Творчество и общение интересных людей

Красивые рифмы нередко служат костылями хромым мыслям.

(Генрих Гейне)

Сегодня
15 ноября 2019 г.

Дни рожденья

15 ноября IRIHA
15 ноября AkaBant
15 ноября FaRiT
15 ноября popovaira
15 ноября vaniyaqrozniy
15 ноября Atya
15 ноября LiveMan

Здесь и сейчас:

На сайте - никого? Значит, все в Общалке...

Все авторы > 

Все даты
В 1972 году, 47 лет назад:
Родился Вадим Юрьевич Панов, писатель, основатель жанра городского фэнтези, создатель «Тайного города» и «Анклавов»

Автограф

Вернуться

25.07.2007

Дмитрий Быков: Когда отнимают последнее, человек становится Богом


(Интервью цитируется по тексту Юрия Татаренко, опубликованному 20.07.2007 г. изданием «Томский вестник», № 134 / 2007)

 

Если чем и стоит заниматься, так это литературой. Даже секс приедается. Я пишу стихи, а все остальное — в свободное от поэзии время...Дмитрий Быков — журналист в «Собеседнике», «Огоньке» и «Труде» одновременно, телеведущий «Времечка», поэт, писатель, обладатель литературных премий «Национальный бестселлер» и «Большая книга» за биографию Пастернака.

Чем объяснить феномен вашей плодовитости? В тридцать семь лет — шесть романов, восемь поэтических сборников, три книги публицистики?..

— Если чем и стоит заниматься, так это литературой. Даже секс приедается. Я пишу стихи, а все остальное — в свободное от поэзии время.

— Полагаю, это вы о ведении колонок в четырех газетах. Существует ли такой литературный жанр, который бросил бы вызов вашему таланту?

— Безусловно. Я очень хочу написать что-то, хоть отдаленно напоминающее «Золото бунта» Алексея Иванова. Потрясающая книга.

— Неожиданное признание! Ведь из тройки финалистов — Быков, Иванов и Славникова — жюри «Большой книги» выбрало вас! А как вы сами относитесь к тому, что пишете?

— Жена считает «Эвакуатор» моей лучшей вещью, а я так думаю про «ЖД»! Это и лучшее, и главное произведение писателя Быкова. Моя супруга тоже пишет, она автор повести «Давно и неправда», вдвоем с ней мы сочинили целую кучу сказок для детей, причем своих. Они вышли отдельной книгой «В мире животиков». А есть и любопытные творческие переклички. Я написал для «ЖЗЛ» большую биографию Бориса Пастернака, а жена в той же серии закончила свою работу «Корней Чуковский», и тоже под 900 страниц. Забавно, что в жизни эти писатели жили по соседству в Переделкино, а их биографии почти в одно время написали супруги, живущие под одной крышей. В моих ближайших планах — книга об Окуджаве в «ЖЗЛ» и собственная версия дальнейших приключений Гарри Поттера под названием «Восьмая книга».

— «Герой недели», ваша еженедельная стихотворная рубрика в «Собеседнике», стала остроумной летописью наших дней. Эти яркие зарисовки были собраны под одной обложкой. Не привлекает ли вас осуществить подобное с многочисленными интервью, взятыми вами у известных людей по примеру популярного тележурналиста Андрея Максимова, выпустившего книгу?

— Именно возможное малейшее сходство с моим бывшим начальником не вызывает во мне никакого желания печатать уже опубликованные интервью!

— Вас очень часто можно увидеть в прямом эфире. Что писатель делает на телевидении?

— Писатель в нашей стране — фигура очень уязвимая. Ему трудно найти общий язык с сантехником, у него нерегулярный секс… Но если писателя узнают в лицо, сразу ощутимо жизнь становится проще. Если человек говорит, что устал от популярности, не верьте ему, он врет. Мы смотрим Петросяна, потому что на его фоне мы в шоколаде. Задача телевидения — давать нам эти ощущения. Когда же человек становится известным, у него появляется много врагов. Ненависть надо выплескивать. Это очень легко сделать, просто переключая телепрограмму. По-моему, это гуманный подход к человеку.

— А гуманна ли цензура? И какова предельная степень ее допустимости?

— Вводить цензуру опасно не потому, что она плоха. А потому, что рано или поздно ее надо будет отменять. Отмена цензуры в России — это конец всех ограничений. И все, социальный взрыв неизбежен. Все началось с публикации стихов Гумилева в «Огоньке» — и пошло-поехало: «Дети Арбата», «Архипелаг ГУЛаг»

— Писатель постоянно что-то преодолевает. То отсутствие вдохновения, то цензуру, то несговорчивость издателей… Как вы думаете, насколько необходим современному русскому писателю институт литературных агентов?

— Я считаю, что любая форма посредничества неизбежно ведет к серьезным перекосам. Кинопродюсер начинает диктовать режиссеру — как снимать, литагент указывает писателю, что писать. Менеджер в переводе с английского — ухитряла. Вся эта офисная пыль заслуживает только истребления. Пока у меня был агент, меня не печатал никто и нигде. Теперь я сам себе агент, и не жалуюсь. Как сказал Владимир Хотиненко, на жизнь хватает, на образ жизни — нет. В каком-то издательстве я беру потиражные, где-то предпочтителен гонорар. Был интересный случай мгновенной распродажи. За два месяца после презентации были проданы все тридцать тысяч экземпляров. Это произошло с книгой «Правда». Презентация состоялась в Ульяновске. Один мой знакомый сравнил ее с криками в мечети «Аллаха — нет!» Был скандал, но издатели это любят.

— Сегодня вы – успешный писатель. Но двадцать лет назад, когда вы только начинали, напечататься в центральных изданиях казалось нереальным делом — редакционные портфели были набиты рукописями желающих прославиться. Если не ошибаюсь, ваша первая публикация — журнал «Юность», 1989 год. Вы помните свои ощущения двадцатилетнего дебютанта?

— Конечно! Разочарование от публикации было глубоким и устойчивым. Придя из армии, я отдал в «Юность» 8 приличных стихотворений, из них напечатали два, причем наихудших. Видимо, отрицательная селекция — закон русской жизни.

— Сейчас не проблема издать книгу за свой счет, в крайнем случае — привлекая спонсорские деньги. Как вы к этому относитесь?

— Вы знаете, на десять поэтов должно быть 10 000 графоманов. Это нормальная пропорция. Я сам издавал свои первые три книги, потратив кругленькую сумму. Правда, причиной этому была моя принадлежность к иному поэтическому дискурсу. Сейчас изменился не я, стало другим время. А тогда господа Пригов и Кибиров диктовали всем свои правила игры, факт их существования исключал свободу не близкого им автора.

— Закончите нашу беседу и фразу: «Поэзия – это …»

— Самая удачная формулировка принадлежит Николаю Глазкову. «Стихи это сильные руки хромого». Лучше не скажешь. Мы ущербны. Нам всегда чего-то не хватает. Но когда у человека отнимают последнее, он становится Богом.

 

 

Автор: Юрий Татаренко («Томский вестник»)
Источник: Томский вестник



Комментарии


Имя*  E-mail  
Текст 1000
символов

Потрошители:


Авторизация

Колонка редактора

Новости литературы

Сетевые новости

События сайта

Собственное мнение

Золотая коллекция

Жемчужинки

Народ хочет знать!

Автограф

Решетотека

По всем вопросам пишите на info@resheto.ru
© При полном или частичном использовании материалов сайта гиперссылка на resheto.ru обязательна Ссылки по теме

  Яндекс цитирования  Rambler's Top100 Content.Mail.Ru
5555555