет сила чужих человеческий эмоций».
С первыми двумя клиентами Надин еще не была ведьмой, но к третьему она уже осно-вательно «задубевала». Ее уже ничто не могло достать. Надин работала быстро, четко, без перерывов. Ей уже не приходилось настраиваться перед каждым клиентом. Лерочка говори-ла, что это происходит, потому что Надин начинает «подпитываться» энергией людей. «Держу пари, это ядовитая энергия!» - беззаботно отвечала Надин Лерочке.
Третьей клиенткой в этот день была молодая беременная женщина. Надин предсказала ей девочку. Угадать ее желание не составило труда. Надин увидела в сумочке у женщины недовязанный, розовый чепчик.
-Вы любите вязать, - сказала Надин: - И шить. В детстве Вы обшивали кукол.
-Я и сестренке шила, - подхватила женщина.
-У Вас родится счастливая девочка. Она будет самой красивой девочкой в округе, и са-мой нарядной. Вы сами будете ей шить.
Женщина чуть в обморок не плюхнулась от радости. Когда она ушла, Надин открыла толстую тетрадь учета посетителей и записала: «Светлана Егорова. 24 года. Мальчик». Пред-сказания должны сбываться на сто процентов.
Когда уходил последний клиент, Надин оставалась одна, переодевалась в брючный костюм, собирала густые, черные волосы хвостом на затылке и становилась простенькой девушкой. Почему-то именно в эти минуты она острее всего ощущала одиночество. Она бесшумно ходила по кабинету, потом брала лейку и начинала поливать цветы. Каждый лис-точек поглаживала, как любимого ребенка, нежно и тепло. Иногда Надин плакала.
Статья третья «Кодекса Ведьм» гласила: «Ведьма всегда одинока».
3. Дурдом на выезде.
За неделю рекламными плакатами оклеили весь Центральный и Фрунзенский районы. Надин давала сеанс массового гипноза в ДК Железнодорожников на Тамбовской улице. Идею представления подал Сашка. На публику Надин работала легко. Сашка говорил, что Надин – прирожденная актриса. Причем работать на большую аудиторию оказалось делом более прибыльным и легким, чем работа с одним клиентом. Работая с одним человеком, На-дин как будто ежедневно по несколько десятков раз сдавала экзамен на профпригодность. Крупная аудитория легче поддавалась внушению.
Психология толпы напоминала Надин психологию ребенка или древнего человека. Толпа объединялась легко, движимая инстинктом самосохранения. Даже совсем разные и незнакомые люди, сидя плечо к плечу, становились похожи, как клоны: они одинаково чув-ствовали и мыслили. Надин было достаточно расположить к себе одного человека из толпы, чтобы сразу ей поверили все.
Надин вызывала на сцену разных людей и разыгрывала перед зрителями сцены чудес-ного провидения. Для таких представлений не нужно было читать мысли. Достаточно было владеть элементарными знаниями по логике, и небольшим даром внушения. На всякий слу-чай Надин выбирала из зала самых нервных, восприимчивых людей.
После представления Надин давала всем присутствующим установку на удачу.
Про Надин по всему городу ходили легенды, говорили, что она помогает выйти из са-мой затяжной и тяжелой депрессии. Надин на слухи реагировала с неизменным юмором: «Что есть затяжная депрессия? Дурость! Человеку хочется быть несчастным, и он страдает. Когда человек приходит ко мне, он, как правило, уже раздумал страдать. И мне остается только сказать ему вслух то, что он уже давно для себя решил». «Но без тебя они не могут выйти из депрессии», - возражала Лерочка. Надин становилась серьезной и ловила свой взгляд в затемненном зеркале: «Те люди, которым по-настоящему плохо не ходят к экстра-сенсам, они в них не нуждаются. По-настоящему глубоко страдающий человек, покрыт, как черепаха, панцирем. Он обладает такими душевными силами, которых нет у человека в нор-мальном состоянии».
Очередное представление подошло к концу. Люди выходили одухотворенные и окры-ленные. Надин провожала их мудрым взглядом. Никто не слышал ее мысли. «Лучше бы в театр ходили, что ли? - думала Надин: - Честное слово, Лариса Луппиан лучше играет».
В гримерку ворвался шумный, возбужденный Сашка с букетом белых роз:
-Поздравляю, Надька! Задала ты сегодня жару! В следующем году поступай в теат-ральный: будешь играть ведьму Ундину.
Надин приняла букет и растворилась в нем. Сашка подхватил Надин на руки и поднял высоко над полом. Надин, как и всякая порядочная девушка, немедленно завизжала и зако-лотила Сашку по плечам. Розы веером рассыпались по полу. Сашка поставил Надин на стул, наклонился, чтобы собрать цветы. Когда он поднялся, Надин так и стояла на стуле. Сашка застыл, его взгляд потемнел, зрачки расширились. К нему пришли видения, те самые виде-ния, в которые он сам никогда не верил.
-Надька, - прошептал Сашка: - За тобой как будто белое свечение. Ты как будто незем-ная, Надька.
-Сашка, ну, почему я в чудеса не верю?! Так было бы хорошо верить в твои видения!
-Тьфу! Шизофрения какая-то! Ты права: ничего я не вижу, - Сашка с видимым усилием взял себя в руки, положил цветы на стол и снял Надин со стула.
В гримерку вошел Васбор.
-Ну, как, жулики? Как выручка? Еще не всех бедных граждан надули?
-Не всех, Василий Борисович, - серьезно ответила Надин: - Наши возможности неис-черпаемы. Пока жив род человеческий, мы всегда найдем возможность кого-нибудь надуть.
-И не стыдно? – хитро, по-отечески прищурился Васбор.
-Стыдно?! – изумился Сашка и, покачиваясь, подошел к Васбору: - Что такое стыдно, папаша? Кстати, по тебе зеленый чертик ползет.
Сашка потянул Васбора за борт пиджака и глупо расхохотался. Васбор побагровел. На-дин еще никогда не видела его таким злым. Она ринулась к Васбору и схватила его за руку. Успела вовремя, потому что старик уже замахнулся на Сашку.
-Пошел вон! – рявкнул Васбор: - Сынок! Вон, я сказал! И никогда не попадайся мне на глаза! Слюнтяй! Подонок! Я тебе покажу чертиков!
Васбор выдернул из кармана пузырек с валидолом, словно газовый баллончик. Первая таблетка импульсивно скакнула на паркет, закатилась под плинтус, вторая попала в рот. Вас-бор сразу стал беспомощным, как ребенок. Косо, одним боком навалился на стул, обмяк в диагональной позе. Надин бросилась на помощь.
Неугомонный Сашка и не подумал исчезнуть от греха подальше. Он даже хихикать не перестал. Надин посмотрела на него, как на идиота:
-Ты, что, пьян?!
-Трезв, как стеклышко! Дыхнуть?
-Не связывайся с ним, Надя, - Васбор медленно приходил в себя.
-Василий Борисович, мы сами разберемся!
-Господи, боже мой! Вот так и оставляй вас одних! – Надин услышала возмущенный голос Лерочки: - Сашка! Что ты опять устроил?!
-Дурдом на выезде! – ругнулась Надин.
Сашка перестал буянить и испарился, как в вентиляционное отверстие, так же бесшум-но и бесследно. Его исчезновение возмутило Васбора еще больше:
-Куда он опять пошел?!
-Василий Борисович! Ну, что Вы так нервничаете?! Ну, на кой Вам сдался этот Сашка? – попыталась утихомирить старика Надин.
Васбор замолчал и подобрал на стул второй бок.
-Как сеанс? – вежливо поинтересовалась Лерочка, чтобы только перевести разговор с Сашкиной темы на какую-нибудь другую.
-Все замечательно, - ответила Надин: - Только нам теперь придется извинительную те-леграмму в клинику Бехтерева давать.
-Зачем?
-Так мы же у них клиентуру отбиваем! Все их пациенты к нам на представления ходят. Да и сами мы не лучше! Дурдом на выезде!
4. Когда мужчины делают больно.
Сашка мысленно кувыркался вниз со второго этажа. В ушах оглушительно громыхали ночные звуки. Полет длился бесконечно. Асфальт, расчерченный матрицей луж, дразнил своей недоступностью. Нарисованный человечек показал язык. Забавно. Сашка расхохотал-ся, повернулся к дверям балкона и постучал осторожно по стеклу.
Высунулось испуганное лицо Надин:
-Сашка? Что ты здесь делаешь?
-Открой, Надька! Дождь ведь и холодно, как на морском дне.
Надин поспешно открыла дверь и пропустила Сашку:
-Ты как здесь оказался?!
-По водосточной трубе залез.
Сашка стряхнул мокрую куртку, плюхнулся на диван и немедленно стянул мокрые бо-тинки и носки.
-Мой ковер, - обречено прошептала Надин.
Сашка посмотрел на ковер. Грязевые линии шевелились, как червяки, и заползали к Надин на тапочки. Надин не обращала на них внимания. Глупая женщина… Сашка искренне пожалел ее, нагнулся вперед и потянул ее за рукав халата. Надин растерялась:
-Чаю хочешь?
-Ничего я не хочу, - горячо прошептал Сашка: - Кроме одного…
«А что? Это даже романтично», - успела подумать Надин.
Минут через сорок Сашка захотел чаю, Надин ушла на кухню. Сашка вдумчиво поко-вырялся в подушке, выдавливая из нее синюю гусеницу. Гусеница шипела и извивалась. Сашка выдернул ее за хвост и скатал в куколку, зажал в кулаке, подул и выпустил на элек-трическую лампу пугливую бабочку.
-Саша! – позвала из кухни Надин: - Иди чай пить!
Сашка нехотя поднялся и босиком побрел на зов. Бабочка спорхнула с лампы и устрои-лась у «родителя» на запястье. Ощутив ее прикосновение, Сашка, наконец, упал на асфальт со второго этажа. Он упал маленьким семечком подсолнуха, забился в щель и пророс пре-красным апельсиновым деревом. Он был большим апельсином. Потом он лопнул и раскрыл-ся пахучим желтым цветком. Из асфальта вырастали гномики с мордами кошек и рвались в драку за апельсин.
Сашка напугал ее. Надин еще никогда не видела его таким отрешенным. Совершенно голый Сашка стоял посреди коридора, сжимал свое запястье и чему-то улыбался.
-Саша! Ну, очнись же! Что случилось?!
-Надя? – взгляд Сашки стал более осмысленным и вместе с тем почему-то раздражен-ным: - Ничего не случилось.
Чай пили молча. Тишина давила на нервы и Надин заговорила первая:
-Саша, что происходит? Что с тобой?
-Разве тебе не нравится моя загадка? Раньше нравилась.
-Не нравится. Расскажи мне о себе что-нибудь. У тебя ведь есть семья, наверно?
-Ну, есть, - неохотно ответил Сашка: - Что о них рассказывать?
-Ты с ними в ссоре? Они не помогают тебе?
-Помогают, - пожал плечами Сашка.
-И ты не принимаешь их помощи?
-Принимаю. Почему не принимаю? Слушай, на кой тебе сдалась моя семья? Придумай себе что-нибудь, пофантазируй, если хочешь. Ты же ведьма!
-У тебя, наверно, есть старший брат или сестра. Скорее, брат, - придумала Надин.
-Почему ты так решила? – удивился Сашка.
-У тебя психология младшего брата, - сказала Надин: - Целый набор комплексов ну, и еще психология реформатора. Это свойственно младшеньким.
-Есть, старший брат, - признался Сашка.
-Ты с ним не ладишь?
-Лажу, он нормальный парень. Только старше меня намного. Он уже и женат был.
-Разведен?
-Нет, вдовец. Его парню, сыну, то есть, десять лет уже.
-А родители?
-Да отстань ты! Ну, что пристала?!
Надин сникла от обиды. Сашка – миф, придуманный одинокой ведьмой. Ей хотелось иметь в жизни загадку: вот – получила. Над столом сгустилась плотная, увесистая тишина. Сашка взвесил тишину на ладони и повинился.
-Наденька, солнышко! Родная, моя! Ну, не сердись, милая! Прости меня!
Они переместились обратно в спальню.
Надин умела делать мужчинам приятно, при этом сама не получала никаких ощуще-ний. Чтобы как-то развлечься, Надин придумывала «Кодекс Ведьм».
Статья четвертая: «Скептики к ведьмам не ходят». Статья пятая: «Если к вам пришел скептик, смотрите статью четвертую». Статья шестая: «Если Вы не можете избавиться от мысли, что перед вами скептик, то, скорей всего, он дурак». Статья седьмая: «Если он не ду-рак, то дура ты!» Статья восьмая: «Если Вы добрались до восьмой статьи, то Вам пора в от-пуск. Возможно, бессрочный».
Надин рассмеялась.
-Тебе приятно? – спросил «издохший» Сашка, отваливаясь на бок.
-Очень! – с придыханием ответила Надин.
Сашка приподнялся на локте, изучая Надин. Надин в ответ исподтишка изучала Сашку. Забавный он: щеки припухли и покраснели, волосы всклокочены и дышит тяжело. «Я буду полной дурой, если выйду за него замуж, - подумала Надин, но тут же приструнила себя: - Размечталась! Никто ведь не предлагает!»
-Честное слово, Надька, - произнес Сашка: - Если бы ты работала проституткой, ты бы больше зарабатывала!
Ее как будто кипятком ошпарили. Надин скорчилась, натянулась, похолодела. Сунула руку под подушку, нащупала лифчик, торопливо села и начала одеваться, пытаясь поскорее соединить крючочки одеревеневшими пальцами. Она не могла смотреть на Сашку, с трудом сдерживаясь, чтобы не разреветься прямо тут, перед ним, перед этим чужим рыжим парнем, которого она могла бы когда-нибудь полюбить, если бы он не делал ей так больно.
-Наденька! Прости меня, родная! Я не хотел тебя обидеть! – полный раскаяния Сашка дотронулся до ее обнаженной спине.
Надин покрылась мурашками от его прикосновения.
-Я не сержусь, - беззвучным, механическим голосом ответила она: - Все в порядке. Просто нам уже пора вставать. Тебе домой пора.
-Ты честно не сердишься? – Сашка попытался развернуть ее к себе.
Надин обернулась к нему сама и ласково улыбнулась:
-Все в порядке, милый! Все в порядке. Просто уже поздно. Тебе домой пора.
Надин легко сделала вид, что Сашка только и мечтает о том, чтобы попасть домой.
-Но я не хочу уходить, - попытался возразить Сашка.
-Я тоже очень не хочу, чтобы ты уходил, - Надин, продолжала одеваться.
Сашке ничего не оставалось, кроме как сползти с кровати и отправиться на поиски нос-ков. Он нашел носки под кроватью, сел на пол и вопросительно посмотрел на Надин:
-Можно я останусь?
-Конечно, милый! – радостно ответила Надин. - Но ведь ты сегодня не можешь: у тебя ведь столько дел! Да и я очень занята. И потом, мы же завтра все равно увидимся, я буду ждать завтрашнего дня с таким нетерпением!
-Я тоже, - сдался Сашка.
Когда он ушел, Надин тут же скинула с себя всю надетую с таким трудом одежду и за-лезла под душ. Слезы смешивались с теплым душевым дождиком и стекали вниз.
Мужчины всегда делали ей больно. Сашка не был исключением. Началось все еще с отца. Он ненавидел Надин, называл ее ведьминым отродьем. К счастью родители развелись, когда Наденьке было только четыре года, отец не успел убить в девочке веру в себя. Но все-таки что-то убил. Позже Надин узнала, почему к ней так относился отец. Мать рассказала, что Надин родилась от другого мужчины. Мать не знала даже его имени, он был иностран-цем, кажется, испанцем. Он совершенно случайно познакомился с матерью, когда она рабо-тала в ресторане официанткой. «Это был вихрь, - вспоминала мать: - Я бы сказала, что нико-го не любила так, как этого мужчину в ту ночь». На утро чужеземец исчез. Больше мать о нем ничего не слышала. Через девять месяцев родилась Надя, похожая на своего настоящего отца, как две капли воды. Она унаследовала от него и темные, блестящие волосы, и вырази-тельные, карие глаза.
Надин долго стеснялась своего происхождения, и стеснялась бы до сих пор, если бы в студенческие годы не узнала, что на Древнем Востоке детей чужестранцев считали детьми Бога. Даже Иисус Христос, по некоторым данным, был рожден не от Святого Духа, как счи-тает христианская церковь, а от Римского легионера Пантеры. Именно благодаря тому, что ее первым мужчиной был Римлянин, Дева Мария не перестала быть девственницей в пред-ставлении своих сородичей, а ее ребенок был провозглашен сыном Бога.
Надин разодрала локти до крови, смывая грязь, оставленную Сашкой. Ей казалось, что она никогда не отмоется. Поэтому, надев старенький халатик, она завела большую стирку. Порошок разъедал растертые руки. Надин плакала от боли. Вода шумела. Надин стирала. Грязная пена стекала сквозь покрасневшие пальцы…
Ближе к утру Надин опомнилась, затолкала недостиранное белье в стиральную машину и ушла спать. Ей нужны были силы. Ей с утра работать.
5. Скептик.
Этот клиент не был похож ни на одного из тех, кто ходил к Надин до сих пор. Он по-нравился Надин, с первого взгляда. Это был высокий, привлекательный мужчина средних лет с внимательным и теплым взглядом. Надин чуть было не спросила его: «Зачем Вам это?», имея в виду поход к ведьме. Не спросила. Вместо этого посмотрела на Сашку, ожидая условленного сигнала. Сашка виновато артистично опустил голову. Надин скрипнула зуба-ми. Ее улыбка слегка окаменела. «Ну, ничего, - утешила себя: - Всего лишь маленькая труд-ность. Не первая и не последняя. Выкручусь».
Надин встретилась с клиентом взглядом и оживила каменную улыбку:
-Пройдемте, пожалуйста.
Незнакомец поднялся, ободряюще подмигнул Надин и прошел к ней в кабинет. Там он расстегнул пиджак и сел на диванчик, бросил лукавый взгляд на фонтан и развернулся к На-дин. Надин разделилась на две примерно равные части. Первая часть думала: «Боже! Какой хорошенький!» Он, в самом деле, был очень хорошенький: обаятельный, уверенный в себе, светловолосый, голубоглазый. «Еще чуть-чуть, и ведьма Надин влюбится», - предупреждала первая часть. Вторая же часть жила своей суверенной жизнью и мыслила в рабочем режиме: «На вид тридцать пять лет. Значит, родился он где-то в шестьдесят четвертом году. Уверен в себе, хорошо одет, раскован. В детстве его очень любили, но не сковывали свободу дейст-вий. Мальчик рос самостоятельным, во всех играх был заводилой. Скорей всего, не стал за-канчивать десятилетку, ушел из школы после восьмого класса, поступил в техникум. Потом окончил институт, служил в армии. Женился рано, а потом, наверно, развелся, потому что не похож он на женатого мужчину! Стоп! Уж, не влюбленная ли Надин делает такие выводы? Опустим семейное положение. Дети? Скорей всего есть. Как это сейчас распространено, один ребенок. Много сейчас не рожают… Елки-палки! Что же он молчит? Какого (?!), изви-ните, он пришел сюда?»
Вторая часть Надин поработала хорошо. Она уже готова была рассказывать клиенту его прошлое, но первая часть тряслась от страха: «А вдруг ему не понравится?!» «Боже мой, ка-кие нежности! – решительно встряла вторая часть: - Вспомни: скептики к ведьмам не ходят. Статья четвертая».
-Вам тридцать пять лет, - сказала Надин.
-Вы наблюдательны, - пристальным взглядом он окинул Надин с ног до головы: - Вы мне больше ничего не хотите сказать?
Елки-палки! Здрасте! Приехали! Скептик. И не дурак. Значит… Надин покраснела. Ну, вот добралась до седьмой статьи. Надин закрыла глаза и ринулась в бой. Она должна отсто-ять свое честное имя ведьмы.
-Вас зовут Владимир, или Игорь, или Александр. (Надин назвала самые распростра-ненные имена, которыми называли мальчиков в Ленинграде в шестьдесят пятом году). Вы ответственный человек. Закончили восьмилетку. Работаете в бизнесе. У Вас дела идут пре-восходно, хотя Вы не экономист по образованию. Вы ведь инженер?
-Инженер, - согласился скептик и слегка наклонился в сторону Надин: - Достаточно. Удивительно! Такая молодая, и такой жизненный опыт. Вам сколько лет? Двадцать пять?
Надин не знала, что ей чувствовать: радость от сделанного комплимента или растерян-ность оттого, что клиент оказался таким же наблюдательным, как и она сама. А посетитель тем временем продолжал:
-Ваш отец оскорблял Вас. Вы ведь боитесь мужчин. Я угадал? Вы не можете выйти за-муж? Вам кажется, что вы видите мужчин насквозь? А работаете Вы превосходно, и тот па-рень в коридоре тоже. Он ведь Ваш близкий друг?
Надин не дышала, боясь ляпнуть что-нибудь лишнее.
-Вы работаете в подобном центре? – спросила она.
-Почти, - кивнул мужчина: - Содержу казино. Считайте, мы с Вами зарабатываем на человеческих слабостях. Так что в какой-то степени мы коллеги.
«Ведьмак, однако! – шептала Надин ее слабенькая первая часть: - И… Боже мой! Неу-жели он сейчас уйдет?! Нет! Только не это! Я не хочу его отпускать». Вторая часть держала себя надменно: «Ну, что?! Расклеилась? Дурочка! Он такой же мужик, как все. Он тоже бу-дет делать тебе больно. Ты устанешь от него. Скоро начнешь видеть его насквозь, и тебе ста-нет скучно. Размечталась! Любви захотела! Ты ведешь себя, как глупая девчонка. Это недос-тойно гордого звания ведьмы». «О чем он думает?» - вопрошала в то же время первая часть.
-Вы гадаете, о чем я сейчас думаю? – спросил мужчина, поднимаясь: - Я думаю, что, если Вы останетесь без работы, то сможете придти ко мне. Я оставлю Вам визитку.
Клиент достал из внутреннего кармана визитную карточку и, не глядя, отдал Надин. Надин также, не глядя, приняла ее. Вторая часть молодой ведьмы окончательно ретирова-лась. Надин, закусив губу, проводила мужчину взглядом. На прощание он обернулся и еле заметно подмигнул ей. Когда дверь за ним закрылась, Надин прочитала визитную карточку: Катков Владимир Витальевич, председатель правления ОАО «Асконика».
«Кодекс Ведьм» нельзя нарушать. Надин отправится в отпуск. Сегодня она впервые добралась до седьмой статьи. Значит, она чего-то не знает. Значит, ей нужно подумать. Зна-чит, пока она не сможет работать. Впереди оставалось еще два клиента. Придется вернуть им деньги. А Сашка? Ему бы тоже не мешало отдохнуть, чтобы галлюцинации стали реже.
Надин переоделась и вышла из кабинета, закрыла дверь на ключ. Следующий клиент не пришел. Сашка сидел в коридоре в полном одиночестве.
-Я в отпуск ухожу, Саша. Поздравь меня, - сказала Надин.
-Поздравляю, - машинально ответил Сашка. Потом до него дошел смысл ее слов, - Ка-кой отпуск, Надя? Ты что съела что-нибудь не то?
-Просто мне надо подумать, привести в порядок мысли.
-Ну, иди, - обескуражено согласился Сашка.
Надин удовлетворенно кивнула и отправилась к Васбору. Тот пожелал ей хорошего от-дыха. Лерочка тоже одобрила ее замысел. У Нинель Надин задержалась:
-Нинель, сил никаких нет. Погадай, а?
-Ты же не веришь в гадания!
-Обещаю, что отныне буду верить. Ты же такая умница, Нинель! Ну, погадай, а?
Нинель разулыбалась и быстро раскинула карты. Надин не смотрела на карты, она смотрела на Нинель. Какая у нее реакция на расклад? Нинель расклад одобрила.
-Ходит твой миленок совсем близко, но не суждено вам пока сойтись. Должно время пройти. Слишком много тебя останавливает. Да и его тоже.
-Сашка что ли? – недоверчиво поинтересовалась Надин.
-Может, и Сашка, - пожала плечами Нинель, - Кстати, рядом еще один король, свет-ленький. Загадочный король. Беги от него, к хорошему он не приведет.
«Бред какой!» – подумала Надин. - До чего она докатилась! Просит погадать эту ста-рую, глупую бабку! Позор!
-Спасибо, Нинель, - Надин поднялась на ноги.
-Подожди, я еще не все тебе рассказала!
-Не надо, спасибо, - Надин отвернулась. - Кстати, поздравь меня: в отпуск иду.
-Поздравляю, - Нинель разочарованно сгребла карты в кучу.
Надин попрощалась и вышла. Самое смешное: в отпуск Надин не хотела…
6. Отпуск.
Отпуск она проводила на Кипре, в гостях у матери.
Надин лежала на диване, на животе, свесив вниз правую руку, и царапала пол визитной карточкой. Наконец изловчилась и воткнула визитку в щель. Свесила голову почти до самого пола и попыталась одним глазом рассмотреть напечатанный текст. Буквы заслезились и рас-плылись. Катков. Владимир. Володя…
-Надя! Перестань подметать пол волосами! Позвони лучше своему хахалю.
Это был голос матери. Надин вздрогнула и подняла голову. Мать вернулась из бассей-на, она выжимала мокрый хвост, закручивая его в тугую колбаску. После пластической опе-рации мать выглядела моложе Надин. Определенно брак с Маркосом пошел ей на пользу.
-Мама, ты не понимаешь, о чем говоришь! Он не мой хахаль!
-Я не понимаю?! – женщина стряхнула брызги с мокрых рук на Надин: - Ты что, в ста-рые девы решила записаться?!
-А тебе что, не терпится с внуками возиться?! – в тон матери ответила Надин, смахивая холодные капли.
-Причем тут внуки?! Я просто уже устала говорить твоему Сашке, что ты на пляже, ко-гда он звонит. В следующий раз я скажу, что ты нашла мужика!
-Ну, и скажи! – развеселилась Надин, - Вот он удивится!
-Скажу! – заявила мать и распорядилась: - А сейчас ты перестаешь распускать нюни и звонишь Каткову!
Надин покорно пододвинула телефон и набрала длинный код. С Кипра в Россию зво-нить, конечно, дорого, но Маркос любые расходы покроет. На том конце послышались длинные гудки. Потом они прервались приятным, мужским голосом.
-Позовите, пожалуйста, Каткова к телефону, - прокричала Надин.
-Катков слушает.
-Здравствуйте! – обрадовалась Надин: - Это звонит Надин.
-Какая Надин? – в голосе мужчины не промелькнуло и тени узнавания.
-Ну, вы были у меня на приеме две недели назад.
-Извините, Вы не могли бы подробнее рассказать о себе, я бываю в разных местах.
-Вы оставили мне визитную карточку, - у Надин провалилось сердце.
-Я многим оставляю визитные карточки.
-Я ведьма, - выдавила из себя Надин. (Господи, как глупо звучит!)
-А я Карлсон, который живет на крыше! – раздраженно сказал мужчина.
Надин опустила трубку, уткнулась лицом в подушку и разревелась. Мать гладила ее по голове и что-то тихонько приговаривала. Это был старинный заговор. Что-то вроде: «У кош-ки боли, у собачки боли, а у Наденьки заживи!» Надин была безутешна.
-Твоя дочь похожа на привидение, - сказал Маркос матери за ужином, - Ей надо разве-яться, куда-нибудь съездить.
-Не хочу я никуда ехать! – взвизгнула Надин и бросила вилку на скатерть, - Оставьте меня все в покое! Не трогайте меня!
-Надя, зачем ты так? Маркос ведь о тебе беспокоится, – побледнела мать.
Надин выскочила из-за стола и убежала к себе в комнату. Там уткнулась носом в розо-вую наволочку и заревела. Она была самым несчастным существом на всем Кипре, и, вооб-ще, на всем земном шаре. Так ей казалось. За что?! Надин судорожно скомкала подушку, боднула ее взлохмаченной головой и откинулась на спину. Теперь в брызгах слез колебался потолок. Немедленно заложило нос. Пришлось перестать плакать, сесть и продышаться. Жидкие сопли булькнули и стекли на губу. Надин вытерла нос пододеяльником. Задышалось легче. Вместе с притоком воздуха родились новые слезы, но разреветься вновь Надин не ус-пела. В комнату быстрыми, осторожными шагами вошла мать и села на кровать.
-Надь, - робко сказала она.
Надин хлюпнула:
-Что тебе надо?
-Надь, я давно хотела тебе это сказать, но не знала, как ты это воспримешь…
-Говори, - нахмурилась Надин.
-Надя, месяц назад я встретила твоего настоящего отца.
-Да что ты говоришь!
-Встретила, Надя. Мы с ним узнали друг друга. Стали сопоставлять все факты, и выяс-нилось, что сходится все до мелочей.
Надин с досадой вытерла рукой заплаканные глаза:
-Мама! Говори толком! Я ничего не понимаю.
-Я говорю, что месяц назад встретила твоего настоящего отца. Он испанец. Мы позна-комились в круизе по Средиземному морю. Это на все сто процентов твой отец. Он мне ска-зал, что я совсем не изменилась.
-Мама, это был комплимент, - поджала губы Надин: - Ну, не важно. Ты в нем уверена? А, ну, да… Ты же уже сказала. Самое важное: ты рассказала ему обо мне?
-Конечно! Я ему и твою фотографию показала. Он сказал, что ты настоящая красавица, и захотел с тобой познакомиться.
-Что ж ты раньше молчала?! – Надин не знала, как ей сдержать безудержную, пока еще не оправданную радость. Радость выплескивалась, как вода из переполненного закипающего чайника.
-Ты же такая непредсказуемая! Откуда мне было знать, что это не выльется в очеред-ной конфликт!
-Не важно, мама! Не важно! У тебя есть его адрес?
Мать достала из кармана записную книжку, открыла на нужной странице и протянула Надин. Латинские буквы прыгали по страничке и никак не хотели строиться в шеренгу. На-дин вылавливала их по одной и нанизывала на невидимую ниточку, тянущуюся по горизон-тали от левого края блокнота к правому.
-Антонио! Геральди! Равенна!
Надин отшвырнула блокнот в дальний угол кровати.
-Мама! Равенна! Равенна! Это же Италия! Он итальянец!
-Кто ж знал, - покачала головой мать.
Надин не выдержала, скинула тапки и босиком завальсировала по комнате.
-Держу пари! – задыхаясь, крикнула она, пролетая мимо матери: - Держу пари, что он – крестный отец Коза Ностры.
-Замолчи, Надька! Немедленно замолчи. Не каркай! Ты же знаешь, что все твои пред-сказания сбываются…
7. Возвращение.
Надин как будто попала из весны в осень. Дождь уныло встретил ее в аэропорту и про-вожал до самого дома. Небо плакало, как обиженный ребенок, хмурилось и дулось. Тучи ползли медленно и лениво. Октябрь… Это был настоящий Питерский октябрь. Над тротуа-рами плыли яркие зонтики, покачиваясь из стороны в сторону. Под зонтиками прятался Пи-терский, озабоченный люд. Надин смотрела на людей в окно такси и чувствовала заботли-вую, почти восторженную нежность. Это были ее земляки, те самые глупые, добрые тетки и закомплексованные дядьки, в которых Надин вложила столько души. Столько своей веры и силы, а также столько своих собственных комплексов и проблем.
«Лю-у-у-ди! Я вас так люблю! Бестолочи вы все наивные! Милые мои! Дураки наби-тые! Детеныши неразумные! Души беззащитные! Кто из вас придет ко мне завтра со своей новой проблемой? Бедные мои, добрые мои». Надин чуть не плакала от умиления. Она вдруг поняла, что ее единственным божеством были люди, а ее единственной верой – вера в людей. «Простите меня, люди! Я все сделаю для вас, все, что смогу. И теперь буду делать в сто ты-сяч раз больше. Потому что теперь у меня меньше проблем, теперь мне никто не будет де-лать больно. У меня ведь теперь есть отец».
Выходя из такси, Надин нежно улыбнулась шоферу:
-Подождите меня, пожалуйста, я только вещи занесу и сразу вернусь. Хочу на работу съездить.
-Заплатите только, - пожал плечами водила.
Через полчаса желтая «Волга» подъехала к невысокой, узкой арке и остановилась у яр-кого рекламного плаката со стрелкой и надписью «Ведический центр». Чуть дальше другой плакат, рекламирующий магазин: «Очки». На нем несколько крайне придурковатых, очка-стых физиономий, а внизу подпись «Врач бесплатно!» Надин привычно подумала, что обла-дателям физиономий даже платный врач уже не поможет. Стало смешно и приятно. В России много плохой рекламы. Надин расплатилась с таксистом и выпорхнула из машины. Ей не терпелось встретить Лерочку, Васбора, Нинель и даже Сашку.
Надин влетела в центр и остановилась, как вкопанная. Ее первой мыслью было, что она не туда попала. На дверях ее кабинета не было вывески. Надин машинально подошла к две-рям нажала на ручку, толкнула перед собой и услышала незнакомый, низкий женский голос:
-Не входите! Идет сеанс!
Надин вздрогнула и закрыла дверь. Ее что, уволили?! Бред какой! Что случилось? Это, наверно, сон. Или какая-нибудь ошибка. Конечно же, ошибка! Надо найти Сашку. Нет, луч-ше Лерочку. Надин прошла вглубь коридора и остановилась перед дверями Лерочкиного кабинета. Еще не легче! Лерочкиной вывески тоже не было. Бред! Надин прислонилась к стеночке, тупо изучая посетителей. Налоговая что ли наехала? Или фирму продали кому-нибудь? Или Васбор какому-нибудь авторитету задолжал? Что случилось? Думай, Надин! Ты же ведьма! Ты должна понять, в чем дело. Мысли имели кусочно-линейную зависимость от времени. Отдельные размышления были вполне разумные, но в единую картину они ни-как не укладывались.
«Надо сходить к Нинель», - решила Надин. Она была почти уверена, что и ее тоже не найдет на месте. Но и тут ошиблась. Вывеска гадалки никуда не делась. Надин так обрадова-лась, что тут же толкнула дверь.
-Девушка! Что же вы без очереди? – окликнула ее посетительница.
-Я по личному делу, - сердито ответила Надин.
-Надин? – Нинель встала со стула, немедленно забыв о клиентке: - Надин, ты верну-лась? Подожди меня минут десять, я только сеанс закончу.
Надин вернулась в приемную и послушно села на стул. Скоро вышла клиентка и зырк-нула в сторону Надин волчьими глазами. Надин отвела взгляд, как мышь, просочилась в ка-бинет Нинель. Закрыла за собой дверь и прямо с порога накинулась на гадалку.
-Что случилось?!
-Надя, тут много всего произошло. Я не могу всего рассказать. Я думаю, тебе лучше поговорить с Василием Борисовичем, он сейчас дома. Я дам тебе его адрес.
Нинель достала листок бумаги и записала адрес Васбора.
-Скажи, хоть что-нибудь! – попросила Надин. - Что с Лерочкой?
-С Лерочкой все хорошо. Она поменяла работу. Теперь работает у лиловых менедже-ром. Сегодня только звонила, очень довольна.
-Лиловые? – рассеянно переспросила Надин: - Это же секта…
-Надя, ты как ребенок! Какая же это секта. Я там была, солидная организация.
Надин ничего не ответила, отвернулась, зажала в кулаке листок с адресом Васбора. Ка-кая же Нелька тупая! Поверила лиловым. И Лерочка… А чем лиловые лучше центра Диане-тики? Страшная в Питере жизнь стала: уже давно идет отчаянная и успешная борьба между различными сектами за умы и души людей. У лиловых в чай подсыпают наркоту, проводят специальные, гипнотические тренинги. Люди ловят неземной кайф от близости себе подоб-ных, целуются, кричат: «Мы все можем!», кувыркаются по ковру, играют, как малыши, в паровозик. И кажется это им великолепным, и платят они за эти радости последние деньги. А когда кончаются деньги, остаются в пустоте, в глубокой, полной пустоте. Спасаясь от пусто-ты, лихорадочно ищут новые средства, влипают в денежные махинации, теряют квартиры, уверенность в себе, теряют близких, теряют детей.
Надин скрипнула зубами. Лерочка, милая Ассоль, зачем же ты так? Что тебе не хвата-ло? Понимания? Любви? Но ведь у тебя такой замечательный муж. Странно. Страшно. Страшно то, что мы не видим проблем тех, кто нас окружает. Нам кажется, что человек сча-стлив, мы ему даже завидуем, хотим то, что есть у него. А потом человек уходит в секту или начинает пить и открывает в себе замаскированные, глубинные проблемы. Надин с горечью поняла, что на самом деле никогда не понимала и не понимает людей. Просто у нее есть ана-литические способности, дар внушения, но по-настоящему глубоко она не видит. Чужая ду-ша – потемки. «Надо научиться, надо видеть! Надо смотреть глубже», - думала Надин спус-каясь по ступенькам и выходя на улицу. Дул промозглый, шершавый ветер. Она растерянно и зябко куталась в плащ, ей казалось, что она простужается, в носу слегка свербело.
Обидно, что здравый смысл начал выходить из моды. Люди цепляются за призраков, меняют размеренную и устоявшуюся жизнь, где есть место для радостей и горестей, на крат-ковременный, но памятный кайф. У молодежи самыми распространенными словами стали «словить», «урвать», «поймать». Это философия сегодняшнего дня: жить мгновением, найти ответы сейчас, в данный момент, а после хоть трава не расти! Все потому что люди разучи-лись ждать, устали от давления государства, общества, семейных устоев, желают вырваться и, пока не видят папы-мамы, окунуться в неизведанное, и от того такое заманчивое.
Надин поехала на метро. Стояла на эскалаторе, следила глазами за проплывающими светильниками и думала, какие люди вырастут из современной молодежи, из тех, кому сей-час по восемнадцать – двадцать пять лет. С какими проблемами придут к престарелой ведьме через двадцать – тридцать лет? Эти люди всю жизнь будут метаться. Им трудно будет за что-либо зацепиться в жизни. Они будут жаждать того, чего у них не будет – устойчивости, твердой почвы под ногами, опоры. Все идет из детства, этим ребятам выпало вырасти в то время, когда даже учителя не знали, чему и как учить детей.
А ведь она тоже берет с людей деньги, и приучает их к себе, и дарит кратковременный кайф. Надин не склонна была тешить себя иллюзиями. Но что же делать? Где выход? Как спасти молодежь от наркотиков, от сект? Разве что с детства воспитывать в людях уважение к самим себе. Взять что-нибудь от американской системы воспитания, говорить подрастаю-щему человеку то, что сказала как-то мать двенадцатилетней Наденьке: «Ты одна против всего мира. И ты должна этот мир победить». Победить – это значит верить в себя и ценить себя. Это не значит, что в жизни будет меньше проблем. Это значит, у человека будет та внутренняя свобода, которую он станет очень высоко ценить. Слишком высоко, чтобы пода-рить ее тем, кто наговорит сладких слов и пообещает золотые горы.
«Ну, и набредила же я! – подумала Надин, выходя из метро: - Утопистка! Осталось только провозгласить себя посланцем бога на земле и открыть свою собственную секту. Ведь обязательно найдутся люди, которые поверят в мои фантазии об идеальном воспитании!» Надин стало смешно, она-то прекрасно понимала, что ничего идеального в реальности не бывает. Идеал – диалектическая пара реальности. Все имеет свои положительные и отрица-тельные стороны, любое жизненное явление. В конце концов, даже секты. Что б их…
Надин позвонила и настроилась на серьезный разговор. Теперь никто и никогда не сде-лает ей больно, она будет сильной. Дверь открыл Василий Борисович и хмуро окинул взгля-дом гостью:
-Здравствуй, Надя. Проходи, надо серьезно поговорить.
Надин не тронулась с места:
-Я уволена?
-Проходи, надо поговорить, - неопределенно ответил Василий Борисович.
Надин сделала вид, что не слышит. Васбор не будет ею командовать, она теперь нико-му не позволит делать себе больно.
-Я уволена? – холодно повторила Надин.
-Ты не хочешь пройти? – Василий Борисович растерялся: - Но я не могу разговаривать с тобой через порог! Разговор будет не из приятных.
-Я никуда не буду проходить! – упрямо повторила Надин: - Я хочу знать только одно: уволена я или нет?
-На самом деле, уволен Сашка, - вздохнул Василий Борисович и как-то сразу обмяк, посерел, постарел.
-А что с Сашкой? – прошептала Надин.
-Ну, вот. У тебя появился еще один вопрос. Заходи, поговорим.
Надин отрицательно мотнула головой:
-Ну, что Вам сделал Сашка?! За что Вы его так не любите?!
-Я его очень люблю, Надя! – почти закричал Васбор: - Сашка мой сын.
Надин переступила порог и тупо уставилась на старика:
-Незаконный? Приемный?
Василий Борисович закрыл за Надин дверь:
-Законный, родной, - просто ответил он и на всякий случай добавил: - Младший.
Надин начала раздеваться, сама повесила плащ на вешалку и в состоянии готовности посмотрела на своего босса. Тот провел ее в просторную гостиную и представил находив-шимся там людям:
-Это Надя Захарова, Сашина подруга.
В гостиной, в полумраке сидели двое: женщина и мужчина. Женщина немолодая, пря-мая, как ось ординат, и строгая, как доказательство в геометрии Евклида, в своей неподвиж-ности похожая на изваяние. Надин тут же безошибочно отнесла ее к типу «грымза», подтипу: «особо опасная». Мужчина бережно обнимал женщину за плечи и негромко уговаривал:
-Все будет хорошо, мама. Вот увидишь, все будет хорошо.
Слов Василия Борисовича эти двое не услышали, поглощенные своими мыслями.
-Мои жена и сын, - негромко пояснил Василий Борисович.
«Жена и сын» они услышали. Как по команде подняли головы и посмотрели на Надин. Женщина сдержанно кивнула, мужчина вздрогнул. Вздрогнула и Надин, она узнала Влади-мира Каткова. У нее загудела голова, она сглотнула и сжала кулаки. Нет! Ей больше никто и никогда не сделает больно! Никто и никогда! Она не знает этого человека. Она никогда не встречала его. Он для нее ничего не значит. И тут в голову прыгнула шальная мысль: а ведь Сашка – скотина порядочная! Как он ее подставил с этим парнем. Это ведь брат его, получа-ется. Так вот откуда он так хорошо знал Надин! Сашка, предатель, все рассказал. Вот как все прояснилось. Надин даже улыбнулась своей мысли, но тут же снова стала серьезной, в этом доме, похоже, давно никто не улыбался.
Василий Борисович провел Надин в свой кабинет. Там на подоконнике сидел худень-кий, очень взрослый мальчик лет десяти и сосредоточенно перебирал перышки толстого цы-пленка. Цыпленок излучал доверие и осоловело щурил розовый глаз. Похоже в мальчике он признавал хозяина.
-Петушок или курочка? – спросила Надин у мальчика.
-Петушок, - коротко ответил мальчик.
-Петя, выйди, пожалуйста, нам надо с Надеждой Петровной поговорить, - сказал Васи-лий Борисович.
Мальчик послушно спрыгнул с подоконника. Петушок пискнул и недовольно нахох-лился. Петя поцеловал его в макушку и пригладил перышки.
Василий Борисович с нескрываемой гордостью посмотрел мальчику вслед:
-Внук.
-Что с Сашкой? – Надин тут же перешла к сути дела.
-Я всегда уважал в тебе проницательность. Неужели ты так ни о чем и не догадалась?
Надин склонила голову. Конечно, она уже давно догадалась, слишком давно. Она знала Сашкину тайну и боялась своего жуткого знания.
-Я не могу, - прошептала она: - Я так верила в то, что ошибаюсь. Но я знала.
-Знала что? – Василий Борисович был беспощаден, ему это было простительно, слиш-ком сильно болело у него сердце за сына, за Сашку. Надин определила это в мгновение ока. Она поняла, почему доброго волшебника так раздражали Сашкины отлучки. Она поняла, почему один раз Сашкины видения чуть не довели Васбора до сердечного приступа.
-Наркотики? – пролепетала Надин, не узнавая своего голоса.
-Да.
-Что с Сашкой?
-Передозировка.
-Он жив?!
-Он жив. Но он теперь больше не будет работать в центре. Он в Америке. Лечится. Как видишь, ты потеряла напарника. Конечно, ты можешь найти другого, но я не хочу, чтобы Сашино место занял кто-то другой. Надеюсь, ты меня понимаешь.
-Понимаю.
Воцарилось неловкое молчание. Теперь Надин никто не удерживал. Она могла идти. Василий Борисович и Надин переглянулись, вышли в прихожую. Из гостиной появился Вла-димир, он опередил Надин, снял с вешалки ее плащ и предложил помочь одеться. Надин раз-драженно вырвала у него плащ из рук. Ей теперь никто не сделает больно. Этот тип слишком много о себе возомнил, он считает, что ему все можно.
-Я Вас провожу? – тихо спросил Владимир.
-Нет! – отрезала Надин. - Я сама дойду.
-Илья, не забудь, у Пети в семь английский! – напомнил Василий Борисович.
Надин впервые посмотрела бывшему клиенту в глаза и робко улыбнулась:
-Илья?
Ее осенило. Илья! Ну, конечно! Ведь Катков был Витальевич, а не Васильевич. Мало того, что фамилия не совпадает, так ведь и отчество тоже, а имя он не называл!
-Да, Илья. Извините, я Вам по ошибке дал визитку своего приятеля.
-Забавно.
-Можно я Вас провожу?
-Конечно.
8. Последняя статья.
Над тротуаром, покачиваясь, плыл большой серый зонт с резной деревянной ручкой. Под зонтом шли мужчина и женщина. Они пошли пешком через весь город, не сговариваясь. Постояли во дворе около нового, элитного «Форда», развернулись и зашагали прочь. Надин держала Илью под руку. У него были крепкие и добрые руки. Такие были бы у ее родного отца, если бы она знала его с детства. Такие руки должны быть у самых сильных и добрых отцов… И у мужей. При мысли о мужьях Надин покраснела от смущения и удовольствия.
-Я разыскивал тебя. Звонил, но каждый раз мне говорили, что ты на пляже, - заговорил Илья. Он легко перешел на «ты».
-Я тоже разыскивала тебя, - призналась Надин.
Они снова замолчали.
-Теперь я потеряла работу. Надеюсь, твое предложение остается в силе?
-Нет, я беру его обратно.
-А что так?
-Работа отвлекает тебя от главного.
-От главного?
-Да. Тебе замуж надо.
-За кого? – горько усмехнулась Надин.
-За меня, - ответил Илья и остановился. Надин остановилась напротив. Он заглянул ей в глаза: - Возражения будут?
-Но… Почему?
Небо обратилось в черный мокрый асфальт, а асфальт стал пушистым, «затученным» небом. Зонтик, казалось, превратился в серый, мирный кораблик, плывущий в уютную га-вань. Именно в гавань. Домой. У Надин разом заболели все внутренности. Надо было что-то говорить, что-то делать, пока этот сильный и добрый мужчина не забрал свои слова обратно. Не упустить момент ни в коем случае! Не упустить своего счастья.
-Потому что мы любим друг друга, - Илья прервал мечущиеся мысли Надин: - Ну, как? Ты согласна?
Надин наскребла в себе максимум жеманства и надменности.
-Я подумаю.
-Подумай.
«Если ведьма выходит замуж, она перестает быть ведьмой». Статья последняя.
Маска ведьмы основательно приросла к Надин. Не так-то легко было от нее отказаться. Надин исполнила свое намерение: весь вечер она думала. Думала. Мерила комнату лилипу-тами, великанами, гигантами и шагами прочей размерности и думала о своем возможном замужестве. Правда скоро она так увлеклась измерением своих апартаментов, что забыла с чего собственно начались ее раздумья. Комната составляла в поперечнике тридцать восемь лилипутов, шесть великанов и пять гигантов; по диагонали пятьдесят лилипутов, восемь ве-ликанов и шесть с хвостиком гигантов. Надин стало весело.
Зазвонил телефон. «Илья!» – подумала Надин и бросилась снимать трубку. Это оказа-лась Нинель. Она захлебывалась.
-Надя! Я раскинула на тебя карты! У тебя сегодня встреча со своим суженным! Чем ты сегодня занималась?
-Нелли! – перебила гадалку Надин: - Из цыпленка вырос петушок.
-Я же говорила!
Надин попрощалась и повесила трубку. Ей некогда было разговаривать.
Она достала из ящика чистый лист и ручку.
Надо обязательно пригласить на свадьбу отца. Антонио Геральди.

02 March 2010

Немного об авторе:

... Подробнее

 Комментарии

Sasha 112.11
28 March 2010 13:36
Оригинально))
Написано превосходно.

С уважением Sasha.
Екатерина Морозова58.77
28 March 2010 14:57
Спасибо))
Я старалась.))
С уважением.