РЕШЕТО - независимый литературный портал
Борисова Дарья / Проза

В лесу она росла

2718 просмотров

             Колючая поежилась, и увесистый сугроб, скатившись с неё, с глухим хлопком ударился об землю.

Передёрнуло её не от мороза, хотя столбик термометра давно опустился далеко за нулевую отметку. Колючая не боялась стужи и единственная из всех жителей парка не брала тайм- аут на долгие, запорошенные снегом месяцы. Её дальние родственники от страха теряли сознание и превращались в скелеты, отпуская с северным ветром всё своё разноцветье, стоило на горизонте появиться Снежной Королеве. Колючая же откровенно её презирала. Она не желала расставаться со своим летним нарядом и этим доказывала ей своё преимущество и обещала всем жителям этой лесной опушки, что в их мире этой королеве не править. Так она и стояла посреди белого покрывала зелёным флагом жизни, тепла, света и красоты.

Колючую не пугали вьюги и иней, покрывающий её тело. Но она боялась зимы,  только не времени года, а страницы в календаре. Как только с неба переставали валить хлопья, а вокруг вырастало снежное море, в котором Колючая утопала на треть, она каждой своей иголкой начинала ощущать приближение смерти, которая для всех остальных носила невинной название «Новый год».

Про Новый год Колючая узнала от людей. Всю свою недолгую жизнь она простояла около тропинки, по которой туда и сюда ходили эти существа.

Люди были разными: серыми и разноцветными, тихими и шумными, маленькими и большими. Больше всего Колючая любила слушать тех, что были поменьше. Яркие и звонкие они всегда ходили рядом с большими и молчаливыми. Они были особенными, это Колючая знала точно. Их слова были мягкими и тягучими,  и, перетекая друг в друга, они становились сплошной манной кашей. Они никогда не рычали, не цыкали и не шипели, поэтому Колючей хотелось верить всем их рассказам. Она называла их сказочниками.

От сказочников Колючая узнала о каникулах, сладкой вате, конфетах и «тлактоле», а однажды, в День первого снега, она впервые услышала о Новом годе и узнала,  кто она на самом деле такая.

В тот день маленький сказочник, показав на Колючую белым шерстяным носком на его руке, спросил у своего спутника: «Мама, а у нас будет такая ёлка?»

Он рассказал про то, что где- то есть такая же, как она, Колючая, которую они возьмут к себе домой, оденут в шары и гирлянды, будут петь ей песни и танцевать. А в Новый год какой- то большой, но одновременно яркий и звонкий человек положит под неё подарки, которые она всю ночь будет охранять.

Потом маленький сказочник с носком на руке ушёл, и Колючая, как ни старалась, ничего больше не услышала. С тех пор она стала жадно вслушиваться в разговоры больших и маленьких, так ей хотелось узнать про Новый год, но ничего нового никто так и не рассказал. Только однажды Колючая услышала песню. В ней пелось о  простой, лесной ёлке, которая нарядилась и принесла на праздник много- много радости.

Теперь каждый день Колючей был наполнен мечтами о Новом годе. Она представляла себя во главе дома, не в холодном снегу, а в красивых украшениях, ей до мурашек в каждой иголочке любопытно было посмотреть, как живут люди, как выглядит Новый год и кто тот большой человек с подарками, а самое главное, ей чертовски сильно хотелось принести много- много радости маленьким сказочникам, которых она так любила. Единственным, чего она не понимала, были слова песни «срубил он нашу ёлочку под самый корешок».

Но однажды её мечтам пришел конец.

Тогда Колючей не было ещё и 5. Это был обычный, зимний день: парковая тишина то и дело нарушалась скрипом снега под подошвами людей и лопотаньем сказочников. Если бы это случилось в другом конце парка, то Колючая, пожалуй, даже не обратила бы внимания. Но эти двое, войдя в арку, уверенно направились прямиком к ней. Один из них постоянно нервно оглядывался по сторонам, сжимая в руках деревяшку с чем- то тонким и блестящим на конце. Второй оценивающе осматривал саму Колючую. Несколько раз обведя её взглядом от основания до самой верхушки, он спросил у товарища: « Ну что? Эту?»

Кора Колючей от волнения похолодела, а корни сжались в один комок. Как никогда близко к ней была возможность стать новогодней радостью.

- Не,  мелкая какая-то. Давай лучше эту,- первый кивком головы указал на старшую соседку колючей, которую она знала с самого рождения.

Колючую пронзила такая боль, что шишки на ней затряслись, и казалось, что наружу вот-вот польётся смола. Но тут она увидела, как деревяшка в руке чужака взметнулась вверх, а по парку разнёсся глухой стук.

«Один, два, три»,- Колючая считала удары. 

С каждым взмахом дерево всё больше и больше кренилось. После 10, оно с треском повалилось в снег, а в парке снова наступила мёртвая тишина.

Двое стряхнули с добычи снег и так же уверенно направились туда, откуда пришли.

Обида Колючей сменилась паническим ужасом. Она, наконец, поняла, о чём пелось в той строчке песни. А ещё теперь она точно знала, что если её выберут для Нового года, она не только не увидит гирлянд и праздника, она вообще больше никогда ничего не увидит.

Каждую новую зиму, вглядываясь вглубь парка, Колючая стала ждать тех  ударов, которые она запомнила навсегда. И она всегда их дожидалась! То оттуда, то отсюда доносился разрывающий душу треск, за которым следовало абсолютное безмолвие.

Иногда на этот обряд приводили смотреть сказочников. Их Колючей было особенно жалко. Такие маленькие и светлые они отчаянно верили в волшебство всего происходящего. Колючей всё время хотелось закричать: « Это всё враньё!», но ей оставалось только качать на ветру ветвями.

Сегодня Колючая, как никогда раньше, чувствовала приближение своего Нового года. Даже снега на неё нападало особенно много, зима как будто пыталась спрятать её.

Колючая почувствовала, что напротив остановились. Сказочник и его спутник были всего в нескольких шагах и Колючая попыталась прижать ветки поближе к себе. Но тут она почувствовала колкость цепких когтей на своём теле и с облегчением потянулась лапами в стороны.

Рыжая уселась на одной из них и, недовольно цокая, уставилась на любопытствующих. Человек, беспрерывно сюсюкая и тыча в Рыжую пальцем, запустил руку в карман и, насыпав что- то в кулачок сказочника, подтолкнул его вперёд. Неуклюже переваливаясь с ноги на ногу, Сказочник вплотную подошёл к Колючей и, плюхнувшись на колени, насыпал чёрные зёрна на тот самый пенёк, который напоминал о горькой правде. Рыжая распушила хвост и, щекоча Колючую, за несколько секунд оказалась рядом с угощением.

Раньше Колючая ненавидела Рыжую. Каждый раз, когда люди останавливались рядом, Колючей казалось, что они любуются ей. Но на самом деле всё внимание принадлежало Рыжей, а она была лишь её безликим подиумом.

Теперь  Колючая была благодарна зверьку. Впервые в жизни ей больше всего хотелось не привлекать внимания, слиться с зимой, и Рыжая помогала исполнению этого желания.  А ещё Колючая отчаянно верила, что люди не тронут её за дружбу с Рыжей, которую они все так любили.

Вокруг стало тихо, слишком тихо. Даже ветер перестал завывать между стволов. Колючая очнулась только когда её грубо потрясли, стряхивая её снежное прикрытие. Она хорошо знала, что ждёт её впереди, ни раз она представляла себе всё, от первого удара до последнего. Единственным, что жгло её изнутри, было осознание своей слабости: Колючая не могла ни закричать, ни убежать, ни отобрать топор и поменяться ролями с «новогодниками». Природа приговорила её к покорности, и она обязана была крениться в снег.

          Снежное море, в котором Колючая утопала на треть, приближалось всё ближе и ближе, с макушки сорвалась ворона и диким карканьем разнесла по парку свежую новость, между деревьев мелькал хвост, уносящей ноги Рыжей. Колючая думала о ёлке, которая принесла много- много радости и в такт ударам пела…

Теги: Наболело
28 January 2014

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Пять капель шампанского
Почудим?
В лесу она росла

 Комментарии

Комментариев нет