РЕШЕТО - независимый литературный портал
Александр Асмолов / Лирика

Бирюк

936 просмотров

В тот день метель с утра исправно потрудилась,
Окрест дороги и тропинки снегом замела.
Деревня у реки невестой нарядилась,
В округлых формах статна, аппетитна и бела.

Хозяйки у печей с горшками колдовали,
И ароматы пряные стелились по дворам.
Соседи и родня друг друга в гости звали,
Готовясь к празднику, застолью, всяческим  дарам.

Мороз узорами окошки раскрасил,
Но стайки девок на колядки по дворам пошли.
И всё, что кто-то пек, коптил, солил и квасил,
В подарок получив, к столам на радостях несли.

Весёлый смех и визг, частушек перебранка,
Собачий лай, гармошки разудалой перебор.
В сугробе кем-то позабытая ушанка,
С цигаркой дед в тулупе, подпирающий забор.

Вечерний перезвон в богатом местном храме,
Да колокольчик тройки за покрытой льдом рекой.
И тихий звук шагов, скользнувших тайно к даме,
Коварный скрип двери, прикрытой пухлою рукой.

Сочельник, не спеша деревней властно правил,
Следя за тем, чтоб в избах свечи вовремя зажглись.
И не было бы исключения из правил,
Когда желанья детские под Новый год сбылись.

Но в дальний дом, стоящий хмуро на задворках,
Весёлый праздник отчего-то позабыл зайти.
Его хозяин ждал, как будто на иголках,
В окошках свет зажег, чтоб тот не заплутал в пути.

Томясь от ожиданья предстоящей встречи,
Во тьму с тоской смотрел, к стеклу окошка прислонясь,
И улыбался шутке припасённой речи,
Стаканы поправлял, на стрелки ходиков косясь.

Никто не поздравлял угрюмого соседа,
Облезлый кот его и тот нашёл иной приют.
Лишь со сверчком за печкою текла беседа,
Что соплеменники его в упор не признают.

Истёрлась в памяти заброшенная дата,
Стеною отчуждения сердца отгородив.
Казалось, что давно исчерпана расплата.
Придёт прощенья день, и что-то будет впереди.

Хозяин, каждый раз в Сочельник наряжаясь,
Подарки заготовив, щедрый стол гостям накрыв,
С надеждой робко ждал, как будто урожая,
Что кто-нибудь к нему заглянет, прошлое забыв.

Лишь волки долго завывали на опушке,
Учуяв запах праздника в заснеженной ночи.
Они запомнили, что изгнанный в избушке
На утро вынесет окорока и калачи.

Разделит молча с ними трапезу людскую,
Озлобленно задумав и судьбу свою делить.
Надломит хлеб, от одиночества тоскуя,
В сердцах поклявшись, что теперь по-волчьи станет выть.

Судьбу свою кляня последними словами,
В холодный дом направится по стуже декабря
И вдруг оцепенеет с влажными глазами,
Уверовав навек в святую силу алтаря.

Короткий легкий след от валенок подшитых,
Между сугробов до крыльца протопал длинный крюк.
Соленый след оставил на щеках небритых
Подарок детский, от которого ожил бирюк.

29 October 2009

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Октябрь
Первые дни сентября
Стебелек

 Комментарии

Леонид Ярмолинский201.38
29 October 2009 15:09
Идея,- хороа, эдакое "Возвращение Егория Волчьего Пастыря", но слинком ного "но".
1.Вступление, на мой взгляд, затянуто, топит суть. Думаю смело можно начать со строки:"Сочельник, не спеша деревней властно правил,"
2.Ритм слишком небрежен. Это даже не "разговорность" ритма басен, а просто пренебрежение.
3.Несогласованность времен "Они запомнили, что изгнанный в избушке На утро вынесет окорока и калачи.",- будущее;
"Соленый след оставил на щеках небритых.",- прошлое.
Получается то с одной стороны волки знают, что Бирюк уверует "в святую силу алтаря" (непонятно, почему это поможет ему получить прощение односельчан), но с другой,- все это уже было (повторяется из года в год? Тогда почему "Уверовав навек"?)
+5 за замысел и -2 за исполнение. В целом +3