РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Личное дело Александра Невского ч.9

4890 просмотров

С кем же воевал Александр Невский?

ч. 9

С кем же воевал Александр Невский?

Все русские летописи на прямо поставленный вопрос "А с кем же воевал Александр Невский в 1241-1242 годах?" дают нам ответ – с "немцами" или в более современном варианте "немецкими рыцарями".

Еще более поздние историки, из числа те же летописцев, уже сообщают, что вел войну наш Александр Невский с ливонскими рыцарями из Ливонского ордена!

Но, вот что характерно для российской историографии, ее историки во все времена пытаются, представит своих противников, как бы обезличенной массой -"толпой" без имени, звания и прочих идентифицирующих их данных.

Так и пишу "НЕМЦЫ" мол, пришли, разграбили, убили, захватили! Хотя немцы зачастую тут как нация совсем не причем.

И раз так, то давайте не верить никому на слово, а попробуем самим разобраться в этом довольно не простом вопросе.

Та же история присутствует и в описании "подвигов" юного Александра Невского! Мол, воевал с немцами за Святую Русь, а советские историки еще и добавили эпитет "с немецкими "псами-рыцарями"!

Поэтому, я и предлагаю читателю, все же вникнуть вопрос о противниках Александра Невского.
 



Кто они? Как были организованы? Кто ими командовал? Как были вооружены и какие ми методами вели сражения?

А исчерпывающий ответ на этот вопрос, поможет нам лучше понять, почему войска Новгорода Великого ничего не могли противопоставить "немцам" захватившим Изборск, Псков и ряд других небольших городков.

А затем, эти же новгородские войска трижды проиграв сражения 1241 г., вдруг в 1242 г. одержали на Чудском озере полную победу?

И в поисках ответа на поставленные вопросы при обращении, к историческим анналам мы находим, что:

во-первых, Александр Невский и всего его предшественники, на должностях наемного новгородского князя, воевали с не с "немцами", а конкретно с рыцарями "ОРДЕНА МЕЧЕНОСЦЕВ"!
 



Справка: Братство воинов Христа (лат. Fratres militiæ Christi de Livonia), более известное под названием орден меченосцев или орден братьев меча – немецкий католический духовно-рыцарский орден, основанный в 1202 году в Риге Теодорихом Торейдским (Дитрих), замещавшим в то время епископа Альберта фон Буксгевдена (Albert von Buxhöwden 1165-1229) (Теодорих являлся братом епископа) для миссионерской деятельности в Ливонии.

Существование ордена, было подтверждено папской буллой в 1210 году, но ещё в 1204 г. образование "Братства воинов Христа" было одобрено Папой Иннокентием III.

Нарицательное название Ордена произошло от изображения на их плащах красного меча с мальтийским крестом.

В отличие от крупных духовно-рыцарских орденов, меченосцы сохраняли номинальную зависимость от епископа.

Орден руководствовался уставом ордена тамплиеров.

Члены ордена подразделялись на рыцарей, священников и служащих.

Рыцари чаще всего происходили из семей мелких феодалов (чаще всего из Саксонии).

Форменной одеждой им служил белый плащ с красными крестом и мечом.

Служащие (оруженосцы, ремесленники, слуги, посыльные) набирались из свободных людей и горожан.

Главой ордена был магистр, важнейшие дела ордена решал капитул.

Первым магистром ордена был Винно фон Рорбах (1202-1209), вторым и последним – Фольквин фон Винтерштайн (1209-1236).

На захваченных территориях меченосцы строили замки. Замок был центром административной единицы – кастелатуры.
 



И если посмотреть на карту территории Ливонии в интересующий нас исторический период (1241 -1242 года) принадлежавшей Ордену Меченосцев, то их владения охватывает как раз нынешние границы Эстонии и большую часть Латвии.

Причем, на карте четко видно три автономных для Ордена Меченосцев территории -епископство Курляндское, епископство Дерптское и епископство Эзельское.

Так в истории мессионерской деятельности ордена прошло 34 года и вот чтобы завоевать Литву 9 февраля 1236 года Папа Григорий IX объявил Крестовый поход против Литвы в который отправил рыцарей Ордена меченосцев.

22 сентября того же года состоялась битва при Сауле (ныне Шяуляй), окончившаяся полным поражением меченосцев. В ней был убит магистр ордена Волгуин фон Намбург (Фольквин фон Винтерштаттен).

В связи с понесенным Орденом меченосцев большими потерями среди рыцарей и гибелью Магистра ордена, 12 мая 1237 года в Витербо Григорий IX и гроссмейстер Тевтонского ордена Герман фон Зальца совершили обряд присоединения остатков ордена меченосцев к Тевтонскому ордену.

Тевтонский орден прислал туда своих рыцарей и в связи с чем, ответвление Тевтонского ордена на землях бывшего ордена меченосцев стало называться "Ливонским ландмейстерством тевтонского ордена"
 



Хотя ливонское ландмейстерство (в источниках используется термин "Тевтонский орден в Ливонии" пользовалось некоторой автономией, оно было лишь частью единого Тевтонского ордена!

В российской же историографии, утвердилось неверное наименование "Ливонского ландмайстерства тевтонского ордена" как самостоятельного рыцарского ордена – "Ливонский орден" (Вот характерный образец http://ru.wikipedia.org/wiki/%CB%E8%E2%EE%ED%F1%EA%E8%E9_%EE%F0%E4%E5%ED)

Что касается Ордена меченосцев, то Римский Папа и германский кайзер были патронами и, по крайней мере, в теории, его верховными руководителями.

Формально гроссмейстер Тевтонского ордена осуществлял только контрольные функции.

Сначала это не имело большого значения, так как до 1309 года место его постоянного местопребывания находилось в Венеции, и даже после переезда в Мариенбург он не сильно стеснял его автономию, так как редко посещал Ливонию лично или посылал туда представителей для контроля.

Тем не менее, власть гроссмейстера была огромна, его совет долгое время считался равным приказу и его инструкциям подчинялись беспрекословно.

А вот ландмайстерами Тевтонского ордена в Ливонии с период с 1241 по 1242 года были два человека:

Дитрих фон Грюнинген 1238-1241 и с 1242-1246 (вторично) и Андреас фон Фельбен 1241-1242

Ну, и раз у нас, появляются новые, действующее лица, то позвольте вам, их представить, наверно это впервые делается в российской литературе пр описаний событий связанных с Александром Невским и его битвой на Чудском озере!

Дитрих фон Грюнинген, также известен как Дитрих Гронинген (1210, Тюрингия – 3 сентября 1259) – ландмейстер Тевтонского ордена в Германии (1254-1256 годы) [1], в Пруссии (1246-1259 годы) [2] и Ливонии (1238-1242 и 1244-1246 годы) [3]. Основал несколько замков в нынешней Латвии, распространял католичество на языческие племена Прибалтики.

Биография

Его предки были ландграфами Тюрингии. Поступив в Орден меченосцев, уже в 1237 году был замечен великим магистром Тевтонского ордена Германом фон Зальцей и претендовал на должность ландмейстера в Ливонии. Однако не смог занять столь важный пост сразу из-за своего возраста (27 лет) и непродолжительной службы в ордене (с 1234 года).

В 1238 году заменил на этом посту Германа фон Балка (в качестве "исполняющего обязанности"), он находился у власти в Ливонии на протяжении более десяти лет (в некоторых источниках даже до 1251 года).

В 1240 году начал активные боевые действия на территории куршей. Об этом свидетельствует "Ливонская хроника" Германа Вартберга:

В лето Господне 1240 г. замещающий должность магистра брат Дитрих Гронинген покорил снова Курляндию, выстроил в ней два замка Голдинген (Кулдига) и Амботен (Эмбуте) [1245], и побудил куронов к принятию святого крещения добротою и силою, за что он и получил от легата папы преосвященного Вильгельма и затем от святейшего папы Иннокентия утверждение на право владения двумя третями Курляндии [7 и 9 февраля 1245], так что прежний договор, заключенный о Курляндии с братьями рыцарства, или какой либо другой, не имел уже силы по сравнению с этим.

Он заключил также условие с преосвященным епископом эзельским о землях Сворве и Коце, далее о том, что деревня Легальс должна наполовину принадлежать братьям [1242].
 



Кроме этого им был основан латышский замок Дундага. В честь этого события при входе в замок стоит скульптура Дитриха фон Грюнингена во весь рост.

Его нахождение в пределах Ливонии было непостоянным.

В 1240 году он начинает боевые действия против Новгородской республики, однако сам отправился в Венецию на выборы великого магистра Тевтонского ордена вместо Германа фон Зальцы.

7 апреля 1240 года находился в Маргентхайме в окружении выбранного на пост великого магистра Конрада Тюрингского.

Несмотря на то, что являлся ливонским ландмайстером во время Ледового побоища, участия в нём не принимал, так как находился с орденскими войсками, действовавшими против куршей и литовцев на территории Курляндии.

Очень важный факт! Оказывается Александр Невский и его войска бились только с часть тевтонских рыцарей Ливонского ландмейстерства.

И основные силы во главе с Ладмейстером, воевали совсем на другом участке.


Войсками ордена в "Ледовом побоище" командовал Андреас фон Фельбен, вице-ландмейстер ордена в Ливонии.

Андреас фон Фельбен (Фельфен) (род. в Штирии, Австрия) – Вице-Ландмейстер Ливонского отдела Тевтонского ордена, известен тем, что командовал рыцарями, во время знаменитого "Ледового побоища".

О нем известно так же то, что находясь в должности ландмейстера ордена в Пруссии в 1246 году вместе с военным отрядом немецкого города Любек совершил поход в Самбийские земли.

А в 1255 году, во время похода чешского короля Оттокара II Пржемысла в Пруссию, присоединился к основному войску недалеко от устья Вислы.

За время его командования братьями ордена в Пруссии, в его подчинении находилось больше всего вице-ландмейстеров (заместителей) из-за того, что практически в одно и то же время Дитрих фон Грюнинген являлся ландмейстером всех трёх "больших" частей ордена.

Но сам он лично не сражался на Чудском озере, поручив командование комтурам, предпочёл находиться на безопасном расстоянии, поэтому и не попал в плен.

Еще один важный факт! Оказывается у тевтонских рыцарей перед вступлением в бой с соединенной новгородской и владимо-суздальской армией, не было единого командира!!!

В житии Александра Невского он фигурирует под именем "Андреяш".

Но, как бы там ни было, а именно тевтонские рыцари входившее в "Ливонское ландмайстерство тевтонского ордена" под руководством двух вышеупомянутых ЛАДМЕЙСТЕРОВ в конце августа 1240 собрав часть своих сил и заручившись поддержкой папской курии, вторглись в псковские земли, и захватили вначале г. Изборск.

Попытка псковско-новгородского ополчения отбить крепость окончилась провалом.
 



Затем рыцари осадили сам город Псков и вскоре взяли его, воспользовавшись восстанием среди осаждённых.

В город были посажены два немецких фогта.

(В Западной Европе – вассал епископа, светское должностное лицо в церковной вотчине, наделённое судебными, административными и фискальными функциями (управитель церковных земель).

Далее рыцари вторглись в пределы Новгородского княжества и построили крепость в Копорье.



В это же время в начале 1241 г. в Новгород вернулся и Александр Невский со своей дружиной, повторно приглашенный на ВЕЧЕ на должность новгородского князя, после чего, командуя новгородскими войсками, освободил Копорье.

После этого он вернулся в Новгород, где провёл зиму, дожидаясь прибытия подкрепления из Владимира.

В марте объединённое войско (новгородское ополчение и несколько полков владимиро-суздальского княжества под командованием князя Андрея Ярославовича, освободило город Псков.

Решающее же сражение с тевтонскими рыцарями состоялось 5 апреля 1242 на Чудском озере.

Оно закончилось поражением рыцарей. Орден вынужден был заключить мир, по которому крестоносцы отказались от захваченных русских земель.

Но это обще описание хода военных действий всем давно известно и понятно.

В то же время до сих пор, и особенно в российской историографии не уделялось никакого внимания изучению тактических особенностей ведений войны как А. Невским так и с тевтонскими рыцарями в период с 1241 по 1242 года.

Исключением тут является только небольшая работа Кирпичникова А.Н

"Ледовое побоище. Тактические особенности, построение и численность войск" опубликованная в журнале Цейгхауз N6 1997.

И вот, что вполне справедливо и верно, пишет этот автор по интересующим нас вопросам.

"В летописном описании Ледового побоища отмечена главная особенность ливонского войска.
 



(ЭТО ТИПИЧНАЯ НО НЕВЕРНАЯ СХЕМА ПОСТРОЕНИЯ воск тевтонских рыцарей!)

В бой оно вступало построенное в виде "свиньи".

Историки сочли "свинью" родом клиновидного построения войска – острой колонной.

Русский термин в этом отношении был точным переводом немецкого Schweinkopfn латинского caput porci.

В свою очередь, упомянутый термин родственно связан с понятием клин, острие, cuneus, acies.

Последние два термина употреблялись в источниках начиная с римского времени.11 Но их не всегда можно толковать фигурально.

Так нередко назывались отдельные воинские отряды независимо от способа их построения.

При всем том, само название подобных отрядов намекает на их своеобразную конфигурацию.

Действительно, клинообразный строй – не плод теоретической фантазии древних писателей.

Такое построение реально использовалось в боевой практике XIII-XV вв. в Средней Европе, а вышло из употребления только в конце XVI столетия.
 



На основании сохранившихся письменных источников, еще не обративших на себя внимание отечественных историков, построение клином (в летописном тексте – "свиньей") поддается реконструкции в виде глубокой колонны с треугольным увенчанием.

Подтверждает подобное построение уникальный документ – воинское наставление – "Приготовление к походу", написанное в 1477 г. для одного из бранденбургских военачальников.

В нем перечислены три подразделения-хоругви (Banner).

Их названия типовые – "Гончая", "Святого Георгия" и "Великая". Хоругви насчитывали соответственно 400, 500 и 700 конных воинов.

Во главе каждого отряда концентрировались знаменосец и отборные рыцари, располагавшиеся в 5 шеренг.

В первой шеренге в зависимости от численности хоругви выстраивалось от 3 до 7-9 конных рыцарей, в последней – от 11 до 17.

Общее число воинов клина составляло от 35 до 65 человек.

Шеренги выстраивались с таким расчетом, чтобы каждая последующая на своих флангах увеличивалась на два рыцаря.

Таким образом, крайние воины по отношению друг к другу помещались как бы уступом и охраняли едущего впереди с одного из боков. В этом и заключалась тактическая особенность клина – он был приспособлен для собранного лобового удара и одновременно был трудно уязвим с флангов.

Вторая, колоннообразная часть хоругви, согласно "Приготовлению к походу", состояла из четырехугольного построения, включавшего кнехтов.

(ср.: нем. Knecht "слуга, работник; холоп". -автор)

Число кнехтов в каждом из трех названных выше отрядов равнялось соответственно 365, 442 и 629 (или 645).

Они располагались в глубину от 33 до 43 шеренг, в каждой из которых находилось от 11 до 17 конных.

Среди кнехтов находились слуги, входившие в состав боевой свиты рыцаря: обычно лучник или арбалетчик и оруженосец.

Все вместе они образовывали низшую войсковую единицу – "копье" – численностью 35 человек, редко более.

Во время боя эти воины, экипированные не хуже рыцаря, приходили на помощь своему господину, меняли ему коня.

К достоинствам колонно-клиновидной хоругви относится ее сплоченность, фланговая прикрытость клина, таранная сила первого удара, четкая управляемость.

Строй такой хоругви был удобен и для передвижения, и для завязки боя.

Плотно сомкнутым шеренгам головной части отряда при соприкосновении с противником не надо было разворачиваться для защиты своих флангов.

Клин надвигающегося воинства производил устрашающее впечатление, мог вызвать смятение в рядах противника при первом натиске. Клин-отряд был предназначен для разрыва строя противостоящей стороны и скорой победы.

Описанному строю были присущи и недостатки.

В ходе боя, если он затягивался, лучшие силы – рыцари – могли быть первыми выведены из строя.

Что же касается кнехтов, то они во время схватки рыцарей находились в выжидательно-пассивном состоянии и слабо влияли на результат боя.

Клиновидную колонну, судя по одному из сражений XV в. (1450 г. при Пилленрейте), замыкала шеренга рыцарей, т. к. кнехты, видимо, были не слишком надежны.

О слабых и сильных сторонах заостренной колонны, впрочем, судить трудно по недостатку материала. В разных регионах Европы она, очевидно, отличалась своими особенностями и вооружением.

Затронем вопрос и о численности клиновидных колонн.
 



(импичная но ошибочная рссийская диаграмма)

По данным "Приготовления к походу" 1477 г. такая колонна составляла от 400 до 700 всадников.

Но численность тактических единиц того времени, как известно, не была постоянной, и в боевой практике даже 1-й пол. XV в. отличалась большим разнообразием.

Например, по сведениям Я.Длугоша в семи тевтонских хоругвях, бившихся при Грюнвальде в 1410 г., было 570 копий, т. е. в каждой хоругви имелось 82 копья, что, с учетом рыцаря и его свиты, соответствовало 246 комбатантам.

По другим данным в пяти хоругвях Ордена в 1410 г. при выплате жалованья насчитывалось от 157 до 359 копий и от 4 до 30 стрелков.

Позднее, в одном столкновении 1433 г. баварский отряд – "свинья" состоял из 200 воинов: в его головной части в трех шеренгах стояло по 3, 5 и 7 рыцарей.

При Пилленрейте (1450 г.) колонна-клин насчитывала 400 конных рыцарей и кнехтов.

Все приведенные данные свидетельствуют, что рыцарский отряд XV в. мог достигать одной тысячи всадников, но чаще включал несколько сот комбатантов.

В военных же эпизодах XIV в. число рыцарей отряда, по сравнению с более поздним временем, было еще меньшим – от 20 до 80 (без учета кнехтов).

Например, в 1331 г. в пяти прусских хоругвях насчитывалось 350 конных воинов, т. е. – по 70 в каждой хоругви (или примерно по 20 копий).

У нас имеется также возможность более конкретно определить численность и ливонского боевого отряда XIII в.

В 1268 г. в битве у Раковора, как упоминает летопись, выступал немецкий "железный полк великая свинья".

Согласно "Рифмованной хронике", в битве участвовало 34 рыцаря и ополчение.

Это число рыцарей, если дополнить его командиром, составит 35 человек, что точно соответствует составу рыцарского клина одного из отрядов, отмеченного в упоминавшемся выше "Приготовлении к походу" 1477 г. (правда для "Гончей" хоругви, а не "Великой").

В том же "Приготовлении к походу" приводится число кнехтов такой хоругви – 365 человек.

С учетом того, что цифры головных частей отрядов по данным 1477 и 1268 гг. практически совпали, можно полагать без риска большой ошибки, что по своему общему количественному составу эти подразделения также приближались друг к другу.

В таком случае мы в определенной мере можем судить об обычной величине немецких клинообразных хоругвей, которые принимали участие в ливонско-русских войнах ХШ в.

Что же касается немецкого отряда в битве 1242 г., то он по своему составу вряд ли превосходил раковорскую "великую свинью".

Отсюда мы можем сделать и свои первые выводы:

Общее количество тевтонских рыцарей принимавших участие в Ледовом побоище было – от 34 до 50 человек и кнехтов 365-400 человек!

Был еще отдельный отряд из г. Дерпта но о его численности ничего не известно.

В рассматриваемый период Тевтонский орден, отвлеченный борьбой в Курляндии, не мог выставить крупное войско. А ведь были у рыцарей уже потери и под Изборском, Псковом и Клопорье!



Хотя другие российских ученные настаивают на том, что в немецкое войско состояло 1500 конных воинов (сюда же вошли и 20 рыцарей), 2-3000 кнехтов и ополченцев эстонцев и чуди.

А войско А.Невского те же российские историки, почему то оценивают только 4-5000 воинов и 800 – 1000 конных дружинников.

А почему не учитывается полки приведенные из владимиро-суздальского княжества князем Андреем?!

(конец ч.9)
 



 

 

01 April 2012

Немного об авторе:

СТАРЫЙ СОЛДАТ....... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет