РЕШЕТО - независимый литературный портал

       Итак, повторю, что я родился в семье русских диссидентов, уехавших из Союза перед началом перестройки. Родители смогли неплохо устроиться в богатой стране западной Европы, и я, когда повзрослел, тоже нашел высокооплачиваемую работу. Но после смерти родителей и долгих раздумий я решил вернуться на Родину. Таким образом, похоронив все их надежды порвать с «немытой Россией».

       Я принял это решение не из-за своей неустроенности в Европе, а наоборот, вопреки ей. Сегодня исполнился год с момента моего возвращения в Россию на ПМЖ, и я посчитал возможным написать этот рассказ. Повторюсь, что за предыдущие годы я успел объездить страну от Смоленска до Урала и от Питера до Белгорода, и, как я думал, знал жизнь русских людей.

       Когда я твёрдо решил уехать жит в Россию, то задумался – а куда конкретно? У меня не было родственников, а значит, и каких-то предпочтений по выбору места жительства. Я сразу отверг Москву и Питер, во-первых потому, что не хотел тратить часы, а в сумме – годы жизни на автомобильные пробки, и во-вторых, потому что всегда уставал от больших городов после недельного пребывания в оных. Вместе с тем мне не хотелось забираться далеко от западных границ. Я был не готов уехать в деревню, и в тоже время мне не хотелось поселиться в многоэтажке, потому что я с детства привык жить в загородном доме со всеми удобствами.

       Я подхожу к первому очень интересному факту. В последние несколько лет я уверовал в Бога, посещал воскресные службы в небольшом храме Русской Зарубежной Церкви, а так же побывал в Троице-Сергиевой Лавре, Печорском монастыре и Серафимо-Дивеевской обители.

       Для жительства я выбрал Арзамас – городок на юге Нижегородской области. Его население составляет около 120 тысяч человек, то есть мне не угрожали пробки, но здесь много промышленных предприятий, а значит, есть работа. Последнее стало чуть ли не решающим фактором, потому что в Европе я насмотрелся на однокурсников, моющих тарелки в кафе, а половина выпускников и вовсе не может найти никакой работы, о чем я тоже упоминал. Только приехав сюда, я узнал, что многие выбирают местом жизни Арзамас из-за пророчеств батюшки Серафима и из-за близости Дивеева. Для меня это не было важным фактором, но, тем не менее, оказалось, что батюшка Серафим меня сюда и привел, и никто другой. Я выбрал Арзамас, потому что знал его, а знал, потому что в Дивеево ездил. Теперь я понимаю, что с тем же успехом мог бы переехать в Димитровград Ульяновской области или в Саранск, например. И последние для меня даже предпочтительнее Арзамаса.

       Я купил новый дом в десяти километрах от города и первым делом принялся обставлять его мебелью и изучать окрестности. Уже через пару месяцев я понял, что абсолютно не знаю России, и что ездить сюда по два раза в год туристом и жить здесь – абсолютно разные вещи. Я почти сразу стал искать работу, и именно такую, какую имеет большинство местных жителей. Я сразу откидывал предложения вахты и удаленной работы в сети, передо мной стояла задача – как можно быстрее стать русским, таким же, как все. Еще живы были обидные клички «Сашка немец» и «Гитлер», которыми меня наградили в юности в Рязанской деревеньке.

       Первое, что потрясло меня на новом месте, и что укрепило в верности переезда – это мои путешествия. Сразу по приезду я купил синий Рено-Логан, на котором катался все лето по Нижегородской области и соседним регионам. Сколько всего я, оказывается, раньше не видел. И как дешево сегодня мне это стоило. Если раньше я бывал в России два раза в год, и тратил на эти пяти- или десятидневные поездки столько, что приходилось копить все оставшееся время, то сейчас, потратив две тысячи на бензин, я мог увидеть озеро Светлояр, Пушкинскую усадьбу в Болдино, Саранск, Муром, Нижний Новгород. У меня захватывало дух от летней красоты России, и я готов был целовать траву в полях и березы перелесков.

       А осенью я собирал грибы. «Подумаешь! - скажет кто-то из вас, - эка невидаль, грибы». А я готов был просиживать с ними до трех часов ночи, перебирая, отмывая, заготавливая. С детства люблю грибы, а в Европе их не пособираешь. Я рвал пригоршнями полевую клубнику, и голова кружилась от аромата, а передо мной открывались вид на поселок у подножия холмов и закат в полнеба.

       Довольно быстро я нашел работу – пять лет работы после института в конструкторском бюро Боинга не прошли даром. Впрочем, тут я столкнулся с первыми трудностями. В отличие от Европы, в России не всегда соблюдается трудовой кодекс. То есть работодатель может запросто сказать тебе: «Или ты выходишь работать в субботу просто так, или пиши по собственному». Несколько раз я психовал, а в конце лета написал заявление, впрочем, директор его порвал и дал мне небольшой неоплачиваемый отпуск. Я съездил на машине в Крым и там успокоился, после чего вернулся работать дальше.

       От родителей мне осталось хорошее наследство, но после первых месяцев жизни здесь я поставил себе задачу – жить только на зарплату, чтобы потихонечку не проесть то, что они зарабатывали для меня. Честно скажу – у меня и сейчас есть некая доля вины перед ними, потому что я знаю, что они не одобрили бы мое решение уехать в Россию, они не любили ее. Но что я мог сделать, если я ее любил и люблю?..

       Из-за такого решения – жить только на свои деньги – осенью я пошел работать в такси, где продержался около трех месяцев. Закончив основную работу в пять часов вечера и поужинав, я возвращался в город, чтобы до полуночи на личном авто возить людей. Эта работа приятно удивила меня тем, что почти каждый таксопарк брал меня на свободный график и предоставлял заказы всего за десять процентов выручки, а кроме того оформил бесплатно все разрешительные документы. Мои друзья в Европе просто не поверили бы, что в России так легко найти хорошую работу, а при желании – и подработку в вечернее время. Работа таксистом помогла мне изучить город, лучше узнать местных жителей, моих новых соотечественников, но и привела к двум неприятным историям, после которых я из такси ушел. Кроме того, уделяя на сон по четыре часа в сутки, я сильно уставал.

       Удивила меня и зима. То есть я и раньше знал, прилетая в Москву, а из нее уезжая в разные города России, что зимой здесь холодно. Но как-то не задумывался об этом всерьез. И в декабре радовался снегу как ребенок! Мороз и солнце, и белые сугробы! Как прекрасно это после слякоти и дождей зимних месяцев в Европе. К концу января зима утомила меня, и в феврале я считал дни до марта, и как же был разочарован, узнав, что и март в России – зимний месяц. Впрочем, сегодня я уже пережил первую в моей жизни русскую зиму, а вторая будет легче, потому что я буду знать, к чему готовиться.

       Приняв решение о переезде, я заранее смирился с тем, что столкнусь с трудностями в области потребления, что ассортимент всего, начиная от колбасы и заканчивая обоями, здесь будет хуже, чем в Европе. Как я ошибался и как мог не видеть очевидного! Ведь сколько раз приезжал в Россию, сколько раз в магазины ходил! Насколько иногда пропаганда, а она очень сильна как в Европе, так и здесь, затуманивает наше восприятие, и мы больше верим тому, о чем читаем в интернете или видим в новостях, чем своим собственным глазам. Так вот – ни ассортимент, ни уровень сервиса в магазинах Арзамаса оказался не хуже, чем в европейских супермаркетах. Ушли в прошлое позднесоветские очереди и пустые прилавки. А моллы Нижнего Новгорода даже превосходят наши.

       Как не вяжутся сами слова «Арзамас» и «русская провинция» с возможностью купить практически все, что может понадобиться человеку и даже больше. С траволаторами и 5Д кинотеатром. В общем, я зря переживал по этому поводу и думал, что иду на жертвы. То, что в это с трудом верится – заслуга лишь антироссийской пропаганды.

       Я могу продолжать еще долго, но остановлюсь на этом. Потому что весь свой длинный рассказ начал писать с одной только целью – сказать тем, кто не знает, а таких подавляющее большинство – что я, молодой человек, живший в самой богатой стране Европы, приехал в Россию, провел тут год, и я не жалею об этом. Только со слов родителей и из книг я знаю, что еще двадцать лет назад, россияне и подумать не могли, что они смогут жить как на Западе. И сейчас так думают почти все. Но это неправда! Я был здесь в девяностых еще ребенком, и видел нищету и разбитые дороги. Все это есть и сейчас, но есть оно и у нас в Европе, уж мне ли не знать. И вымирающие городки тоже есть и остановленные заводы.

       Но по уровню жизни крупные города России уже опережают нас, особенно по уровню жизни молодежи, по уровню социальной защищенности и обеспеченности работой мы и рядом не стоим. А главное, что Россия сегодня жива. Это говорю вам я – человек, родившийся и живший в Европе, а теперь живущий здесь. Я приехал в Россию всего год назад, и я уже имею хорошую работу инженера, а если бы я ехал в обратном направлении, то в лучшем случае мел бы сейчас улицы, вне зависимости от образования.

       А еще в России больше красивых девушек, и мне здесь проще будет создать семью. Я не знаю, может быть родители и были правы, что уехали из России чуть меньше тридцати лет назад. Но сейчас я убеждён – я прав, что вернулся. Россия сегодня – это страна возможностей. Да, здесь не так пунктуально соблюдают закон, тут холоднее зимой и не так красивы фасады зданий, но Россия жива и полна сил. И я не жалею, что приехал.

21 April 2013

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Июнь
Новый день
О домашней тирании

 Комментарии

Комментариев нет