РЕШЕТО - независимый литературный портал
Вольдевей / Художественная

Координаторы

250 просмотров

То, что не произошло, не факт, что не произошло... Философ
- Аймо! Ты меня хорошо слышишь?
- Да, Забият!
- Я получила от Мухаммеда указание предотвратить теракт в Волгограде. Ты сможешь приехать?
- А Валин?
- Он на Тибете проходит курс омолаживания.
- Хорошо, пойду в аэропорт.
- Аймо, время не ждет, телепортируйся.
- Так важно?
Но ответа не последовало. Забият, живущая в Дагестане, отключилась. Аймо подошел к окну. С высоты седьмого этажа плыла улица Маннергейма, центральная в Хельсинки. Дождь не давал возможность увидеть ни здания, ни машины, ни людей. Всемирный потоп. Однако именно этот ливень помог Аймо забыть о телепатической связи с дагестанской женщиной. Конечно, ей ближе к русскому Волгодонску, но шариат связал ее движения. Муж не потерпел бы отлучки и на полдня. Хотя, однажды, координаторы собрались со всей Земли на Мальвинах. Забият тогда еще была девушкой. Она понравилась Аймо. Говорили о многом, но, прежде всего, об их предназначении. Генрих Французский, которому было более ста лет, возглавлял тогда Совет Координаторов…
Аймо терять нечего. Он холост. Он каскадер. Съемки будут через неделю, и то в Питере, где ставят новые серии «Бандитского….» Сейчас он может работать. Должен работать.
Аймо сел в кресло. Это его стартовая площадка, переносившая в любой уголок Земли. В любой…
Он вспомнил, как оказался в катакомбах Нью-Йорка. Там была заложена атомная бомба. После об этих событиях поставят фильм с участием Брюса Уллиса. А тогда реальные террористы из украинской диаспоры поставили счетчик и завалили вход в это пространство. Только Аймо смог предотвратить трагедию. Он не просто остановил таймер, но и вынес бомбу вместе с собой, хотя был риск при телепортации расщеплять на атомы ядерное устройство. Выхода не было. Может не сработало, потому что была серьезная подпитка?
Вот и сейчас перенос за тысячи километров на берега Дона потребовал дополнительной энергии. И Аймо получил ее во время переноса. Конечно, помогал сам Мухаммед. Он из Пешевара открыл энерголуч…
Он оказался в пригороде и остановил грузовик. Водитель, улыбчивый армянин, был рад попутчику.
- Я всегда поражаюсь, - воскликнул армянин, когда машина тронулась, - как люди могут находиться далеко от дома?
Но ответа не требовалось, это было философское размышление. А вот и конкретный вопрос:
- У тебя в городе, дорогой, где дом?
- На Ленина, - не колеблясь ответил Аймо на чистом русском языке.
- Нет, меня гаишники туда не пустят. Высажу на проспекте Свободы.
- Хорошо, заметано!
- А ты все-таки не русский, - сказал водитель, тоже не требуя ответа. И представился. – Ашот я.
- Антон.
- Ладно, пусть будет Антон. – Армянин хитро прищурился. – Ты, браток, из органов?
Аймо поднял на водителя глаза. Конечно, он собран из органов, как и любой человек, который сначала побывал в материнском брюхе. Но неожиданно вспомнил, что в России главные органы – это МВД, прокуратура и разведка.
- А что похож? Курить можно?
- Кури, а смотришь так, как будто потерял что-то.
- Я не из органов, а потерял друзей, - буркнул в ответ Аймо. - Служили вместе…
Но водитель потерял к этой теме интерес. Он стал вслух размышлять, каким будет вино в этом году.
"Ищи жилой дом на Северной, - прорезалось в голове Аймо. Это вышла на связь Забият. – Русский подрывник, грузовик «Урал», накрытый зеленым тентом. В кузове полтонны тротила. Жигули с двумя чеченцами стоят за три квартала. У них взрыватель-мобильник. Ждут вечера, когда люди придут с работы. Все, больше ничего не вижу."
- Ашот, - прервал Аймо водителя на том месте, когда тот говорил об осеннем окучивании виноградника, - карта города у тебя есть?
- Ай, сейчас.
Ашот перегнулся к бардачку и открыл его. Карта сама выпала на колени пассажира.
Водитель улыбнулся:
- Сервер настоящий!
Амо понял, что армянин спутал со словом «сервис». Он открыл карту, взглянул на таблички в конце улицы. И сразу понял, что надо выходить. Северная уходила вбок. Надо искать Жигули.
Он попросил тормознуть, достал из кармана финскую жвачку.
- Возьми детям.
Ашот покачал головой, словно потерял близкого человека:
- Как жаль расставаться. Приезжай ко мне в Краснодар. Адрес…
- Я и так тебя найду, - сказал Аймо и быстро зашагал.
Грузовик тронулся. Как только он оказался за сто метров от Аймо, к финну вернулся дар интуиции. Он свернул в небольшой переулок и оказался среди одноэтажных домов, как назвали раньше, частного сектора. Одинокую машину Жигули со всеми тонированными, кроме лобового, стеклами, он увидел у большого дома из красного кирпича.
Открыть переднюю дверь дело было простым, потому что она не была закрыта на ключ.
Аймо сел на задние места пассажиров и стал осматривать салон. В карманах чехлов мобильников не было. Так, какие-то газеты, пакет с сухим хлебом, пахнущие бензином прокладки от карбюратора машины.
Аймо потянулся к бардачку. Тот был закрыт.
Неожиданно из калитки высокого глухого забора дома напротив вышло трое людей. Все они были кавказцами. Не очень крупными. Они шли к машине тренированным шагом. Аймо выкатился из Жигулей. Но кавказцы были уже рядом.
- Вай-вай, какой гость! – сказал на русском языке один из них в крутой из-за большого козырька кожаной кепке. – Ты че делал в машине?
- Я из органов, - сказал Аймо на чистейшем чеченском языке. Сказался еще один дар – вспоминать нужный к месту язык.
- Из путинских? – уточнил другой, лысый, без головного убора, хотя улыбнулся.
- Я от Равиля, - уточнил Аймо. Еще один дар проникать в сознание собеседников. О Равиле, как главаре группы, подумал третий кавказец.
- Садись в машину.
Все сели. В кепке – на переднее водительское место. Остальные сжали по бокам Аймо.
- И как тебя зовут?
Это уже интересовался уже по-чеченски третий, который имел очень длинный, крючковатый нос.
- Ты из Урус-Мортана? – спросил его Аймо.
- Да. А что Равиль?
- Отбой.
- Как отбой? Только что в доме, в этом доме говорили с ним?
- С кем?
- А что не с ним, разве?
- И я могу говорить так, как Равиль? Слышишь, Керим?
Аймо говорил как неизвестный ему Равиль, учитывая татарские интонации.
- Точно, этот как Равиль говорит, – подал голос водитель в кепке. – Нас купили?
Тот, что сидел справа от Аймо, заерзал и кивнул головой6
- Чистый Равиль.
Этот розыгрыш Аймо озадачил боевиков.
- Взрывашку давай сюда, - не снижал накала противостояния Аймо. Он уже знал, что мобильник за семьсот рублей, купленный на барахолке, был у правого соседа. И протянул к тому руку.
Чеченец послушно достал из кармана брюк взрывашку. Телефон тотчас же оказался у Аймо. Через мгновение и сам Аймо исчез.

Он уже был в кабине Урала. Проверив соединение с ключом зажигания, включил двигатель и рванул с места. Через час грузовик был в неглубоком озере, Аймо включил взрыватель. Округу потряс мощный взрыв.
А еще через мгновение финн был дома.
В Волгограде боевики были задержаны случайно на посту ГАИ на выезде из города. Один из гаишников воевал на Кавказе и видел лысого среди боевиков.
Впрочем, группа Равиля сдалась без боя, в полной прострации. И тому виной было исчезновение Аймо. Одного из Координаторов Развития Цивилизации.

Их Координаторов никто не назначал на эту должность. Они появлялись как простые люди, но к какому-то периоду жизни неожиданно узнавали о своем предназначении влиять на развитие жизни на Земле. И когда их собирали вместе, чтобы познакомить друг с другом, они чувствовали себя Избранными.
Аймо помнил, что на этих собраниях задавали вопросы о все-таки прошедших землетрясениях, цунами, эпидемиях, войнах. Почему это допускалось?
И столетний Генрих Французский с улыбкой отвечал, что всему свое время.
И Координаторы, как простые люди узнавали из газет и телепередач о нападении на «близнецы» Нью-Йорка, цунами у берегов США или Таиланда, или несостоявшейся химической атаке в Токио.
А то, что не произошло, навсегда оставалось тайной, о которой никто не догадывался.
Теги:
13 May 2009

Немного об авторе:

Непрофессиональный литератор, если не считать членство в Союзе писателей... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Мираж вне расписания
Забытое Богом Слово
Сучка

 Комментарии

Комментариев нет