РЕШЕТО - независимый литературный портал
Николай Зеныч Колодезный / Ирония

Апокрифическая фраза.

996 просмотров

В каждой шутке есть доля шутки.

Апокрифическая фраза.

 

Министры в Правительстве и депутаты в Государственной Думе шутят:

- В России столько дураков, что с этим приходится считаться.

В народе грустно шутят:

- В Правительстве и Государственной Думе столько дураков, что с этим приходится смириться.

А Зеныч в альтернативной апокрифической фразе не шутит:

- В России две беды - Дураки и Дорогин!

В России две беды — дураки и дороги — апокрифическая фраза, приписываемая разным историческим личностям.

Якобы в оригинале эта фраза впервые прозвучала так: «Блядь, да в России всего две беды — дураки и плохие дороги!» и была сказана в сердцах императором Николаем I, по прочтеннии книги маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году». Монархист де Кюстин приехал в Российскую империю, где был тепло принят на всех уровнях власти, так как ожидалось, что его книга будет вполне определенной промонархической направленности. Рассказы Кюстина о нравах высшего русского общества вызвали в России много отрицательных эмоций; даже В. А. Жуковский назвал Кюстина собакой, однако не смог не признать того, что большая часть написанного соответствует действительности. Можно говорить об объективности книги и непредвзятости её автора, исходя из того, что он был роялистом до мозга костей, однако российский вариант самодержавия показался ему неприемлемым, По его собственному признанию, он "ехал в Россию искать доводов против республики", а вернулся, если не республиканцем, то уж, во-всяком случае, убежденным противником абсолютизма, который довёл до катастрофы Францию и может погубить Россию.

 

 

Теги:
12 October 2011

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Ну и морда
Закон Депардье
Будь здоров!

 Комментарии

Nigilist Pauk 536.6  
12 October 2011 22:32
Студент Шапетко по этому поводу подумал: "Депутаты дорогами у нас не дорожат, да рожи у них дородные, да все уроды и проданы".
А Вайсберг по этому поводу думать не стал, потому что себе дороже.